ГлавнаяМорской архивИсследованияБиблиотека












Логин: Пароль: Регистрация |


Голосование:
Вам нравится наш сайт?


Отличный сайт!
Хороший сайт
Встречал и получше
Совсем не понравился





» » Катастрофа подводной лодки «Камбала»
Катастрофа подводной лодки «Камбала»
  • Автор: boyko |
  • Дата: 04-08-2013 14:21 |
  • Просмотров: 7062

Назад Вперед

Список безвозвратных потерь подводного флота России на Черном море открыла подводная лодка «Камбала», получившая это название при зачислении в списки судов Российского Императорского Флота и погибшая на второй год существования Черноморского Подплава.

Катастрофа подводной лодки «Камбала»«Камбала» - торпедная подводная лодка типа «Карп», заложена в мае 1904 года на судоверфи «Deutshe Werke Kiel AG» в Киле (Германия) по проекту Р.Эквиллея, по заказу Морского Ведомства России, заводской номер – «111». 4 августа 1906 года  зачислена в списки кораблей Балтийского флота как подводная лодка «Камбала». В июне 1907 года спущена на воду. 8 сентября 1907 года официально принята в казну. 22 апреля 1908 года отправлена по железной дороге из Либавы в Севастополь и вошла в состав Черноморского Флота. Отдельный дивизион подводных лодок Черноморского Флота стал состоять из пяти подлодок: 2 американской постройки «Судак» и «Лосось» и 3 германской постройки – «Камбала», «Карп» и «Карась», специально предназначавшихся для усиления Черноморского Флота.

Катастрофа подводной лодки «Камбала»Корпус каждой подводной лодки состоял из семи частей, каждая из которых выполнялась из сварных листов и не имела шпангоутов, а отдельные части соединялись болтами. Имелось три входных люка, причем носовой люк использовался для погрузки торпед. Семь балластных наружных цистерн располагались между двойными корпусами: три в носу, две – побортно в районе машинного отделения и две – в корме. Для осушения внутренних цистерн устанавливались помпы, а внешний балласт продувался сжатым воздухом. Имелся откидной спасательный киль весом 3.5 тонны. На каждой лодке устанавливались по два керосиновых двухсотсильных мотора Кертинга, оказавшихся малоудачными и демаскировавшие лодку клубами белого дыма при плавании в надводном положении. Два электромотора в 220 л.с. работали на винт и обеспечивали скорость подводного хода - 8.8 узла; надводного -  10.8 узла. Дальность плавания в надводном положении - 1800 миль, в подводном –  60 миль. Экипаж подводной лодки - 28 человек. Водоизмещение «Камбалы»: надводное - 205 тонн; подводное - 236 тонн. Длина - 39.6 метра, ширина-2.7 метра, осадка-2.61 метра. Время погружения составляло не менее 10 минут. Полутарокорпусная лодка вооружалась одним трубчатым торпедным аппаратом (457мм). Артиллерийского вооружения на лодке не имелось.

29 мая 1909 года в 23 часа 27 минут подводная лодка «Камбала» потеряна у Севастополя в результате аварии (столкновение со своим линейным кораблем «Ростислав»). 20 января 1911 года официально исключена из списков Российского Императорского Флота. 

Весной 1909 года «Камбала» принимала участие в учениях Черноморского Флота. По плану, 29 мая  подводная лодка «Камбала» должна была «атаковать» у входа в Южную бухту черноморскую эскадру, возвращавшуюся из Евпатории. В 21 час 30 минут «Камбала» отошла от борта своей базы – линейного корабля «Двенадцать апостолов» и взяла курс в сторону Стрелецкой бухты. Командовал ею лейтенант М.Аквилонов (командир ПЛ – граф П.Келлер был в отпуске), на борту лодки находился капитан 2-го ранга Н.М.Белкин – сын участника Синопского сражения и 349-дневной обороны Севастополя контр-адмирала М.Ф. Белкина.

Катастрофа подводной лодки «Камбала»В те времена считалось невозможным подводным лодкам атаковать ночью, и 23 мая 1909 года, на совещании офицеров Николай Михайлович Белкин 2-й доказывал возможность ночных атак, и после долгих дискуссий вызвался провести такую атаку сам. Как ни осторожничало командование флота, но все же разрешило провести эксперимент. В намеченном месте лодка застопорила машины и стала ждать эскадру. Была темная южная ночь. Оставив у перископа лейтенанта М. Аквилонова, капитан 2-го ранга Н.М.Белкин принял решение всплыть и произвести атаку в надводном положении. Дождавшись в темноте подхода неожидавшей встречи с «противником» эскадры, «Камбала» успешно провела учебную атаку на головной корабль «Пантелеймон» (бывший «Потемкин»). Закончив атаку, командир отряда начал маневр, решив лечь на параллельный эскадре курс. Находившийся на мостике лейтенант М.Аквилонов отвлекся от выполнения маневра и внезапно увидел перед собой движущуюся эскадру. Столкновение было неизбежно. Подводная лодка попала под форштевень линейного корабля «Ростислав» и, рассеченная на две части, затонула на глубине 56 метров. Весь экипаж погиб. Спасен был только лейтенант М.Аквилонов, которого в момент столкновения смыло с мостика подводной лодки. 

Эта, первая в истории Подплава катастрофа, широко освещалась тогдашней прессой, а обстоятельства происшествия стали предметом тщательного и всестороннего разбирательства в Морском Ведомстве Российской Империи. Работала комиссия Морского технического комитета под председательством капитана 1-го ранга М.Н.Беклемишева. В Российском Государственном Архиве ВМФ в Санкт-Петербурге хранится полный пакет документов, в которых исчерпывающе рассматривается гибель подводной лодки «Камбала» и всего ее экипажа. Привожу полный текст итогового документа следствия по делу о гибели «Камбалы» - доклада по Главному Военно-Морскому Судному Управлению:

«29 Мая сего года, около 11 ½ часов вечера, подводная лодка «Камбала», производя, под командою временно исполняющего обязанности командира корабля Лейтенанта Михаила Михайловича Аквилонова, учебную атаку возвращающегося в Севастополь действующего отряда судов Черноморского Флота, получила удар тараном линейного корабля «Ростислав» в правый борт, сзади рубки, и затонула на глубине 28 сажен  (примерно 60 метров, фактическая глубина моря на месте гибели «Камбалы» - 55 метров), причем погибли находившиеся внутри лодки: заведующий отрядом подводного плавания в Черном море Капитан 2-го ранга Николай Михайлович Белкин 2-й, помощник командира корабля Мичман Дмитрий Александрович Тучков, минный кондуктор Фрол Иванович Сальников и 17 человек нижних чинов; командовавший - же лодкою Лейтенант Аквилонов, бывший во время атаки наверху, над боевою рубкою, был сбит за борт, но затем был поднят из воды шлюпкой-шестеркой с крейсера «Память Меркурия».

По сему делу были привлечены в качестве прикосновенных лиц командовавшие: линейным кораблем «Ростислав» - Капитан 1-го ранга Алексей Дмитриевич Сапсай 2-й и подводною лодкою «Камбала» - ныне отставной Лейтенант Аквилонов.  

Рассмотрев настоящее дело, Военно-Морской Суд Севастопольского порта признал установленным, что вечером означенного числа, подводная лодка «Камбала», по распоряжению Капитана 2-го ранга Белкина, вышла в море для учебной атаки отряда действующего флота. Пройдя по створу Инкерманских маяков до Стрелецкой бухты, лодка легла вправо от створа, в расстоянии 3-4 кабельтовых от него, и стала выжидать появления отряда, застопорив машины и давая временами ход для сохранения своего места. Ночь была тихая, но темная и безлунная. Незадолго до появления отряда, люк лодки был задраен, наружный балласт заполнен и лодка полупогрузилась, заняв положение, среднее между боевым и подводным. Лейтенант Аквилонов, убедившись в том, что управлять лодкою по перископу невозможно, остался наверху, куда ему и была передана переговорная трубка. Заметив около 11 ¼ часов вечера дым судов и доложив об этом капитану 2-го ранга Белкину, Лейтенант Аквилонов дал ход и пошел навстречу отряду, который в составе линейных кораблей: «Пантелеймон», «Ростислав», «Три Святителя» и крейсера «Память Меркурия» шел в Севастополь по створу Инкерманских маяков, 12-ти узловым ходом, с закрытым огнем, в строе кильватерной колонны, причем расстояние между кораблем «Пантелеймон», шедшим головным, и следовавшим за ним кораблем «Ростислав» было ¾ кабельтова. О том, что атаки подводными лодками будут производиться, на отряде было известно из расписания, но атаки эти предполагались первоначально только в лунную ночь; при этом никаких подробностей подобных атак установлено не было, и условных огней подводной лодки на отряде не знали. В 11часов 26 ¼ минут вечера на линейном корабле «Пантелеймон» был замечен по носу, левее курса, в расстоянии 2 ½ кабельтовых от корабля, у самой воды белый яркий огонь, принятый за огонь рыбачьей шлюпки, который вскоре потух, а через ¾ минуты на траверзе показалась подводная лодка, в расстоянии не более ½ кабельтова. 

Лодка шла сходящимся курсом под острым углом около 30 градусов, пока командир ее не счел атаку удавшейся, после чего положил лево руля, пытаясь лечь на параллельный курс, но это ему не вполне удалось, и курс остался несколько сходящимся. В этот момент на лодке было сделано несколько вспышек, которые были прекращены, когда лодка прошла корму корабля. Эти же вспышки были замечены и на линейном корабле «Ростислав», слева, на расстоянии около 1 ½ кабельтова, и также приняты первоначально за огонь рыбачьей лодки, почему командир корабля приказал влево не отворачивать и следить за показавшимся, а затем скрывшимся огнем. Вскоре после того, как огонь погас, он опять был замечен на корабле «Ростислав», но уже ближе к кораблю, саженях с 15-ти впереди от него и на таком же расстоянии влево от курса; причем в этот момент был ясно усмотрен силуэт подводной лодки. Старший штурманский офицер {линейного корабля} немедленно скомандовал «Лево на борт!», а командир корабля дал полный задний ход, но машины не успели забрать заднего хода и, через 2-3 секунды, форштевень корабля ударил в правый борт подводной лодки; подводная лодка опрокинулась на левый борт, вывернулась носовой частью вправо, прошла по правому борту корабля и, не доходя до места правого судового выстрела, затонула.

Вместе с сим Суд признал, что причиною настоящего несчастного случая, была неосторожность Лейтенанта Аквилонова, выразившаяся в том, что он прошел с вверенной ему лодкой в слишком близком расстоянии от головного корабля отряда; в действиях капитана 1-го ранга Сапсая Суд не усмотрел никаких упущений или нарушений правил кораблевождения. Посему, Военно-Морской Суд, приговором 20-го Августа сего года, определил: отставного Лейтенанта Аквилонова, за неосторожное управление подводною лодкою «Камбала», имевшее последствием гибель этой лодки и находившихся в ней офицеров и команды, подвергнуть заключению в крепости на шесть месяцев, без ограничения прав и преимуществ, и передать церковному покаянию по распоряжению духовного начальства; действия же Капитана 1-го ранга Сапсая 2-го признать правильными и законными.  

Приговор этот, согласно 1130-й статье Военно-Морского Судебного Устава, всеподданнейше поверяю на ВЫСОЧАЙШЕЕ ВАШЕГО ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА благоусмотрение».

Доклад подписан Главным Военно-Морским Прокурором тайным советником Н.Г. Матвеенко и  может быть датирован периодом времени между 20 августа (отмеченный выше день вынесения приговора судом) и 5 ноября 1909 года. Именно в этот день Морской министр вице-адмирал С.А.Воеводский, находящийся в резиденции Императора Николая II в Ливадии, сделал на оригинале приведенного выше документа следующую пометку: «Собственно ЕГО ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА рукою написано: «Согласен».

Лейтенант М.Аквилонов тяжело переживал трагедию. Имея душу и понятие настоящего русского морского офицера, и думая, как полнее искупить вину, он написал Николаю II несколько прошений об усилении приговора и тот лишил его звания, дворянства, всех прав и преимуществ. 

Катастрофа подводной лодки «Камбала»Единственным спасенным их экипажа подводной лодки «Камбала» оказался временно исполняющий обязанности ее командира лейтенант Михаил Михайлович Аквилонов, хотя в газетах первоначально сообщалось, что, кроме него, спаслось еще 3 матроса. Вместе с «Камбалой» погибло 20 черноморских подводников:
1.Белкин 1-й Николай Михайлович (1872-1909) – капитан 2-го ранга, заведующий Отрядом подводного плавания в Черном море, обеспечивающий временно исполняющего обязанности командира корабля.
2.Тучков Дмитрий Александрович (1886-1909) – мичман, помощник командира корабля.
3.Сальников Фрол Иванович (1879-1909) – минный кондуктор.
4.Демидкин Дмитрий (1884-1909) – рулевой боцманмат.
5.Латонов Михаил  (1885-1909) – рулевой боцманмат.
6.Шама-Соломенный Кузьма  (1882-1909) – боцманмат-минер.
7.Данилюк Иван  (1886-1909) – рулевой квартирмейстер.
8.Плотников Андрей  (1884-1909) – рулевой квартирмейстер.
9.Базыка Андрей (1884-1909) – минный квартирмейстер 1-й статьи.
10.Омельченко Даниил  (1884-1909) – минный квартирмейстер 1-й статьи.
11.Грошев Алексей  (1884-1909) – машинный картирмейстер 1-й статьи.
12.Королев Владимир  (1881-1909) минно-машинный квартирмейстер 1-й статьи.
13.Лаиок Иван  (1884-1909) – минно-машинный квартирмейстер 1-й статьи.
14.Шоронов Иван  (1885-1909) – минно-машинный квартирмейстер 1-й статьи.
15.Парамошкин Тимофей  (1885-1909) – машинный квартирмейстер 2-й статьи.
16.Прилепа Иван (1886-1909) – машинный квартирмейстер 2-й статьи.
17.Богатырев Иван (1886-1909) – машинист 1-й статьи.
18.Гридян Владислав (1878-1909) – машинист 1-й статьи.
19.Казаринов Петр  (1886-1909) – минный машинист 2-й статьи.
20.Федоров Константин  (1884-1909) – минный машинист.

Кроме того, при попытке спасения затонувшей подводной лодки «Камбала» и членов ее экипажа 30 мая 1909 года от кессонной болезни скоропостижно скончался командированный на эти работы водолазный боцманмат транспорта «Березань» Ефим Бочкаленко (1884-1909). Спуски пришлось прекратить. Безрезультатной оказалась и попытка завести 24-мм стальной трос, чтобы отбуксировать корпус лодки на мелководье прямо по грунту.

Утром 8 июня в Севастополь приехали водолазы-добровольцы из Кронштадской школы водолазов со своим снаряжением. Начальник школы капитан 1-го ранга М.К. фон Шульц был назначен руководителем водолазных работ, его помощником - водолаз Севастопольского порта Ф.А. Шпакович.  В группу вошли также 8 водолазов Черноморского отряда подводного плаванья и уже 28 июля начались спуски. Для работ использовался специальный плашкоут, представляющий собой стальную коробку длиной 39 метров, шириной-12.6 метра, высотой-6 метров. Понтон был разделен на восемь отсеков, которые можно было затапливать и осушать. Понтон затапливали по верхнюю палубу, соединяли стальными стропами с корпусом «Камбалы» и осушали до осадки 4 метра.

Катастрофа подводной лодки «Камбала»Корпус лодки поднимался и всю систему буксирами перетягивали на более мелкое место. Таким ступенчатым способом удалось поднять носовую часть погибшей подлодки и 9 сентября 1909 года ее ввели в Лазаревский ДОК. В сухом ДОКе из лодки откачали воду и убрали заполнившую ее тину. Эта работа закончилась только к часу пополуночи 12 сентября. Кормовую часть «Камбалы» предполагали поднять летом 1910 года, но работы осуществлены не были. Место нахождения кормовой части было утеряно, и летом 1932 года специалистам ЭПРОНа ее так и не удалось найти.

Первый осмотр лодки происходил в присутствии начальника Морских Сил Черного моря и прокурора Севастопольского Военно-Морского суда. Следов удара в месте разреза лодки обнаружено не было, а ее излом, в результате которого отвалилась корма, прошелся по соединительному фланцу. По словам очевидцев, лодка была «как бы срезана бритвой». 

Люк боевой рубки оказался не задраен, и через него все увидели тела Белкина, Тучкова и рулевого Данилова. Были извлечены тела еще двенадцати подводников - Д. Демидкина, М. Латонова, И. Данилюка, А. Плотникова, А. Базыки, А. Грошева, В. Королева, И. Шоронова, И. Прилепы, В. Гридяна, П. Казаринова, К. Федорова - все они лежали ничком, головой по направлению к офицерскому отделению, в котором находился резервуар с запасом воздуха. Тела офицеров были положены в металлические гробы и отправлены в Адмиралтейский собор Севастополя. Тела матросов перенесли в

Назад Вперед
Читайте также: