ГлавнаяМорской архивИсследованияБиблиотека












Логин: Пароль: Регистрация |


Голосование:
?


!



Самое читаемое:



» » Морская пехота Черноморского флота в годы Великой Отечественной войны
Морская пехота Черноморского флота в годы Великой Отечественной войны
  • Автор: kolontaev |
  • Дата: 11-10-2013 23:30 |
  • Просмотров: 4860

Вернуться к оглавлению
Часть 4. Отражение частями морской пехоты Черноморского флота Первого штурма Севастополя немецкими войсками в период 31 октября – 24 ноября 1941. Процессы формирования и переформирования частей морской пехоты в Севастопольском оборонительном районе в этот период

Прорвав Ишуньские позиции и вырвавшись на степные просторы Крыма 29 октября 1941 немецкие и румынский корпуса 11-й немецкой армии продолжили наступление в расходящихся направлениях: 54-й АК (50-я, 132-я ПД) был направлен на Севастополь; 30-й АК (22-я, 72-я ПД) был направлен на захват Симферополя и дальнейшего преследования и уничтожения Приморской армии в горно-лесистой местности Юго-Западного Крыма; 42-й АК (46-я, 73-я, 170-я ПД) преследовал отходившую от Джанкоя на Керчь 51-ю армию. В резерве командующего 11-й А находился румынский горнострелковый корпус (1-я горнострелковая и 8-я кавалерийские бригады), но и он вскоре был направлен для преследования и уничтожения Приморской армии. 1

В авангарде 54-го АК к Севастополю устремилась сводная немецко – румынская механизированная группа под общим командованием начальника штаба 11-й армии полковника Циглера ( по другим данным – начальника штаба 42-го армейского корпуса 11-й армии), численностью примерно до 15 тысяч человек, сформированная из моторизованных полков бригад румынского горнострелкового корпуса, моторизованных разведывательных, артиллерийских и саперных подразделений дивизий 54 и 30-гоармейских корпусов. 2

Приказ о формировании данной сводной механизированной группы был отдан командованием 11 – й немецкой армии, еще до прорыва Ишуньских позиций - вечером 27 октября 1941.

Эта сводная механизированная группировка была так же усилена несколькими самоходными штурмовыми орудиями и противотанковыми артдивизионами 54-го и 30-го АК, имевшими автомобильную тягу, а так же несколькими зенитными артдивизионами немецких пехотных дивизий, имевших на вооружении 20 – мм зенитные автоматические пушки, либо самоходные, либо на автомобильной тяге.

Стоит также отметить, что согласно тогдашней структуре в состав разведывательных батальонов ряда немецких пехотных дивизий входили по взводу бронетранспортеров Sd.Kfz. 221, 222 и 223 . В 11-й армии штатно такими взводами (по две бронемашины) обладали разведывательные батальоны 22-й 24-й, 50-й, 46-й и 73-й пехотных дивизий.

Для артиллерийской поддержки данной механизированной группы в ее состав был включен изрядно потрепанный в предшествующих боях армейский 190-й дивизион самоходных штурмовых орудий (четыре самоходных пушки) под командованием майора Фогта.

Целый ряд источников указывает, на то, что механизированная группа Циглера состояла из двух отдельных механизированных колонн: немецкой, под командованием подполковника Оскара фон Боддина (командира 22-го разведывательного батальона 22-й пехотной дивизии) и румынской, под командованием полковника Раду Корнэ.

Румынская механизированная колонна, находившаяся под командованием бывшего кавалерийского полковника Раду Корне – основателя в 1938 – 1941 годах румынских бронетанковых и механизированных сил, до этого, командовавшего 3 - м моторизованным полком, состояла как из румынских так и немецких моторизованных и механизированных частей.

В состав этой колонны Корнэ, входили 6-й механизированный полк из 5-й румынской кавалерийской бригады, 10-й механизированный полк из 10-й румынской кавалерийской бригады. Кроме них, в составе колонны Корнэ находились, так же подразделения 5-го механизированного эскадрона 8-й кавалерийской бригады, два тяжелых моторизованных артиллерийских дивизиона (52-й и 54-й). В составе румынской колонны, так же находилось порядка 15 французских танков типа R-1

Немецкие части колонны Корнэ были представлены двумя тяжелыми моторизованными гаубичными дивизионами с орудиями калибра 105 и 150-мм, 22 противотанковым артиллерийским моторизованным дивизионом, пехотным батальоном из 16-го полка 22-й пехотной дивизии посаженным на грузовики, мотоциклетной ротой и 622 моторизованным противотанковым дивизионом. Этот артиллерийский дивизион интересен тем, что некоторые его 37мм противотанковые орудия были установлены сверху на броню французских гусеничных тягачей «Renault UE» на манер самоходных орудий. В первые дни обороны Севастополя, в советских частях их часто принимали за танки.

Общая численность румынской колонны Корнэ, составляла порядка 7500 человек, 200 мотоциклов, более 300 грузовиков, 95 орудий, более сотни тягачей и транспортеров.

В настоящее время, существует информация о наличии в составе румынской колонны французских танков типа R-2, немецких штурмовых орудий Stug III, и большого количества трофейных советских танков. К сожалению, документальных источников по этому вопросу, пока не найдено. Но есть множество воспоминаний, причем не только с советской стороны. Упоминают о танках в составе бригады и румынские ветераны и немецкие. Бывшими бойцами курсантского батальона училища ВМУБО, в "немецких" танках уверенно были опознаны Т-26 и БТ-7.

Немецкая колонна механизированной группы Циглера, под командованием подполковника Оскара фон Боддина, общей численностью порядка 7500 человек, состояла из различных механизированных частей 11-й немецкой армии.

Колонна Боддина имела в своём составе, следующие части: разведывательный батальон 22-й пехотной дивизии, 22-й моторизованный зенитный дивизион, из этой же дивизии, 72-й противотанковый моторизованный дивизион и 72-й саперный батальон из 72-й пехотной дивизии, 46-й разведывательный и 46-й саперный батальоны из 46-й пехотной дивизии. Кроме, того, в эту колонну входили отдельные моторизованные артиллерийские батареи (три 150 - мм и две 105 - мм гаубичных батареи).

Общее количество боевой техники, колонны Боддина, составляло, около сотни боевых мотоциклов с пулеметами, около двухсот грузовиков и бронеавтомобилей (Sd.Kfz. 221, 222 и 223), французские гусеничные тягачи «Renault UE», бронетранспортеры типа Sd.Kfz 10 и 251.

По первоначальным планам командующего 11-й армии, именно силами механизированной группы Циглера предполагался захват Севастополя с ходу.

В день прорыва немецких войск в Крым, 28 октября 1941 командующий ЧФ вице-адмирал Октябрьский на эсминце «Бойкий» отбыл из Севастополя в Новороссийск для подготовки эвакуации флота и основных объектов его главной базы из Севастополя в порты Кавказа. Обязанности командующего флотом остался исполнять начальник штаба ЧФ контр-адмирал Елисеев И.Д. Именно на него, и легла организация обороны Севастополя в первые решающие дни 31 октября – 3 ноября 1941.

Непосредственное руководство обороной на сухопутном фронте 31 октября – 3 ноября 1941 осуществлял контр-адмирал Г.В. Жуков. Еще 15 октября 1941 он был назначен на специально созданную должность – заместитель командующего флотом по обороне Главной базы. Это назначение было связано с тем, что он, будучи начальником Одесской военно-морской базы, с началом обороны Одессы стал командующим Одесским (На фото командующий ЧФ вице-адмирал Октябрьский) оборонительным районом.

В Севастополе контр-адмиралу Жукову были подчинены все находившиеся там части морской пехоты, береговой артиллерии, ПВО и ВВС флота.

Приказом контр-адмирала Жукова Г.В. 29 октября 1941 в Севастополе вводится осадное положение и части морской пехоты, подвижные береговые и зенитные батареи начали готовиться к выдвижению на подготовленные оборонительные рубежи. Были образованы Балаклавский участок обороны и три сектора по числу соответствующих укрепленных районов: Чоргунского (1-й), Черкез-Керменского (2-й) и Арангийского (3-й) на реке Кача.
Подготовка Севастополя к обороне серьезно осложнялась тем, что по приказу командующего «Войсками Крыма» вице-адмирала Левченко Г.И. 28 октября 1941 из Севастополя на север полуострова была отправлена 7-я бригада морской пехоты.

29 октября 1941 7-я бригада морской пехоты под командованием полковника Жидилова вела бои на территории нынешнего Красногвардейского района, а затем 30-31 октября обороняла северные и северо-западные подступы к Симферополю на шоссе Джанкой-Симферополь и Саки-Симферополь, ведя бои с 72-й ПД немцев. Во второй половине дня 31 октября 1941 бригада отступила на южные окраины Симферополя, готовясь отойти к Севастополю. От станции Альма (Почтовое), где в этот момент занимали оборону два батальона морской пехоты, ее отделяло всего 20 километров. Однако вместо отхода к Севастополю по – прямой, то есть по шоссе Симферополь - Севастополь, бригада по приказу командующего Приморской армией двинулась через горы к Ялте. В результате бригада прибыла в Севастополь только 7-8 ноября 1941, потеряв по пути два батальона из четырех, часть орудий и минометов.

Это была одна из многих ошибок командующего Приморской армии в ходе Второй обороны Севастополя. Имевшихся на тот момент сил самой армии и присоединенной к ней 7-й бригады морской пехоты было вполне достаточно, что бы разгромить и даже полностью уничтожить бригаду Циглера, преградившую им прямой путь к Севастополю, что затем фактически и произошло спустя четыре дня 4 ноября 1941 в горной части долины реки Бельбек.

30 октября 54-я береговая батарея (4 морских орудия калибра 102-мм) под командованием лейтенанта И. И. Заики, которая находилась километрах в сорока севернее Севастополя, у села Николаевки, открыла огонь по колонне бронетехники и автомашин с пехотой — передовым частям румынской мехколонны, двигавшимся на Севастополь вдоль побережья. Оставив несколько румынских подразделений для дальнейшего штурма позиций этой береговой батареи Корнэ повел свою колонну дальше. Вскоре колонна свернула с прибрежного шоссе Евпатория – Севастополь и повернула на запад с целью выйти южнее Симферополя на шоссе, ведущее к Севастополю. Выйдя в указанный район полковник Корнэ основными силами продолжил движение на юг к станции Альма (ныне Почтовое).

31 октября авангард колонны Корнэ достиг высот севернее реки Альма. В ночь с 31 октября на 1 ноября 1941 частью сил румынская колонна захватила деревню Мангуш (ныне Прохладное), в восьми километрах восточнее Бахчисарая. Одновременно была перерезана шоссейная и железная дороги Симферополь - Бахчисарай в районе станции Альма.

31 октября 1941 начался первый бой второй обороны Севастополя, когда оборонявшиеся на реке Альме начиная от ее устья и далее вверх по течению Местный стрелковый полк, 1-й батальон электромеханической школы Учебного отряда ЧФ (командир - капитанн Жигачев) 2-й батальон электромеханической школы (командир - капитан Кагарлыцкий), батальон объединенной школы Учебного отряда ЧФ (командир - капитан Галайчук), батальон школы специалистов запаса береговой обороны (командир - полковник И. Ф. Касилов), вступили в бой с передовыми частями 132-й немецкой пехотной дивизии.

В районе станции Альма (Почтовое) сводный полк морской пехоты в составе батальона курсантов Севастопольского училища береговой обороны (СУБО) и 16-й батальон морской пехоты под общим командованием полковника Костышина (командир батальона МП СУБО), имевший общую численность порядка 2 тысяч человек и двух артиллерийских батареях калибра 76-мм, а так же бронепоезд №1 («Войковец»), вступили в бой с основными силами сводной бригады Циглера - механизированной румынско – немецкой колонны общей численностью около 7,5 тысяч личного состава, имевшей абсолютное превосходство над морскими пехотинцами в артиллерии и бронетехнике.

В день прорыва немецких войск в Крым, 28 октября 1941 командующий ЧФ вице-адмирал Октябрьский на эсминце «Бойкий» отбыл из Севастополя в Новороссийск для подготовки эвакуации флота и основных объектов его главной базы из Севастополя в порты Кавказа. Обязанности командующего флотом остался исполнять начальник штаба ЧФ контр-адмирал Елисеев И.Д. На него легла организация обороны Севастополя в первые решающие дни.

Непосредственное руководство обороной на сухопутном фронте 30 октября – 3 ноября 1941 осуществлял контр-адмирал Г.В. Жуков. Еще 15 октября 1941, он был назначен на специально созданную должность – заместитель командующего флотом по обороне Главной базы. Это назначение было связано с тем, что он, будучи начальником Одесской военно-морской базы, с началом обороны Одессы стал командующим Одесским оборонительным районом. В Севастополе контр-адмиралу Жукову были подчинены все находившиеся там части морской пехоты, береговой артиллерии, ПВО и ВВС флота. 3

Согласно приказу контр-адмирала Жукова Г.В. от 29 октября 1941, в этот день находящиеся в Севастополе части морской пехоты, подвижные береговые и зенитные батареи начали готовиться к выдвижению на заранее ранее подготовленные оборонительные рубежи. Были образованы Балаклавский участок обороны и три сектора по числу соответствующих укрепленных районов: Чоргунского (1-й), Черкез-Керменского (2-й) и Аранчийского (3-й) на реке Кача. 4

Начальник ПВО ЧФ полковник И. С. Жилин, получив от штаба Береговой обороны флота данные о районах, где особенно требовалась поддержка зенитных батарей, 30 октября – 1 ноября 1941 вывел их на сухопутные огневые позиции. Так, в район боевых порядков наших частей были выдвинуты, следующие подвижные зенитные батареи: 217-я (командир – старший лейтенант И. И. Коваленко) в район Дуванкоя, 227-я (командир – старший лейтенант И. Г. Григоров), в район плато Каратау, 229-я (командир – старший лейтенант Старцев Николай Иванович), в район Сахарной Головки, 75-я в район Новые Шули (ныне Штурмовое), в районе Кача — Бельбек действовали 214, 215, 218 – я (командир – старший лейтенант И. А. Попирайко), 219-я (командир – старший лейтенант А. М. Лимонов) зенитные батареи.

Другие севастопольские артиллерийские части ПВО ЧФ: 122-й полк и 114-й дивизион, были размещены в районе Бельбек - Мекензиевы Горы - Камышлы.

В ночь с 29 на 30 октября, три батальона морской пехоты были выдвинуты на линию, так называемого «Дальнего рубежа обороны», проходившему по реке Альма. Однако, рубеж этот существовал по большей части на бумаге, и укреплений на нем почти не было.

Выполняя приказ, эти три батальона учебного отряда ЧФ (два батальона Электромеханической школы и батальон Объединенной школы Учебного отряда ЧФ), заняли позиции, начиная от устья Альмы, вдоль реки по левому ее берегу.

Все три батальона были неплохо вооружены стрелковым оружием (пистолеты – пулеметы ППД, самозарядные винтовки СВТ), но практически не имели пулеметов и совсем не имели артиллерии. Планировалось вывести все вновь формируемые батальоны морской пехоты на Дальний оборонительный рубеж и занять оборону по самому дальнему из намеченных рубежей. В качестве резерва этой оборонительной линии планировалось использовать курсантский батальон, который был выдвинут на Альминские позиции в ночь с 29 на 30 октября 1941 года.
 
По плану Г.В. Жукова на реке Альма правее батальонов Учебного отряда должны были занимать позиции номерные батальоны морской пехоты (15, 16, 17, 18 и19-й) левее Местный стрелковый полк. Но МСП развернулся гораздо южнее на рубеже нижнего течения реки Кача. Лишь один батальон Местного стрелкового выдвинулся к Альме, но это было боевое охранение, которое не имело никакой локтевой связи с батальонами учебного отряда. Поддерживали местный стрелковый полк береговые подвижные батареи: 724 и 725-я. (8 пушек – гаубиц типа МЛ – 20 калибром 152 – мм)

Курсантский батальон, прибывший на Альминский рубеж обороны утром 31 октября 1941, приступил к самоокапыванию и строительству дзотов. Передовое охранение батальона находилось на холме Эгиз-оба и двух соседних высотах, контролирующих шоссе и железную дорогу. На скатах этих высот было начато строительство четырех дзотов.

Командир батальона, полковник В. А. Костышин выслал в район находившейся в нескольких километрах севернее станции Альма (Почтовое) разведку во главе с капитаном Н. Н. Ершиным и его помощником лейтенантом Ашихминым с целью определить силы и намерения противника.

Вскоре разведчики обнаружили румынскую механизированную колонну. Разведчики, двигавшиеся на мотоциклах, были замечены противником. Прикрывая отход группы, передовой мотоцикл с коляской, на котором двигался лейтенант Ашихмин и два курсанта остановился, прикрывая огнем ручного пулемета отход основной группы. В бою оба курсанта и лейтенант погибли, но основной состав разведки вернулся в расположение батальона.

Выйдя к железной дороге в районе станции Альма (Почтовое), румынские механизированные части установили две тяжелые батареи из 52 – го артдивизиона и перехватили железную дорогу и шоссе.

Немецкие источники, так же утверждают, что кроме румын, к этому времени в район станции Альма вышли и немецкие части из механизированной колонны Боддина: взвод 22-го разведывательного батальона из 22-й ПД, саперный взвод, одно штурмовое орудие из 1-й батареи 190-го дивизиона штурмовых орудий и 3-й взвод 150-го противотанкового артдивизиона.

Вскоре после выхода к станции Альма противник попал под огонь орудий маневрировавшего в этом районе армейского бронепоезда №1 («Войковец»), отошедшего от станции Сарабуз (Остряково). Командовал бронепоездом бывший командир 5-го танкового полка 172 - й стрелковой дивизии майор Баранов – герой боев на Перекопе и Ишуне в сентябре – октябре 1941.

Днем ранее 30 октября 1941 бронепоезд «Войковец», подобрав на станции Сарабуз (ныне Остряково), вышедший в этот район, экипаж ранее сошедшего с рельсов в ночь с 27 на 28 октября 1941, в районе станции Курман (ныне станция Урожайная в поселке Красногвардейское) флотского бронепоезда «Орджоникидзевец» (командир – капитан С. Ф. Булагин, до бронепоезда командовал 35 – й береговой батареей в Севастополе), после, чего начал прорыв к Севастополю.

В ночь с 29 на 30 октября 1941, бронепоезд вышел в район станции Альма (ныне Почтовое), при этом его разведка, обнаружила, что в направлении на Бахчисарай железнодорожное полотно разрушено авиацией противника, оставив часть экипажа восстанавливать полотно, командир бронепоезда, вернулся к станции Альма, где вступил в бой с подходившими к станции Альма частями румынской сводной моторизованной колонны Корнэ, остановив в этот день её дальнейшее продвижение по направлению к Севастополю. Когда, вечером 30 октября мимо станции Альма прошли части 25-й стрелковой дивизии, бронепоезд стал прикрывать их отход к Севастополю, медленно с боями отходя по направлению к Бахчисараю.

На следующий день, недалеко от Бахчисарая, у станции Шакул (ныне Самохвалово), в ходе боев с румынскими частями, «Войковец» подвергся ударам с воздуха, вызванной румынами на помощь немецкой авиации. В результате, у бронепоезда был выведен из строя паровоз. После этого бронепоезд некоторое время вёл бой находясь в стационарном положении. После того, как закончились боеприпасы, экипаж «Войковца», снял пулеметы, и, взорвав броневагоны с находящимися в них орудиями, отошел в Севастополь, где вскоре был зачислен в состав флотского бронепоезда «Железняков».

В ходе боев 30 и 31 октября 1941, по советским данным, бронепоезд «Войковец», уничтожил две живой силы противника до двух пехотных рот, а так же 8 орудий и 12 минометов. Румынские источники дают по этому поводу более скромные цифры, но, и они отмечают большие потери в первом батальоне 10-го моторизованного полка и в 52-м тяжелом артиллерийском дивизионе, которые вели бои в этом районе..

Этот поединок советского бронепоезда в районе станции Альма, с вражеской мотопехотой был заведомо неравным: французские 155 - мм орудия румынского артдивизиона, имели намного большую дальность стрельбы, чем 75 и 76мм орудия «Войковца». В результате, бронепоезд вынужден был отойти южнее к станции Шакул (Самохвалово). Там, в 14 часов 31 октября «Войковец» подвергся атаке немецкой авиации. Его паровоз был разбит, кончился боезапас к орудиям. Личный состав поврежденного бронепоезда, сняв с него пулеметы начал отход в расположение Сводного полка морской пехоты ( курсантский и 16 – й батальоны). К 19 часам 31 октября бойцы экипажа бронепоезда «Войковец» вышли на позиции морских пехотинцев.

В ходе этого боя, командир бронепоезда «Войковец» - майор Баранов был тяжело ранен. Бойцы экипажа на руках вынесли своего командира из боя. В дальнейшем в Севастополе у тяжелораненого майора С. П. Баранова хирурги в ходе операции вынули из тела около двадцати осколков.

Подготовка Севастополя к обороне серьезно осложнялась тем, что по приказу командующего войсками Крыма вице-адмирала Левченко Г.И. 28 октября 1941 из Севастополя на север полуострова была отправлена 7-я бригада морской пехоты.

29 октября 1941 7-я Бр.МП вела бои на территории нынешнего Красногвардейского района, а затем 30-31 октября обороняла северные и северо-западные подступы к Симферополю на шоссе Джанкой - Симферополь и Саки - Симферополь, ведя бои с 72-й пехотной дивизией немцев.

Во второй половине дня 31 октября 1941 бригада отступила на южные окраины Симферополя, готовясь отойти к Севастополю. От станции Альма (Почтовое), где в этот момент занимали оборону два батальона морской пехоты, ее отделяло всего 20 километров.

Однако, вместо отхода к Севастополю по прямой через станцию Альма, бригада по приказу командующего Приморской армией генерал – майора И. Е. Петрова 31 октября двинулась через горы к Ялте. В результате бригада прибыла в Севастополь только 7 - 8 ноября 1941, потеряв по пути в горах два своих батальона из пяти, а так же часть орудий и минометов. 5

Прорыв 7-й бригады морской пехоты в Севастополь происходил следующим образом. Приморская армия в течение всего дня 31 октября 1941 продолжала движение по дороге к Симферополю. 80-й отдельный разведывательный батальон 25 – й Чапаевской стрелковой дивизии предпринял разведку в направлении Бахчисарая. В ходе разведки выяснилось, что дорога на Севастополь закрыта. Несмотря на то, что второстепенные обходные пути к Севастополю еще сутки оставались открытыми, а заслон на основной дороге не был слишком плотным, командармом Приморской было принято решение отходить влево, к Крымским горам.

Соответствующий приказ об изменении маршрута получила и 7-я бригада морской пехоты. Точнее не вся бригада, а только её 3 и 4-й батальоны, которые двигались вместе со штабом бригады. Остальные 1, 2 и 5-й батальоны бригады двигались самостоятельно, под руководством своих командиров. Это и сыграло вскоре, трагическую роль в их дальнейшей судьбе.

Из воспоминаний Е.И.Жидилова: «Трагически сложилась судьба второго батальона и двух примкнувших к нему рот первого батальона. Подполковник Илларионов, встретив их у Атмана, по неизвестной причине повел колонну не на Симферополь, как следовала бригада, а на Булганак-Бодрак. У селения Азек (Плодовое) на нее напали крупные силы противника. В бою с вражескими танками и пехотой Илларионов и командир батальона Черноусов погибли. 138 бойцов под командованием младшего лейтенанта Василия Тимофеева с большими трудностями вышли из окружения и добрались до Севастополя. Мало осталось людей и от пятого батальона». Так написано в мемуарах Е.И.Жидилова, но причина известна- потеря управления. Батальон не успели предупредить о том, что дорога впереди уже занята противником. Похожим образом сложилась судьба пятого батальона бригады.
 
Если наложить маршрут движения батальонов советской 7-й бригады и немецкой 132-й пехотной дивизии, то эти маршруты несколько раз пересекутся. Одно из таких «пересечений» оказалось роковым для 5-го батальона. В бою с 437 – м пехотным полком немецкой 132-й дивизии, 5-й батальон (командир - капитан Дьячков), был разгромлен.

Этот бой 5 – го батальона, произошел примерно в 10 километрах южнее Симферополя, у деревни Приятное Свидание. Морские пехотинцы прямо с марша были вынуждены вступить в бой. Вскоре Дьячкова и его начальника штаба старшего лейтенанта Михаила Надтоку тяжело ранило. Раненых погрузили на машину, но ее захватили немцы. В командование батальоном вступил комиссар батальона - старший политрук Турулин. Моряки под его руководством сражались отважно и стойко. Они отбили все атаки противника, но к концу боя в батальоне осталось всего полсотни человек. Вырвавшись из окружения, они во главе со своим комиссаром пришли в Севастополь. До Севастополя дошли всего 38 бойцов 5 – го батальона.

Таким образом, 7-я бригада вышла из Симферополя в составе 4500 человек, а прорвалось в Севастополь вместе с Приморской армией всего 2 тысячи морских пехотинце. Правда, это совсем не означало, что остальные 2500 всех немцы перестреляли или взяли в плен, поскольку, вплоть до 5-6 ноября 1941, в Севастополь мелкими группами пробивались бойцы 1 и 2-го батальонов этой бригады, которых переправляли на сборный пункт в казармы Севастопольского училища зенитной артиллерии и после короткого отдыха, затем направляли на пополнение различных частей морской пехоты, оборонявших город. Так же некоторое, достаточно большое количество морских пехотинцев из 7-й бригады в ходе своих скитаний по горам присоединились к крымским партизанам.

Вечером 31 октября 1941, оборонявшиеся на реке Альма, западнее курсантского батальона части морской пехоты из-за отсутствия заранее подготовленных рубежей обороны, под ударами частей 132 немецкой пехотной дивизии были вынуждены начать отступление по шоссе Симферополь – Севастополь, на юг к реке Кача, где имелся уже готовый оборонительный рубеж усиленный различными бетонными огневыми точками.

1 ноября 1941 румынская моторизованная колонна под командованием Р.Корнэ, воспользовавшись уничтожением бронепоезда «Войковец», двинулась вдоль Симферопольского шоссе к Бахчисараю.

Силами этой колонны двухбатальонный сводный полк морской пехоты с примкнувшими к нему остатками экипажей уничтоженных ранее бронепоездов «Ордженекидзевец» и «Войковец», был оттеснен на юг к станции Бахчисарай.

В этот день 1 ноября 1941 года оперативным приказом по 11-й армии перед механизированной группой Циглера была поставлена задача - после выхода 2 ноября на рубеж Дуванкой - Биюк-Сюрень нанести удар в направлении Камары (ныне Оборонное), и перерезав там Ялтинское шоссе, приступить к захвату Севастополя наступая с востока и юго-востока. Но затем следующими приказами отданными командованием 11 – й армии в период с 2 по 5 ноября 1941 задача захвата Севастополя с ходу мехгруппе Циглера уже не ставилась. Все наличные силы немцев и румын были брошены на предотвращение прорыва в Севастополь Приморской армии.

После отступления к реке Кача 1 ноября 1941, расположение частей морской пехоты, занимавших оборону на дальних подступах к Севастополю, к началу первого штурма было следующим: от устья реки Кача и далее вверх по ее течению до деревни Аранчи (Айвовое) занимал оборону Местный стрелковый полк и приданный ему батальон морской пехоты Школы резерва береговой обороны ( всего около 3 тысяч человек личного состава), далее шла полоса обороны 8 - й Б. МП (3744 человек), затем полоса обороны 3 - го ПМП (2692 человек), впереди которого занимал позиции на станции Альма (Почтовое) Сводный полк в составе курсантского (1009 человек личного состава) и 16-го батальонов МП. Полоса обороны 3 - го ПМП заканчивалась в районе села Старые Шули (Терновка). От него и до села Нижний Чоргун (Чернореченское) близ шоссе Ялта-Симферополь шли позиции 2 - го ПМП (2494 человек личного состава).

Согласно приказа командовавшего на тот момент Севастопольским оборонительным районом контр – адмирала Жукова № 002 от 1ноября 1941, для 8 – й БрМП, как самой большой и боеспособной части морской пехоты, усиленной, к тому же тяжелой пушечной 724 – й батареей, был установлен следующий рубеж обороны: северный берег долины реки Бельбек у западной. окраины Дуванкой - высота Азиз – Оба - деревня Эфендикой – высота 36,5, северо – западнее деревни Аранчи включительно, имея на правом фланге 3 ПМП.

В резерве в тылу 8-й БрМП в районе высоты Азис-Оба находился 17-й батальон (811 человек) - командир старший лейтенант Л. С. Унчур) с батареей 76-мм пушек, один батальон из Учебного отряда и батальон Дунайской флотилии был на Сапун - Горе, 18-й батальон (729 человек) на станции Мекензиевы Горы, один из батальонов Электромеханической школы Учебного отряда в районе хутора Мекензия –Камышловский овраг, батальон запасного артполка береговой обороны в районе Сапун-Гора – Французское кладбище. 7

К этому времени командиром 18- го батальона, был капитан Ховрич, военным комиссаром - старший политрук Мельников. 19-м батальоном - командовал капитан Черноусов, военком - батальонный комиссар Горюнин.

Один из батальонов Электромеханической школы Учебного отряда был включен в состав 8-й БрМП в качестве ее 5-го батальона. 8

Полевая оборона Севастополя, занятая частями морской пехоты, опиралась на значительное количество железобетонных огневых точек закрытого типа (дот). По данным начальника береговой обороны ЧФ П. А. Моргунова к 30 октября 1941 на различных оборонительных рубежах Севастополя в построенных дотах было установлено 74 орудия.

Известный советский военный историк А. В. Басов уточнив эти данные утверждал, что к началу обороны Севастополя в артиллерийских и пулеметных дотах находилось 82 орудия калибров 45, 76 и 100 - мм и около 100 пулеметов.

Правда, необходимо отметить, что к началу обороны Севастополя большинство дотов было построено не на передовом рубеже обороны, проходившем по реке Кача, а южнее, вдоль реки Бельбек, и далее ближе к городу.

Кроме артиллерийских и минометных батарей в отдельных батальонах, артиллерийских и минометных дивизионов в бригадах и полках, морскую пехоту к началу обороны поддерживали практически вся береговая артиллерия ЧФ (за исключением на тот момент 18 и 35-й батарей), имевшаяся на тот момент в Севастополе.

К началу обороны в Севастополе было одиннадцать стационарных и две подвижные береговые батареи 724 и 725-я (калибр 152-мм), доставленные в город в начале октября 1941 из Дунайской флотилии. На вооружении береговых батарей были восемь орудий калибра 305 - мм, четыре орудия калибра 203 - мм, двадцать орудий калибра 152 - мм, четыре орудия калибра 100 - мм и четыре орудия калибра 45 - мм. Из них, имели возможность поддерживать сухопутный фронт своим огнем орудия калибром от 100 до 305 - мм. 10

Кроме этого, к началу обороны в Севастополе оставалось значительное количество полевой и зенитной артиллерии, как Приморской Армии, так и некоторых ее дивизий. Эти артиллерийские части остались в Севастополе из-за отсутствия лошадей и средств механической тяги, которые не успели вывезти во время эвакуации из Одессы. Это были 57-й артполк 95-й стрелковой дивизии, артдивизионы 161-го и 241-го стрелковых полков этой же дивизии, 164-й противотанковый и 333-й зенитный артдивизионы 25-й стрелковой дивизии, и ее 99-й гаубичный артполк. 11

Часть оставшейся в Севастополе артиллерии Приморской Армии была использована для формирования артиллерийских батарей для отдельных батальонов морской пехоты, а другие орудия участвовали в обороне Севастополя в составе своих частей.

Для поддержки морской пехоты, в качестве полевой артиллерии перед началом первого штурма была использована большая часть зенитных батарей находившихся в Севастополе.

К 1 ноября 1941 в ПВО Севастополя было сорок батарей калибра 76 и 85 - мм (160 орудий), семь батарей калибра 37 и 45 - мм (30 орудий), а так же значительное количество зенитных пулеметов. По приказу командования ЧФ две трети зенитных орудий (около 130) были выдвинуты в боевые порядки морской пехоты. 12
 
От устья реки Кача, по ее левому берегу вверх против течения располагались 214, 215, 216, 217, 218 и 219-я зенитные батареи. Они находились в полосе обороны Местного стрелкового полка и 8 - й БрМП. Таким образом, одна зенитная батарея приходилась в среднем на один батальон этих частей.

В результате, по количеству орудий используемых для ведения огня по наземным целям защитники Севастополя во время первого штурма имели примерное равенство или даже небольшое превосходство над штурмовавшими город 4 дивизиями 11-й немецкой армии и двумя бригадами румынского горнострелкового корпуса.

Согласно одному из последних справочников по германской артиллерии периода второй мировой войны, до 1943 года основой германской полевой артиллерии были артиллерийские части и подразделения пехотных дивизий. В составе армейских корпусов и армий штатных артиллерийских частей не было. Дополнительные артиллерийские части в виде артдивизионов резерва с орудиями калибра 150 и 211 - мм и дивизионы самоходных штурмовых орудий придавались армиям или армейским корпусам по решению командований групп армий, или верховным командованием вермахта.

Артиллерия пехотных дивизий вермахта в 1941-1942 годах выглядела следующим образом: основная артиллерийская часть – артполк, командир которого был одновременно начальником артиллерии дивизии. Артполк состоял из трех дивизионов по двенадцать 105-мм гаубиц в каждом и одного дивизиона из двенадцати 150-мм гаубиц. В реальности, дивизион 150 – мм гаубиц часто отсутствовал. В состав артиллерии пехотной дивизии, так же входили противотанковый артдивизион (шестнадцать орудий калибра 37, реже 50 - мм) и зенитный артдивизион с двенадцатью зенитными 20 - мм автоматическими артустановками). В составе каждого пехотного полка дивизии имелись шесть короткоствольных 75-мм и два 150-мм, так называемых «пехотных орудий». 13

 Исходя из этого источника, по штатному расписанию в немецкой пехотной дивизии имелось до 100 орудий полковой и дивизионной артиллерии. Но в действительности, из-за постоянных потерь в артиллерийской части в ходе боевых действий их было меньше.

Что касается артиллерии дивизий 11-й немецкой армии, то они подошли к Севастополю понеся значительные потери в материальной части в ходе боев на Перекопе и севере Крыма с 12 сентября по 30 октября 1941, и эти потери не восполнялись, поскольку, по воспоминаниям командующего 11-й армией Э.Манштейна, она пополнялась живой силой и техникой по «остаточному» принципу.

Таким образом, исходя из этих данных, можно утверждать, что в составе каждой из четырех немецких пехотных дивизий во время первого штурма имелось в среднем примерно по 80 орудий всех типов, а также неполный дивизион штурмовых орудий из числа приданных армии, и небольшое количество артиллерии румынского горнострелкового корпуса. Всего около 300 орудий.

А вся выше перечисленная артиллерия СОР к началу первого штурма насчитывала около 300 орудий. Если не принимать в расчет орудия ДОТов, находившихся на тыловых рубежах и не имевших возможность вести огонь по противнику во время первого штурма, то к его началу по противнику вели огонь около 250 орудий.

Относительно равное соотношение сил было к началу первого штурма и по авиации. На аэродромах Севастополя к 31 октября 1941 базировались 82 самолета ВВС ЧФ. 14

С немецкой стороны действовало примерно такое же или немного большее количество самолетов. Дело было в том, что все основные силы немецкой авиации, действовавшей на южном крыле советско-германского фронта, поддерживали 1-ю танковую, 6 и 17-ю полевые армии, наступавшие на харьковском и, особенно, ростовском направлении, так как взятие Ростова рассматривалось Германией как решающий шаг к овладению кавказской нефтью. В самом Крыму командование 11-й армией до 18 ноября 1941 было вынуждено направлять значительную часть приданной авиации для действий под Керчью.

Такое же примерно равенство, между СОР и 11-й армией было и в живой силе. К 10 ноября 1941, когда под Севастополем были сосредоточены два корпуса 11-й армии и значительная часть румынского горнострелкового корпуса, общая численность немецко-румынских войск под Севастополем составляла 35-37 тысяч человек.

Дело в том, что хотя по штату численность немецкой пехотной дивизии в 1941-1942 годах составляла 15 тысяч человек, реально она была намного меньше. Так, по данным П.А.Моргунова к началу второго штурма Севастополя к 16 декабря 1941, численность получивших пополнение дивизий 11 – й армии составляла 9,5-10 тысяч человек. 15

Эту численность немецкие дивизии ко времени второго штурма имели, получив значительное пополнение, поскольку взятие Севастополя было в декабре 1941 объявлено главной задачей группы армий «Юг». Поэтому, скорее всего, к началу первого штурма численность немецких дивизий под Севастополем не превышала 8 тысяч человек в каждой.

Общая численность войск СОР к 10 ноября 1941 составляла 32-33 тысячи человек. Имелся значительный резерв живой силы в береговых частях. Это позволило, уже в ходе начавшихся боев первого штурма 1 ноября 1941 сформировать 17-й и 18-й (1120 человек, 7 пулеметов) командир капитан А. Ф. Егоров, а 2 ноября - 19-й батальон (557 человек, 5 пулеметов) морской пехоты. Командирами этих подразделений стали: 17-й батальон – капитан Черноусов М.С., затем старший лейтенант Унчур Леонид Степанович; 18-й – капитан Егоров А.Ф. затем капитан Черноусов М.С., и затем – старший лейтенант Трушляков В.Г.; 19-й – капитан Черноусов М.С. 16

Первый штурм Севастополя, продолжился более активно с утра 1 ноября 1941 года. В этот день главные силы румынской колонны механизированной группы Циглера продолжили атаки на позиции 16-го и курсантского батальонов в районе станции Бахчисарай. Против них действовали два батальона мотопехоты противника, усиленные 15 единицами бронетехники и тяжелой артиллерийской батареей с орудиями калибра 150 – 155 – мм. В ходе этого боя эти батальоны морской пехоты впервые получили поддержку береговой артиллерии из Севастополя. В 12 часов 40 минут 1 ноября 1941 30-я береговая батарея произвела огневой налет по находившейся на станции Альма резервам и тылам румынской колонны, нанеся им серьезные потери. 17

Активную помощь морским пехотинцам на Качинском рубеже обороны оказывали зенитчики. Так в боях 1 ноября 1941, 217 – я батарея под командованием старшего лейтенанта Коваленко И. И., находясь вблизи шоссе Симферополь – Севастополь, уничтожила около десятка единиц бронетехники противника, после чего подверглась массированной бомбежке вражеской авиацией и потеряв три орудия, тем не менее продолжала бой одним уцелевшим орудием. Соседняя 218 – я батарея под командованием старшего лейтенанта Попирайко И. А. в этих же боях уничтожила до сотни солдат и офицеров противника и сбила два самолёта.

Понеся в боях за Бахчисарай 1 ноября 1941 значительные потери полковник Циглер понял, что взять силами свой механизированной группы Севастополь с ходу невозможно. Об этом он доложил Манштейну. Командующий 11-й армией принял решение повернуть механизированную Циглера от Бахчисарая в горы для усиления группировки войск, преследовавших Приморскую армию. Дальнейшая операция по взятию Севастополя возлагалась на 132-ю ПД 54-го АК, усиленную 5 –м румынским кавалерийским полком.

В этот же день 1 ноября 1941 разведывательный батальон и передовые отряды полков 132-й ПД и 5-го румынского кавалерийского полка начали выходить к реке Кача на фронте от ее устья до Бахчисарая. Там их встречали огнем орудия и минометы местного стрелкового полка и 8-й БрМП, а так же активно поддерживавшие эти части морской пехоты подвижные зенитные батареи. 17

В полосе обороны местного стрелкового полка в этот день вела огонь 219-я зенитная батарея старшего лейтенанта Денисова, 553 – я зенитная батарея старшего лейтенанта Георгия Воловика, сбившая в ходе боев этого дня немецкий самолёт – разведчик типа ФВ-189 («рама»), и уничтожившая значительное количество живой силы и техники противника. Сам Воловик был в ходе этого боя ранен, в голову, но продолжал командовать, до тех пор пока бой не закончился и его батарея начала перемещаться на новые позиции. Из района севернее аэродрома Бельбек вела огонь по врагу – 218-я зенитная батарея старшего лейтенанта Попирайко И.С. С позиций 8-й Бр.МП из района села Дуванкой (Верхнесадовое) вела огонь 227-я зенитная батарея старшего лейтенанта Григорьева И.Г.

Так же 8-ю БрМП поддерживала 724 – я подвижная батарея береговой обороны (четыре 152-мм орудия) капитана Спиридонова М.В. 18

Общее наступление 132-й ПД на Севастополь началось утром 2 ноября 1941 по всей линии обороны. В этот день Местный стрелковый полк начала поддерживать огнем четырех своих орудий калибра 203 –мм 10-я береговая батарея. 30-я береговая батарея наносила удары по резервным частям 132-й ПД на станции Бахчисарай и селении Альма-Тархан. На фронте 8-й БрМП 227-я зенитная батарея 2 ноября сдерживала атаки 5-го румынского кавалерийского полка. 19

Для отражения атак 132-й ПД командование ЧФ 2 ноября уплотнило оборону на реке Кача путем размещения на стыке 8-й БрМП и 3-го ПМП, а так же 16-го и курсантского батальонов, отошедших от Бахчисарая. Вечером этого дня в резерв 8-й БрМП перебрасывается 19-й батальон, в резерв 3-го ПМП – батальон ВВС. 20
Утром 2 ноября с Кавказа в Севастополь возвратился командующий ЧФ вице-адмирал Октябрьский. В Севастополе он заслушал доклады контр-адмирала Жукова и генерал-майора Моргунова о состоянии обороны и ходе боевых действий, одобрив принятые меры. Одновременно командующий Приморской армией генерал-майор Петров вместе со штабом выехал из Алушты в Севастополь. 21

Все атаки противника 2 ноября были успешно отбиты. Он не смог продвинуться ни на одном из участков линии фронта.

Тем временем в ночь со 2 на 3 ноября 1941 в Севастополь прибыл штаб Приморской армии. Затем днем 3 ноября в Севастополь прибыл командующий войсками Крыма вице –адмирал Левченко.

Поняв, что силами одной дивизии Севастополь не взять, Манштейн с утра 3 ноября ввел в бой со стороны Бахчисарая 50-юпехотную дивизию. Таким образом, в этот день на Севастополь наступал весь 54-й АК.

Благодаря сужению фронта наступления 132-я ПД сумела 3 ноября вклиниться в оборону 8-й БрМР и овладеть деревней Эфендикой (Айвовое). На участке Местного стрелкового полка части 132-й ПД 3 ноября успеха не имели.

В связи с вклинением противника из резерва 8-й БрМП к линии фронта был выдвинут 17-й батальон с батареей 76-мм пушек. На фронте 3-го ПМП части 50-й ПД вклинились в его оборону и овладели деревней Заланкой (Холмовка). Их дальнейшее продвижение было остановлено вводом в бой 19-го батальона и батальона ВВС. 22

Некоторые успехи наступления противника 3 ноября 1941 были связаны, не только с вводом им в бой свежей дивизии, но и с тем, что в этот день несколько ослабло управление войсками, оборонявшими Севастополь. Причиной тому было прибытие в этот день в Севастополь командующего войсками Крыма вице-адмирала Левченко и командующего Приморской армией генерал-майора Петрова со своим штабом.

В результате, 4 ноября 1941, старшим воинским начальником в Севастополе оказался вице – адмирал Левченко. В этот день своим приказом он создал Севастопольский оборонительный район (СОР) и назначил его командующим генерал - майора Петрова. Руководство обороной Севастополя было возложено на Петрова, чтобы освободить Октябрьского для организации и последующего проведения эвакуации главной базы флота из Севастополя на Кавказ. И без того еще до этого, охваченному эвакуационными настроениями командующему ЧФ вице - адмиралу Октябрьскому, Левченко дал указание держать оборону Севастополя еще 7-10 дней, чтобы успеть вывезти все ценное военное и другое имущество на Кавказ. 23

После этого от имени Военного Совета ЧФ Октябрьский отправил И.В.Сталину и Наркому ВМФ Кузнецову первую телеграмму, оправдывающую подготавливаемую сдачу Севастополя. В телеграмме утверждалось, что успешная оборона без сухопутных войск невозможна, а Приморская армия отрезана от Севастополя и неизвестно – сможет ли она в него прорваться. Далее утверждалось, что Севастополь обороняют ограниченные силы морской пехоты, плохо оснащенные автоматическим стрелковым оружием и совершенно не имеющие полевой артиллерии для отражения танков противника. Немецкая авиация непрерывно бомбит оборонительные рубежи, находящиеся в Севастополе корабли и другие объекты ЧФ. Усилились бомбежки судов, идущих в Севастополь и обратно. В связи с этим, Октябрьский предлагал следующее: 1) вывести на Кавказ основные силы флота, оставив в Севастополе лишь два старых крейсера, 4 старых эсминца; 2) вывести из Севастополя на Кавказ все ремонтируемые и достраиваемые корабли, морской завод и мастерские флота; 3) отправить на Кавказ всю авиацию флота; 4) возложить руководство обороной Севастополя и Керчи на командующего войсками Крыма Левченко. 24

Эту же телеграмму Октябрьский повторил 4 ноября 1941, и затем в этот же день, снимая с флота ответственность за дальнейшую оборону Севастополя, он освободил контр-адмирала Жукова от руководства боями на сухопутном фронте. Адмирал Жуков был назначен командующим Севастопольской военно-морской базой с подчинением ему сил береговой обороны, охраны водного района, ПВО, остающихся в Севастополе кораблей и авиации. 25

Утром 4 ноября 1941, командующий Приморской армией генерал - майор И. Е. Петров и командующий береговой обороной Главной базы ЧФ в Севастополе генерал - майор П. А. Моргунов объехали секторы обороны, где ознакомились с оборонявшимися там частями и соединениями, с организацией их взаимодействия с береговой и корабельной артиллерией, авиацией, а также с местностью и инженерным оборудованием рубежей. Противник в этот день так же с утра предпринял несколько атак на участках Аранчи - Мамашай, Дуванкой - Заланкой и в районе высоты 157,8.

В течение 4 ноября противник атаковал по всей линии фронта Севастопольского оборонительного района (СОР). На фронте 8-й БрМП все атаки 132-й ПД были отбиты. 3-й полк морской пехоты, усиленный 19 батальоном и батальоном ВВС, вел бои с 50 – й немецкой пехотной дивизией к югу от Бахчисарая, на реке Кача.

В ходе отражения немецких атак 4 ноября 1941 30-я береговая батарея применив 305-мм шрапнельные снаряды двумя залпами практически полностью уничтожила два немецких пехотных батальона и их вооружение: 2 орудия, минометную батарею, 15 пулеметов и 2 автомашины.

Несмотря на эту мощную огневую поддержку, 4 - 5 ноября части 50-й немецкой ПД оттеснили 3-й ПМП с его прежних позиций на реке Кача к югу на рубеж реки Бельбек в районе Орта-Киссек (Свидерское) и Биюк-Отаркой (Фронтовое), а на участке 19-го батальона и батальона ВВС полки 50 – й немецкой ПД овладела высотами 134,3, 142,8, 103,4 и урочищем Кизил-Баир. После этого рубеж обороны полка растянулся на 10 километров от Дуванкоя до Черкез – Кермена. 26

На четвертый день своего прорыва к Севастополю - 4 ноября 1941, Приморская армия, двигаясь своими основными силами по дороге Бахчисарай – Ялта, к перевалу Ай - Петри разгромила в горной части долины реки Бельбек главные силы сводной механизированной группы Циглера.

Разгром механизированной группы произошел в ходе двух крупномасштабных боев 4 ноября 1941, когда в деревне Улу – Сала части 25-й Чапаевской стрелковой дивизии под командованием генерал – майора Коломийца уничтожили моторизованный батальон и 72 – й немецкий противотанковый артиллерийский дивизион, захватив 18 орудий, 25 пулеметов, и значительное количество автомашин (Центральный архив Министерства обороны СССР фонд 288, опись 9900, дело 17, лист 3.), 7 бригада морской пехоты между деревнями Ени – Сала и Фоти – Сала (ныне Голубинка) разгромила основные силы бригады Циглера, уничтожив 1 бронемашину, 28 автомашин, три мотоцикла, 19 полевых и противотанковых орудий, 3 зенитных мелкокалиберных автоматических пушки калибра 20 – миллиметров, и захватив в качестве трофеев: 20 автомашин, 10 мотоциклов и 3 орудия. (ЦАМО СССР ф. 288, оп. 9905, д. 12, л. 62.)

Таким образом, 4 ноября 1941 года сводная механизированная немецко – румынская группа полковника Циглера потеряв в течении этого дня в боях с 25-й Чапаевской стрелковой дивизией Приморской армии и 7-й бригадой морской пехоты Черноморского флота всю свою артиллерию, большую часть автотранспорта, а так же значительное количество живой силы убитыми и ранеными, фактически прекратила свое существование как организованная воинская сила.
 
Вскоре после этого разгрома 6 ноября 1941 механизированная группа Циглера была расформирована, а входившие в ее состав немецкие и румынские воинские подразделения, понесшие значительные потери в живой силе и технике были направлены в свои прежние воинские части, со следующей дислокацией, некоторых из них: румынский моторизованный полк занял позиции напротив Аранчи, разведывательный батальон 22-й немецкой ПД был направлен по дороге Сюрень-Ай-Петри-Ялта наперерез Приморской армии, разведывательный батальон 50-й немецкой ПД направлен по дороге к хутору Мекензия, 190-й дивизион самоходных орудий 6ноября был направлен на усиление 42-го армейского корпуса наступавшего на Керчь.
 
Странно только, что этот весьма знаменательный факт оказался совершенно не замечен советской историографией Второй обороны Севастополя 1941 – 1942 годов за весь период ее существования.

Утром 5 ноября немцы возобновили наступление в районе деревни Дуванкой. 1-й и 3-й батальоны 3-го полка морской пехоты, понеся большие потери, вынуждены были отойти на рубеж южнее деревень Дуванкой, Гаджикой и Биюк-Отаркой. Гарнизоны находившихся там морских орудий, расстреляв весь боезапас, взорвали орудия и отошли, кроме расчета 130-мм орудия, расположенного левее железной дороги и окруженного противником. Его расчет продолжали упорно сражаться в окружении, нанося врагу большие потери.

5 ноября 121 – й пехотный полк 50 – й немецкой пехотной дивизии овладел горой Яйла-Баш севернее Черкез-Кермен, а 122 - й пехотный полк этой же дивизии деревней Юхары-Каралез.

В ответ на потерю ряда своих оборонительных рубежей, в этот же день 5 ноября, на фронте 3-го ПМП был нанесен контрудар силами 17-го (600 чел.), 18-го батальонов морской пехоты и 80-го отдельного разведывательного батальона (450 чел.) 25-й Чапаевской дивизии под командованием капитана Антипина М.С., имевшего на вооружении пушечные бронемашины, танкетки и два огнеметных танка. Этим контрударом была возвращена большая часть утраченных днем раньше позиций.

В ответ немцы контратаковали при поддержке бронетехники и к вечеру 5 ноября ворвались в Дуванкой, где начались уличные бои. 132 немецкая пехотная дивизия сумела овладеть Дуванкоем, но из – за понесенных в ходе боев 5 ноября больших потерь и увеличения протяженности фронта своего наступления до 20 километров была вынуждена дальнейшее наступление прекратить.

Итоги боев 5 ноября подвел начальника оперативного отдела штаба Приморской армии полковник Ковтун-Станкевича в донесении отправленным им с передового КП штаба армии в районе 1 – го кордона вечером 5 ноября: «Противник овладел Дуванкой силой допехотного батальона, до двух батальонов овладело северными окрестностями Черкез-Кермен. Наш 18 батальонн оседлал дорогу и долину Дуванкой - западнее Дуванкой. Батальон майора Людвинчука сосредоточен в районе Кордон № 1. 80 ОРБ в бою за Дуванкой потерял много личного состава. 4 зенитных пулеметных установки разбиты снарядами, разбита рация. Остатки батальона на отошли на высоту 158,1. На участке Черкез-Кермен и севернее обороняются 12 самостоятельно действующих отрядов, связь и управление ими почти потеряно. Моряки вовсе не имеют шанцевого инструмента и поэтому не окапываются».

Тем временем действовавшая слева от 132 немецкой ПД – 50 - я немецкая пехотная дивизия продолжала в этот день 5 ноября наступать углубляясь по долинам восточной части Мекензиевых гор в направлении Шули (ныне Терновка). В связи с этим Вечером 5 ноября в 17 часов 35 минут генералом Петровым было отдано следующее боевое распоряжение: «1. Противник группирует силы в районе г. Кая-Баш — Заланкой, подготавливая удар на Черкез-Кермен.2. Приказываю: командиру 3 полка морской пехоты подполковнику Затылкину с получением сего немедленно 19 бмп занять и оборонять рубеж к северу от Черкез-Кермен (от левого фланга 2 батальона 3 –го морского полка) до г. Яйла-Баш (высота 131,55) и далее до высоты 83,6 - не допустить выхода частей противника в район Черкез-Кермен. 3. О выступлении батальона и занятии рубежа обороны донести. 4. Долину Дуванкой оборонять 18 бмп, подчинив его командиру Дацишину» Одновременно с этим на позиции Черкез-Керменского укрепленного района были переброшены курсантский и 19-й батальоны, 2-й Перекопский отряд морской пехоты в связи с приближением туда противника. 28

В этот же день 5 ноября 1941 Октябрьский в третий раз отправляет в Москву телеграмму c обоснованием необходимости сдать Севастополь, добавив к ней угрожающую информацию о положении на линии фронта, которая совершенно не соответствовала реальной обстановке вокруг Севастополя: «Положение Севастополя под угрозой захвата. Противник захватил Дуванкой. Наша передовая линия обороны прорвана. Резервов больше нет. Одна надежда, что через день-два подойдут армейские части. Исходя из данной обстановки мною было принято решение и отправлено два донесения о нем. Но я не получил до сих пор никаких руководящих указаний. Докладываю третий раз. Прошу подтвердить правильность проводимых мной мероприятий. Если вновь не будет ответа – считаю свои действия правильными». 29
И, все это при том, что Севастополь этот день 5 ноября 1941, атаковали, только две из семи пехотных дивизий 11-й армии и один румынский кавалерийский полк.
 
Утром 6 ноября, чтобы не допустить прорыва врага в район железнодорожной станции Бельбек (ныне железнодорожная станция Верхнесадовая), был срочно переброшен из резерва 18 - й батальон морской пехоты, который прикрыл Бельбекскую долину, железную дорогу и шоссе на Мекензиевы Горы и Севастополь. Он был подчинен командиру правого подсектора III сектора полковнику Дацишину. К вечеру 6 ноября противник по долине реки Бельбек продвинулся к станции Бельбек, где был остановлен 18-м батальоном. Одновременно с этим 6 ноября бои шли и в районе Черкез - Кермена на одном из участков обороны 3-го ПМП. Здесь одна из частей 50-й ПД овладела деревней Черкез-Кермен (Крепкое) и высотой 363,5. Контратакой высота была отбита, но деревня осталась у противника.

К утру 7 ноября 18-й батальон морской пехоты занимал позиции от высот над станцией Бельбек (Верхнесадовая) до скатов плато Кара-тау не имея локтевой связи ни с 3-м ПМП ни с 8-й бригадой. 7-го ноября 8-я БрМП контрударом выравнивает фронт, и становится на одной линии с 18 батальоном.

В 2 часа ночи 7 ноября в Севастополь из Москвы пришла телеграмма, подписанная Сталиным и Кузнецовым, являвшаяся ответом на предыдущие послания Октябрьского. В ней к командующему ЧФ содержались следующие категорические требования: 1) главная задача ЧФ активная оборона Севастополя и Крымского полуострова всеми силами; 2) Севастополь не сдавать ни в коем случае и оборонять его всеми силами; 3) командующий ЧФ лично руководит обороной Севастополя, находясь в нем, а начальник штаба руководит основными силами флота, переведенными на Кавказ, находясь со штабом в городе Туапсе. 30

Подстегнутый этим категорическим приказом, Октябрьский в этот же день, 7 ноября перешел к активной обороне Севастополя, организовав контрудар силами 8-й БрМП. Для наступления были выделены усиленные роты от каждого батальона бригады. После короткой артиллерийской подготовки, с участием двух 203 – мм орудий береговой батареи № 10, они ворвались в окопы противника и овладели высотами 132,3, 158,7, 165,4.

В результате наступления 7 ноября 8-й БрМП - части 132 - й немецкой пехотной дивизии и приданного ей 5 - го румынского кавалерийского полка потеряли 250 человек убитыми, морскими пехотинцами, так же было уничтожено 2 противотанковых орудия противника калибра 37-мм и 6 минометов. Взято в качестве трофеев: три противотанковых орудия калибра 37 – мм, шесть 81 – мм и четыре 50 – мм миномета, 20 пулеметов, 150 винтовок, 15 ящиков с боеприпасами, 4 полевых телефонных аппарата. 31

В ходе боев за Севастополь 7 ноября наступление противника сдвинулось юго-восточнее ранее атакованных участков обороны, и в 14 часов из района Черкез - Кермен он начал наступать в направлении хутора Мекензи и верховьев долины Кара - Кобы на стыке 3-го и 2-го ПМП. В ходе наступления противник овладел хутором Мекензи и здесь был остановлен. В верховьях долины Кара - Коба подразделения 2-го ПМП отбили все немецкие атаки.

В этот же день 7 ноября кораблями ЧФ из Ялты в Севастополь были переброшены остатки 7-й БрМП: штаб, 3-й и 4-й батальоны, минометный дивизион, рота связи. Вечером этого же дня 7-я БрМП была переброшена к линии фронта в район хутора Мекензия.

Утром 8 ноября после контрудара противника 8-я БрМП оставила занятые днем ранее высоты и отступила на прежние позиции. В этот же день в районе хутора Мекензия силами 7-й БрМП, 3-го ПМП, 16-го и курсантского батальонов был нанесен контрудар. В боевом распоряжении генерал – майора Петрова командиру 7 – й БрМП полковнику Жидилову о начале наступления отданному в 9 часов 30 минут 8 ноября говорится следующее: «7 Мор.бригаде: сосредоточившись к 10 часам 8 ноября 1941 года в районе 3 километра северо - западнее хутора Мекензия, ударом направлении Черкез-Кермен отбросить противника из района хутора Мекензия и овладеть рубежом отметка.149,8 - гора Ташлых включительно. С выходом в район сосредоточения в Ваше подчинение входят 2 Перекопский батальон и батальон майора Людвинчука» Наступление 7 - й бригады морской пехоты в направлении Черкез – Кермена поддерживали огнем своих двадцатичетырех 130-мм орудий крейсера «Червона Украина» и «Красный Крым», а так же 8 орудий калибра 305-мм 30-й и 35-й береговых батарей, четыре орудия калибра 152-мм 2-й береговой батареи. В результате противник был отброшен к хутору Мекензи, но овладеть самим хутором не удалось. 33
Атаки морской пехоты на хутор Мекензия продолжались весь следующий день 9 ноября, но безрезультатно. В свою очередь, в этот же день противник, здесь так же непрерывно контратаковал, наши наступающие части.

В ночь с 8 на 9 ноября 1941 разведка 8 БрМП, в 1 километре северо-западнее села Дуванкой захватила в плен солдата 2 – й роты 1 – го батальона 47 - го пехотного полка 22 – й немецкой пехотной дивизии. Допрос пленного позволил получить информацию о некоторых планах противника по предстоящим боям 9 ноября. Поэтому начавшееся утром 9 ноября наступление немецких и румынских войск не стали для подразделений бригады неожиданными. Тем не менее, в ходе боев 9 ноября двум румынским ротам при поддержке трех танков атаковавшим высоту 165,4 удалось сбросить с нее боевое охранение 2 – го батальона 8 БрМП. Контратаками дальнейшее продвижение противника остановлено. В этом бою был убит командир одного из взводов 2 – го батальона лейтенант И. М. Плюйко.

8 - 9 ноября 2-й ПМП при поддержке нескольких зенитных батарей, 19-й и 35-й береговых батарей, артиллерии бронепоезда «Железняков», успешно отбивал атаки противника в долине Кара-Коба.

Утром 9 ноября 1941 в районе Дуванкоя, по Симферопольскому шоссе немецкая пехота получившая усиление бронетехникой попыталась совершила прорыв. Это наступление был сначала остановлен дотом № 4 и 217 – й подвижной зенитной батареей, которой командовал старший лейтенант Н. И. Коваленко, которая была придана 18 батальону морской пехоты, а чуть позже, около 12 часов этого дня эта немецкая группировка была разбита батальоном морской пехоты запасного артполка, которым командовал майр Людвинчуг. В ходе этого боя данный батальон понес очень тяжелые потери, но свою задачу выполнил. Сам майор Людвинчуг был тяжело ранен и его дальнейшая судьба его до сих пор неизвестна. 217 – я зенитная батарея в этом бою потеряла уничтоженными все четыре своих орудия и большую часть личного состава убитыми и ранеными. Уцелели к исходу дня только 12 зенитчиков. Остатки батальона запасного артполка в количестве 197 человек 13 ноября 1941, были направлены в качестве пополнения в 7-ю бригаду морской пехоты.

В связи с этим немецким наступлением, вскоре после его начала, утром 9 ноября 1941по приказу, тогдашнего командующего СОР генерал – майора Петрова был частично подорван Камышловский железнодорожный мост.

Наступление 8-й БрМП севернее села Дуванкой (Верхне-Садовое) и 7-й БрМП в районе хутор Мекензи 7-9 ноября 1941 заставили командующего 11-й немецкой армией начать 9 ноября переброску из района Ялты под Севастополь 22-й пехотной дивизии из состава 30-го АК и тем самым значительно ослабить начавшееся 11 ноября наступление на Севастополь по Ялтинскому шоссе в районе Байдарской и Варнутской долин.

В связи, с подходом со стороны Ялты на подступы к Севастополю 72-й ПД, в Балаклаве 9 ноября был сформирован Балаклавский сводный полк морской пехоты (БСПМП) общей численностью около 2188 человек. Он состоял из батальонов морской пограничной школы, водолазного техникума (ныне школа водолазов ЧФ), а так же Балаклавского истребительного батальона. Как только этот полк был сформирован, он сразу же был направлен в Варнутскую долину.

По поводу начала боевых действий морской пехоты пограничной школы на Балаклавском направлении существуют две версии.

Согласно первой, в ночь на 9 ноября 1941 был поручен приказ из штаба Севастопольского оборонительного района, предписывающий Балаклавской школе сторожевых катеров в полном составе вместе со сформированным в ее составе батальоном морской пехоты немедленно форсированным маршем выйти на высоты в районе дома лесника и занять оборону фронтом от деревни Кучук-Мускомия до деревни Варнутка, перекрыв Ялтинское шоссе для отражения наступления прорвавшихся немецких частей, которые, воспользовавшись помощью местных предателей-татар, смогли обойти по горным дорогам и тропам наши опорные пункты на Ялтинском шоссе и наступали в общем направлении через Балаклавские высоты на Балаклаву и ее предместье деревню Кадыковку.

По другой версии морская пограничная школа вместе со своим батальоном морской пехоты Приказом командующего Приморской армии №001 от 6 ноября 1941 были выведен в резерв 1 сектора Севастопольского оборонительного района и рубеж по высотам восточнее Балаклавы был занят ими только 11 ноября 1941.

9 ноября 1941 завершился прорыв в Севастополь главных сил Приморской армии в составе 25, 95, 172, 421-й стрелковых и 40, 42-й кавалерийских дивизий. Не смотря на целый ряд авторитетных опровержений сделанных еще в начале 60-х годов прошлого века, по до сих еще наиболее распространенным литературным данным считается, что в этих дивизиях Приморской армии, в общей сложности находилось - 8 тысяч человек. По архивным же данным силы Приморской армии прибывшие в Севастополь на 10 ноября 1941 насчитывали 31453 человек, в том числе около 25 тысяч в боевых частях и несколько более 6 тысяч в тыловых частях), 116 пушек, 36 гаубиц. 233 миномета и 10 танков. Так же с Приморской армией в Севастополь прибыло 971 автомашина и 4066 лошадей. 34

По данным П.А.Моргунова Приморская армия доставила в Севастополь 107 орудий полевой артиллерии калибра 76, 107, 122, 152 и 155 – мм, а так же значительное количество 45-мм. противотанковых пушек. Всего около 200 орудий. По данным А.В.Басова Приморская армия доставила в Севастополь также около 200 минометов и 10 единиц бронетехники. По другим данным Приморская армия доставила в Севастополь 28 гаубиц калибра 122 – мм, 8 гаубиц калибра 152 – мм, 116 пушек различных калибров, более 200 минометов, 10 танков типа Т – 26, 10 пушечных бронемашин, 526 автомашин.

Помощь Приморской армии СОР полевой и противотанковой артиллерией была особенно ценна тем, что она компенсировала вывод из Севастополя на Кавказ значительной части зенитной артиллерии для организации там ПВО флота. К середине ноября 1941 в Севастополе из 40 зенитных батарей среднего калибра (160 орудий), осталось 16 батарей (64 орудия). Из 7 батарей малого калибра (36 орудий) осталось 5 батарей (25 орудий). С приходом Приморской армии на 10 ноября 1941 численность личного состава Севастопольского оборонительного района составила порядка 52 тысяч человек. 35

После завершения прорыва Приморской армии в Севастополь 10 ноября 1941 года, новым командующим Севастопольским оборонительным районом по приказу Сталина был назначен командующий Черноморским флотом вице – адмирал Октябрьский, а занимавший эту должность с 4 по 9 ноября 1941 генерал – майор Петров стал его заместителем по сухопутной обороне.

Для того, чтобы дивизии Приморской армии могли принять участие в боевых действиях под Севастополем их необходимо было пополнить личным составом. О малочисленности этих дивизий свидетельствует тот факт, что 421-я СД сразу после своего прихода в Севастополь была расформирована. Весь ее личный состав был влит в ее же 1330-й СП (бывший 1-й Черноморский полк МП), численность которого после этого составила 1200 человек. 134-й гаубичный полк этой дивизии был передан в 172-ю СД. 36

Пополнение дивизий Приморской армии производилось личным составом морской пехоты и началось практически сразу после их прибытия в Севастополь 9 ноября 1941. В этот день в состав 90-го СП 95-й СД в качестве его 1-го стрелкового батальона вошел один из батальонов электромеханической школы Учебного отряда ЧФ, а в качестве 2-го стрелкового батальона – батальон Школы запаса береговой обороны. 37

На пополнение 90-го СП 95-й СД был также обращен личный состав 14, 15 и 67-й отдельных фугасно - огнеметных рот береговой обороны ЧФ. 38
 
В качестве 3-го стрелкового батальона в 161-й стрелковый полк 95-й СД вошел 18-й батальон морской пехоты. Одновременно, батальон запасного артполка Береговой обороны, 16 и 15-й батальоны морской пехоты стали 1. 2 и 3-м стрелковыми батальонами 287-го стрелкового полка 25-й СД. 39
 
Батальон морской пехоты ПВО (АЗО) ЧФ использован для пополнения личного состава 31-го стрелкового полка 25 СД.
 
По данным А.В.Басова в ноябре 1941 Приморская армия получила от ЧФ 7250 морских пехотинцев и 2 тыс. человек маршевого пополнения из Северо-Кавказского Военного Округа (СКВО). 40
 
Однако советской морской пехоты Х.Х.Камалов утверждал, что пополнение Приморской армии морской пехотой было горазд больше. По приводимым им данным, с 9 по 15 ноября 1941 численность Приморской армии за счет пополнения морской пехотой выросла с восьми тысяч до почти двадцати тысяч человек. При этом, в частях морской пехоты и береговой обороны ЧФ, не вошедших в состав Приморской армии, оставалось еще 14366 человек.
 
Кроме того, за счет расформирования одних частей морской пехоты происходило пополнение других. Так, 9 ноября были расформированы 17, 19-й батальоны, батальон ВВС, 2-й батальон Электротехнической школы и их личный состав направлен на пополнение 3-го ПМП. 41
 
Аналогично 9 ноября был сформирован 1-й Севастопольский полк МП. Его 1-м батальоном стал 1-й Перекопский отряд МП; 2-м батальоном – батальон Дунайской флотилии; 3-м батальном – батальон Школы оружия и батальон Объединенной школы Учебного отряда. Штаб полка был сформирован из штаба расформированной 42-й кавалерийской дивизии. Командиром полка был назначен бывший начальник Школы оружия, затем командир батальона этой школы полковник Горпищенко. 42
 
Находившийся в 3-м секторе СОР 2-й Перекопский отряд МП был переформирован во 2-й Перекопский полк МП. Его командиром стал прежний командир отряда – майор Кулагин.
 
После окончания боев первого штурма, в конце ноября 1941, части морской пехоты стали основой для формирования 109-й стрелковой дивизии. Ее 381-м стрелковым полком стал 1330-й стрелковый полк (бывший 1-й Черноморский ПМП), расформированной ранее 421-й СД. Другой ее 383-й стрелковый полк был полностью сформирован из морской пехоты. Его 1 стрелковым батальоном стал батальон морской пехоты морской пограничной школы, 2 стрелковым батальоном – батальон морской пехоты запасного артполка береговой обороны, 3 стрелковым батальоном – батальон морской пехоты, сформированный ранее из личного состава Школы младшего командного состава береговой обороны и роты МПВО ЧФ. 43

Так же весьма многочисленным источником пополнения как частей морской пехоты , так и частей прорвавшейся в Севастополь Приморской армии, стали различные подразделения народного ополчения, сформированные в Севастополе в августе – октябре 1941 года.

Процесс формирования народного ополчения в Севастополе и в Крыму, начался в августе 1941, когда были созданы 33 истребительных противодесантных батальона. Вскоре, большинство из них вошли в крымские дивизии народного ополчения 51 – й армии, за исключением частей этого типа, сформированных в Севастополе, в лице 7, 8, и 9 – го истребительных батальона (иногда их еще называли – отряды), а так же 1 и 2 – го коммунистических батальона.

На конец октября 1941, в Севастополе имелись следующие части народного ополчения:
- 1, 13, 14, 19, 31-я бригады (всего 12001 человек, в том числе 2582 женщины), Севастопольский коммунистический полк (991 человек), городской истребительный батальон (200 человек), 27 групп содействия истребительному батальону (500 человек). Правда, на их вооружении было всего лишь 300 винтовок (переделанных из учебных), а так же, некоторое количество конфискованного у населения с началом войны гладкоствольного охотничьего оружия.

В период с 5 по 10 ноября 1941, все эти части народного ополчения вошли в состав боевых частей и соединений Севастопольского оборонительного района. В том числе: 1-й коммунистический батальон вошел в 514-й стрелковый полк, 7-й истребительный батальон вошел в состав 3-й ПМП.
 
17-18 ноября 1941 из Севастополя начинается эвакуация ряда частей морской пехоты, состоявших из необходимых флоту специалистов. Был вывезен на Кавказ преподавательский и командный состав Морской пограничной школы, личный состав Балаклавского водолазного техникума, преподавательский и командный состав Севастопольского училища береговой обороны, а затем и роты курсантов старших курсов этого училища. Последние три роты курсантов младших курсов были вывезены из Севастополя к 14 января 1942, до этого они находились в составе 105-го отдельного саперного батальона 25-й СД. 44

На следующий день после прихода основных сил Приморской армии в Севастополь, а именно 10 ноября 1941, со стороны Ялты в Байдарскую долину вошли части 72-й ПД немцев. Там с ней вступили в бой остатки 40 и 42-й кавалерийских дивизий Приморской армии. Спустя сутки 11 ноября бои переместились на подступы к Балаклаве в Варнутскую долину. С 105-м пехотным полком 72-й ПД вступил в бой Балаклавский сводный полк МП под командованием майора Писарихина – начальника Морской пограничной школы.
 
Полк имел на вооружении только стрелковое оружие, при полном отсутствии орудий и минометов. Артиллерийскую поддержку ему должны были оказывать 19-я береговая батарея и 926-я зенитная батарея старшего лейтенанта. Белых А. С. из района деревни Камары (Оборонное). 45
 
Столь малое количество живой силы и техники, выделенное командованием СОРа для отражения наступления противника с нового направления, объяснялось тем, что оно с одной стороны считало, что в труднопроходимой горно-лесной местности подобного количества сил будет достаточно, а с другой стороны, в период 10-14 ноября его внимание было обращено к хутору Мекензи, где вели наступление 7-я БрМП и 3-й ПМП.

В результате, в боях с 105 ПП 72-й ПД Балаклавский сводный полк морской пехоты оставил села Варнутка (Гончарное) и Кучук-Мускомья (Резервное) и отступил на Балаклавские высоты. В первый день боя получил ранение командир полка майор Писарихин. Его сменил капитан Бондарь – до этого командир батальона морской пехоты Морской пограничной школы. С другими полками 72-й ПД вели бои на высотах в районе деревни Алсу и Сухой речки остатки 40 и 42-й кавалерийских дивизий, отошедшие из Байдарской долины.

В ходе продолжающихся боев 12-13 ноября на фронте между долиной Кара-Коба и Байдарской долиной развернулись и вступили в бой части 22-й пехотной дивизии немцев, которая заняла промежуток между 50 и 72-й ПД. После этого преследование в горах пробивавшихся к Севастополю отставших частей Приморской армии, 184-й стрелковой дивизии из «Войск Крыма» и бои с партизанами вел румынский горнострелковый корпус, который с боями, постепенно выдвигался к Севастополю.

Поэтому, командование СОР приказало начать новое наступление, Чтобы отвлечь часть сил противника с направления его главного удара переместившегося на Балаклавское направление командование СОР решило нанести контрудар силами 8-й БрМП. Согласно приказу командования СОР 8-я Бр.МП 13-14 ноября вновь атаковала позиции 132-й ПД и вновь овладела деревней Эфендикой. 46

Одновременно, 13 ноября перешел в атаку 2-й ПМП в районе села Нижний Чоргунь (Черноречнеское), овладев высотами 555,3, 479,4, 58,7. Рядом, в долине Кара-Коба 31-й СП 25-й СД отбросил противника и вышел в район высоты 269,0.

13 ноября 1941 в 7-ю бригаду прибыло пополнение численностью 190 человек. Это было все, что осталось от некогда многочисленного батальона морской пехоты запасного артполка майора Лювенчука, который к началу боев на 7 ноября 1941 насчитывал более тысячи двухсот бойцов и командиров.

Но в этот же день, на Балаклавском направлении 105-й пехотный полк 72-й ПД отбросил Балаклавский сводный полк морской пехоты с высот 440,8 и 386,6. На следующий день 14 ноября в ходе ожесточенных боев эти высоты несколько раз переходили из рук в руки. Противнику удалось удержать высоту 386,6 с находившимся на ее вершине «Южным Балаклавским фортом». Спустя сутки, 15 ноября, противник вновь начал наступать и к 18 ноября вновь овладел высотой 440,8 и деревней Камары у ее подножья, а так же высотой 212,1 над Балаклавой с находившимся там «Северным Балаклавским фортом». Однако, в ходе боев 19-20 ноября переброшенные в Балаклаву 2-й ПМП и Местный стрелковый полк выбили немцев и вернули часть ранее утраченных высот.

Вечером 21 ноября, противник, в течение дня овладевший вновь деревней Камары и высотой 440,8, был выбит оттуда Местным стрелковым полком, который затем занял скаты и гребень высоты, обращенные к деревне. Уже на следующий день 22 ноября противник вновь захватил эту деревню и высоту 440,8, но вновь был отброшен на исходные позиции.

В ходе боев за Балаклаву, для дальнейшего отвлечения сил противника, 17 ноября на Северной стороне вновь перешла в наступление 8-я БрМП. Ее батальоны на некоторых участках вклинились в оборону противника. 47

В этот же день 17 ноября, понесшая в атаках на хутор Мекензия большие потери 7-я БрМП, была выведена в тыл в резерв командующего Приморской Армией.

22 ноября в районе хутора Мекензи 2-й Перекопский ПМП, вклинившись в немецкую оборону, перерезал дорогу Черкез-Кермен – хутор Мекензия, но затем был остановлен контратаками противника. В этот же день противник после сильной артподготовки пытался отбросить Перекопский 2-й ПМП с захваченной им дороги. Но все атаки немцев были отбиты.

На следующий день 23 ноября были отбиты и атаки противника на высоту 440,8 и деревню Камары у ее подножья.

23 ноября 1941, батальон морской пехоты из морской пограничной школы, теперь числившийся как 1 - й батальон 383 – го стрелкового полка, снова занял позиции у Балаклавы и держал оборону до 22 декабря 1941

Последним крупным боем в ходе Первого штурма Севастополя стали атаки 8-й Бр.МП 27 ноября 1941 на позиции 132 немецкой пехотной дивизии. В результате боев по отражению Первого штурма Севастополя немецкими войсками потери личного состава 8 БрМП с 1 ноября по 1 декабря 1941 составили: 160 убитых, 696 раненых и 861 пропавший без вести.

 В общей сложности в боях участвовало по отражению Первого штурма Севастополя войсками 11-й немецкой армии участвовало 32 батальона морской пехоты, как входивших в состав бригад и полков, так и отдельных.
Вернуться к оглавлению
Читайте также: