ГлавнаяМорской архивИсследованияБиблиотека












Логин: Пароль: Регистрация |


Голосование:
Вам нравится наш сайт?


Отличный сайт!
Хороший сайт
Встречал и получше
Совсем не понравился





» » Нападение — лучший метод защиты
Нападение — лучший метод защиты
  • Автор: Malkin |
  • Дата: 14-05-2014 15:38 |
  • Просмотров: 1255

Следующая глава

Вернуться к оглавлению

Еще до распределения первых сумм по «плану Мар­шалла» экономисты подсчитали, что «помощь» Европе не сможет поддержать американские прибыли на уров­не 1947 г. Считали, что «план Маршалла» окажет общее стимулирующее действие, но для тяжелой промышлен­ности лучшим стимулом может быть только война или подготовка к ней. Турмэн Арнольд, бывший заместитель государственного прокурора, говоря о «новом американ­ском империализме восстановления», пришел к выводу, что попытка «поставить Европу на моги» будет, «за иск­лючением войны, самой лучшей поддержкой высокой конъюнктуры» [1].

Торговые журналы начали вести «ученые» рассужде­ния о военной стратегии и подготовлять почву для полу­чения новых ассигнований. Крупный журнал «Фэктори менеджмент энд мейнтенэнс» в специальной статье пи­сал:

«План Маршалла появился в момент, когда начал ослабевать спрос, вызванный инфляцией. Этот план мо­жет удержать высокий уровень производства, но не смо­жет сохранить общую высокую инфляционную конъюнк­туру. План Маршалла непосредственно поможет экспорту тем, что торговля не уменьшится на 4—5 млрд. долл., как это неизбежно случилось бы при отсутствии этого плана» [2].

Эти рассуждения о войне и экономике становились тем агрессивнее, чем больше стирались воспоминания о совместных действиях союзников во время войны, и, на­конец, закончились тем, что монополистический капитал объявил о неизбежности конфликта между капита­лизмом и коммунизмом. Добавлялось, что чем раньше этот конфликт произойдет, тем лучше. Ничем иным нельзя было оправдать огромные расходы на вооружение.

16 марта 1948 г. Трумэн обратился к конгрессу с просьбой ускорить завершение программы восстановле­ния Европы, ввести всеобщее военное обучение и воинскую повинность.

Речь Трумэна представляла собой извращенное изо­бражение международных событий и преследовала цель запугать конгресс, чтобы он, наконец, принял закон о «восстановлении Европы» и ассигновал огромные суммы на вооружение. Эти ассигнования должны были послу­жить гарантией того, что кризис не наступит до ноябрь­ских выборов и что известные круги наживут миллиар­ды долларов на повышении стоимости предприятий и на увеличении доходов от них. «Мэгэзин ов Уолл-стрит» писал:

«До речи президента о вооружениях была заметна тенденция к дефляции. Теперь можно думать, что эта тенденция исчезнет. Логическим следствием необходи­мости затратить еще многие миллионы явится проведе­ние государством инфляционной, а не дефляционной по литики. Правительство должно будет отказаться от стремлений ограничить банковский кредит и уменьшить государственную задолженность» г.

Газета «Нью-Йорк пост» писала в одной статье:

«Торопитесь! Получите еще сегодня миллиарды т государственной кассы! Скажите только, что эти деньги нужны для укрепления Америки против русской агрес­сии, намекните, что каждый возражающий против этого- является предателем нашей дорогой родины, а потом можете увозить доллары тачками. Все так делают... За президентом идут все те, кто рассчитывает урвать что[3] либо, предлагая свои проекты борьбы с Россией в на­дежде, что миллион, а то и миллиард долларов перепа­дет в их карман. Золотой дождь действительно начи­нается»[4]. Газета «Нью-Йорк тайме» писала.

«Менее года назад нам угрожало падение конъюнк­туры; чтобы предотвратить его, отменили контроль над ценами, а затем последовал план Маршалла, плохой урожай зерновых, урегулирование заработной платы горняков, которое привело к повышению цел на сталь, — все это передвинуло производственные показатели ближе к отметке «инфляция»[5].

Известные промышленные советники фирмы «Стан- дард энд пуарс» информировали своих заказчиков, что благодаря снижению налогов, росту расходов на во­оружение и поставкам в Европу по «плану Маршалла» конъюнктура будет высокой и что общий ход событий «предвещает расширение производства, рост прибылей промышленных компаний, которые превысят даже ны­нешний чрезвычайно высокий уровень... Предпринима­тели могут быть уверены, что этот уровень некоторое время удержится; они не должны бояться скорого спада конъюнктуры» [6].

Предполагалось, что авиационной промышленности удастся использовать значительную часть своей мощно­сти для производства продукции мирного времени, однако гражданский спрос оказался небольшим. Ожи­дали, что до 1955 г. будет продано около 400 тыс. само­летов легкого типа, фактически же в 1946 г. было про­дано всего 35 тыс., а в 1947 г. — еще меньше. Хозяева авиалиний, рассчитывавшие на крупные перевозки, поне­сли большие убытки и вынуждены были отказаться от заказов на новые самолеты. Продукция авиационной промышленности в весовом выражении с 450 тыс. т в 1944 г. упала ниже 13,5 тыс. т в 1947 г. Число лиц, занятых в авиационной промышленности, снизилось с 1 млн. в 1944 г. до 161 тыс. в марте 1948 г.[7]. В первый год мирного производства компании авиационной промыш­ленности продали товаров на сумму 747 млн. долл., тогда как в 1944 г. они выручили 8,2 млрд. долл. Пра­вда, в результате возврата части налогов убыток в 78,6 млн. долл. превратился в 15 млн. долл. чистой прибыли, но промышленность не может существовать только за счет возврата налогов.

Палата представителей не только вотировала (339 голосами против 3) ассигнование суммы в 2376 млн. долл., которую просил президент Трумэн, но, по предложению председателя бюджетной комиссии Тэйбора, увеличила эту сумму на 822 млн. долл.[8]

Фабриканты оружия инкассировали прибыли еще раньше, чём конгресс ассигновал соответствующие сум­мы. Капиталисты получали прибыли при повышении курса акций авиационных предприятий. Журнал «Мэгэзин ов Уолл-стрит» в статье под заголовком «Какие ценные бумаги приобретать в период подготовки» писал:

«Неожиданное повышение курса акций предприятий, строящих военные самолеты, превзошло все ожи­дания» [9].

Такой удивительный успех авиационной промышлен­ности разжег аппетиты предпринимателей стальной, судостроительной и других отраслей промышленности, имеющих возможность извлекать выгоду из военных по­ставок: агентство Ассошиэйтед пресс сообщало 3 июня 1948 г., что за 24 часа палата представителей приняла и передала на утверждение сенату проект ассигнований «на оборону» на сумму свыше 10 млрд. долл. Сюда входило 6 509 939 тыс. долл. на армию и 1 686 733 250 долл. на флот.

Возникла необходимость успокоить народ, недоволь­ный инфляцией, вызванной этими мероприятиями. Пре­зидент Трумэн созвал специальное заседание конгрес­са для обсуждения вопроса об инфляции.

22 июля президент Трумэн сказал, что «имеются пре­восходные перспективы сохранения мира»[10]. Газета «Ньюс уик», всегда подстрекавшая к войне, задавала вопрос: «В чем причина этого успокоения?» и отвечала в редакционной статье: «Мир очутился на краю пропа­сти... заглянул в нее... и остановился... как раз во­время». «Ньюс уик» объясняла это изменением во взглядах людей *. Она не могла решиться дать правди­вый ответ. Ведь возможно, что придется снова вызы­вать военную истерию после того, как ассигнования бу­дут исчерпаны и понадобится включить в бюджет новые большие расходы.

Роберт С. Аллен проговорился, однако, что флот представил предварительный бюджет на 1949 г. на сум­му свыше 11 млрд. долл., а армия — на сумму свыше 10 млрд. долл. Авиация потребует, вероятно, не менее 7 млрд. долл. В общем, потребуется израсходовать не менее 28 млрд. долл.[11]. Эти расходы настолько велики, что налогоплательщики могут согласиться на них только в состоянии страха, граничащего с психозом [12].

Одна американская промышленная организация предсказывала на 1949 г. следующее:

«Имеется много факторов, способствующих тому, что­бы в 1949 г. сохранился большой размах производ­ственной деятельности и удержался высокий уровень цен. Но имеются также сильные дефляционные течения, и кажется, что в настоящее время они сильнее, чем когда-либо после окончания войны. Предприниматели должны учитывать, что в течение нескольких месяцев может произойти прекращение инфляции и сокращение производства. Правительство поддерживает инфляцию большими расходами на вооружение, на «помощь» Европе, на субсидии фермерам и ссудами под недвижи­мое имущество. Без этой поддержки неизбежно начался бы спад конъюнктуры» [13].

Можно наверняка предсказать, что американские предприниматели сделают все, что в их силах, чтобы побудить конгресс ассигновать огромные суммы на «план Маршалла» и на вооружение. Они хотят, насколько возможно, отсрочить наступление кризиса. И для того чтобы отсрочить кризис в Америке, они в такой степени игнорируют потребности хозяйства дру­гих стран, что это может привести к тому, что капита­листический Самсон обрушит на себя свой храм.

«Кажется, что расплаты не удастся избежать. Если американцы для предотвращения падения конъюнктуры будут по-прежнему проводить у себя в стране мероприя­тия, которые они проводят или намечают проводить, то это может закончиться только тем, что они перенесут падение конъюнктуры в страны, менее способные со­противляться этому падению или выдержать его.

Однако это вовсе не в интересах самой Америки, так как кризис в Западной Европе может вызвать кри­зис и в США. Но Уолл-стрит никогда не отличался про­зорливостью» г.

Следующая глава

Вернуться к оглавлению


[1]  New York Herald Tribune, November 22, 1947.

[2]  Factory Management and Maintenance, December, 1947, p. 129.

[3] 104

[4] The New York Post, April 4, 1948.

[5] The New York Times, April 4, 1948.

J In Fact, April 26, 1948.

[7]  U. S. Department of Commerce Survey of Current Business June, 1948, pp. 6—7.

[8]  USIS, Washington, Aprii 15, 1948.

[9]  Magazine of Wall Street, April 24, 1948.

[10] USIS, DWB 51, Washington, July 22, 1948.

3   Robert S. Allen, The Washington, Merry — Go — Round, August 24, 1948.

[12]   Генри А. Уоллес 17 сентября 1948 г. в своей речи в Роче­стере предсказывал новую, искусственно вызванную волну «стра­ха перед войной», которая приведет к срыву американо-советских переговоров.

New York Herald Tribune, September 30, 1948.

Читайте также: