ГлавнаяМорской архивИсследованияБиблиотека












Логин: Пароль: Регистрация |


Голосование:
Вам нравится наш сайт?


Отличный сайт!
Хороший сайт
Встречал и получше
Совсем не понравился





» » Вступительная статья
Вступительная статья
  • Автор: Malkin |
  • Дата: 14-05-2014 15:10 |
  • Просмотров: 1213

Следующая глава

Вернуться к оглавлению

Предлагаемая вниманию советского читателя книга Томаса Берка «Американский империализм и «план Мар­шалла», перевод которой дается с небольшими сокраще­ниями, показывает тесную связь между обострением всех противоречий американского капитализма после вой­ны и появлением на свет «плана Маршалла», а также открыто империалистический характер его как орудия американского господства в странах Западной Европы, Книга Берка отнюдь не может претендовать на пол­ный охват и глубокий, тем более — марксистский, ана­лиз затронутых проблем. Автор, к сожалению, не подни­мается выше обычных либеральных взглядов, распро­страненных среди левого крыла американской буржуаз­ной интеллигенции. Многие его заключения потзерхност- ны, а некоторые и просто неверны. И все же книга Бер­ка представляет определенный интерес. В ней собран об­ширный материал, в значительной мере раскрывающий историю возникновения «плана Маршалла» и его сущ­ность как одного из важнейших инструментов агрессив­ной внешней политики американского империализма.

Книга Берка написана в 1948 г., когда американские претенденты на мировое господство и их европейские наймиты только приступали к осуществлению программы маршаллизации Западной Европы. За истекший год жизнь успела сорвать те маскировочные покровы «беско­рыстной помощи», за которыми авторы «плана Маршал­ла» так старательно пытались скрыть его захватнические, империалистические цели. Сегодня подлинное содержа­ние «плана Маршалла» становится ясным даже многим из тех, кто на первых порах был оглушен и загипнотизит рован рекламной шумихой американской пропаганды. Более того, налицо очевидные доказательства провала «плана Маршалла». Это вынуждена признать даже западноевропейская буржуазная печать, еще недавно без­удержно расхваливавшая «великодушие» американских денежных мешков и рисовавшая феерические картины «восстановления» капиталистической Европы на основе американской «помощи».

Тем не менее разоблачения, которые делает Берк, не устарели. В сопоставлении с событиями сегодняшнего дня факты, приведенные Берком, только еще яснее по­казывают закономерность гибельных результатов мар- шаллизации стран Западной Европы. С другой стороны, сравнение замыслов и расчетов авторов «плана Маршал­ла» в момент его возникновения с современным положе­нием дел в Западной Европе и США еще нагляднее вскрывает весь авантюризм этого «плана».

* * *

Утверждая, что появление «плана Маршалла» выз­вано в первую очередь внутриэкономическим положени­ем в Соединенных Штатах, Томас Берк признает вместе с тем, что было бы неверно ограничивать цели «плана Маршалла» только стремлением поддержать экономи­ческую конъюнктуру в США и сбыть излишки американ­ских товаров. Он называет «план Маршалла» «сложной оппортунистической, антикоммунистической и империа­листической политикой, прикрываемой маской человеко­любия». Он характеризует «план Маршалла» как одну из важнейших составных частей внешней и внутренней политики США, как одну из основ политики «холодной войны» против демократических сил во всем мире, в том числе и в самих Соединенных Штатах.

Нынешняя политика правящих кругов США основана на стремлении использовать послевоенные трудности Ан­глии, Франции и других капиталистических государств, для того чтобы навязать им под видом «помощи» господ­ство американского капитала. Именно на пути внешней экспансии американский капитализм пытается найти вы­ход из раздирающих его противоречий.

«Если бы у правящих кругов Соединенных Штатов Америки внутренние дела не вызывали большого беспо­койства, особенно в связи с приближающимся экономи­ческим кризисом, то не было бы такого изобилия эконо­мических проектов экспансии Соединенных Штатов Аме­рики, которые, в свою очередь, опираются на агрессив­ные военно-политические планы американского империа­лизма» [1].

В результате усиления неравномерности развития ка­питализма после второй мировой войны произошло изме­нение соотношения сил внутри капиталистической си­стемы. Соединенные Штаты стали самой агрессивной из империалистических держав и превратились в оплот ми­ровой реакции. «Новый, откровенно экспансионистский курс США поставил своей целью установление мирового господства американского империализма» [2].

В главе, которую Берк назвал «Новый империализм», он приводит интереснейшее высказывание В. Джордана, председателя Национальной ассоциации промышленни­ков, который заявил еще в декабре 1940 г.: «Каковы бы ни были результаты войны, Америка как во внешней политике, так и в других областях стала на путь импе­риализма со всеми вытекающими отсюда последствиями. Несомненно, что после войны резко изменится соотно­шение сил не только на международной арене, но и внутри страны... Англия станет, в лучшем случае, млад­шим партнером в новом англо-саксонском империалисти­ческом союзе, основой которого будут экономические ре­сурсы и военно-морская мощь Соединенных Штатов». Именно в духе этого высказывания проводится вся по­слевоенная политика США. Не существует, конечно, «но­вого» империализма, а существует новый, откровенно захватнический курс американского империализма.

Томас Берк приводит факты «захвата» правитель­ственного аппарата США представителями монополий и военных кругов.

«В феврале 1948 г., — пишет он, — на руководящие посты в правительстве было назначено 50 банкиров, финансистов и промышленников и около 30 генералов, адмиралов и крупных военных чинов». В Администрации по осуществлению «плана Маршалла» все важные посты также заняты предпринимателями. Руководителем этой администрации является П. Гофман, бывший директор автомобильной компании «Студебеккер».

«Любое важное политическое мероприятие, — пишет Берк, — либо исходит с Уолл-стрита, либо должно быть там согласовано».

Берк рассказывает о том, как представители правитель­ства и монополий, буржуазная пресса и реакционные лидеры Американской федерации труда и Конгресса про­изводственных профсоюзов ведут широкую пропаганди­стскую кампанию в пользу «плана Маршалла», играя на демократических и гуманных чувствах американского народа. «По мнению правительства, — замечает он, — людей нужно убеждать, учитывая их интересы. В жен­ских клубах говорят о человеколюбии, а среди предпри­нимателей — о прибылях». Рабочих убеждают, что «план Маршалла» необходим для поддержания высокого уровня занятости, обывателя запугивают «красной опас­ностью». Антикоммунистическая травля и военная исте­рия призваны создать в США атмосферу страха и тер­рора, в которой американская реакция может успешнее расправляться с прогрессивными силами страны и навя­зать американскому народу — под флагом борьбы с «коммунистической опасностью» — свою империалисти­ческую, захватническую программу.

Американские правящие круги рассматривают подчи­нение стран Западной Европы как один из важнейших эта­пов на пути к установлению мирового господства США. Навязав западноевропейским странам «план Маршалла», они пытаются достигнуть, в основном, двух целей:

  1. Используя экономическое и финансовое превосход­ство США, подчинить своему контролю — экономическо­му и политическому — Англию и другие капиталистиче­ские государства Европы, их колониальные империи и зависимые страны, закрепив таким образом там аме­риканское господство.
  2. Подготовить превращение Западной Европы в ос­новной плацдарм для будущей войны против стран на­родной демократии и против Советского Союза, который возглавляет антиимпериалистический лагерь мира и де­мократии и является главным препятствием стремлению США к мировому господству.

Осуществлению этой агрессивной программы и слу­жит «план Маршалла», с помощью которого американ­ские империалисты стремятся:

а)   поддержать на высоком уровне экспорт американ­ских товаров, не находящих сбыта на внутреннем рын­ке, и тем самым оттянуть наступление экономического кризиса в США;

б)  использовать нехватку долларов в европейских странах для подчинения этих стран американскому кон­тролю, поставив их в зависимость от США;

в)  захватить европейский рынок, ликвидировать кон­курирующие отрасли западноевропейской промышленно­сти, превратив экономику Западной Европы в полуколо­ниальный придаток американской экономики;

г)   расчистить путь американскому частному капиталу в европейские страны и их колонии, добившись ликвида­ции всяческих таможенных и валютных барьеров;

д)  втянуть государства Западной Европы в «холод­ную войну» против СССР и стран народной демократии, изолировать Восточную Европу от Западной для того, чтобы, нарушив традиционную торговлю между Запад­ной и Восточной Европой, освободить американские то вары от конкуренции со стороны промышленности и сельского хозяйства стран Восточной Европы;

е)   создать с помощью так называемых «двухсторон­них соглашений», Комитета европейского экономическо­го сотрудничества и Администрации по осуществлению «плана Маршалла», механизм американского управления и контроля в странах Западной Европы;

ж)  поддержать силы европейской реакции против прогрессивного и демократического движения, обеспе­чить сохранение у власти послушных американскому диктату реакционных правительств и с помощью последних создать условия для разгрома рабочего и де­мократического движения, отстаивающего свободу и независимость европейских народов от порабощения американским империализмом;

з)   втянуть страны Западной Европы в гонку воору­жений и подготовить их включение в военный антисовет­ский блок под руководством США, что и было оформле­но подписанием агрессивного Северо-атлантического пакта и утверждением программы американской «воен­ной помощи» европейским участникам этого пакта.

* * *

Томас Берк, описывая экономическое положение в США весной 1947 г. (т. е. накануне выступления Мар­шалла с его программой «помощи» Европе), показывает то беспокойство, которым были охвачены американские правящие круги в связи с появившимися признаками надвигающегося кризиса перепроизводства. Объем про­мышленного производства, вопреки рекламной шумихе о послевоенном «буме», упал примерно на 7з по сравне­нию с максимальным уровнем 1943/44 г. Тем не менее внутренний рынок СИЛА был не в состоянии поглотить товары, вырабатываемые раздувшимся во время войны американским производственным аппаратом.

В результате усиления инфляции и политики вздува­ния монопольных цен, которую продолжали вести амери­канские капиталисты в безудержной погоне за сверхпри­былями, увеличивался разрыв между покупательной спо­собностью широких масс американского народа и раз­мерами производства товаров.

«Основа кризиса, — указывает товарищ Сталин, — лежит в противоречии между общественным характером производства и капиталистической формой присвоения результатов производства. Выражением этого основного противоречия капитализма является противоречие между колоссальным ростом производственных возможностей капитализма, рассчитанным на получение максимума капиталистической прибыли, и относительным сокраще­нием платежеспособного спроса со стороны миллионных масс трудящихся, жизненный уровень которых капита­листы все время стараются держать в пределах крайне­го минимума» К Очередное проявление этого противоре­чия ч форме разрушительного кризиса перепроизводства снова угрожало капиталистической экономике Соединен­ных Штатов.

Попытки компенсировать сужение внутреннего рынка увеличением вывоза встретили серьезные трудности. Аме­риканский экспорт к лету 1947 г. достиг рекордного уров­ня в 18—20 млрд. долл. в год. Его дальнейшему расши­рению препятствовала катастрофическая нехватка дол­ларов у разоренных войной европейских стран, общий долларовый дефицит в капиталистическом мире, явив­шийся следствием однобокого характера самой внешней торговли США. Дело в том, что стоимость американского экспорта примерно в два раза превышает стоимость импорта в США. Это значит, что Соединенные Штаты год за годом выкачивают золото и доллары из других стран и создают таким образом на своих внешних рынках «долларовый голод».

Так противоречие между стремлением монополистов США к неограниченному расширению вывоза американ­ских товаров в другие страны и их политикой максималь­ного сокращения ввоза иностранных товаров в Соединен­ные Штаты, где интересы монополий на внутреннем рынке охраняются системой высоких таможенных пош­лин, привело к кризису внешней торговли США.

Рост долларового дефицита Англии и других евро­пейских государств был вызван также резким увеличе­нием их «военных долгов США и потерей значительной части их капиталовложений в Соединенных Штатах и странах долларовой зоны.

Весной 1947 г. американские монополисты оказались перед неприятной перспективой резкого сокращения экс­порта товаров, в то время как усиление инфляции выз­вало дальнейшее падение покупательной способности американских трудящихся.

5 июня 1947 г. государственный секретарь Маршалл огласил в Гарварде свой план поддержания экспорта в Европу. Предприниматели США ухватились за «план Маршалла» как за одно из средств спасения от надви­гающегося кризиса.

,Берк сравнивает нынешнюю политику американских монополистов с их политикой в период кризиса 1929—1933 гг. и в годы второй мировой войны. Однако в ре­зультате такого сравнения он приходит к весьма наивно­му выводу, что предприниматели стали «опытнее», что они «увидели», какие преимущества дает «искусственное поддержание конъюнктуры» с помощью правительствен­ных кредитов, «какие огромные возможности открывают­ся перед теми, кто может использовать государственную власть для обеспечения себе постоянного сбыта и повы­шения цен, и каких поистине сказочных размеров могут достигнуть прибыли».

Дело, конечно, не в том, что опыт военных лет «убе­дил» американских предпринимателей в целесообразности государственного вмешательства в экономику (конечно, в интересах монополий). Как признает сам Берк, многие американские капиталисты еще перед войной рассматривали гитлеровскую Германию как образец «процветающего» государства, где в тот период процесс сращивания монополий с государственным аппаратом за­шел гораздо дальше, чем в США. Они «с завистью смот­рели на немецких промышленных магнатов, получавших колоссальные прибыли, обусловленные фашистским кон­тролем над заработной платой и высокой промышленной конъюнктурой, вызванной подготовкой к войне». ж Война необычайно ускорила процесс сращивания американских монополий с государством, процесс прев­ращения американского монополистического капитализ­ма в государственно-монополистический капитализм. Ошибка Берка состоит в том, что он не увидел в совре­менном господстве монополий в экономике и политике США закономерный итог того процесса развития госу­дарственно-монополистического капитализма, который протекал в Соединенных Штатах в предв'оенный период и особенно в военные годы в связи с углублением об­щего кризиса капитализма, в связи с обострением всех противоречий капитализма в результате второй мировой войны. Этот процесс продолжался и после войны.

В то же время Берк явно переоценивает возможности влияния капиталистического государства на экономику. Он искаженно представляет и самый характер вмеша­тельства буржуазного государства в экономику, не разоблачает лживости модной сейчас в США теории «ре­гулируемой инфляции». Сторонники этой теории утверж­дают, что американское правительство якобы способно преодолеть все трудности капиталистической экономики и кризисы путем раздувания своих бюджетных расходов. Таким образом, правительство компенсирует, по мнению этих «теоретиков», недостаток покупательной способно­сти трудящихся масс.                                        -

Возможность преодоления противоречий капитализма и устранения кризисов путем раздувания расходов бур­жуазного правительства — сказка, сочиненная апологе­тами капитализма. Увеличение расходов капиталистиче­ского государства может происходить и происходит, в конечном счете, в результате увеличения налогов, т. е. за счет усиливающегося ограбления широких слоев населения, и, таким образом, не только не компенсирует недостаток покупательной способности трудящихся масс, но и еще больше снижает их покупательною способность. Рост налогон может привести только к еще большему обострению противоречия между низкой покупательной способностью трудящихся масс [3] и объемом производства.

Попытка «регулирования» капиталистической эконо­мики с помощью искусственного форсирования государст­венных расходов отражает в действительности стремле­ние американской буржуазии, путем использования госу­дарственного аппарата, отсрочить наступление кризиса и переложить все трудности ею на плечи трудящихся.

Именно этим целям служат огромные ассигнования правительства Трумэна на финансирование американско­го экспорта («план Маршалла» и другие виды «помощи») и гигантской программы вооружений. Эти громадные суммы, выплачиваемые из карманов налогоплательщи­ков, используются одновременно для осуществления авантюристической политики установления мирового гос­подства американских империалистов.

Капиталистические монополии используют государ­ственный бюджет как дополнительный источник ограб­ления трудящихся. Согласно известному указанию В. И. Ленина, развитие государственно-монополистическо­го капитализма в США неизбежно ведет к усилению эксплуатации широких масс трудящихся, к усилению реак­ции и милитаризма, а также «к неимоверному росту прибылей крупных капиталистов за счет всех остальных слоев населения, к закабалению трудящихся масс на много десятилетий данью капиталистам в виде уплаты миллиардных процентов по займам»

Берк пишет, что «образцом» для американских пред­принимателей и экономистов служит «экономическое процветание» во время войны, когда «огромные прибыли выкачивались непосредственно из кармана американ­ского народа. За время войны долг федерального пра­вительства достиг астрономической цифры в 280 млрд. долл., т. е. был в 10 раз больше довоенного долга и со­ставлял 2 тыс. долл. на душу населения».

Говоря об «экономическом процветании» в годы войны, Берк утверждает, что оно было вызвано превы­шением расходов правительства над доходами. Он ничего не говорит об искусственном характере потребления в военное время, когда огромные массы материальных ценностей уничтожаются в ходе военных действий, об однобоком, уродливом развитии производства в США в период войны. Массовое уничтожение произведенных товаров при одновременном снижении жизненного уров­ня трудящихся, усилении налогового пресса и росте государственной задолженности — такова сущность «процветающей» военной капиталистической экономики.

Однако никакое раздувание расходов буржуазного государства не может преодолеть стихийных закономерно­стей капиталистической экономики, преодолеть анархию капиталистического производства и денежного обращения.

Конечно, гигантские правительственные расходы на вооружение и финансирование внешней торговли не­сколько задержали падение уровня производства в США. Анализируя в докладе на XVII съезде партии некоторое оживление промышленности капиталистиче­ских стран после 1933 г., товарищ Сталин говорил: «Не может быть сомнения, что военно-инфляционная конъ­юнктура играет здесь не малую роль» х. Этот же искус­ственный фактор действует сейчас и в экономике США. Он не мог, однако, предотвратить наступление нового экономического кризиса. «Ибо что значит перевести хо­зяйство страны на рельсы военной экономики? Это зна­чит дать промышленности однобокое, военное напра­вление, всемерно расширить производство необходимых для войны предметов, не связанное с потреблением насе­ления, всемерно сузить производство и особенно выпуск на рынок предметов потребления населения, — следова­тельно, сократить потребление населения и поставить страну перед экономическим кризисом» [4].

Современное состояние американской экономики пол­ностью подтверждает правильность этого указания товарища Сталина, сделанного еще в 1939 г.

Непомерные расходы правительства Трумэна на во­оружение и агрессивную внешнюю политику вызвали рост дефицита американского бюджета. Только за пер­вые два месяца 1949/50 финансового года дефицит бюд­жета США составил 2 млрд. долл. и, как ожидают, к концу года достигнет не менее б млрд. долл.

Рост бюджетного дефицита показывает, что политика взвинчивания налогового пресса и увеличения государ­ственного долга имеет свой предел. Использование бюджетных поступлений и государственных займов в ка­честве дополнительного средства ограбления трудящихся монополиями еще больше увеличивает относительное и абсолютное обнищание народных масс. А это, в свою очередь, означает еще более резкое сокращение вну­треннего рынка и уменьшение способности населения приобретать облигации государственных займов. Полу­чается порочный круг, из которого не могут выскочить буржуазные экономисты и политики.

Кроме того, непомерная тяжесть налогового бремени вызывает все растущее недовольство широких масс. Именно поэтому некоторые представители буржуазных партий, вынужденные считаться с настроениями избира­телей, все чаще выступают за сокращение ассигнований на «план Маршалла» и других правительственных рас­ходов. Например, сенатор Коннэли, председатель сенат­ской комиссии по иностранным делам, призывая Запад­ную Европу не строить «иллюзий» об американской «помощи», заявил в начале этого года, что «Соединен­ные Штаты не обладают даром царя Мидаса. Их ресур­сы ограничены. Они не являются вечным источником золо­та... Мы не можем позволить исчерпать или истощить свои ресурсы до такой степени, что сами ослабнем».

27 октября 1949 г. в беседе с корреспондентом агент­ства Ассошиэйтед Пресс Коннэли выразил уверенность, что в будущем году конгресс сократит ассигнования на «план Маршалла» по крайней мере на 1 млрд. долл. Это не значит, конечно, что американские империали­сты собираются отказаться от политики закабаления Западной Европы. Коннэли тут же добавил, что кон­гресс наверняка продлит действие «плана Маршалла» и после 1952 г.

Несмотря на «план Маршалла» и гигантский военный бюджет (в 11—13 раз превышающий довоенный), при­знаки экономического кризиса все явственнее прояв­ляются во всех областях американской экономики: угро­жающе растут запасы товаров на складах, сокращается погрузка на железных дорогах, уменьшается число за­казов, сокращаются капиталовложения, растет безрабо­тица. Уровень промышленного производства в США с октября 1948 г. по октябрь 1949 г. снизился на 22%, в то время как за первый год кризиса 1929—1933 гг. объем промышленного производства в США сократился на 15%. Американский экспорт снизился по сравнению с уровнем весны и лета 1947 г. на 30—40% и продол­жает падать.

Даже по официальным данным, число безработных и работающих неполную неделю превышает 14 млн. че­ловек.

Все это свидетельствует о том, что «план Маршалла» не оправдал надежд хозяев монополий. Капиталистиче­ская действительность опрокидывает утопические расче­ты «регулировщиков» с Уолл-стрита.

* * *

Значительную часть своей книги Томас Берк посвя­щает некоторым конкретным сторонам маршаллизации Западной Европы. Особое место в американских планах закабаления западноевропейских стран отводится Запад­ной Германии. Берк приводит целую серию высказыва­ний таких деятелей, как Ачесон, Даллес, Ванденберг, Маршалл и другие, недвусмысленно свидетельствующих о том, что, не считаясь с обязательствами США по Потсдамскому соглашению, американские империалисты уже при разработке «плана Маршалла» взяли курс на превращение Западной Германии, и в первую очередь Рура, в основную военно-экономическую базу для подго­товки новой войны. В ущерб интересам Франции и дру­гих европейских стран, пострадавших от гитлеровской агрессии, американские монополисты в союзе с рурскими магнатами поспешно восстанавливают милитаризирован­ную экономику Рура. Раскольническая политика амери­канских империалистов в Германии завершилась, как известно, созданием марионеточного западногерманского государства.

Западная Германия получает львиную долю амери­канской долларовой «помощи». На второй год действия «плана Маршалла» для Западной Германии намечено ассигновать 1100 млн. долл. (включая «помощь» амери­канской военной администрации в Германии), в то время как на долю Англии приходится 940 млн. долл., Фран­ции— 875 млн. долл., Италии — 555 млн. долл.

«План Маршалла», по замыслу его авторов, призван создать в западноевропейских странах и их колониях благоприятные условия для широкой экспансии амери­канского частного капитала.

Однако на первых порах американские монополи­сты предпочитают, чтобы весь риск вложения капита­лов в Западную Европу взяло на себя правительство (за счет налогоплательщиков). Администрация по осу­ществлению «плана Маршалла» резервировала 300 млн. долл. в качестве гарантийной суммы для обращения в доллары прибылей, полученных американскими капи­талистами от капиталовложений в маршаллизованных странах. Предстоящие вложения американских частных капиталов в странах Западной Европы и их колониях буржуазная печать называет «вторым этапом» «плана Маршалла». Прежде чем всерьез приступить к осуще­ствлению этого «второго этапа», американские монопо­листы требуют от своего правительства и от прави­тельств маршаллизованных стран целого ряда гарантий. Сущность этих требований была весьма откровенно из­ложена председателем «Чейз нейшнел бэнк» Олдричем во время его поездки в Европу летом 1949 г. Выступая перед своими коллегами из лондонского Сити, Олдрич заявил, что, во-первых, «страны Западной Европы дол­жны добиться своей военной безопасности, т. е. ратифи­цировать Антлантический пакт и вооружаться».

Во-вторых, «страны, которые хотят рассчитывать на такие капиталовложения, должны стабилизировать свое политическое положение, т. е. опасность коммунизма должна быть устранена».

В-третьих, «умонастроение (!) населения страны, в которой такие капиталовложения будут иметь место, должно быть по отношению к США таким, чтобы... аме­риканские капиталисты были склонны рисковать своим ка­питалом». Вот как далеко простирается американское вме­шательство в дела маршаллизованных стран. Даже «умо­настроение» народов должно быть взято под контроль, чтобы вытравить опасные «антиамериканские» мысли!

В-четвертых, Олдрич требует, чтобы американским капиталистам была дана гарантия, что их капиталы не подвергнутся национализации, и чтобы было обеспечено беспрепятственное обращение прибылей, полученных в европейской валюте, в доллары, а также и «репатриа­ция инвестированных сумм» в случае надобности. Ми­нистр финансов США Снайдер пошел еще дальше, по­требовав, кроме всего, полной компенсации для амери­канских вкладчиков в случае национализации или... воз­можных военных разрушений.

Олдрич подчеркнул, что экономика маршаллизованных стран должна быть «уравновешена», а «обменный курс их валют по отношению к доллару должен быть согласован реалистическим образом».

Вопрос об упразднении таможенных барьеров, защи­щающих национальную промышленность от иностранной конкуренции, о «стабилизации» и свободной обратимости европейских валют является, таким образом, одним из важнейших в программе маршаллизации Западной Европы. Под «стабилизацией» валют американские мо­нополисты имеют в виду, конечно, установление их пря­мой зависимости от доллара. Еще в январе 1948 г. Мар­шалл заявил: «Программа восстановления Европы пред­полагает стабилизацию европейских валют; следователь­но, девальвация... является одним из этапов на этом пути».

Недавняя девальвация английского фунта стерлингов « последовавшая затем девальвация валют более трех десятков капиталистических государств является прямым результатом «плана Маршалла» и нажима американских монополий.

Понижение курса европейских валют по отношению к доллару дает возможность американским капитали­стам скупать по более низким ценам европейские пред­приятия, получать 'более дешевое сырье из колоний европейских стран и эксплуатировать дешевую рабочую силу. Девальвация валют является подготовкой к отмене всех валютных ограничений, которые сейчас препят­ствуют бесконтрольной экспансии американских капита­лов. Именно к этому стремятся американские монопо­листы.

Томас Берк на многочисленных примерах разобла­чает ложь американской официальной пропаганды отно­сительно «свободы торговли» и «равенства возможно­стей», сторонниками которых якобы являются Соеди­ненные Штаты. В действительности США, пытаясь рас­ширить всеми средствами свой вывоз в Западную Евро­пу и другие страны, не собираются серьезно снизить свои таможенные тарифы, препятствующие экспорту европейских товаров на американский рынок. В то же время захват американцами европейских рынков привел к упадку внутриевропейской торговли. Торговый обмен между странами Западной Европы в 1948 г. составил лишь 78% довоенного.

Из-за прямого запрета со стороны Администрации по осуществлению «плана Маршалла» и правительства США страны Западной Европы вынуждены отказы­ваться от выгодной для них торговли с Восточной Евро­пой, являющейся естественным рынком для их промыш­ленных товаров, на котором они могли бы одновремен­но закупать (не на дефицитные доллары!) столь необхо­димое им продовольствие и сырье. Торговля между стра­нами Западной и Восточной Европы составила в 1948 г. всего лишь 42% от уровня 1938 г.

Искусственная изоляция от восточноевропейских рын­ков усиливает постоянную нехватку долларов в странах Западной Европы и увеличивает зависимость этих стран от США.

Томас Берк подробно анализирует содержание двух­сторонних договоров между правительством США и странами — участницами «плана Маршалла» (на примере соглашения с Италией, опубликованного госдепартамен­том США в качестве «образца»). Он разоблачает лице­мерные утверждения создателей «плана Маршалла» о том, что США якобы не намерены вмешиваться во вну­тренние дела стран, которым оказывается «помощь». Берк убедительно показывает, что «план Маршалла» обеспечивает правительству США и американскому ка­питалу мощные средства экономического воздействия на маршаллизованные страны.

В 1947 г. при обсуждении предложения Маршалла на совещании министров иностранных дел СССР, Фран­ции и Англии В. М. Молотов указывал, что в резуль­тате «помощи» на условиях, навязываемых США при посредничестве правительств Англии и Франции евро­пейским странам, эти «страны окажутся подконтроль­ными государствами и лишатся прежней экономической самостоятельности и национальной независимости...»[5] Приводимые в книге факты полностью подтверждают справедливость этого предупреждения, которое было объявлено тогда на Западе «большевистской пропа­гандой».

Значительное место Берк уделяет разоблачению иллюзий, порожденных в Западной Европе и в США американской пропагандой, что «план Маршалла» якобы призван спосооствовать «восстановлению европейской экономики и подъему жизненного уровня народов мар шаллизованных стран».

За год, прошедший после написания книги, реальная действительность в маршаллизованных странах нанесла сокрушительнейший удар по этим иллюзиям. Даже руководители так называемой Организации европейского экономического сотрудничества вынуждены публично признать беспочвенность всех «надежд» на восстановле­ние европейской экономики с американской «помощью».

В начале сентября 1949 г. генеральный секретарь Комитета этой организации Маржолен на пресс-конфе­ренции в Париже прямо заявил, что положение маршалли­зованных стран за последнее время ухудшилось, что «Европа не стоит на пути к жизнеспособности» и что перспективы разрешения проблемы долларового дефи­цита еще более плачевны, чем раньше. Горестные жалобы Маржолена были повторены и пересказаны на разные лады прессой всех маршаллизованных стран. «Призна­ния Маржолена,— писала полуофициальная французская газета «Монд»,— отмечают провал плана Маршалла, по крайней мере в той степени, в какой на него рассчи­тывали в деле возвращения Европы к финансовой неза­висимости». В этом же духе высказываются и другие органы европейской буржуазной печати, еще недавно расписывавшие блага и преимущества, которые якобы несет народам Западной Европы «бескорыстная» амери­канская «помощь».

Однако, ставя вопрос таким образом, буржуазные га­зеты сознательно искажают факты и самым бессовест­ным образом обманывают своих читателей. Заправилам буржуазной прессы хорошо известно, что авторы «плана Маршалла» никогда в действительности и не стремились к обеспечению «финансовой независимости» маршалли­зованных стран, к подъему жизненного уровня населе­ния Европы. Подлинные цели правящих кругов США, навязавших при содействии европейских квислингов на американской службе долларовую «помощь» народам Западной Европы, были как раз обратными.

Но и эти цели не были достигнуты. «План Маршал­ла», вопреки расчетам его авторов, не смог удержать экспорт американских товаров на высоком уровне, не смог предотвратить наступление экономического кри­зиса, признаки которого все сильнее проявляются в эко­номике США, ускорил наступление кризиса в Западной Европе и вызвал новое обострение всех противоречий капиталистической системы. В этом — подлинный про вал «плана Маршалла».

Берк раскрывает содержание «плана Маршалла» как орудия американской политики «холодной войны» про­тив СССР, стран народной демократии и демократиче­ских сил во всем мире. В качестве примера того, как широко толкуют функции «помощи восстановлению» Европы американские правящие круги, Берк приводит заявление председателя сенатской комиссии по распре­делению «помощи» Бриджеса, который потребовал включения в «план Маршалла» мероприятий по органи­зации подпольной подрывной деятельности в СССР и странах народной демократии. Берк указывает, что в бюджете Администрации по осуществлению «плана Маршалла» предусмотрено 200 тыс. долл. на расходы «конфиденциального характера». Процессы венгерского предателя Ласло Райка и его сообщников и болгарского предателя Трайчо Костова и его сообщников, разоб­лачение фашистской югославской клики Тито—Ранковича как основной агентуры американской разведки, ис­пользуемой для подрывной работы .в странах народной демократии, показали всеми миру, что «план Бридже­са», как и аналогичный план «X» Джона Ф. Даллеса, представляют собой органические части «плана Мар­шалла».

Томас Берк разоблачает «план Маршалла» как ору­дие американской политики гонки вооружений и развя­зывания новой войны. «План Маршалла» позволил ре­акционным западноевропейским правительствам встать вслед за их американским патроном на путь бешеной гонки вооружений. Военный характер этого «чисто эко­номического» плана невольно выдал президент Трумэн в недавнем послании конгрессу по поводу программы вооружения европейских участников Северо-атлантического пакта. Трумэн привел в этом послании цифру официальных военных расходов стран Западного сою­за — Англии, Франции, Бельгии, Голландии и Люксем­бурга вместе с военными расходами Италии, Дании и Норвегии. Эти расходы за истекший 1948/49 бюджетный год равны 5,5 млрд. долл., т. е. превышают на 1,5 млрд. долл. расходы, которые были затрачены за тот же период правительством США на «план Маршалла»! Если к цифре военных расходов названных 8 стран прибавить военные ассигнования Швеции, Португалии, Греции, Турции (последние две получают еще сотни миллионов долларов на вооружение по «доктрине Трумэна»), то становится ясным, что вся «помощь» по «плану Маршалла» полностью поглощается и даже значительно пере­крывается расходами маршаллизованных стран на гон­ку вооружений. Геринговский лозунг «пушки вместо ма­сла» вполне определяет подлинную сущность политики маршаллизации Западной Европы.

Итоги первых 17 месяцев осуществления «плана Маршалла» показали всю лживость обещаний амер» канской пропаганды, трубившей о «помощи» восстанов­лению экономики Западной Европы. «План Маршалла» вызвал упадок производства в западноевропейских госу­дарствах. В Бельгии, например, прирост промышленной продукции в 1948 г. был на 16% меньше, чем в 1947 г., когда Бельгия еще не получала американской «помо­щи». В текущем году началось общее сокращение про­мышленного производства в большинстве стран Западной Европы.

Маршаллизация привела к гонке вооружений, вы­звала рост военной промышленности и обслуживающих ее отраслей за счет мирного производства. Все это не могло не привести к еще большему ухудшению эконо­мического положения Западной Европы. Под нажимом Администрации по осуществлению «плана Маршалла» правительства маршаллизованных стран прекращают работу предприятий тех отраслей промышленности, су­ществование которых «не устраивает» американских монополистов. Наплыв американских товарных «излиш­ков» также приводит к свертыванию ряда жизненно важных отраслей европейской промышленности.

Берк на обширном фактическом материале показы­вает, что поставки и кредиты по «плану Маршалла» ис­пользуются не для удовлетворения подлинных нужд раз­вития экономики стран Западной Европы, а в соответ­ствии с экономическими и политическими расчетами американских монополистов. Он указывает, что постав­ки промышленного оборудования, которое необходимо для восстановления промышленности, составляют лишь око­ло 2% от американского экспорта по «плану Маршалла».

Основное место в американских поставках занимают «излишки» товаров, не находящих сбыта из-за суже­ния внутреннего рынка США. Это — зерно, табак, су­шеные фрукты, а также нефть и уголь. Франция полу­чила, например (в ценностном выражении), за первый год действия «плана Маршалла» в два раза больше та­бака, шелковых чулок и жевательной резинки, чем обо­рудования для шахт, в пять раз больше сыра и молоч­ного порошка, чем оборудования для сталелитейной промышленности.

С апреля 1948 по март 1949 г. безработица выросла на 80—200% в различных маршаллизованных странах Число безработных в Италии сейчас более 2 млн. чело­век, в Западной Германии — 1,5 млн., в маленькой Бель­гии — 300 тыс. и т. д. Как признал недавно один из реак­ционнейших лидеров профсоюзов Скевенельс, председа­тель объединенного комитета реформистских профсою­зов маршаллизованных стран, число безработных и по­лубезработных в Западной Европе составляет не менее 12 млн. Повсеместно растет дороговизна, снижается за­работная плата рабочих и служащих. Огромные воен­ные расходы ведут к непрерывному росту налогов.

Проведенная в сентябре — октябре 1949 г. девальва­ция валют Англии и других маршаллизованных стран означает дальнейший рост цен, т. е. еще большее сниже­ние реальной заработной платы и ухудшение материаль­ного положения трудящихся.

Это новое наступление капиталистов на жизненные интересы рабочего класса вызовет дальнейшее обостре­ние внутренних противоречий и классовой борьбы в маршаллизованных странах.

В то время как трудящимся Западной Европы «план Маршалла» принес нищету и безработицу, прибыли ка­питалистов продолжают расти. Если мелкие и средние предприятия разоряются, то крупные тресты получают •большие барыши. Доходы английских монополий, напри­мер, в 1948 г. составили 1945 млн. фунтов стерлингом, превысив прибыли 1938 г. в два с половиной раза. Если перед войной прибыли французских капиталистов со­ставляли 29% национального дохода, то в 1948 г. они возросли до 42,5%, а доля заработной платы за то же время упала с 45 до 38%.

* * *

Томас Берк заканчивает книгу выводом, что попыт­ки американских правящих кругов найти выход из эко­номических трудностей и избегнуть кризиса, закабалив с помощью «плана Маршалла» другие капиталистиче­ские страны, усилив гонку вооружений и подготовку но­вой войны, обречены на провал.

«Американская экспансия в Европе, — указывает он, — углубляет кризис в маршаллизованных странах». Это углубление кризиса в других капиталистических странах явится для США препятствием для выхода из собственного кризиса, и, в силу этого, общий крах капи­талистической системы, когда он наступит, будет еще более катастрофическим.

В своей книге Берк уделяет недостаточно внимания борьбе народов Европы против закабаления их стран американским империализмом. Между тем все усилива­ющееся сопротивление народов политике маршаллизации Западной Европы вызывает тревогу у авторов «плана Маршалла». Как сообщил недавно корреспондент аме­риканской газеты «Дейли мирор» Роберт Аллен, специ­альная комиссия конгресса США под председательством Макдуголла, созданная для наблюдения за осуществле­нием «плана Маршалла», подготовила секретный доклад, в котором бьет тревогу по поводу роста народного недо­вольства американской политикой в странах Западной Европы.

Политика установления американского господства, попирающая национальную независимость и жизнен­ные интересы народов, вызьго'ает в Западной Европе за­конное возмущение. Все более широкие слои трудящихся объединяются для боьбы против засилия американских экспансионистов и их пособников из рядов западноевро­пейски буржуазии. Это предвещает неминуемый крах авантюристической политики маршаллизации Европы.

А. Белоконь

Следующая глава

Вернуться к оглавлению


[1] В. М. Молотов, Тридцатилетие Великой Октябрьской со­циалистической революции. Доклад на торжественном заседании Московского Совета 6 ноября 1947 г., Госполитиздат, стр. 20.

[2]  А. А. Ж д а н о в, О международном положении, 1947 г., «Московский рабочий», стр. 10.

[3]  В. И. Л е н и н. Соч., т. 24, изд. 4-е, стр. 276—277.

[4]  Там же, стр. 567.

[5] В. М. Молотов, Вопросы внешней политики, Госполит- издат, 1948 г., стр. 474.

Читайте также: