ГлавнаяМорской архивИсследованияБиблиотека












Логин: Пароль: Регистрация |


Голосование:
?


!



Самое читаемое:



» » Морская пехота Черноморского флота в годы Великой Отечественной войны
Морская пехота Черноморского флота в годы Великой Отечественной войны
  • Автор: kolontaev |
  • Дата: 11-10-2013 23:30 |
  • Просмотров: 4860

Вернуться к оглавлению
Часть 7. Морская пехота СОР в боях во время третьего штурма Севастополя в июне - начале июля 1942
 
 Незадолго перед началом третьего штурма, 27 мая, из Новороссийска в Севастополь отрядом кораблей в составе: крейсер «Ворошилов», эсминцы «Свободный», «Сообразительный» была доставлена 9-я БрМП (3-го формирования). В своих трех батальонах она имела 3017 человек, и значительное число тяжелого вооружения: восемь 122-мм. гаубиц, восемь 76-мм. пушек, пятнадцать 45-мм. противотанковых орудий, 16 минометов, 27 станковых пулеметов. 55
В ходе начавшегося 7 июня 1942 последнего, третьего, штурма Севастополя противник наносил главный удар в полосе обороны 79-й МСБр и 172-й СД от деревни Камышлы до деревни Бельбек (Фруктовое).
 
На третьи сутки после начала штурма – 9 июня 1942, в полосе нанесения своего главного удара немецкие войска вышли к ключевому оборонительному пункту Северной стороны - станции Мекензиевы горы.
 
В ходе ожесточенных боев 9 - 11 июня станция Мекензиевы горы, несколько раз переходила из рук в руки. Каждый раз немцев со станции выбивала 79-я МСБр при поддержке части сил 25-й СД.
 
Во время третьего штурма Севастополя в июне 1942 года на Северной стороне, точнее на восточной оконечности плато Мекензиевых гор вела бои 8 – я бригада морской пехоты. К началу третьего штурма Севастополя, она занимала позиции по скатам высоты Читаретир (долина Кара - Коба) - отметка 256.2 (современная отметка 280.5) и далее до высоты Сахарная головка. Бригада имела три хорошо оборудованных линии обороны. В районе Сахарной головки так же находилась и 229 – я зенитная батарея под командованием старшего лейтенанта Старцева, которая вела огонь как по воздушным целям, так и по пехоте противника.

Во время третьего штурма 8 – я БрМП вела бой с 18-й румынской ПД, затем (частично) с 1-й королевской ГСД румын. 28 июня 1942. в связи с отходом 3 – го ПМП и 25-й СД, 8 – я бригада оставила позиции в указанном районе, отойдя к Сапун-горе, где с 28 по 30 июняг. ее позиции были от Каменоломенного оврага до современного поселка 3-й гидроузел. соседи слева - остатки 138 – й стрелковой бригады, справа - 386СД.

Встретив ожесточенное сопротивление на Северной стороне, немецкие войска 12 июня нанесли вспомогательный удар на Балаклавском направлении вдоль Ялтинского шоссе на стыке позиций 7-й БрМП и 109-й СД. Атаки противника здесь успешно отбивались несмотря на то, что для того, чтобы добиться продвижения командование 11-й армии бросило сюда значительные силы авиации. 13 июня 1942, только на позиции 7-й БрМП было сброшено 2 тысячи авиационных бомб. 56
 
В связи с началом наступления противника на Балаклавском направлении, из резерва Приморской армии сюда была переброшена часть сил 9-й БрМП (1 и 3-й батальоны и артдивизион, оставшиеся 2 и 4-й батальоны некоторое время продолжали находиться в качестве армейского резерва в Юхариной балке). 57
 
9 БрМП заняла позиции на Семякиных высотах на стыке 7-й БрМП и 109-й СД. Здесь она держалась до 29 июня. Но наиболее ожесточенные бои продолжались на Северной стороне, где в полосе своего главного удара противник продолжал вводить в бой все новые силы.
 
На 16-й день штурма – 22 июня – 79-я морская стрелковая бригада за сутки отразила восемь атак противника и удержала занимаемый рубеж обороны в южной части Северной стороны. Но вечером 23 июня, она по приказу командования СОР вместе с 138 и 142-й стрелковыми бригадами отступила с позиций на Северной стороне и отошла на Корабельную сторону, заняв позиции вдоль южного берега Главной бухты, где находился теперь 4-й сектор обороны. Здесь бригада была усилена сводным батальоном Черноморского флотского экипажа и бронепоездом «Железняков». 58
 
В результате отвода по приказу командования СОР с плацдарма на Северной стороне 79-я МСБр, 138 и 142 – й стрелковых бригад противник таким образом полностью овладел Северной стороной и получил возможность не опасаясь удара во фланг начать беспрепятственную подготовку к форсированию Главной (Северной) бухты и высадке на Корабельной стороне. Отвод этих бригад стал еще одной из многих ошибок командования СОР которые привели к падению Севастополя во время его Третьего штурма войсками 11-й немецкой армии.
 
Последние бои на Северной стороне 21 – 22 июня 1941 из числа крупных частей морской пехоты вели Местный стрелковый полк и 178 – й морской инженерный батальон.
 
Местный стрелковый полк в количестве порядка 900 человек, занял позицию в опорном пункте в районе Инженерной пристани, которая была создана с использованием бетонных казематов и укрепленных казарм дореволюционной 4-й береговой батареи. Перед началом боев на этой территории командир полка успел послать неполную стрелковую роту (60 человек) в качестве подкрепления защитникам Северного укрепления.
 
Опираясь на бетонные сооружения 4-й береговой батареи при поддержке одной 122-мм гаубицы ( по другим источникам 122-мм гаубицы и 152-мм орудия), остатки Местного стрелкового полка нанесли значительные потери противнику в живой силе и уничтожили два его танка. Затем, оставшиеся в живых бойцы полка были переправлены через бухту на Корабельную сторону, где принимали участие в боях 29 – 30 июня 1942.
 
Ожесточенные бои на территории так называемого «Саперного городка» ( Северное укрепление или Северный форт) вел 20 – 22 июня 178 – й морской инженерный батальон вместе с примкнувшими к нему остатками подразделений нескольких стрелковых частей и личным составом бывшей 365 и при огневой поддержке 366 - й зенитной батарей под командованием лейтенанта Самойлова.

Защитники Северного укрепления все до одного погибли в этих боях, выведя из строя убитыми и ранеными практически весь личный состав штурмовых инженерных батальонов 11 – й немецкой армии.
 
В период 23-28 июня 8-я БрМП вела бои в районе высоты Сахарная головка – деревни Новые Шули (Штурмовое). 59
 
В связи с отходом 28 июня 1942 - го 3 – го ПМП и 25-й СД, 8 – я бригада мосркой пехоты была вынуждена оставить свои прежние позиции и отойти на гребень Сапун-горы.Там в период 28 – 30 июня 1942 ее линия обороны проходила от Каменоломенного оврага до нынешнего поселка «3 - й гидроузел». Слева от нее оборонялась 138 – я стрелковая бригада, справа 386 –я стрелковая дивизия.
 
В ходе боев 29 июня 1942 основные силы 8 – й бригады морской пехоты были окружены в районе Суздальских высот, но в ночь с 29 на 30 июня прорвали кольцо окружения и отошли на мыс Херсонес.
 
После захвата Северной стороны, войска 11-й А после пятидневной передышки рано утром 29 июня начали форсирование Главной бухты на участке Корабельной стороны. Одновременно они начали штурм Сапун-горы на всем ее протяжении. Ожесточенные бои на Сапун – горе шли на линии обороны 79-й МСБр, части сил 8-й БрМП, 2-го Перекопского ПМП, 386-й СД, 388-й СД, 7-й БрМП.
 
29 - 30 июня 8-я БрМП вела бои на Киленбалочном плато Сапун-Горы и находившейся там же горы Суздальской. Вечером 30 июня последний батальон 8-й БрМП, оборонявшийся на Суздальской горе, прорвав кольцо окружения, ушел в центральную часть города, а затем на мыс Херсонес.
 
7-я БрМП, после того, как соседние с ней части 386-й и 388-й СД отступили с гребня Сапун-горы, обнажив ее левый фланг, отошла к Английскому кладбищу на плато Сапун-горы, где весь день 30 июня вела ожесточенные бои.

В последний день организованной обороны Севастополя 30 июня 1942, слева от Малахова кургана упорно сражались остатки 79-й морской стрелковой бригады, а так же 2 и 3-го полков морской пехоты. Перед Малаховым курганом на Камчатском люнете геройски дрался батальон морской пехоты, сформированный незадолго перед этим из состава Черноморского флотского экипажа и остатки личного состава 54 – й зенитной батареи.

На самом Малаховом кургане стояли насмерть артиллеристы 701-й батареи 177-го Отдельного артдивизиона ЧФ под руководством командира этого дивизиона майора В. М. Моздалевского и командира 701 – й береговой батареи капитан-лейтенанта А. П. Матюхина. Они задержали противника на сутки и затем прорвали кольцо его окружения, выйдя на соединение со своими силами в район железнодорожного вокзала.
 
9-я БрМП 28 июня отошла с Семякиных высот на высоты Горная и Безымянная. Утром 29 июня 1942 170 – я немецкая пехотная дивизия начала штурм Караньских высот. Выйдя на седловину между высотами Горная и Карагач дивизия попала под перекрестный огонь 705-й и 19-й береговых батарей, 76 - мм орудий 388-й стрелковой дивизиии и 9-й бригады морской пехоты. Понеся потери немецкая дивизия откатилась на исходные позиции. К концу дня 30 июня 9-я БрМП вместе со 109-й СД отошла на «Французский вал», где вела бои 1 июля.

Вот как описывает боевые действия 9-й бригады морской пехоты за этот день 30 июня 1942 ее командир полковник Н. В. Благовещенский в своем отчете от 4-го июля 1942, который был составлен им в Новороссийске: «На рассвете 30 июня 1942 противник силами до пехотного полка с танками повел наступление вдоль северных скатов Карагачских высот, одновременно обходя левый фланг 4-го батальона в районе Хомутовой балки. Прорвавшись на фронте хутора Максимова - высота 101,6 противник повел наступление на рубеже высот 114,4 и 113,7 с северного направления, зайдя в тыл 2-го батальона, расположенного вдоль Балаклавского шоссе. 2-й батальон, вырываясь из окружения, с боем начал отход на юго-запад к 109-й стрелковой дивизии. С 8 часов связь со всеми батальонами проводная и по радио была потеряна. Оба батальона понесли огромные потери и начали отход в направлении Юхариной балки. К 11 часам противник передовыми частями стал подходить к рубежу хутора Кальфа. Поддерживающий бригаду 953-й артполк расстреляв пехоту и танки противника и в связи с отсутствием боеприпасов подрывал материальную часть. В 13 часов мой КП, находившийся в штольне Юхариной балки, был обойден противником с двух сторон. Не имея прикрытия, отошел к Молочной ферме. Связь между батальонами не была восстановлена, и только в 22 часа в районе 35-й береговой батареи мною была обнаружена группа командира батальона товарища Никульшина»

Одновременно с этими боями в тылу формировались новые части морской пехоты. Во второй половине дня 29 июня 1942, районе Казачьей бухты из личного состава 20 –й морской авиабазы был сформирован батальон морской пехоты ВВС ЧФ, под командованием лейтенанта И. П. Михайлика. В этот же день в Камышовой бухте был сформирован из состава химических и спецчастей флота второй батальон морской пехоты в качестве резерва. На Корабельной стороне Севастополя, был сформирован третий батальон морской пехоты из личного состава Черноморского флотского экипажа.

Одновременно с этим в Приморской армии были сформированы три батальона резерва на базе курсов младших лейтенантов, 191-го запасного полка и из зенитных частей на базе зенитно-пулеметного батальона. Это был последний резерв командующего Приморской армией, которые заняли оборону в районе Турецкого вала и на подходе к Камышевой бухте.

На следующий день, во второй половине дня 30 июня, так же в районе Камышевой бухты, из остатков личного состава некоторых частей морской пехоты был сформирован «полк береговой обороны» численностью до 1500 человек.

Последним днем организованной обороны Севастополя стало 30 июня 1942 года. В этот день командир 109-й СД генерал-майор Новиков был назначен приказом командующего Приморской армией генерал-майора И.Е.Петрова на период 30 июня - 1 июля 1942 начальником группировки войск прикрытия эвакуации. С собой командование Приморской армии и ЧФ забрали все командование стрелковых дивизий и бригад морской пехоты, в результате чего они к утру 1 июля 1942 прекратили свое организованное существование.
 
В период 1 - 2 июля 1942 после фактического распада прежних частей из – за эвакуации их высшего командного состава на Кавказ 30июня 1942, морская пехота Черноморского флота на последних рубежах обороны в районе мыса Херсонес была представлена следующими частями: Местный стрелковый полк во главе со своим командиром полковником Барановым, Сводный батальон ЧФ, Сводный батальон ВВС ЧФ, зенитно-пулеметный батальон, который был создан на базе зенитно-пулеметной роты 35-й береговой батареи.

Кроме того, в заключительных боях Второй обороны Севастополя принимали непосредственное участие в качестве морской пехоты инженерные части ЧФ, в лице: 178 - го отдельного инженерного батальона, 95 – го отдельного строительного батальона, 5 и 9 - й отдельных аэродромных строительных рот.
 
После эвакуации в ночь с 1 на 2 июля 1942 генерал-майора Новикова с частью командования 109-й СД на Кавказ, организованное сопротивление войск бывшей Приморской армии на мысе Херсонес прекратилось. Боевые действия до 10 июля 1942 вели отдельные группы военнослужащих, возглавляемые сержантами старшинами и офицерами в звании до полковника.
 
Отдельным вопросом остории боев третьего штурма Севастополя немецкими войсками в июне – начале июля 1942 года является широкое использование против защитников Севастополя в последние дни его обороны, примерно с 29 июня 1942 частей специального назначения в лице уже упоминавшейся в описании боев второго штурма и евпаторийского десанта 6-й роты 2 – го батальона полка «Бранденбург - 800», которой в период третьего штурма Севастополя команандовал обер-лейтенант Ганс – Герхард Банзен.
 
Практически во всех воспоминаниях защитников Севастополя посвященных боям второго штурма сообщения о действиях вражеского спецназа или как их тогда называли – диверсантов отмечается в последнею неделю боев за город, а точнее с момента переправы главных сил немецких войск через Северную бухту и их высадке на плацдармах Корабельной стороны.

Об этом факте, в своих мемуарах «Севастопольский бронепоезд» писал бывший старшина группы пулеметчиков бронепоезда «Железняков» Николай Александров. Описывая бои экипажа бронепоезда в районе Троицкого тоннеля на Корабельной стороне 29 – 30 июня 1942 он упоминает об уничтожении там в эти дни нескольких групп немецких солдат переодетых в красноармейскую форму.
 
Но особенно часто о подобных эпизодах сообщается в мемуарах защитников города посвященных последним дням его обороны на мысе Херсонес в первой декаде июля 1942 года. Как свидетельствуют участники последних боев, переодеваясь в красноармейскую или краснофлотскую форму, немецкие диверсанты, предатели старались посеять панику в ночное время в районе 35-й береговой батареи и побережья Херсонесского полуострова при приходе катеров для эвакуации стрельбой, пользуясь тем, что там были во множестве неорганизованные воины.

Командир 161-го стрелкового полка Л. А. Гапеев, в своих воспоминаниях по этому поводу отмечал следующее: «Полк занимал оборону от Молочной фермы до Черного моря. В тылу 1-го батальона у Горбатого моста, проникшая в ночь на 1 июля 1942, диверсионная группа фашистов расстреляла поодиночке спавших в кабинах шоферов, стоявшей у моста колонны автомашин. Находившийся в концевой автомашине командир застрелил одного диверсанта, остальные двое скрылись».

Один из бойцов «Группы особого назначения Черноморского флота Н. Монастырский отмечал в своих воспоминаниях, что 1 и 2 июля 1942, на территории Херсонесского аэродроме они вылавливали немецких диверсантов в форме матросов, которые подбивали одиночных бойцов стрелять по нашим самолетам, жечь боезапас, когда каждый патрон был на счету.

Боец этой же группы старший сержант В.Гурин в своих воспоминаниях написал, что после подрыва батареи группы фашистов на шлюпках и катерах высадились на мысе с целью пленить командный состав. Фашисты были одеты в красноармейскую форму и сумели просочиться в район 35-й батареи, при этом внесли панику среди бойцов. Всю ночь шел бой и вылавливание вражеских десантники, а утром после рассвета, когда они стали явно заметными по своим сытым и выхоленным лицам,они были полностью ликвидированы. Их шлюпки и катера захватили счастливчики из бойцов на берегу.

Об активных действиях немецкого спецназа в боях за Севастополь в последние дни его обороны свидетельствует и тот факт, что 9 июля 1942 года обер-лейтенант Ганс-Герхард Банзен, командир 6-й роты II батальона полка особого назначения «Бранденбург-800» – кавалер Рыцарских Крестов I и II классов, был награжден Золотым Германским Крестом и стал одним из семи солдат и офицеров этого полка, удостоинным этой высшей военной награды нацисткой Германии за весь период Второй Мировой войны.
Вернуться к оглавлению
Читайте также: