ГлавнаяМорской архивИсследованияБиблиотека












Логин: Пароль: Регистрация |


Голосование:


Самое читаемое:



» » Предисловие
Предисловие
  • Автор: Malkin |
  • Дата: 18-05-2014 14:54 |
  • Просмотров: 1837

Следующая глава

Вернуться к оглавлению

Ни одна другая цивилизация древней Америки не подсказала людям Запада столько утопических идей, как цивилизация инков. Историк Гарсиласо де ла Вега, потомок инкских правителей и метис по происхождению, в своих знаменитых на всю Евро­пу «Подлинных комментариях об истории государ­ства Инков» (1609) приводит образец государства, где царил беспристрастный и благосклонный по­рядок, освещенный солнечным квазимонотеизмом, который Провидение наделило основными хри­стианскими заповедями. В XVIII веке уже госпожа де Графиньи, Вольтер и Мармонтель восхваляли законы инков, продиктованные здравым смыслом и справедливостью. Аббат Рейналь полагал поддан­ных Инков процветающими и облагодетельство­ванными коллективистским режимом. В XIX веке инкская империя представлялась Уильяму Прескот­ту «самым умеренным из деспотизмов». В 1928 году Хосе Карлос Мариатеги, основатель перуанской компартии, видел в этом обществе автократиче­скую форму коммунизма, пережитки которой могли послужить фундаментом для подлинно андского демократического социализма. В том же году фран­цузский историк Луи Боден разрушал стереотипы, изображая инкское общество, которое он также полагал социалистическим, как геометрическую и холодную империю, где некое «центральное бюро» думало вместо погруженного в ментальную инерт­ность и пассивность населения. Даже сегодня от- сылы к инкскому социализму нет-нет да и звучат в речах политиков андских стран.

Вот уже четыреста лет Инкская империя занима­ет особое место в политических рассуждениях евро­пейцев. Это связано еще с размышлениями испан­цев времен Конкисты, которые познакомились с этим государством накануне его краха. Инкская им­перия, даже больше, чем империя ацтеков, вызвала удивление завоевателей своей инфраструктурой, богатством, хранившимся на огромных складах, и организацией производства и обмена товарами, ни­чего подобного которой в Европе не было.

В первые же годы после Конкисты испанцы пы­тались выяснить, как появилась Инкская империя. В некоторых регионах их туземные информаторы вспоминали о существовавших незадолго до ин­ков государствах и протогосударственных объеди­нениях, зачастую воевавших друг с другом. Лишь на заре XX века, с началом археологических рас­копок, когда стала видна историческая сущность цивилизации древнего Перу, ученые начали пони­мать, что инкская империя была лишь завершаю­щим этапом долгого процесса экономического, социального и культурного развития. Сегодня мы знаем, что Анды и их прибрежные и амазонские предгорья представляли собой один из наиболее древних очагов цивилизации на планете, а первым поселениям и монументальной архитектуре Перу примерно столько же лет, сколько и их собратьям из Месопотамии или долины реки Инд. Как на по­бережье, так и в высокогорьях нехватка дождей, судя по всему, стала основным фактором в воз­никновении централизованных, иерархических обществ, вожди которых мобилизовывали населе­ние для строительства ирригационных каналов, сельскохозяйственных террас, административ­ных и церемониальных центров. Эта абсолютно теократическая по характеру элита поддерживала необходимый порядок за счет управления земле­дельческой инфраструктурой, от которой зависе­ла жизнь людей.

С самых древних времен андский регион, с его прибрежными и восточными предгорьями, пред­ставляется пестрым миром, в котором многочис­ленные небольшие этнические и политические образования сосуществуют иногда мирно, но чаще всего — в жесткой конкуренции и конфликтах. На фоне такой разобщенности, многообразия социальных слоев, языков и художественных стилей эти общества располагают одной и той же культур­ной основой, проистекающей из длинной истории контактов и обменов. Именно эту общую среду мы и называем «цивилизацией древнего Перу». Бу­дучи ее наследниками, инки впервые создали из этого множества обществ единое политическое целое. Термин «инки» обозначает лишь несколько десятков тысяч обитателей небольшой долины Ку­ско. В XIII и XIV веках они установили господство над своими ближайшими соседями, в радиусе при­мерно 70 километров вокруг их поселения. Лишь около 1400 года инки провели серию завоеваний, которые позволили им основать самое большое государство из когда-либо существовавших в до­колумбовой Америке. В начале XVI века только Китайская и Османская империи были способны сравниться по своим размерам с Империей инков, которая простиралась примерно на миллион ква­дратных километров. Ее северные и южные грани­цы разделяли 5500 км, и это расстояние сопоставимо с тем, что существовало между противоположными концами Римской империи. Территория Инкской империи охватывала часть того, что ныне является Эквадором, Перу и Боливией, а также северо-запад Аргентины и северную половину Чили.

Сегодня мы знаем, что инки и их предшествен­ники располагали настоящей системой письма — знаменитой кипу, — расшифровать которую мы не в состоянии. Тем не менее многочисленные докумен­ты, составленные на испанском, кечуа и аймара на протяжении последовавшего за Конкистой столе­тия, проливают свет на некоторые аспекты жизни в Инкской империи. Прежде всего это пресловутые «хроники», термин, включающий в себя как сделан­ные конкистадорами (например, Мигелем де Эсте­те, Франсиско де Хересом или Педро Писарро) первые описания империи, которые сопровожда­ются рассказами об их «подвигах», так и чисто исто­рические произведения, написанные испанцами (такими как Хуан де Бетансос, Педро Сьеса де Леон или Кристобаль де Молина) между первой четвер­тью XIX и первой половиной XX века. Начиная с 1950-х годов историки пользуются и другими типами источников, также относящихся к XVI и XVII сто­летиям: данными административных инспекций и судебных тяжб, фискальными документами и описа­ниями процессов, связанных с обвинениями в идоло­поклонничестве. Анализ этих документов вдребезги разбил некоторые из выводов, построенных на осно­ве буквального чтения хроник.

В 1960-е годы и позднее новые археологические данные глубоко изменили наше представление об инкском обществе. Сконцентрировав внимание на социальной, экономической и политической организации некоторых провинций, археология, в частности, доказала, что Инкская империя была отнюдь не столь монолитной, как мы полагали, основываясь на хрониках, а взаимодействие инков и разнородных местных обществ породило крайне разнообразные формы политического контроля и экономической эксплуатации. Этнология, изучая общества, живущие в среде, которая ничуть не из­менилась с инкской эпохи и унаследовала древние символические традиции, технологии и знания, по­могает нам лучше понять смысл и значение инфор­мации, содержащейся в исторических источниках. Филология местных языков, которая анализирует тексты, составленные на языках кечуа и аймара в XVI и XVII веках, систему терминов, относящихся к древним социальным, политическим, экономи­ческим и религиозным институтам, — в последние годы сделала важный вклад в наше понимание об­щества и культуры Инкской империи.

Цель нашей книги — дать читателю элементар­ные познания о древнем Перу инкской эпохи. Из­дание разделено на две части. Первая обобщает сведения о том, что касается истории и социаль­ных, политических и экономических понятий. Вторая часть посвящена тому, как были устроены инкский мир и общество, сводя друг с другом мате­риальную организацию жизни людей и концепту­альные представления, придающие ей связность и жизненную силу.

Следующая глава

Вернуться к оглавлению

 

Читайте также: