ГлавнаяМорской архивИсследованияБиблиотека












Логин: Пароль: Регистрация |


Голосование:
Вам нравится наш сайт?


Отличный сайт!
Хороший сайт
Встречал и получше
Совсем не понравился





» » Тухачевский
Тухачевский
  • Автор: admin |
  • Дата: 24-09-2013 13:53 |
  • Просмотров: 5129

Вернуться к оглавлению

Глава десятая

СТАЛИН И ТУХАЧЕВСКИЙ

Начало Второй мировой войны неуклонно приближалось. И Тухачевский не знал, что по мере этого близилось и его падение. Сталину в этой войне чересчур самостоятельный маршал был не нужен. Лидия Норд вспоминала, что окончательная размолвка между ними произошла вскоре после 18 июля 1936 года — дня начала гражданской войны в Испании. Тухачевский будто бы выступил против идеи направить на помощь испанским республиканцам регулярные соединения Красной армии. Михаил Николаевич указал, что удаленность театра военных действий и зависимость в деле снабжения от Франции поставили бы советские войска в Испании в очень опасное положение. И предложил ограничиться отправкой немногочисленных советников и добровольцев, а также поставками вооружения и боевой техники. Сталин будто бы согласился, но затаил обиду на Тухачевского, слишком свободно вторгающегося в сферу большой политики. Так это или нет, мы достоверно не знаем. Но, во всяком случае, именно с лета 1936 года интрига против маршала входит в заключительную фазу. В августе были арестованы комкоры В. М. Примаков, В. К. Путна и еще несколько высших командиров Красной армии. Их показания будут фигурировать в деле Тухачевского, а Виталию Марковичу и Витовту Казимировичу через несколько месяцев придется сесть вместе с маршалом на скамью подсудимых.

К тому времени ослабли связи Тухачевского в партийнополитических кругах. Еще в январе 1935-го от инфаркта умер В. В. Куйбышев. В феврале 1937-го застрелился вступивший в острый конфликт со Сталиным Г. К. Орджоникидзе. Защищать Тухачевского наверху было некому. К тому же Сталин мог вспомнить, что когда-то Тухачевский предлагал оказавшегося «смутьяном« Серго на пост главы военного ведомства, и это воспоминание могло только укрепить его решимость расправиться с маршалом.

 

Г. К. Жуков не зря отпустил столько комплиментов в адрес Тухачевского. Георгий Константинович чувствовал, что в конечном счете занял в армии то место и сыграл в войне ту роль, которые, не будь ареста и процесса в июне 37-го, предназначались бы самому молодому и талантливому из советских маршалов. Правда, писателю Константину Симонову он говорил, что не ниже Тухачевского ставит Уборевича: «Тухачевский был более эрудирован в вопросах стратегии, но я бы не отдал ему предпочтение перед Уборевичем. И по общему характеру своего мышления, и по своему военному опыту Тухачевский был эрудирован в вопросах стратегии. Он много занимался ими, думал над ними и писал о них. У него был глубокий, спокойный, аналитический ум. Уборевич больше занимался вопросами оперативного искусства и тактикой. Он был большим знатоком и того, и другого, и непревзойденным воспитателем войск. В этом смысле он, на мой взгляд, был на три головы выше Тухачевского, которому была свойственна некоторая барственность, небрежение к черновой повседневной работе. В этом сказывалось его происхождение и воспитание«.

Тут у Георгия Константиновича, как кажется, возобладала «классовая солидарность«. Уборевич, как и он сам, был выходцем из бедной крестьянской семьи и, вольно или невольно, противопоставлялся Жуковым столбовому дворянину Тухачевскому. Под командой Иеронима Петровича Георгий Константинович долго служил в Белорусском военном округе и питал к нему самые теплые чувства. Но ведь сам же Жуков в мемуарах привел эпизод, как Тухачевский лично правил представленный им вместе с несколькими другими кавалерийскими командирами проект боевого устава конницы и как они были «обезоружены вескими и логичными возражениями M. H. Тухачевского« и «благодарны ему за те блестящие положения, которыми он обогатил проекты... уставов«. Как видим, вполне черновая работа. Добавлю, Жуков признается, что последний раз видел Михаила Николаевича в 1931 году, за шесть лет до гибели, и, следовательно, не мог судить о последних, самых важных годах работы Тухачевского на посту заместителя наркома. К тому же, как мы уже убедились, «красный маршал« был совсем не плохим воспитателем бойцов и командиров, почти шесть лет командовал такими крупными округами, как Западный и Ленинградский, и знал на практике, что такое повседневное руководство войсками. Крупные маневры он проводил лично и делал по их поводу весьма толковые замечания.

Полагаю, Жуков сознавал, что Тухачевский образованнее и талантливее его, и решал в своих воспоминаниях сложную задачу. С одной стороны, надо было воздать должное предшественнику, чтобы показать, сколь значительную фигуру он сам фактически должен был заменить в годы Великой Отечественной. С другой стороны, требовалось убедить читателей и собеседников, что и кроме Тухачевского были в Красной армии полководцы ничем не хуже, а в каком-то отношении и лучше. Поэтому нет ничего удивительного, мол, что он, Жуков, успешно справился со своей задачей, успешнее, чем это смог бы сделать расстрелянный в 1937-м маршал. А попробуем-ка задать себе этот вопрос мы: кто бы, в самом деле, воевал успешнее в 41-м — Тухачевский с Уборевичем или Жуков, Рокоссовский и другие советские генералы? Каждый волен ответить на него по-своему, но мне почему-то кажется, что Тухачевский, при всех его недостатках как полководца, не стал бы бросать дивизии в атаку в конном строю на заранее подготовленную оборону и без артподготовки, как это делал Рокоссовский под Москвой в ноябре 1941 года. И другой маршал, А. И. Еременко, никогда бы не написал в своем дневнике о Тухачевском того, что он написал о Жукове в феврале 1943-го: «Следует сказать, что жуковское оперативное искусство — это превосходство в силах в 5–6 раз, иначе он не будет браться за дело, он не умеет воевать не количеством и на крови строит свою карьеру«.

Подозреваю, что Тухачевский добился бы более благоприятного соотношения потерь, хотя они все равно остались бы в пользу вермахта. Ведь органических пороков советской системы, проявившихся и в Красной армии, Михаил Николаевич устранить всё равно не мог. Но воевал бы наверняка пограмотнее Жукова. И, наверное, оказался бы в большей мере на своем месте в роли начальника Генштаба или командующего одним из основных фронтов. Если мысленно поставить во главе Красной армии Манштейна или Эйзенхауэра, они бы, скорее всего, натворили бы там много бед, поскольку пытались бы руководить советскими войсками с мерками, применимыми к опыту западных армий. А Тухачевский служил в Красной армии с самого ее рождения, знал все ее особенности, пороки и достоинства...

Быть может, судьба Жукова сложилась удачнее, чем у Тухачевского (хотя отнюдь не безоблачно), потому, в частности, что он был не столь блестящ и талантлив. Сам Георгий Константинович цитирует слова начальника связи РККА Р. В. Лонгвы о Тухачевском: «Не подхалим, он не будет восхвалять Сталина...« Жукова трудно обвинить в подхалимстве, но нельзя не признать, что если он и спорил со Сталиным, то лишь по конкретным оперативным вопросам, а не по проблемам большой стратегии или организации вооруженных сил в целом. В разговоре с Константином Симоновым Жуков вспомнил эпизод, как Тухачевский не побоялся в резкой форме возразить Ворошилову, когда докладывал проекты уставов: «При всем своем спокойствии Тухачевский умел проявлять твердость и давать отпор, когда считал это необходимым... Ворошилов по какому-то из пунктов... стал высказывать недовольство и предлагать что-то не шедшее к делу. Тухачевский, выслушав его, сказал своим обычным, спокойным голосом: «Товарищ нарком, комиссия не может принять ваших поправок«. — «Почему?« — спросил Ворошилов. «Потому что ваши поправки являются некомпетентными, товарищ нарком«.

На подобную издевательскую вежливость по отношению к вышестоящим лицам Жуков не был способен. Хотя не надо забывать, что его карьера разворачивалась в основном уже после казни Тухачевского, и «маршал победы« хорошо понимал, до каких пределов можно спорить со Сталиным и другими членами Политбюро и чем грозит выход за эти пределы. Погорел же Георгий Константинович, по сути, за хвастовство. Он слишком многим и слишком часто говорил о своей решающей роли в разработке и проведении основных операций Великой Отечественной, чем задевал самолюбие не только Сталина, но и других генералов и маршалов. Но в политической фронде или даже в попытке сделать армию независимой от партийного и чекистского контроля генералиссимус, похоже, Жукова все-таки не подозревал. И ограничился не расстрелом, а почетной ссылкой во второстепенный военный округ. Жукова Сталин не испугался. Видно, увидел, что кроме твердости, граничащей с жестокостью, за душой у полководца ничего нет. И его, сталинской, неограниченной власти тот угрожать не может. А вот в блестящем, умном, талантливом Тухачевском угрозу разглядел безошибочно. И предпочел от него избавиться. Пусть в грядущем походе в Западную Европу Красную армию поведут не столь выдающиеся и яркие, зато преданные полководцы — Ворошилов, Буденный, Шапошников, Жуков, Кирпонос, Павлов... Последнего, правда, вождь предпочел расстрелять в первые недели войны, дабы свалить на него ответственность за катастрофу. А до победы на высокой командной должности удержался один только Жуков. Остальные — Рокоссов^ ский, Конев, Василевский, Черняховский и так далее — выдвигались на командование фронтами уже в ходе войны. Но в целом генералиссимус не просчитался: генералов и маршалов для сокрушения вермахта и оккупации Восточной Европы у него хватило. Незаменимых людей. А Тухачевский ли, Уборевич, Петров, Сидоров — не всё ли едино?

Известный авиаконструктор А. С. Яковлев, обласканный Сталиным и удостоенный чести обедать у него на даче, вспоминал, как однажды в разговоре генсек привел почерпнутый из Энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона пример вражды древнегреческих полководцев Мильтиада и Фемистокла, каждый из которых завидовал славе другого. Наверняка Иосиф Виссарионович знал и другое хрестоматийное предание из античной истории, приведенное, в частности, в «Политике« Аристотеля, где рассказывается, как тиран Коринфа Периандр ничего не ответил на переданную через глашатая просьбу своего друга тирана Милета Фрасибула посоветовать, как лучше управлять государством, а, «вырывая те колосья, которые слишком выдавались своей высотой, сравнял засеянное поле; глашатай, не уразумев в чем дело, доложил Фрасибулу о том, что видел, а тот понял поступок Периандра в том смысле, что следует убивать выдающихся людей«. Тухачевский как раз и был для Сталина таким возвышающимся над другими колосом, который рано или поздно придется вырвать вон, чтобы выровнять военное руководство по серым посредственностям типа Ворошилова. Вождь ждал только срока.

А пока нужно было использовать талант Тухачевского в подготовке к будущей большой войне в Европе. О ней много говорилось в уже упомянутой «Записке о реконструкции РККА« от 11 января 1930 года, раскритикованной наркомом Ворошиловым и с его подачи — самим Сталиным. Михаил Николаевич не успокоился и 19 июня 1930 года разразился новым письмом, теперь уже адресованным лично вождю. Он сообщал: «На расширенном заседании РВС СССР 13.IV. с. г. т. Ворошилов огласил Ваше письмо по вопросу моей записки о реконструкции РККА. Доклад Штаба РККА, при котором моя записка была направлена, мне совершенно не был известен. По поводу моей записки Штаб РККА со мной ни разу не говорил, хотя, казалось бы, что это было совершенно необходимо, так как записка является не более как постановкой вопроса, представлением на рассмотрение наркома «ряда материалов и соображений о реконструкции наших вооружённых сил«, причём я подчеркивал, что все нижеследующие разработки являются лишь планово-ориентировочными.

В настоящее время, познакомившись с вышеупомянутым докладом Штаба РККА, я вполне понимаю Ваше возмущение фантастичностью «моих« расчётов. Однако должен заявить, что моего в докладе Штаба РККА нет абсолютно ничего. Мои предложения представлены даже не в карикатурном виде, а в прямом смысле в форме «записок сумасшедшего«. Я не собираюсь подозревать т. Шапошникова в каких-либо личных интригах, но должен заявить, что Вы были введены в заблуждение, что мои расчёты от Вас были скрыты, а под фирмой моих предложений Вам были представлены ложные, нелепые, сумасшедшие цифры«.

На ряде конкретных примеров Тухачевский показал, как были извращены его цифры. Михаил Николаевич настаивал при этом: «Если 260 дивизий я предлагал развернуть по мобилизации, то в отношении танков и авиации, наоборот, учитывая все трудности быстрого развёртывания этих видов техники, я подчёркивал, что не имею возможности произвести подсчётов постройки и содержания больших масс авиации и танков «перехода от мирного к военному времени, соответствующих сроков и пр.«. Считая, что предложенная программа соответствует производственным возможностям конца пятилетки, повторно указывал, что не имею возможности «точно определить сроки и последовательность осуществления этой организации«. Именно эти роды войск будут отличаться в первый и последующие периоды войны. Отмобилизованная армия никогда не представляет собой предельной мощности вооружённых сил данной страны«.

Тухачевский предупреждал: «Необходимо иметь в виду, что в танковом вопросе у нас до сего времени подходят очень консервативно к конструкции танка, требуя, чтобы все танки были специального военного образца. Между тем, учитывая, что к концу пятилетки мы в Европе не будем иметь конкурентов по танкостроению, нам необходимо стремиться к тому, чтобы специально военные танки составляли бы от общего числа около одной трети, для выполнения специальных задач, борьбы с противотанковой артиллерией и пр. Остальные танки, идущие обычно во 2-м и 3-м эшелонах, могут быть несколько меньшей быстроходности, большего габарита и пр. А это означает, что такой танк может быть бронированным трактором, точно так же мы имеем бронированные автомобили, поезда, дрезины, что позволит выставить бронетрактора в громадных массах«.

Не отсюда ли известный анекдот о советском мирно пашущем тракторе, который в ответ на происки китайских агрессоров открыл ответный огонь и выжег территорию на 40 километров от границы? Тухачевский, кстати, с помощью рабочих Путиловского завода переоборудовал один колесный трактор «Фордзон« в бронетрактор. На танк, ничего в нём не меняя, навесили 7-миллиметровую противопульную броню. Получилась танкетка, вооруженная одним пулеметом и развивавшая скорость до 11 км/час.

Михаил Николаевич вообще был одержим идеей использования техники двойного назначения. Так, тяжелые транспортные самолеты, предназначенные для снабжения и переброски войск во время осуществления глубокой наступательной операции, он предлагал в мирное время содержать в составе Наркомата почт и телеграфов, чтобы возить почту и грузы по бескрайним российским просторам, особенно на севере и востоке страны. Самолеты, по мысли Михаила Николаевича, должны были иметь грузоподъемность 10 тонн, а в скором будущем — 15 и даже 25 тонн. На местах эти проекты вызвали удивление, граничившее с ужасом. Так, один из руководителей Северного края С. Бергавинов с тревогой сообщал 7 января 1930 года из Архангельска наркому обороны Ворошилову: «Тов. Тухачевский заманчиво нас дразнит, он прислал нам составленный им сверхграндиозный план развития гражданской авиации на Севере (в 1931 году — 151 самолет, в 1932 году — 934 самолета (!), в 1933–299) = итого 1384 плюс 2 дирижабля (?). Конечно, такое шибко преувеличенное количество мы и не освоим, да и достать их неоткуда и незачем. Зная, что хотя это и гражданская авиация, но «летает« она под Вами, мы слезно просим Вас хотя бы один самолет для края в непосредственное наше распоряжение дать«.

Всю нереальность плана Тухачевского можно понять, если учесть, что в то время во всем Северном крае было лишь два самолета и власти края безуспешно добивались выделения им еще хотя бы двух машин. А ведь зимой до многих населенных пунктов края, на территории которого свободно умещались Франция, Германия и Бельгия, добраться можно было самолетом. Однако флот почти в полторы тысячи машин, да еще с двумя «цеппелинами«, был не нужен ни тогда, ни теперь, семь десятилетий спустя, в начале XXI века. И неслучайно Ворошилов в письме Сталину 12 января 1931 года упомянул, что «Бергавинов в своем письме дает блестящую (и убийственную) характеристику Тухачевского, сам того, разумеется, не подозревая«.

Тухачевский в записке Сталину от 19 июня 1930 года подчеркивал: «Я вполне учитываю, что войну надо не только выиграть, но надо еще при этом свою экономическую мощь и не подорвать достигнутых успехов в строительстве социализма. Работая в этом направлении, можно будет наиболее рационально решать задачи, выдвигаемые большой войной«. При этом Михаил Николаевич заботился о рациональном использовании техники, чтобы в мирное время самолеты и танкитракторы не простаивали. А вот о людях даже не вспоминал. Наоборот, Тухачевский выразил искреннее удовлетворение коллективизацией, изъявшей наиболее самостоятельные элементы сельчан и превратившей крестьянскую массу в бессловесное пушечное мясо для будущей большой войны.

Но идея использовать в мирных целях гигантский парк транспортных самолетов и будущие бронетрактора оказалась мертворожденной. В народном хозяйстве тысячи больших транспортных самолетов не могли найти эффективного применения. Грузы, перевозимые ими, становились буквально на вес золота. Кроме того, в мало освоенных районах востока и севера отсутствовала необходимая для этого сеть аэродромов, а их строительство влетело бы в копеечку. Так что самолетам все равно пришлось бы оставаться на приколе в ожидании войны. Да и подготовить нужное количество высококлассных летчиков в короткий срок не было никакой возможности. Транспортный самолет — это не легкий маневренный истребитель, и управление им требует гораздо большего искусства. Та же ситуация была бы и с тракторами. Если на машинах, которые с началом войны должны превратиться в танкетки и танки, в мирное время пахать землю, то к дню «X« они рискуют выработать моторесурс и превратиться в металлолом. Значит, будущие бронетрактора придется консервировать на складах (что, кстати, тоже требует средств) без всякой пользы для сельского хозяйства. А чем иметь ублюдочный гибрид танка с трактором, лучше уж с самого начала производить полноценные боевые машины. Таким образом, «двойное назначение« техники служило только для маскировки агрессивных намерений, но никакой существенной роли в мирных отраслях экономики иметь не могло.

Тухачевский и другие руководители Красной армии прекрасно сознавали, что танков и самолетов в обозримом будущем огосударствленная советская промышленность сможет произвести значительно больше, чем все «крупные империалисты« вместе взятые. Недаром Михаил Николаевич с удовлетворением отмечал, что к концу первой пятилетки в области танкостроения у СССР не будет конкурентов.

Насчет транспортной авиации планы Тухачевского, действительно, оказались прожектами. Даже в 1940 году ВВС Красной армии вместе с гражданским воздушным флотом располагали лишь 11 транспортными самолетами ПС-84 — точной копией американского «Дугласа Д-3«, — тогда как Тухачевский еще к концу 1933 года рассчитывал в одном только Северном крае иметь почти 1400 подобных машин. Но вот насчет боевой техники его планы оказались полностью претворены в жизнь и даже перевыполнены. Михаил Николаевич предлагал иметь к началу войны 10 тысяч специальных военных танков и 40 тысяч бронетракторов. К 22 июня 1941 года в Красной армии насчитывалось более 23 тысяч танков, причем это были совсем не те танки, что в начале 30-х. Они обладали гораздо более мощными двигателями, броней и вооружением и по стоимости далеко превосходили 50 тысяч машин, о которых говорил Тухачевский. Достаточно вспомнить, что одних только средних и тяжелых танков Т-34 и KB, о которых в 1930 году даже не мечтали, к началу Великой Отечественной войны Красная армия имела 1864 машины. Также и самолеты в начале 40-х были гораздо мощнее, чем десятилетием ранее. Если в 1929 году на один самолет тратилась в среднем тонна алюминия, то в период Великой Отечественной войны — в несколько раз больше. При этом максимальное количество боевых самолетов, которыми располагали советские ВВС во время войны, превышало 47 тысяч машин, то есть было даже больше, чем планировал Тухачевский.

В 1931 году Сталин решил, что пришло время коренной реконструкции Красной армии. В июне этого года Тухачевский был возвращен в Москву на пост начальника вооружений Красной армии. А 27 мая 1932 года Сталин направил ему примирительное письмо: «Приложенное письмо на имя т. Ворошилова написано мной в марте 1930 года. Оно имеет в виду 2 документа: а) Вашу «записку« о развертывании нашей армии с доведением количества дивизий до 246 или 248 (не помню точно); б) «соображения« нашего штаба с выводом о том, что Ваша «записка« требует по сути дела доведения численности армии до 11 миллионов душ (для будущего Верховного главнокомандующего красноармейцы были именно душами — теми же крепостными или «мертвыми душами«, как у Гоголя. — Б. С), что записка ввиду этого — нереальна, фантастична, не посильна для нашей страны«.

Тут Иосиф Виссарионович лукавил. В его архиве хранилась записка Тухачевского, и Сталин, прежде чем писать письмо, наверняка заглянул туда и выяснил, что Михаил Николаевич вел речь о 260 дивизиях. Но генсек сознательно приуменьшил эту цифру, сославшись на забывчивость, чтобы легче было оправдать ту критику, которой он подверг Тухачевского двумя годами ранее. Сталин разъяснял: «В своем письме на имя т. Ворошилова, как известно, я присоединился в основном к выводам нашего штаба и высказался о Вашей записке резко отрицательно, признав ее плодом «канцелярского максимализма«, результатом «игры в цифры« и т. п. Так было всего два года назад. Ныне, спустя два года, когда некоторые неясные вопросы стали для меня более ясными, я должен признать, что моя оценка была слишком резкой, а выводы моего письма — не совсем правильными. Во-первых, ближайшее знакомство с делом показало, что цифра «11 миллионов душ« не вытекает из Вашей «записки«, ибо то, чего она в самом деле требует — это армия в 8 миллионов душ. Конечно, 8-миллионная армия — тоже нереальна, не нужна и не посильна для нашей страны, по крайней мере, в ближайшие три-четыре года (не говоря уже о первой пятилетке). Но 8 миллионов — все же не 11 миллионов«.

В действительности у Тухачевского не было конкретной цифры ни в 8, ни в 11 миллионов, а армию мирного времени он вообще предлагал не увеличивать. Для военного же времени численность армии в 11 миллионов человек была вполне реальна. В конце Великой Отечественной войны советские вооруженные силы насчитывали 11,4 миллиона человек. Так что понять, в чем принципиальная разница между 8 и 11 миллионами, нет никакой возможности. Но Сталину нужен был предлог, чтобы дезавуировать прежнюю оценку предложений Тухачевского, вот он и придумал несуществующую дилемму двух цифр.

Далее Иосиф Виссарионович продолжил свое несколько вымученное извинение: «Во-вторых, несомненно, что изменившийся за последние годы характер армии, рост техники военного транспорта и развитие авиации, появление механизированных частей и соответствующая реорганизация армии — создают совершенно новую обстановку, лишающие споры о большом количестве дивизий их решающего значения. Нет нужды доказывать, что не количество дивизий, а прежде всего их качество, их насыщенность техникой будет играть отныне решающее значение. Я думаю, Вы согласитесь со мною, что 6-миллионной армии, хорошо снабженной техникой и по-новому организованной — будет вполне достаточно для того, чтобы отстоять независимость нашей страны на всех без исключения фронтах. А такая армия нам более или менее по силам«.

Сталин сделал вид, что главное в записке Тухачевского — это вопрос о числе дивизий. Но ведь на самом деле Михаил Николаевич как раз и делал основной упор на оснащение войск танками, авиацией и другой техникой. Генсек просто использовал привычный прием — выдал мысли собеседника за свои собственные. Цифра же в 6 миллионов бойцов и командиров Красной армии как необходимом минимуме для отражения всех существующих угроз выглядит весьма внушительно. В начале 30-х годов численность вооруженных сил государств-лимитрофов, а также Франции, Германии и Англии вместе взятых едва превышала миллион человек, а единственный потенциальный противник СССР на Востоке, Япония, располагал 300-тысячной армией, в значительной мере связанной оккупацией Маньчжурии. Шестимиллионного войска в этих условиях могло бы хватить на завоевание Европы и Китая, для нужд же обороны такая численность вооруженных сил явно была избыточной.

Сталин пусть не прямо, но все-таки извинился перед Тухачевским: «Мне кажется, что мое письмо на имя товарища Ворошилова не было бы столь резким по тону и оно было бы свободно от некоторых неправильных выводов в отношении Вас, если бы я перенес тогда спор на эту новую базу. Но я не сделал этого, так как, очевидно, проблема не была еще достаточно ясна для меня. Не ругайте меня, что я взялся исправить недочеты своего письма с некоторым опозданием«*. В результате Тухачевский был возвращен в Москву, назначен заместителем наркома обороны, а в 1935 году был произведен в маршалы и стал первым заместителем Ворошилова. Предложенный им план наращивания и перевооружения Красной армии начал претворяться в жизнь.

Может быть, Иосиф Виссарионович вспомнил, что пять лет назад Тухачевский, сам того не сознавая, подсказал ему идею нынешней чистки. 20 ноября 1932 года Михаил Николаевич послал генсеку перевод доклада о советских вооруженных силах, сделанного перед офицерами Квантунской армии начальником русского отдела японского Генштаба майором Фудзицука и напечатанного в виде отдельной брошюры**. Там, в частности, сравнивались японская и Красная армии. Фудзицука утверждал: «В настоящее время в СССР, как бы там ни называть, имеется диктатура. Это диктатура компартии, или даже диктатура 9 членов Политбюро из группы Сталина, или даже диктатура одного Сталина.

Для того, чтобы проводить диктатуру, нужно иметь сильную опору. Такой опорой является ГПУ и армия. Следовательно, к войскам относятся с особым уважением и пониманием и чрезвычайно заботятся о них. В настоящее время в СССР самые сладкие вещи едят и самую красивую одежду носят войска (сегодня многие российские военные тоскуют о тех благословенных временах, предпочитая забыть, что сладкая еда и красивая одежда соседствовали с кровавыми чистками и безжалостным истреблением армии в огне Великой Отечественной. А сколько крестьян умирало с голоду, в то время как командиры и красноармейцы сытно ели! — Б. С). Поэтому, хотя в других областях проводится экономия, войска снабжаются хорошо. Советские войска вооружены не хуже войск Западной Европы, что же касается качества войск, то, может быть, вы думаете, что, какие бы хорошие ружья ни имели русские солдаты, все напрасно. Но мы отнюдь не думаем так просто. Во время русско-японской войны войска Японии выказали чрезвычайную доблесть... Советские войска чрезвычайно просты и мужественны, так что они напоминают нам время русско-японской войны. Они не уступают японским войскам в том, что они могут переносить лишения, что они имеют прекрасный дух дисциплины и что они сильны физически. Но я думаю, что у них есть некоторые отрицательные моменты в области духа, как, например, враждебность (очевидно, имеется в виду враждебность друг к другу, недостаточная моральная спаянность. — Б, С). Я, однако, не могу сказать, чтобы русские солдаты были хуже (японских. — Б. С). Что касается офицеров, то, пожалуй, японские офицеры самые доблестные в мире. Они доблестны, так как, окончив офицерское училище, они могут писать приказы за начальника бригады.

И в отношении тактических способностей, я думаю, вряд ли найдется такая страна, которая имеет таких доблестных в массе офицеров... Однако имеется дефект в том, что среди японских офицеров мало молодых... В СССР половина офицеров выходцы из средних школ, остальные же выходцы из школ повышенного типа, поэтому, конечно, качество их низкое (здесь намек на то, что лишь меньшая часть офицеров — выпускники военных училищ. — Б. С), и то, чему их обучают в школах, весьма просто... Однако это не исключает их работы в качестве командиров взводов. Но поистине завидно, что число таких офицеров чрезвычайно велико! Я думаю, что наличие такого числа молодых офицеров представляет собой наиболее сильную сторону советской армии.

Качество штаб-офицеров невысоко, но так как они вели войну еще десять лет назад, они имеют опыт в настоящих сражениях. Что касается офицеров ранга генералов, то таких, которые проходили все военные ступени постепенно, как в Японии, мало — все это люди, ставшие генералами очень быстро. Какие бы ни были дураки, но если они десять лет занимаются одним и тем же, то становятся сильными в своем деле. Они могут руководить бригадами и дивизиями.

Но что особенно бросается нам в глаза, так это молодость руководящего военного состава. Один офицер, который только на три года раньше меня стал поручиком, теперь уже находится в ранге командира дивизии. Некий Корк, который является командующим в Московском военном округе, в японском масштабе его можно назвать командующим квантунскими или корейскими войсками, занимает одну из высших военных должностей, но ему всего 40 лет. Поэтому он, конечно, имеет весьма бодрый вид. Делая доклад об одних больших маневрах, он читал этот доклад в течение двух часов, не имея ни одного листка рукописи.

Затем помощник (заместитель. — Б. С.) наркомвоенмора Тухачевский был командующим армией (имеется в виду армия в японском понимании этого слова, то есть войска, действующие на определенном военном театре; в советской терминологии ему соответствует понятие «фронт«) во время русско-польской войны, и поэтому его можно сравнить с командующим маньчжурскими войсками (то есть всеми японскими войсками, дислоцированными в тот момент на Азиатском материке. — Б. С). После этого он был начальником военной академии, командующим Ленинградским военным округом. Наконец, он стал помощником наркомвоенмора, и ему сейчас 39 лет. Начальник воздушных сил имеет возраст 36–37 лет, а начальник всеми морскими силами — 34–35 лет. Поэтому я думаю, в случае войны они обязательно будут свершать необычайные дела. Мы особенно обращаем наше внимание на то, что они могут делать отчаянные поступки...

СССР имеет чрезвычайно много войска, и качество этих войск в общем высокое и вооружение их хорошее. Поэтому вы можете сказать, что эти войска чрезвычайно страшны. Конечно, их нельзя игнорировать, как во время сибирской экспедиции или во время гражданской войны. Однако я думаю, что мы не поставим вас в неприятное положение. Но так как у них имеются танки, то вести войну, размахивая мечами, будет весьма горестно (в другом месте своего доклада Фудзицука,*указывая, что 700 советским танкам японцы могут противопоставить лишь 60, восклицал: «Я думаю, что японо-советской войны не будет, но если бы предположить, что она будет, то как ни были бы храбры японские войска, я думаю, должно было бы пролиться много крови храбрых воинов. Государство должно быть чрезвычайно благодарно тому, что оно имеет много людей, подобных известным трем храбрецам, пошедшим на смерть, но самое лучшее — это быть в состоянии разрушать проволочные заграждения и без этих смертников... В дальнейшем надо усовершенствовать японскую армию в этом отношении«. Но догнать СССР в танках и самолетах Япония так и не успела. — Б. С). Я твердо убежден, что срочно необходимым в настоящее время является усовершенствование военных сил. Наконец, я хочу сказать мое мнение, что СССР усердно выполняет сейчас пятилетний план, и осложнять сейчас отношения с другими странами... будет для него нехорошей политикой. Поэтому, если только Советский Союз не будет вынужден, он отнюдь не пойдет на войну...

Что касается вопроса о мощи государства, то... СССР в настоящее время идет постепенно по пути подъема. Народ испытывает крайние лишения для того, чтобы выполнить пятилетний план. Я думаю, что СССР в настоящее время не является таким крайне страшным. Конечно, первый пятилетний план имеет в общем успех и, если на основе, созданной этим пятилетним планом, работа будет проводиться по наметке второго пятилетнего плана и если известное число процентов будет выполнено, то СССР в будущем будет весьма страшным«.

Слова о том, что СССР сейчас еще не очень страшен, но может стать весьма страшным в скором будущем, после завершения второй пятилетки, Сталин отчеркнул на полях синим карандашом. То, что в ближайшее время японской интервенции можно не опасаться, его вполне удовлетворило. Однако главное внимание диктатора привлекли рассуждения майора Фудзицуки о молодости офицерских кадров как важном преимуществе Красной армии. А также мысль о том, что за десять лет офицер вполне может быть подготовлен для командования бригадой или дивизией. Сталина, вероятно, также насторожила фраза японского разведчика о том, что Тухачевский и его товарищи способны на отчаянные поступки. Военный переворот — это ведь тоже отчаянный поступок. Иосиф Виссарионович мог решить, что как раз в 37-м году большинство военных, группировавшихся вокруг первого заместителя наркома обороны, миновали 40-летний рубеж, и их пора заменять на более молодых военачальников. Пожилые Буденный и Ворошилов — не в счет, их Сталин ценил не за полководческое искусство, а за личную преданность. Строго говоря, пришедшие на смену Тухачевскому, Якиру, Уборевичу и прочим репрессированным Тимошенко, Жуков, Рокоссовский (сам успевший прежде подвергнуться аресту), Конев и другие были ровесниками участникам «военно-фашистского заговора«, но только занимали должности на одну-две ступени ниже. Вождь рассчитывал, что они привнесут свежую струю в руководство армии и в то же время до начала большой войны не успеют сколотить группировку сторонников, способную соперничать с партией в контроле над вооруженными силами.

Три с лишним десятилетия спустя после войны писатель Константин Симонов очень верно, на мой взгляд, охарактеризовал мотивы, побудившие Сталина устроить кровавую чистку 1937–1938 годов, приведшую к смене поколений советской элиты, когда на смену старым большевикам и выдвиженцам 20-х годов, в том числе и протежировавшимся когда-то самим генсеком, пришли новые креатуры вождя: «Он хотел определенную категорию людей ликвидировать, считал, что он справится и без них, а эти люди, связанные с прошлым, связанные с прошлой оценкой его деятельности, относятся к нему в душе слишком критически для того, чтобы он мог их оставить живыми. Они были ему не нужны — так он считал. И они могли исчезнуть«. Пожалуй, тут требуется только одно уточнение — ликвидируемые просто были Сталину больше не нужны, и в этом заключалось главное. Хотя и мотив «критического отношения« тоже имел значение. Даже для оппортунистов-выдвиженцев Сталин середины 20-х годов были лишь первым среди партийных вождей, но отнюдь не живым богом, каким его сделала пропаганда в 30-е годы. Вот Иосиф Виссарионович и оставил вокруг себя только людей типа Молотова и Ворошилова, Мехлиса и Поскребышева, в чьей личной преданности не сомневался. Остальных же заменили новые молодые кадры. И ведь советский вождь в итоге не ошибся. Без Тухачевского и Косиора, Рудзутака и Якира, Постышева и Ягоды он в конечном счете обошелся, «большую войну« хоть и с трудом, но выиграл. А то, что победа далась очень дорогой ценой, Сталина не волновало. Людей в стране хватит. Вместо погибших новые народятся.

Стоит вспомнить еще одну причину падения Тухачевского — его конфликт с «конармейцами«, которых возглавляли Ворсшилов и Буденный. Нельзя сказать, что эта группировка сплошь состояла из бывших кавалерийских командиров.

В нее входили, например, А. И. Егоров, бывший командующий ряда фронтов, где сражалась Конармия, и Б. М. Шапошников, высокопоставленный сотрудник Полевого штаба Реввоенсовета, тесно взаимодействовавший с командованием Конармии в период Гражданской войны. Оба они, кстати сказать, были подполковниками царской армии, при Керенском произведенными в полковники. Но в руководстве группировкой они были на вторых ролях, и вообще кадровые офицеры императорской армии в конармейской группировке составляли меньшинство. Тут преобладали командиры рабоче-крестьянского происхождения из числа рядовых, бывших унтер-офицеров или, в лучшем случае, прапорщиков военного времени, как знаменитые начдивы Первой конной С. К. Тимошенко и И. Р. Апанасенко. Вожди «конармейцев« не собирались отказываться от крупных кавалерийских соединений, которые они мыслили как необходимую поддержку для танков и мотопехоты, считавшихся решающим родом войск в будущей войне. Они исходили из наличия в стране большого количества военнообязанных, привычных к кавалерийской службе, и значительного поголовья лошадей, которые все еще играли решающую роль в транспортном обеспечении и снабжении войск, хотя и постепенно теснились автомобилями.

Другая, «пехотная« группировка, неформальным лидером которой считался Тухачевский, состояла преимущественно из тех, кто в Гражданскую командовал общевойсковыми армиями или стрелковыми дивизиями, вроде Якира, или кавалерийскими соединениями, не входившими в Первую конную, вроде командира украинских «червонных казаков« Примакова. Среди них было немало бывших царских офицеров, вроде того же Тухачевского, Путны, Уборевича или Корка (все перечисленные играли видную роль в руководстве группировки и стали жертвами процесса 1937 года о «военно-фашистском заговоре«). Однако данные командиры считались уже не «военспецами«, которых можно было использовать только под бдительным комиссарским оком, а настоящими красными командирами, безусловно преданными советской власти, поскольку успели вступить в партию еще в Гражданскую. Командиры этой группы ратовали за развитие бронетанковых и механизированных войск за счет сокращения кавалерии, которую они на опыте Первой мировой войны считали отжившим родом войск.

Промежуточное положение между двумя группировками занимал комкор Б. М. Фельдман, ведавший в Наркомате обороны кадрами. Он был в хороших отношениях с Ворошиловым, в своих статьях поддерживал его идеи о необходимости взаимодействия бронетанковых и кавалерийских соединений. Но, в конце концов, перевесила его близкая дружба с Тухачевским, вместе с которым его и расстреляли.

Сталин, чья военная деятельность в Гражданскую войну была тесно связана с «конармейцами« и чьим послушным орудием давно уже был Ворошилов, явно тяготел к «конармейской« группировке, но до поры до времени стремился использовать знания и опыт Тухачевского и его товарищей. А между двумя группировками шла скрытая от посторонних глаз, но довольно ожесточенная борьба за руководство армией.

В тот период Сталина устраивало противостояние двух группировок в руководстве вооруженных сил. Борьба между ними до поры до времени гарантировала, что ни одна из них не будет играть самостоятельную политическую роль и угрожать партийной диктатуре. Но когда в 1937 году подготовка к новой войне вступила в заключительную фазу и мощь вооруженных сил должна была значительно возрасти, Иосифу Виссарионовичу потребовалось единое военное руководство, и он без колебания сделал выбор в пользу лично преданных ему «конармейцев«.

Готовясь к мировому военному противостоянию, оснащая Красную армию тысячами и тысячами танков и самолетов, Сталин произвел в 1937–1938 годах масштабную зачистку высшего командного состава от тех, в чьей стопроцентной лояльности к себе сомневался. Заодно он зачистил и гражданскую номенклатуру. Зачистка делалась отнюдь не на случай возможного поражения — о нем Сталин не думал. Воевать собирались «малой кровью и на чужой территории«. Зачистка нужна была в ожидании грядущей победы. Сталин очень хорошо знал историю революций и понимал, что Бонапарты рождаются из побед, а не из поражений. Призрак бонапартизма преследовал его всю жизнь. Именно опасения, что кто-то из победоносных маршалов двинет полки на Кремль, заставили диктатора инспирировать дело о «военно-фашистском заговоре« и казнить Тухачевского, Якира, Блюхера (того, правда, строго говоря, не казнили, а забили насмерть на следствии) и сотни других командармов и комдивов, комкоров и комбригов, в чьей лояльности в тот момент еще не было никаких оснований сомневаться. Остались только проверенные «конармейцы« — Ворошилов и Буденный, Шапошников и Тимошенко, Мерецков и Жуков, у которых, как полагал Сталин, опасных амбиций в случае победы не возникнет. Правда, насчет Жукова к концу войны он это мнение, похоже, изменил и уже вскоре после победного 1945-го отправил его в не слишком почетную ссылку. Но не уничтожил, а все-таки сохранил для грядущих боев.

Личные отношения Климента Ефремовича Ворошилова и Михаила Николаевича Тухачевского, пожалуй, ярче всего выражаются в их переписке, точнее, в резолюциях, которые накладывал «первый сталинский маршал« на послания маршала второго. 15 ноября 1925 года Тухачевский, только что назначенный начальником Штаба РККА, писал только что назначенному наркому по военным и морским делам Ворошилову: «Уважаемый Климент Ефремович. Я послал Вам вчера телефамму шифром по линии ГПУ — не знаю, как скоро Вы ее получите. Дело в том, что Август Иванович (Корк, близкий к Тухачевскому и только что назначенный командующим войсками Белорусского военного округа. — Б. С), во-первых, в очень натянутых отношениях с командирами, с которыми ему приходится работать. Комбинация Августа Ивановича и Александра Ивановича (возможно, речь идет об Александре Ивановиче Тодорском, ранее являвшемся подчиненным Корка в Закавказье, а теперь командовавшем стрелковым корпусом в Белоруссии и одновременно бывшем помощнике командующего округом. — Б. С.) очень сухая. Во-вторых, Август Иванович очень туг по части оперативного мышления, а без этого на новой должности обойтись нельзя. Август Иванович опытный командарм, но в пределах не слишком широких разграничительных линий и определенной задачи.

Иероним Петрович (Уборевич, еще один командарм из команды Тухачевского. — Б. С.) — дело другое. Он обладает авторитетом в среде комсостава, прекрасно мыслит оперативно, работает, совершенствуется, — словом, он является лучшим кандидатом туда, куда направлен Август Иванович (Уборевич возглавил Белорусский военный округ только в 1931 году. — Б. С). Я очень бы просил назначить моим преемником И. П. Как будто бы не слишком сложно было бы сделать такую же перетасовку и с формальной стороны (то есть И. П. вместо А. И. и наоборот). Совершенно уверен, что иначе не избежать трений. Уже до переезда А. И. в Тифлисе эти трения обострялись.

Второй вопрос относительно пленума РВС. Он намечался на конец декабря, то есть после партсъезда. Практика показывает, что при таком совмещении все переутомляются и пленум проходит скомканно. С другой стороны, после генеральных передвижек, только что имевших место, необходимо два-три месяца для основательной подготовки к пленуму. Поэтому я вношу предложение перенести пленум на февраль.

С коммунистическим приветом. М. Тухачевский.

Сочи. 15.XI.1925«.

На этом письме Климент Ефремович начертал резолюцию: «Новому начштабу не мешало бы знать, что после опубликования приказа о назначениях возбуждать вопрос о новых комбинациях является по меньшей мере актом недисциплинированности. Письмецо показательно. Боюсь, как бы мне не пришлось раскаиваться в «выборе« наштаресп. Попробую взять его в лапы. Ворошилов.

19.XI.1925 г.«.

И Ворошилов попытался взять строптивца «в лапы«. 23 мая 1927 года он наложил не менее грозную резолюцию на записке Тухачевского, поступившей двумя днями раньше. Михаил Николаевич информировал о ходе работы Комиссии по пятилетнему плану и предлагал включить инспекции родов войск в Штаб РККА. Ворошилов реагировал резко: «Снова «прожекты«, опять «нововведения«. Бедняжка не туда гнет и плохо соображает«. А когда 13 июня 1927 года Тухачевский передал записку: «Почему бы не сделать т. Рыкова Главным Инспектором Обороны Страны? Это очень помогло бы?« — Ворошилов раздраженно начертал: «Еще одно очередное чудачество«. Ни Климент Ефремович, ни Иосиф Виссарионович не собирались отдавать контроль над армией одному из лидеров правых — председателю Совнаркома А. И. Рыкову. Подобные предложения впоследствии послужили предлогом для того, чтобы на процессе «правотроцкистского блока« в марте 1938 года связать группу Бухарина, Рыкова, Томского и Ягоды с «военно-фашистским заговором« Тухачевского.

В 1928 году «плохо соображающий« Тухачевский был направлен командовать Ленинградским военным округом. Однако через три года по настоянию Сталина Ворошилову пришлось возвратить его в Москву своим заместителем. Но симпатии у Климента Ефремовича к Михаилу Николаевичу ничуть не прибавилось. Дело неуклонно шло к трагической развязке. В 1936 году противостояние наркома и его первого заместителя вышло на финишную прямую. 11 июля Тухачевский писал Ворошилову: «Уважаемый Климент Ефремович! В связи с необходимостью срочных мероприятий по увеличению моторесурсов мехвойск я написал тов. Сталину прилагаемое при сем письмо. Положение с тактическим обучением мехвойск очень тяжелое. С коммунистическим приветом. М. Тухачевский«. Нарком многозначительно заметил: «Чудак, если не больше«. «Больше« могло означать только «враг народа«. Вероятно, к тому времени судьба Тухачевского была уже решена.

Последнее письмо Тухачевского Ворошилову, датированное 23 августа 1936 года: «Народному комиссару обороны Маршалу Советского Союза т. Ворошилову.

Ознакомившись со взаимоотношениями т. Корк и т. Щаденко (соответственно, начальника и комиссара Военной академии имени М. В. Фрунзе. — Б. С.) в связи с рапортом т. Корк, докладываю:

1. Личные отношения между начальником академии и его помощником по политической части крайне натянуты и не обеспечивают нормальной работы.

2. Тов. Щаденко привык лично руководить хозяйством академии. Законное желание т. Корк взяться за это дело встречает со стороны тов. Щаденко известное противодействие.

3. Тов. Щаденко не признает себя виновным в оскорбительном тоне разговора с начальником. Наоборот — обвиняет в этом тоне товарища Корк, что, по-моему, маловероятно. Тов. Щаденко заявил мне, что наилучший выход — это его уход из академии.

4. Тов. Корк хочет работать и просит создать ему нормальные условия работы.

В связи с вышеизложенным считаю необходимым перевод т. Щаденко на другую работу и прошу Вашего соответствующего решения.

Приложение — рапорт т. Корк.

Зам. Наркома Обороны СССР

Маршал Советского Союза М. Тухачевский«.

В рапорте, датированном 17 августа, Корк писал: «Лично. Зам. Народного Комиссара Обороны Маршалу Советского Союза M. H. Тухачевскому.

Докладываю:

Состояние здоровья моего помощника тов. Щаденко чрезвычайно неблагополучно, по-моему, у т. Щаденко в любой момент может произойти припадок буйного помешательства.

Прошу безотлагательно освободить тов. Щаденко от работы в Академии и передать его в руки врачей.

Начальник академии Корк«.

Видно, уж очень крутая разборка произошла между бывшим царским подполковником и одним из наиболее видных представителей «конармейской группировки«, раз милейший Август Иванович предлагал передать как «буйнопомешанного« Ефима Афанасьевича в руки врачей. На письме Тухачевского сохранилась ворошиловская резолюция от 24 августа: «Вызвать обоих ко мне«*.

Представителям двух враждующих группировок оставалось работать вместе всего несколько месяцев. В мае 1937-го Тухачевский и Корк были арестованы и 12 июня расстреляны. «Буйный« Щаденко в том же мае стал членом Военного совета Кавказского военного округа, а в ноябре — заместителем наркома обороны. «Конармейцы« одолели «пехотинцев« из числа бывших царских офицеров, но их торжество продолжалось недолго. Уже на первом этапе войны стратегическая несостоятельность питомцев Первой конной стала очевидна, и их по-тихому отодвинули от реального руководства войсками. Правда, Сталин сохранил жизнь и привилегии тем, кто своей преданностью помог ему удержать армию под контролем. Все-таки вождь умел быть благодарным!

Вернуться к оглавлению

 

Читайте также: