ГлавнаяМорской архивИсследованияБиблиотека












Логин: Пароль: Регистрация |


Голосование:
Вам нравится наш сайт?


Отличный сайт!
Хороший сайт
Встречал и получше
Совсем не понравился





» » «План восстановления Европы» и социализм
«План восстановления Европы» и социализм
  • Автор: Malkin |
  • Дата: 14-05-2014 16:05 |
  • Просмотров: 1089

Следующая глава

Вернуться к оглавлению

Инициаторы «плана Маршалла» неоднократно отрицали свое намерение вмешиваться во внутренние дела стран, которым будет оказана помощь, и даже выража­ли «огорчение» по поводу подобных обвинений. Но их официальные заявления и действия с самого начала по­казали, что они намерены вмешиваться в наиболее важ­ные внутренние дела. Так, военный министр Форрестол, бывший президент банкирского дома «Диллон, Рид энд К°» на Уолл-стрите, сказал:

«Европа — континент, где в основном занимаются ре­меслами, промышленным производством и торговлей. Производственные и деловые навыки там еще сохрани­лись и скоро станут весьма важным фактором, если мы сумеем вновь создать предпосылки для развития торгов­ли, т. е. установим твердый курс валюты, устраним та­моженные барьеры и ограничения свободной предприни­мательской инициативы» [5].

Под «свободной предпринимательской инициативой» Форрестол подразумевал деятельность монополистиче­ского капитала, которую фирма «Диллон, Рид энд К0» финансировала в Германии в период между двумя ми­ровыми войнами. «Вновь создать предпосылки», при ко­торых монополистический капитал сможет инвестировать свои излишки, означает, между прочим, создать прегра­ду развитию социализма, к которому стремятся почти все народы Европы. Как мы видели, первым крупным мероприятием, направленным против социализма, было изъятие Рура из-под совместного контроля четырех дер­жав и контроля немецкого народа. Для переговоров об «отсрочке» национализации промышленных предприятий Рура в Вашингтон были приглашены только англичане. Это было в августе 1947 г., в момент, когда. Англия до­бивалась получения чрезвычайного займа. Крупный бан­кир и помощник государственного секретаря Ловетт зая­вил на пресс-конференции в среду 13 августа 1947 г., что англо-американские переговоры о Руре начались на­кануне, а переговоры о возможности пересмотра англо­американского договора о займах начнутся в следующий понедельник. На вопрос о национализации шахт в Руре Ловетт ответил:

«Соединенные Штаты в первую очередь особенно интересованы во всем, что дает возможность увеличить добычу угля в Руре»

Спустя несколько дней в США было опубликовано сообщение о согласии англичан на «отсрочку» национа­лизации. После этого работа конференции продолжалась в Лондоне, где французам сообщили о принятом реше­нии, а также «убедили» их дать согласие на увеличение установленного объема продукции германской промыш­ленности (и инвестиций). Таким образом, Рур был со­хранен для картелей.

Но для инвестиций Уолл-стрита недостаточна одной Западной Германии. Английская лейбористская партия во время предвыборной кампании обещала провести на­ционализацию сталелитейной промышленности в. Англии. Весной 1948 г. усилились требования выполнить это обе­щание, и американские монополисты опасались, что при­дется их удовлетворить. Глава Администрации экономи­ческого сотрудничества Гофман поторопился выразить свое несогласие с такой реформой. В его заявлении это было сказано не совсем прямо, но смысл был тем не ме­нее ясен:

«Я считаю, что смешение программы восстановления с попытками перейти от одной системы к другой может привести к плохим последствиям. Это, может быть, не во всех случаях верно, но в общем я полагаю, что чем меньше происходит изменений, тем лучше.

В наши задачи не входит поучать Европу, должна или не должна она проводить национализацию. Но я Ду­маю, что в случае, если бы какое-нибудь правительство вступило на путь, препятствующий восстановлению промышленности, мне пришлось бы обратить на это серьез­ное внимание.

Мы собираемся через четыре года уйти отсюда, что является лучшим ответом на вопрос, намерены ли мы превратить европейские страны в доминионы или вас­сальные государства» [6].

Хотя Гофман утверждал, что США намерены «уйти через четыре года», двухсторонние договоры заключают­ся сроком на пять лет, поставки сырья рассчитаны на шесть лет, а контроль валютных фондов установлен без ограничения срока!

Особенно ясно Гофман высказал свои взгляды, высту­пая в бюджетной комиссии сената США. На вопрос од­ного сенатора, следует ли поддерживать национализацию в Великобритании, Гофман ответил:

«Я считаю, что наша задача — способствовать восста­новлению. Если бы нам предложили план, требующий предоставления долларов для модернизации сталелитей­ной промышленности, а английское правительство про­возгласило бы план ее национализации, мы должны были бы взвесить, к каким результатам приведет этот шаг» [7]. Гофман добавил, что, по его мнению, переход этой от­расли промышленности из частной собственности в госу­дарственную был бы опасным финансовым риском, чем легко убедил руководство лейбористской партии отка­заться от «социалистических» идей. Четыре дня спустя английский военный министр и председатель лейборист­ской партии Шинуэлл заявил, что план национализации сталелитейной промышленности находится «еще в обла­ках» [8].

Как высоко «в облаках» и как далеко от социализма находится этот план, стало ясным, когда в конце октября 1947 г. был опубликован законопроект о «национализа­ции». Этот законопроект предусматривает обмен сущест­вующих акций сталелитейных предприятий по их октябрьскому курсу на гарантированные государством акции новой гигантской сталелитейной корпорации! Та­ким образом, нынешним владельцам сталелитейных заво­дов с 1950 г. (с этого времени закон вступает в силу) будет обеспечен доход на уровне периода высокой конъ­юнктуры.

«Файнэншл тайме» писала:

«Национализированные сталелитейные предприятия сохраняют свои названия, свою самостоятельность, юри­дические права и своих директоров. Они будут попрежнему публиковать свои индивидуальные балансы» [9].

Этот тип «социализма» господин Гофман наверное не сочтет финансовым риском.

Герберт Моррисон, выступая на последнем съезде лейбористской партии и требуя прекращения дальнейшей национализации, заявил:

«Мы не мчимся стремглав к социализму во имя само­го социализма. Мы стремимся к тому, чтобы отрасли, которые мы уже национализировали, работали произво­дительно» г.

Что же можно сказать о честности такого представи­теля английской лейбористской партии, как Макнейл; который на заседании Экономического и Социального совета организации Объединенных наций в Женеве 28 июля 1948 г., отвечая советскому делегату Арутюняну, сказал:

«Соединенные Штаты никогда и ни в какой форме не намекали, что мы можем получить помощь при условии отказа от национализации или ее замедления»

«Ветеран» французских социалистов Маржолен, гене­ральный секретарь Комитета европейского экономическо­го сотрудничества, на обеде в Американском клубе в Париже заявил:

«Все шестнадцать государств, участвующих в плане экономического восстановления Европы, считают, что для того, чтобы Европа вышла из создавшегося хаоса, на­стоятельно необходимо существование частного предпри­нимательства и частной инициативы» [10].

Маржолен и другие экономисты в Париже верят якобы, что «план восстановления Европы» принесет но­вый вил «социализма», который не будет определяться застывшими доктринами социалистических партий. Этот новый «социализм» будет основан на «договорах» между правительствами, призывающими к планированию и кон­тролю, тогда как свободная предпринимательская ини­циатива останется неприкосновенной... Вашингтонские со­здатели «плана экономического восстановления» и тут, мол, в ногу с эпохой. Другими словами, в Париже «по­лагают», что «план экономического восстановление» расширит влияние социализма в самих Соединенных Штатах [11]. Это не такая уж не имеющая значения бессмыслица, как кажется. Ее цель — убедить народы Европы, что «план Маршалла» можно примирить с социализмом.

Продолжая проводить во внешней политике линию консервативной партии, лейбористы пытаются скрыть это от английских рабочих. Они не могут последовать сове­ту Антони Идена, сказавшего, что «английские социали­сты должны порвать свои связи с марксизмом, так как член лейбористской партии не может быть одновременно последователем Карла Маркса и барьером против ком­мунизма» [12].

Следующая глава

Вернуться к оглавлению

[5]  U. S. Senate Hearings on the European Recovery Program, p. 480.

[6] Цитируется по Post Meridium, USIS, DWB, Ю5. A1 ay 3, 1948,

[7]  New York Hof-ald Tribune, May 14, 1948.

[8]  Associated Press Dispatch^ May 18, 1948.

[9]  The Financial Times, October 30, 1948.

New York Herald Tribune, May 14, 1948.

[11] New York HeralH Tribune, May 11, 1948.

[12] The New York Times, October 9, 1948.

Читайте также: