ГлавнаяМорской архивИсследованияБиблиотека












Логин: Пароль: Регистрация |


Голосование:
Вам нравится наш сайт?


Отличный сайт!
Хороший сайт
Встречал и получше
Совсем не понравился





» » » Трагедия России
Трагедия России
  • Автор: yurlov |
  • Дата: 28-11-2013 19:51 |
  • Просмотров: 2805

ГЕНЕРАЛИТЕТ И ОФИЦЕРСТВО ИМПЕРИИ НА ИЗЛОМАХ ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ

Начало статьи, окончание см. в № 1 (5) 2013

Писать эту статью оказалось труднее, чем первоначально предполагалось. Современные попытки развенчать ««красных» и превознести «Белое движение», ответная реакция тех, кто придерживается традиционного коммунистического подхода к одному из наиболее трагичных изломов российской истории, никогда не вызывали колебаний в моей собственной позиции. Эта позиция заключалась в простой истине: победителем в смертной битве была Рабоче-крестьянская Красная Армия, проигравшими - Белая гвардия. Точка.

Но чем больше доводилось узнавать о том времени, тем неоднозначнее становилась картина, и это касалось не только открытия для себя личностей белых генералов. Очень тяжелой темой предстал террор — уничтожение русских русскими. Откуда у наших соотечественников проявилось столько - не могу сказать иначе - зверства против самих себя, иной раз против своих отцов, братьев и сестер? От Галиции до Владивостока - на огромном пространстве нашей планеты — кровавым смерчем прошлось ««белое» и «красное» массовое самоуничтожение. Общие потери России в Гражданской войне составили около тринадцати миллионов человек. Вдумайтесь...

Наряду с появившимися достаточно серьезными и объективными исследованиями, тему обострили неуклюжие и поэтому раздражающие попытки отдельных современных «историков» и «творческой интеллигенции» превратить «белых» в этаких исключительных «интеллектуалов, патриотов и государственников», которые якобы только и занимались тем, что честно отстаивали идеалы «царя, Отечества и веры»! Поразительно, но такие кинопустышки, как «АдмиралЪ» и т.п. «шедевры» на уровне «поручика Голицына и корнета Оболенского», находят в стране едва ли не восторженные отзывы! Упрощенчество и попытки народного оглупления, к сожалению, часто достигающие цели, вызывают желание громко протестовать против курса с названием ««плюс дебилизация всей страны». Ведется и более тонкая работа, рассчитанная на тех, кто способен думать. К счастью, есть силы, которые в состоянии противостоять и массовой пошлости, и искусно рассчитанной обработке умов наших современников. Хотя, увы, объективные голоса становятся все тише...

Впрочем, новое время - новая власть - новые герои. Всё закономерно: есть политика правящих кругов, есть создаваемые ими идеология и соответствующие методики. Кто хочет поклоняться «новым героям» — пусть поклоняется. Остается единственный вопрос: неужели в России нет других личностей - образцов для подражания, кроме тех, кто ««спасал», но не спас силу и величие Отечества в ту роковую годину, позволил стране скатиться до невиданных доселе потерь и разрушений?!

Автор не ставит целью провести детальный анализ происшедшего в 1917-1922 г.г., как и не претендует на роль оракула в высшей инстанции. Есть всего несколько аспектов, о которых хотелось бы поразмышлять вместе с читателями.

Революция 1917 года, последовавшая Гражданская война и иностранная интервенция жестоко поделили всё российское общество даже не на две, а на десятки больших и малых групп, вступив­ших в смертельные битвы между собой. Кровавое пятилетие, унесшее миллионы человеческих жизней, закончилось созданием нового государства - СССР, обеспечившего стране мир и поступательное, пусть и непростое, развитие вплоть до 8о-х г.г. прошлого столетия. Идеология советской социалистической власти оценивала своих врагов - монархистов, белогвардейцев, «контрреволюционеров», «саботажников» и т.д. — крайне негативно. Что вполне объяснимо: победа далась в тяжелейшей борьбе, имелась еще и необходимость удержать власть. В этих условиях в официальной пропаганде было исключено упоминать о том, что в «Белом движении» участвовали значительные массы простых граждан - крестьян, рабочих, интеллигенции, офицеров бывшей царской армии со своим миропониманием, своими семьями и судьбами. Никто и не собирался вспоминать, что на плечи многих «белых» выпали все трудности японской и Первой мировой войн с неисчислимыми примерами верности воинскому долгу и героизма. А долг до февраля 1917-го был только один, прописанный в «Воинской присяге на верность службы Царю[1] и Отечеству»: «хощу и долженъ* Его Императорскому Величеству, своему истинному и природному Всемилостивейшему Великому Государю Императору Николаю Александровичу, Самодержцу Всероссийскому, и законного Его Императорскаго Величества Всероссийскаго Престола Наследнику, верно и нелицемерно служить, не щадя живота своего, до последней капли крови»...

Присяга царю и Отечеству

 Их было немало, достойных русских рядовых, офицеров, генералов и адмиралов, служивших царю и Отечеству, но не нашедших себя после двух перевернувших всё революций. До февраля 1917 г. никто из миллионов россиян и не подозревал, что источник и объект этого долженствова­ния - «великий природный государь-император» может отречься от престола, а, значит, и от всех, кто ему присягал служить до последней капли крови! Еще не придя в себя после переприсяги Временному правительству, в ноябре того же года присягнувшие лишились и этого «нового», ставшего вдруг «старым» объекта присяги.

Но для россиян был утрачен не только смысл старой (старых!) присяг — рухнули устои, которыми жила огромная страна на протяжении веков. Люди оказались перед тяжелейшим выбором, ведь помимо массы иных проблем, шла война, и остаться в стороне от неё было невозможно. Кому служить? Офицерство и генералы привыкли, прежде всего, именно служить. Впрочем, как и миллионы рядовых. На раздумья времени никто не оставлял, и нужно было принимать решение, за или против кого воевать. Вся трагедия была в том, что по всем сторонам противостояния были такие же, как и они сами, россияне. Когда же по окончании Гражданской войны наступил мир, победившим было не до разъяснений, какими были русские воины до 1917 года: революция и Гражданская война породили своих героев. Впрочем, как и врагов. Пропагандистский удар власти пролетариата был направлен, в первую очередь, на критику лидеров белогвардейцев, а красок в тогдашней историографии было только две: черная и белая, оттенки не допускались. Уголовный кодекс социализма был на страже этого.

Капитан 122 Тамбовского полка

Но перестал существовать Советский Союз, и сквозь выцветшие и истрепанные страницы несгоревших архивных дел почти из небытия вернулись глаза, улыбки, размышления и пережива­ния тех вычеркнутых из истории людей. Оказалось, не все они были злодеями, насильниками и «врагами народа». Оказалось, что у многих из них есть неоспоримые заслуги перед Отечеством, как и — ошибки. Оказалось, что красок на жизненном холсте гораздо больше, чем две. Давайте откроем несколько, всего несколько, ранее скрытых страниц.

 БЕЛОЕ ВОИНСТВО

Мы о них почти ничего не знали... И ниже я привожу только самые краткие сведения о российских военачальниках, ставших во главе Белого движения, хотя почти каждый заслуживает, по меньшей мере, книги воспоминаний, даже если и оказался впоследствии бит красными. Но не будем торопиться в оценках - не перехваливая, как это стремятся сделать сейчас, и не развенчивая, как это делали ранее.

Лавр Георгиевич КорниловЛавр Георгиевич Корнилов (1870-1918). Генерал от инфантерии*, герой русско-японской и Первой мировой войн, кавалер двух высших воен­ных наград Российской империи — императорского военного ордена Победоносца Георгия 3-й и 4-й ст., Золотого Георгиевского оружия «За храбрость», других орденов и медалей. Уроженец отдаленной Семипалатинской губернии, из семьи казачьего офицера, в которой было 13 детей. В армии с 12 лет, кадет Сибирского кадетского корпуса. Дважды после окончания с блеском престижного Михайловского артиллерийского училища в Петербурге в 1892 г., а затем Академии Генштаба в 1897 г. — отказывался от службы в столице, предпочитая Туркестанский военный округ. Кроме обязательных для выпускника Академии Генштаба немецкого и французского языков, хорошо владел самостоятельно изученными английским, персидским, туркменским и урду. Совершил ряд длительных исследовательских и разведывательных экспедиций в Туркестане, Афганистане, Персии и Индии, часто - с риском для жизни. В чине подполковника, уже будучи начальником отдела Главного штаба в Петербурге, добивается отправки на русско-японский фронт (1904). Там «за боевые отличия» удостоен первым Георгиевским крестом и произведен в чин полковника. По окончании войны — военный атташе в Китае. С 1911 г. - снова в войсках. Генерал-майор с 1912 г.

Генерал Корнилов Л.Г.С началом Первой мировой войны — начальник пехотной дивизии, которая сражалась в Галиции и Карпатах в составе Юго-Западного фронта прославленного царского, а впоследствии красного генерала А. Брусилова. Отзыв Брусилова: «Корнилов всегда был впереди и этим привлекал к себе сердца солдат, которые его любили. Они не от­давали себе отчета в его действиях, но видели его всегда в огне и ценили его храбрость»[2]. «Корнилов — не человек, стихия», — говорил взятый в плен немецкий генерал Рафт. В ночном бою при Такошанах группа добровольцев под командованием Корнилова прорвала позиции неприятеля и, несмотря на свою малочисленность, захватила 1200 пленных, включая самого Рафта.

Однако и Корнилов, находясь в окружении, дважды раненный в руку и ногу, попал в австрийский плен. Указом царя был пожалован вторым орденом св. Георгия - «за мужество и умелое руководство войсками». Из плена бежал[3]. Портреты национального героя печатались во всех журналах России. В Ставке (июнь 1916 г.) генерала принял сам Николай II и лично вручил Георгиевский крест[4]. Уже в сентябре Корнилов — снова на фронте.

При Временном правительстве в марте 1917 г. назначен командующим войсками Петроградского военного округа. И сразу после назначения, выполняя постановление правительства, осуществил арест императрицы и её семьи (Николай Романов был арестован генералом М. Алексеевым несколько позже)****.

Корнилов по собственному желанию возвращен в действующие войска. В апреле 1917 г. назначен командующим армией. Именно тогда сблизился с известным террористом, эсером Б. Савинковым — комиссаром Временного правительства на Юго-Западном фронте. Используя влияние Савинкова на Керенского, в июле назначен сначала командующим армиями Юго-Западного фронта, а затем — Верховным Главнокомандующим, сменив на этом посту Брусилова. Сторонник введения смертной казни и полевых судов. Разработал собственную программу вывода страны из кризиса, и в августе предпринял попытку осуществления военной диктатуры. В приказе в августе года писал:

“Честным словом офицера и солдата ещё раз заявляю, что я — генерал Корнилов, сын простого казака-крестьянина, всей жизнью своей, а не словами, доказал беззаветную преданность Родине и Свободе, что я чужд каких-либо контрреволюционных замыслов и стою на страже завоеванных свобод, при едином условии дальнейшего существования независимого великого Народа Русского”.

25 августа Корнилов двинул войска на Петроград. Вначале действия Корнилова согласовывались с Керенским, поскольку последний полагал таким образом укрепить собственное положение в борьбе с большевиками. Однако впоследствии председатель Временного правительства осознал Корнилова как угрозу своей власти и объявил генерала мятежником.

План захвата Петрограда Корниловым провалился, в том числе благодаря возникшему сговору Керенского с большевиками. Значительную роль, среди прочих факторов, сыграло вооружение Керенским большевистских отрядов и пропаганда агитаторов, направленных большевиками в корниловские войска. Корнилов был остановлен. Вскоре арестованы и интернированы в г. Быхов почти все высшие военные чины и другие сторонники Корнилова, а 2 сентября 1917 г. - и сам Корнилов.

Причем арестован генералом М. Алексеевым — тем самым, кто в марте вместе с Корниловым арестовывал гражданина Н. Романова и его бывшую царскую семью[5].

Почти все царские генералы - «быховские сидельцы», а также и М. Алексеев после освобожде­ния 20 ноября 1917 г. направились на Дон, где начали формировать Добровольческую армию. «Белое движение», по мнению многих историков, во многом возникло из «корниловского бунта». Корнилов сам же и возглавил Добровольческую армию (4 тыс. человек), которая выдвинулась из пробольшевистского Дона на Кубань для создания базы для борьбы с большевиками... Именно перед этим походом лидер белогвардейцев, многократно количественно уступавших красным формированиям, заявил: «Пленных не брать». Начало братоубийству было дано.

Генерал Л. Корнилов погиб при штурме Екатеринодара в апреле 1918 г. после взрыва гранаты, случайно попавшей в помещение, где он находился.

Генерал-лейтенант Антон Иванович ДеникинГенерал-лейтенант Антон Иванович Деникин (1872-1947). Его отец - из крепостных крестьян, сдан помещиком в рекруты, после долгих лет службы произведен в прапорщики, вышел в отставку в чине майора. Сын — Антон Деникин — окончил Киевское пехотное юнкерское училище (1892) и Императорскую Николаевскую академию Генерального штаба (1899).

Во время Русско-японской войны в марте 1904 подал рапорт о переводе в действующую армию. Уже в августе 1905 г. в возрасте 32 лет занял пост начальника штаба конного корпуса и тогда же произведен в чин полковника «за боевые отличия». Награжден орденами Святого Станислава и Святой Анны 3-й степени с мечами и бантами и 2-й степени с мечами. Ещё до начала Первой мировой — генерал-майор. О нем генерал А. Брусилов напишет: «В начале кампании генерал-квартирмейстером штаба армии был Деникин, но вскоре он, по собственному желанию служить не в штабе, а в строю, получил стрелковую бригаду, именуемую «железной», и на строевом поприще выказал отличные дарования боевого генерала». Кавалер двух Георгиевских крестов, многих орденов и дважды — Золотого оружия, в том числе оружия «За храбрость» с бриллиантами. Имел ранение в руку осколком шрапнели.

В годы Гражданской войны — крупнейший организатор и руководитель «Белого движения», Главнокомандующий Вооружёнными силами Юга России (ВСЮР), заместитель Верховного правителя и Верховного главнокомандующего Русской армии (1919-1920). Антибольшевик Деникин, исповедовавший идею «единой и неделимой России», воевал не только с красными, но и с грузинами, дагестанцами и Петлюрой; его обвиняли в потакании еврейским погромам (евреев он связывал с руководством большевиков); не всё у него складывалось с казацкими формированиями. Конфликтовал с подчиненным ему генералом Врангелем. Последний же неоднократно предлагал отстранить от командования Деникина. Впоследствии Деникин уволил Врангеля в отставку и потребовал покинуть территорию ВСЮР.

В 1919 г. Деникин издал приказ для белых войск: «Самостийной Украины не признаю. При невыполнении петлюровцами условий ВСЮР их надлежит считать таким же противником, как и большевиков». В официальном «Обращении главнокомандующего к населению Малороссии» (август 1919), которым обозначалась политическая программа Белого движения на Юге России[6], Деникин обвинил Петлюру и стоявших за ним немцев в стремлении ослабить страну и попытках отделения от России девяти её южных губерний с созданием так называемой «Украинской державы». Петлюра был назван изменником.

Русский язык в Малороссии Деникин объявил государственным. Одновременно с этим считал совершенно недопустимым и запрещал преследование «малорусского народного языка: каждый может говорить в местных учреждениях, земских, присутственных местах и суде по-малорусски».

Одной из важнейших целей политики белых Деникиным провозглашалось вернуть русскому народу утраченное им единство. «То единство, без которого великий русский народ, обессиленный и раздробленный, теряя молодые поколения в братоубийственных междоусобиях, не в силах был отстоять свою независимость. То единство, без которого не создалась бы мощная русская речь, в равной доле сотканная вековыми усилиями Киева, Москвы и Петрограда». Декларировалось, что «в основу устроения областей Юга России будет положено начало самоуправления и децентрализации при непременном уважении к жизненным особенностям местного быта».

К концу лета 1919 г. под контролем Деникина находились территории 18 губерний общей пло­щадью около 1 млн. кв. км и с населением 42 миллиона человек. В октябре 1919 г. его войска взяли Курск, Воронеж, Чернигов, Орёл, намеревались идти на Тулу и далее — Москву. Но Красная армия перехватила инициативу и оттеснила белых по всей линии фронта. Зимой 1919-1920 г.г. ВСЮР оставили Харьков, Киев, Донбасс, Ростов-на-Дону... Одновременно поражение за поражением в Сибири терпел Колчак, на Северо-Западе — Юденич. 27 марта 1920 г. произошла малоизвестная нам (а много ли мы знаем о Гражданской войне?) «Новороссийская катастрофа», когда 9-я армия красных под командованием бывшего царского подпоручика 24-летнего И. Уборевича (фронтом командовал 27-летний М. Тухачевский) довершила разгром Добровольческой армии Деникина на Кубани, сорвала эвакуацию «белого войска», вогнав его в страшную панику. Не помогли ни королевские шотландские стрелки (RoyalScotsFusiliers), ни эскадра союзников в составе британских линкора «Император Индии» и крейсера «Калипсо», французского крейсера «В. Руссо» и других кораблей, которая обстреливала горы, пытаясь не дать красным приблизиться к Новороссийску. Белые потеряли пленными, убитыми и ранеными более 100 тыс. войск, множество техники, вооружений, горючего.

Генералы не простили Деникину «Новороссийской катастрофы». Уже 4 апреля 1920 г. главкому ВСЮР пришлось сложить полномочия. В тот же день на английском миноносце он навсегда покинул пределы России. После эмиграции в Англии, Бельгии, Венгрии, Франции, переехал в США. Вел активную антибольшевистскую пропаганду, хотя поддержал Красную Армию в противоборстве с Гитлером. Умер в Америке.

Генерал от инфантерии Михаил Васильевич АлексеевГенерал от инфантерии Михаил Васильевич Алексеев (1857­1918) — участник осады Плевны (был ранен), русско-турецкой (1877—1878), русско-японской (1904—1905) и Первой мировой войн.

Сын рядового солдата сверхсрочной службы — участника Севастопольской обороны (1854—1855), дослужившегося до чина майора, генерал М. Алексеев закончил Академию Генштаба, с 1915 г. - начальник штаба Ставки Верховного главнокомандующего.

Крупнейший русский военачальник периода Первой мировой войны, георгиевский кавалер. Один из инициаторов отречения Николая IIот престола. Принимал участие в аресте низложенного Н. Романова. С апреля по май 1917 г. — Верховный главнокомандующий Русской армии. За сотрудничество с Керенским в ходе корниловского мятежа критиковался рядом высших военных чинов. Об арестованном Корнилове Алексеев написал следующее: «Россия не имеет права допустить готовящегося в скором времени преступления по отношению её лучших, доблестных сынов и искусных генералов. Корнилов не покушался на государственный строй; он стремился, при содействии некоторых членов правительства, изменить состав последнего, подобрать людей честных, деятельных и энергичных. Это не измена родине, не мятеж». Один из создателей и высших руководителей Добровольческой армии в Гражданскую войну. Скончался в октябре г. от воспаления легких.

Николай Николаевич ЮденичНиколай Николаевич Юденич (1862 - 1933) — генерал от инфантерии, один из самых ус­пешных генералов России во время Первой мировой войны, георгиевский кавалер трех степеней.

Выпускник Академии Генерального штаба, участник русско-японской войны, командир стрелкового полка, бригады. Имел ранения в руку и шею. Генерал-майор (1905), генерал-лейтенант (1913), начальник штаба Кавказского военного округа. С началом военных действий на Кавказе принимал самые ответственные решения о ведении боевых действий. В боях в декабре 1914 г. отразил все атаки превосходящих сил 3-й турецкой армии, полностью разгромил части 9-го турецкого корпуса и пленил около 3000 солдат и офицеров. Всего из 90 000 турок, начавших наступление, из этого сражения вернулось в Турцию не более 12 000.

В 1915 г. произведен в генералы от инфантерии и назначен командующим Кавказской армией. На этом посту провел победные стратегические Эрзрумскую и Трапезундскую операции.

Генерал ЮденичПосле Февральской революции уволен Керенским за отказ вести наступление. В мае 1919 г. по настоянию Колчака вступил в единоличное командование всеми русскими силами на Северо-Западном фронте. В сентябре прорвал фронт 7-й советской армии, взял Ямбург, Красное Село, Гатчину. Когда до Петрограда оставалось около 20 км, отброшен Красной армией, а в ноябре 1919 г. вынужден отступить в Эстонию, где его армия была разоружена. Эмигрировал в Великобританию. В эмиграции активной роли не играл.

Генерал-лейтенант Владимир Зенонович (Зиновьевич) Май-Маевский (1867-1920) - выпускник Академии Генштаба, участник Русско-японской и Первой мировой войн (начальник штаба пехотной дивизии, корпуса, начальник пехотной дивизии, командир 1-го гвардейского кор­пуса). Был кавалером не только большинства высших царских наград, включая Золотое оружие «За храбрость», но и «Георгиевского креста с лавровой ветвью» — ордена, введённого Временным правительством и вручавшегося генералам и офицерам солдатским собранием. Это был знак солдатского уважения, проявленного в отношении Май-Маевского в послефевральский период разложения Русской армии, когда многие генералы и офицеры в буквальном смысле поднимались солдатами на штыки.

Отличался безупречной личной честностью. Руководил Добровольческой армией во время её наступления летом и осенью 1919 года на Москву. Довел армию до Киева, Орла и Воронежа. Занимал непримиримую позицию в отношении пленных большевиков, которым выносил смертные приговоры, не рассматривая заведённых на них дел. Современники отмечали склонность к алкогольным запоям.

Во время эвакуации «Белой армии» из Севастополя 13 ноября 1920 г. по одной версии — застрелился, по другой — умер от сердечного приступа.

 Александр Павлович Кутепов (1882-1930) - полковник царской армии, во время Первой мировой войны командовал ротой, батальоном, полком; был трижды ранен, награжден двумя Георгиевскими орденами и Георгиевским оружием. В декабре 1917 г., являясь командиром полка, не считая возможным служить при большевистских властях, собственным приказом расформировал полк и с группой офицеров уехал на Дон. После взятия Белой армией Новороссийска произведен в генерал-майоры и назначен черноморским генерал-губернатором.

Александр Павлович КутеповПосле эвакуации из Крыма в ноябре 1920 года — командир корпуса в Галлиполи (Турция), в состав которого были сведены все части Русской армии, кроме казачьих. 20 ноября 1920 года был произведён Врангелем в генералы от инфантерии («за боевые отличия»).

Уже в Турции Кутепов издал приказ, в котором, в частности, говорилось: «Для поддержания на должной высоте доброго имени и славы русского офицера и солдата, что особенно необходимо на чужой земле, приказываю начальникам тщательно и точно следить за выполнением всех требований дисциплины. Предупреждаю, что я буду строго взыскивать за малейшее упущение по службе и беспощадно предавать суду всех нарушителей правил благопристойности и воинского приличия». Во исполнение данного приказа руководил поддержанием дисциплины в Галлиполи самыми жёсткими мерами, включая смертные приговоры. В 1928-1930 г.г. — председатель заграничного Русского общевоинского союза (Париж). Похищен и убит сотрудниками советской разведки.

Генерал от кавалерии Каледин Алексей МаксимовичГенерал от кавалерии Каледин Алексей Максимович (1861-1918), правнук казака Максима Каледина, внук майора Василия Каледина, сын войскового старшины Максима Каледина, кавалер орденов Георгия 3-й и 4-й степени, Георгиевского оружия.

В ходе Брусиловского прорыва в мае 1916 г. 8-я армия генерала Каледина наголову разбила 4-ю австрийскую армию. Каледин, близкий к идеалам монархизма, вначале не принял Февральскую революцию, но в августе 1917 года, будучи выборным атаманом войска Донского, выразил полную поддержку Временному правительству. Вместе с тем, оказался союзником Корнилова в ходе мятежа, за что должен был быть арестован, но приказ об аресте был отменен Керенским. 25 октября 1917 г. выступил с обращением, в котором Генерал Каледин, объявил захват власти большевиками преступным, и заявил, что впредь до восстановления законности в России Войсковое правительство принимает на себя всю полноту власти в Донской области.

В октябре же объявил в области военное положение. Когда в ноябре 1917 года власть в Ростове и Таганроге захватили большевики, Каледину, по его словам, «было страшно пролить первую кровь», однако он всё-таки решил вступить в вооружённую борьбу. По свидетельству генерала М. Алексеева, «идеи большевизма нашли приверженцев среди широкой массы казаков», и едва не единственной военной силой Каледина оставался небольшой партизанский отряд. 29 января 1918 г. Каледин собрал заседание правительства, на котором сообщил о том, что для защиты Донской области от большевиков на фронте нашлось лишь 147 штыков. В таких условиях сложил с себя полномочия войскового атамана. В тот же день гене­рал Каледин покончил с собой выстрелом в сердце. В своем предсмертном письме генералу Алексееву объяснил свой уход из жизни «отказом казачества следовать за своим атаманом».

Генерал от кавалерии, известный писатель и публицист П. Н. Краснов (1869-1947). Во время Первой мировой - комкорпуса «Кавказской туземной конной дивизии» («Дикая дивизия»). Получил орден св. Георгия «за выдающееся мужество и храбрость, проявленные в бою». После октябрьских событий 1917 г. оказывал содействие Керенскому в попытке вернуть утраченную власть. «Выступление Керенского - Краснова» подавлено большевиками под личным руководством Ленина и Троцкого. 1 ноября Краснов сдался большевикам под «честное слово офицера, что не будет более бороться против Советской власти», однако, вскоре уезжает на Дон, где с марта 1918 активно участвует в такой борьбе. В Гражданскую войну — атаман «Всевеликого войска Донского». Отменил принятые декреты Советской власти и создал Донскую республику, которую он впоследствии планировал сделать самостоятельным государством. Германия признала Донскую республику и контролировала действия Краснова. После капитуляции Германии в ноябре 1918 Краснов был вынужден идти на создание единого командования и подчинение Деникину. После тяжелого поражения Донской армии в январе 1919 ушел в отставку. Но в конце 1919 г. прибыл в Эстонию, где намеревался возглавить пропагандистско-политический отдел армии генерала Юденича, однако назначение не состоялось в связи с отступлением войск Юденича из-под Петрограда. В эмиграции с 1919 г., жил в основном в Германии. Военной коллегией Верховного суда СССР за пособничество фашистам был приговорен к смертной казни и повешен на 78-м году жизни в 1947 г.

Адмирал Александр Васильевич КолчакАдмирал Александр Васильевич Колчак (1874-1920). Этому человеку, имевшему прямое отношение к истории Севастополя и Черноморского флота, ставшему первым и последним «верховным правителем России», будет посвящен отдельный раздел этой статьи. Сейчас же - несколько строк для завершения очень краткой и неоднозначной картины о белом генералитете, идеологически и профессионально формировавшемся в пос­ледние десятилетия царской России - в тот же самый период, что и их противники из числа красных командиров.

Колчак — участник полярных экспедиций барона Э. Толля 1900-1903 г.г., за что награждён императорским Русским географическим обществом «Большой Константиновской медалью». Именем Колчака назван остров в Карском море.

Участник Русско-японской и Первой мировой войн. За отличие в делах против неприятеля под Порт-Артуром «пожалован золотой саблей с надписью «За храбрость». Помимо Георгиевского оружия, награжден орденом Святой Анны 4-й степени с надписью «За храбрость», орденом Святого Станислава 2-й степени с мечами, медалью «За Русско-японскую войну».

С 1910 г. в Морском Генштабе занимался созданием новой судостроительной программы России. С 1912 года - на Балтфлоте. При личном участии Колчака разработана операция по минной блокаде немецких военно-морских баз. После минных постановок, осуществленных в 1914-15 г.г. русскими эсминцами и крейсерами, в том числе и под командованием Колчака, подорвалось 4 германских крейсера (2 из них затонули), 8 эсминцев и 11 транспортов.

Экспедиция Э.ТолляОрденом Святого Георгия 4-й степени награжден в 1915 г. за организацию артиллерийской поддержки сухопутных частей и высадку десанта в районе мыса Домеснес на Балтике. По свидетельствам современников, царь лично направил телефонограмму Колчаку с поздравлениями в связи с присвоением высокой награды. Царь же и произвел 41-летнего Колчака в вице-адмиралы с одновременным назначением на должность командующего Черноморским флотом. Колчак был одним из первых высших военных руководителей, кто присягнул Временному правительству. В мае 1917 г. — инициатор перезахоронения останков лейтенанта Шмидта и расстрелянных одновременно с ним участников восстания на «Очакове» в Покровском соборе Севастополя...

Пока приостановим описание дореволюционного белого генералитета. Как видите, даже относительно беглый обзор показывает, что это были достойные люди, решительные и смелые командиры, прошедшие самые тяжкие военные испытания и покрывшие себя славой и почетом. Вместе с тем, даже в предреволюционный период, в период борьбы против единого врага - Германии, когда, казалось бы, в российской военной среде должно быть сплочение, и, прежде всего, сплочение вокруг того, кому присягали генералы и адмиралы, не всё было гладко. Если же принять во внимание деградацию царского окружения с его самым позорным явлением - Распутиным, если учесть, что время уже звонило в революционные колокола и 1905-м годом, и созданием Советов, и активизацией большевистского движения, то картина станет еще более сложной... Царский полковник граф А. Игнатьев, российский военный атташе во Франции, узнав об отречении Николая II, писал: «Он нарушил клятву, данную в моем присутствии под древними сводами Успенского собора при короновании...Русский царь «отрекаться» не может»[7]. Выходец из дворян генерал М. Бонч-Бруевич, до февраля 1916 — начальник штаба фронта, при Керенском - командующий фронтом, так оценил тот период:

«Разочарование в династии пришло не сразу. Трусливое отречение Николая II от престола было последней каплей, переполнившей чашу моего терпения».

И далее: «Пойти к белым я не мог; все во мне восставало против карьеризма и беспринципности таких моих однокашников, как генералы Краснов, Корнилов, Деникин и прочие»[8]. Точное заключение о «Белом движении» и одном из его лидеров, Корнилове, сделал генерал А. Брусилов: «Вследствие своей горячности он без пользы губил солдат, а провозгласив себя без всякого смысла диктатором, погубил своей выходкой множество офицеров. Но все, что он делал, он делал, не обдумав и не вникая в глубь вещей. И теперь, когда он давно погиб, я могу только сказать: «Мир праху его», как и всем, подобным ему, пылким представителям нашей бывшей России. От души надеюсь, что русские люди будущего сбросят с себя подобное вредное сумасбродство, хотя бы и руководи­мое любовью к России»[9].

Стоит добавить, что в этот же период вызревали полководческие таланты совсем других героев новой эпохи: С. Будённого (1883-1973) — полного георгиевского кавалера (4 креста), будущего трижды Героя Советского Союза и советского маршала; И. Тюленева (1892-1978) — полного георгиевского кавалера и будущего Героя Советского Союза, генерала армии; Б. Шапошникова (1882-1945) — царского подполковника, кавалера четырех царских орденов и будущего советского маршала, Начальника Генштаба РККА и сотен, если не тысяч, других блестящих военных руководителей «Красной гвардии» и Советской Армии.

Сейчас, с высоты времени, можно и нужно отдать должное тем людям, которые после революции десятилетиями были либо в забвении, либо подвергались обструкции и уничижительной критике в СССР.

Вспомнить их ратные заслуги и полководческие таланты, даже если и не все из их современников, выходцев из одной с ними дворянской либо военной среды, давали им позитивные оценки. Всё это так. Но главным останется одно: водораздел 1917 года и война за власть в послеоктябрьской России навсегда разделила российскую элиту на победителей и побежденных. Народные же массы можно отнести только к числу потерпевших поражение: самую большую тяжесть и победы, и поражения своими жизнями всегда оплачивает простой народ.

Графская пристаньА в настоящее время, как бы кто-то ни пытался восхвалять ратные подвиги царского генералитета, следует напомнить, что потерпели поражение в Гражданской войне именно обученные в военных академиях, имевшие боевой опыт управления войсками, флотами, артиллерией и авиацией белые генералы! Не Колчак и не Деникин вошли в Москву на белых конях. Их политическая и военная судьба закончилась весьма плачевно. И не сын фельдшера 35-летний комфронта Фрунзе сдавал Крым белым, а сдавал его потомственный дворянин, выпускник Императорской Николаевской Академии, Главнокомандующий Русской Армии в Крыму и Польше, Генерального штаба генерал-лейтенант, георгиевский кавалер 42-летний барон Врангель - красным!

В реальной жизни вряд ли существуют исключительно идеальные государственные и военные фигуры. Но, наверное, имеется глубинный смысл в изречении «победителей не судят». Можно сколько угодно говорить о тяжелейшей судьбе миллионов людей России, оказавшихся по разные стороны фронта, терявших родных и близких и саму родину только по причине того, что политики довели страну до революции и братоубийственной войны. Можно разделять сострадание к тем, кто попал под «белый», равно как и под «красный» террор, задаваться вопросом - а зачем вообще и кому Гражданская война была нужна? Но, в конечном итоге, факт останется фактом, даже если мы все будем сострадать тем, кто вынужден был покинуть родину: в ноябре 1920 г. из Севастополя корабли уводили побежденные.

Михаил Юрлов

Окончание читайте в № 1 (5) 2013


** Курсив автора

*** Кстати, военная присяга в РККА была утверждена только в апреле 1918 г., т.е. спустя пять месяцев после низ­ложения Временного правительства. Иными словами, в течение этого времени вообще не было официального государс­твенного органа, которому должны были служить воины России!

**** Воинское звание, которое выше генерал-лейтенанта, но ниже генерал-фельдмаршала.



[1]Обратите внимание - сначала царю, а потом только - Отечеству

[2]Брусилов А.А. Воспоминания. — М.: Воениздат, 1963. militera.lib.ru/memo/russian/brusilov/16.html

[3] К осени 1916 года из 6о русских генералов, находившихся в плену, бежал только один - Корнилов.

[4] Есть немало иных оценок действий Корнилова в Первую мировую войну. Его обвиняли в бонапартизме, воен­ных авантюрах, нежелании подчиняться вышестоящим начальникам. В частности, в апреле 1915 г. его дивизия оказалась в окружении. В плен попали 3500 человек и штаб во главе с Корниловым. Ряд фронтовых начальников требовали суда, но главком Юго-Западного фронта генерал Иванов, выгораживая себя, представил Корнилова к награде, что было поддержано царем. Брусилов: «Считаю, что этот безусловно храбрый человек сильно повинен в излишне пролитой крови солдат и офицеров». militera.lib.ru/memo/russian/brusilov/16.html

[5]Впоследствии Алексеев разъяснял, что этим он спасал Корнилова и его сторонников от расстрела. В пользу возможной казни свидетельствуют слова Керенского: «Корнилов должен быть казнён; но когда это случится, приду на могилу, принесу цветы и преклоню колена перед русским патриотом» (А. Деникин. «Очерки русской смуты». М.: Наука, 1991., стр. 376). Интересно, что стражниками в Быхове были преданные Корнилову «текинцы» - боевой отряд (полк), набранный из туркмен Закаспийской области. Многие из них не говорили по-русски и понимали только Корнилова, свободно владевшего туркменским. Текинцы были практически полностью защищены от социалистической пропаганды.

[6]Деникин избегал употребление слов «Украина», «украинский», предпочитая «Малороссия», «малорусский» и т.п.

[7]Игнатьев А.А. Пятьдесят лет в строю. Т. 2. М., 1955, с. 284.

[8]Бонч-Бруевич М.Д. Вся власть Советам. Воспоминания. М., 1957, с.7.

[9] militera.lib.ru/memo/russian/brusilov/16.html

 

Статья из альманаха «Морской архив», №3 (4), 2012
Председатель редакционного Совета Марков А.Г.
Главный редактор Маслов Н.К.

Читайте также: