ГлавнаяМорской архивИсследованияБиблиотека












Логин: Пароль: Регистрация |


Голосование:
Вам нравится наш сайт?


Отличный сайт!
Хороший сайт
Встречал и получше
Совсем не понравился





» » Происхождение кыргызской культуры
Происхождение кыргызской культуры
  • Автор: Malkin |
  • Дата: 25-04-2014 13:02 |
  • Просмотров: 2005

Вкалпак - головной убор кыргызапервые вопрос о происхождении кыргызской культуры был рассмотрен С.А.Теплоуховым при классифицировании минусинских древностей. Выделив в особую, VI, группу памятников "могиль­ники", известные под названием "чаа-тас", он отметил, что по­следние "тесно примыкают" к "своеобразным могилам с бюстовыми масками", отнесенным к III - IV вв. н.э. [1]

По современной терминологии, сказанное выше означает, что автор усматривал хронологическую и генетическую преемствен­ность между памятниками тепсейского этапа тапггыкской культуры III - IV вв. н.э. и объектами кыргызской культуры эпохи чаа-тас VI-VIII вв. н.э. С.А.Теплоухов отметил сходство между камен­ными стелами чаа-тасов и столбовыми плитами тагарских курга­нов, аналогии между тапггыкской и кыргызской керамикой, нали­чие одинаковых бронзовых, двухголовых пластинок-амулетов в по­гребениях обеих культур [2].

В дальнейшем эта проблема специально изучалась С.В.Киселе­вым [3]. Автор, вслед за С.А.Теплоуховым, отмечает "сильнейшую связь" кыргызской культуры "с древней местной культурой", в частности, сходство конструкций тагарских курганов и чаа-тасов, наличие "входа” у оград тагарских, таштыкских и кыргыз­ских памятников. С точки зрения С.В.Киселева, "поразительные совпадения" наблюдаются во внутреннем устройстве таштыкских склепов и чаа-тасов, в частности наличие вертикального часто­кола из бревен и жердей по периметру могильной ямы, подпорно­го столба в центре могилы. Особенно близки чаа-тасам, по С.В.Киселеву, "позднейшие таштыкские погребения", под квад­ратными каменными выкладками, с квадратной ямой и срубом, со­держащие по 1-2 сожжения, сосуды и кости овец или коров. Сре­ди предметов сопроводительного инвентаря обеих культур отме­чены аналогии парным головкам животных, обычно лошадей, фи­гуркам баранов, обложенных золотом, керамики. По мнению ав­тора, керамика кыргызского поселения у с.Малые Копены и по­гребений у с.Тесь "целиком совпадает" с позднетагарекой и таштыкской, хотя и отлична от "погребальной посуды" в чаа-тасах. Орнамент ювелирных изделий из Копенского чаа-таса, со­гласно С.В.Киселеву, находится "в близком родстве о тагаро-таштыкским искусством [4]. Тесную "генетическую связь” между таш­тыкской и кыргазской культурами подтверждают,по данным автора, "наблюдения над таштыкскими портретными масками, которые Фик­сируют сложение нового физиономического типа населения", ха­рактерного для кыргызов [5]. Переход от позднеташтыкских погре­бений к чаа-тасам, по С.В.Киселеву, совершился в "докудыргинское время" (до V в. н.э.) [6].

Соображения С.В.Киселева были поддержаны Л.А.Евтюховой, ко­торая усмотрела "глубокие корни" погребального обряда енисей­ских кыргызов в таштыкских могилах и склепах [7]. Наибольшую близость кыргызским демонстрируют погребения "переходной ста­дии" между таштыкской и кыргызской эпохами. Сходство наблю­дается в обычае "сжигания покойников", внутримогильной конст­рукции ,"большом количестве мяса животных", устройстве наката из березовой коры и насыпей из скальных обломков, привесках "с вырезанными головками животных", фигур баранов, обернутых золотой фольгой [8].

Выводы С.В.Киселева повторил в некоторых своих работах Л.Р.Кызласов. Находки бронзовых пластинок-амулетов и конструк­ции курганов Сырекого чаа-таса доказывают, по его мнению, "несомненную генетическую связь древнехакасской культуры с таштыкской" [9]. Отмечены автором единые для обеих культур фор­мы сосудов [10]. Позднее Л.Р.Кызласовым был выделен "каметковский переходный этап" таштыкской эпохи, отнесенный к IV-V вв. н.э. : перестали сооружать склепы, исчезли обычаи сожжения погребальных камер, изготовления погребальных масок и ритуаль­ных миниатюр [11]. Согласно мнению автора, "несомненное генетическоепроисхождениекультуры IV-Vвв. от таштыкской доказано С.В.Киселевым весьма убедительно иникем не оспаривалось.

Лучшим свидетельством этого служат памятники каметковского этапа IV-Vвв., рассмотренные выше. Решается и мнимое про­тиворечие, заключающееся во внешнем различии керамики, встре­чаемой в позднеташтыкских и древнехакасских погребениях. Во-первых, нами уже указаны формы сосудов VI-VIII вв., явно свя­занных с таштыкскими в своем происхождении (кубки, банки, круглодонные чашечки, банки с налепами по венчику и т.д.); во-вторых, применение гончарного круга с VI в. естественно прервало эволюционное развитие позднеташтыкской керамики; в- третьих, раскопки поселения VI - X вв. у с.Малые Копены дока­зали, что в быту древние хакасы употребляли лепные сосуды не только таштыкских, но еще и тагарских форм [12]. Из приведен­ного текста видно, что к 60-м годам мнение о преемственности между таштыкской и кыргызской культурами прочно вошло в тра­дицию. Много позже Л.Р.Кызласов вывел формулу: "Нет чаа-таса без таштыкского склепа" [13], не совсем согласующуюся с его предшествующими высказываниями, согласно которым чаа-тасы появляются путем трансформации "погребений под каменными выклад­ками", а не склепов. Пересмотр периодизации таштыкской культу­ры М.П.Грязновым снял данное противоречие [14].

Раскопки чаа-таса Тепе ей XI позволили отметить планиграфическую последовательность сооружения таштыкских склепов и кыр­гызских курганов чаа-тас [15]. В Михайловском могильнике в лесо­степной Ача-Мариинской котловине были обнаружены склепы таш­тыкской культуры, в составе инвентаря которых были "кыргызские вазы", накладки луков, наконечники стрел, накладки колча­нов, характерные для периода раннего средневековья [16]. Значи­тельно обогатились представления о погребальной и поминальной обрядности таштыкской культуры в результате работ Э.Б.Вадецкой [17]. Находки тепеейских миниатюр позволили выделить петрог­лифы таштыкского времени. Открытие "манекенов" в Оглахтинском могильнике разрешило вопрос о назначении погребальных масок и "кукол" [18]. Значительно расширились за последние годы представления о погребальной обрядности населения Енисея в эпоху чаа-тас [19].

В отдельных работах предлагалось объединить тесинский этап с таштыкской культурой, объединить поминальники со склепами в одну группу таштыкских памятников, изменить хронологию таштык­ской культуры в сторону омоложения вплоть до VI и даже VII вв. н.э., считать "камешковские каменные выкладки" поминальными объектами, разделить эпоху чаа-тас на два этапа и омолодить ее верхнюю хронологическую границу вплоть до X в. н.э. [20] Очевидно, что решение вопроса о преемственности тапггыкской и кыргызской культур во многом зависит от решения вопросов хро­нологии обоих культурных комплексов и их интерпретации.

Кыргызская культура в эпоху чаа-тас хронологически непос­редственно следует за тапггыкской, сохраняя в основном ту же территорию, за исключением Ача-Мариинской котловины и Саянско­го каньона Енисея, где обнаружены таштыкские, но нет кыргызс­ких памятников VI-VIII вв. н.э. Сравниваемые комплексы пред­ставлены преимущественно погребальными памятниками.

На тепсейском этапе таштыкской культуры, в III-IV вв., они достаточно разнообразны. Среди них большие склепы, курганы с квадратным или прямоугольным котлованом, срубом, состоящим из стен, полатей, пола и потолка, нередко входа, ограды в ви­де квадратной или прямоугольной стены из горизонтально уложенных плит; иногда по периметру сруба ставились и вертикальные плиты. Перекрытие склепа состояло из нескольких накатов бре­вен, каменных плит и земли. Склепы были коллективными усыпальницами, в которых хоронили длительное время. Погребались преимущественно кремированные останки умерших, зашитые внутрь кожаных манекенов с погребальными масками. Инвентарь представ­лен разнообразными лепными сосудами с тычковым, штампованным орнаментом, налепными валиками и миниатюрными предметами: пряж­ками различных форм, амулетами в виде парных голов лошадей, звеньями цепочек, колчанными крючками, костяными наконечника­ми стрел, деревянными поделками, астрагалами овцы и коровы. Малые склепы имеют более простую конструкцию сруба без пола и входа, ограду из вертикально установленных плит. В них погребены наряду с сожжениями в манекенах трупы людей и собранные кости скелетов. Инвентарь представлен керамическими сосудами, пряжками, амулетами. Склепы и малые склепы после заполнения, как правило, поджигались [21]. Грунтовые могилы имеют прямоугольную, реже квадратную яму со срубом и перекрытием, внутри кото­рого захоронены сожжения, скопления костей и трупы. Инвентарь представлен керамическими сосудами, украшениями, принадлежнос­тями туалета, лопатками овец и др. Малые склепы и грунтовые могилы в отличие от больших склепов заполнялись единовремен­но. Обнаружены грунтовые одиночные и парные детские захоро­нения в каменных ящиках, ямах с перекрытием из бревен и без них [22].

Погребальный ритуал, характерный для таштыкской культуры, был связан с фиксированным сроком захоронения умерших, что определило сложность сохранения трупа, его мумификацию, баль­замирование, сохранение костей скелета, кремацию с воссозда­нием облика покойного в виде манекена с лицевой маской. Важ­ной особенностью обрядности была вотивность сопроводительно­го инвентаря, отсутствие мясной заупокойной пищи, обильная погребальная тризна.

Менее вариативным был поминальный обряд. Поминальные ямки с сооудами, мясом овцы и быка и стелы из камня расположены рядами, в каждом из которых имелась яма для остатков тризны участвующих в поминках. Такие ряды присутствуют как рядом со склепами, так и грунтовыми могальниками, а иногда вне терри­ториальной связи с кладбищами. В поминальных памятниках иног­да фиксируются погребения взрослых по обряду трупоположения и трупооожжеиия, захоронения в сосудах-урнах, могилы детей. Не­которые из них предположительно считаются жертвенными [23]. К числу таких погребально-поминальных объектов надо относить так называемые захоронения под каменными выкладками.

Погребальные памятники кыргызокой культуры в эпоху чаа-тас в VI-VIII вв., также разнообразны. Наиболее известны среди них каменные курганы - чаа-тасы, с округлой, подквадратной или прямоугольной ямой, обставленной по периметру стен и перекры­той жердями, отеной ограды из горизонтально уложенных плит, квадратной, округлой, прямоугольной Формы, иногда с входом [24]. Ограды курганов оботавлены по периметру стелами. Конструкцию чаа-тасов в известной мере можно считать упрощением архитек­туры склепов, но с учетом появления новых необычайных деталей стел. Чаа-тасы содержат в основных могилах по 1-3 скопления кремированных костей погребенных, обилие мяса овец, сосуды, включая гончарные "кыргызские вазы" и лепные горшки и анки, в тайниках - сопроводительный инвентарь, состоящий из желез­ного оружия, деталей сбруи, разнообразных украшений, эти па­мятники сооружались и заполнялись единовременно. Можно пола­гать, что в их конструкции отразилось совмещение погребаль­ного и поминального ритуала, существовавших порознь в таштыкское время.

Вокруг курганов чаа-тас довольно обычны рядовые захороне­ния сожжений в керамических урнах, деревянных ящиках, бере­стяных туесах, каменных ящиках, ямках, погребения детей и подростков в ямах с сосудами и мясом овец [25]. Такое социаль­ное и возрастное разграничение обрядности также имеет свои аналогии в памятниках тепсейского этапа таштыкской культуры.

Нередко на кыргызских кладбищах - чаа-тасах - захоранива­лись взрослые люди по обряду трупоположения без инвентаря или с минимумом вещей [26]. Часто это сопроводительные захоро­нения в курганах чаа-тас. Такие памятники, относимые к соци­ально зависимому слою кыргызского общества - кыштымам, в таш- тыкское время не зафиксированы, что объясняется иным уровнем социальных отношений.

Инвентарные комплексы таштыкской и кыргызской культур су­щественно различны. Это объясняется стадиальностью каждого из них и вотивным характером таштыкского погребального инвентаря. Вопреки расхожему мнению, кыргызская лепная керамическая посу­да, представленная в основном горшками и копиями гончарных "кыргызских ваз", в очень малой степени соответствует тепсей- ской баночной и котловидной посуде [27]. Вероятно, правы иссле­дователи, отмечавшие сильное воздействие на киргизский керамический комплекс гончарной керамики центрально-азиатского про­исхождения, однако вряд ли специфика кыртазокой керамики в сравнении с таштыкской объясняется только появлением пришлых Форм [28]. По-видимому, в кыргызское время керамика потеряла свое значение основного исходного материала для изготовления посуды аналогично деградации керамики в.других кочевых куль­турах раннего средневековья. Существенно отличен от таштыкско­го набор предметов вооружения, сбруи, поясной фурнитуры, укра­шений. В эпоху чаа-тас в обиход кыргызских кочевников вошли наборные пояса, удила с железными стержневыми псалиями, стре­мена, сбруйные украшения, разнообразный набор оружия. В VIII в. на Енисей была занесена древнетюркская руническая письменно­сть [29]. Большинство новаций кыргызской культуры не находят се­бе непосредственных прототипов в таштыкской инвентаре, а являются заимствованными из соседних кочевых культур древних тю­рок и уйгуров. Исключение составляют бронзовые амулеты с пар­ными головками лошадей и деревянные скульптуры баранов, обло­женные золотой и серебряной фольгой [30]. Близки по технике ис­полнения и стиле таштыкокие и кыргызские петроглифы, которые в свое время все считались средневековыми. Не вполне ясно со­отношение тамг обеих культур.

Сопоставление комплексов таштыкской и кыргызской культур свидетельствует о том, что совпадения затрагивают отдельные элементы конструкции погребальных сооружений, поминально-по­гребальной обрядности, единичные предметы сопроводительного инвентаря, стиль наскальных изображений. В то же время разли­чия между культурами распространяются на территорию, состав памятников, характер погребальной обрядности, поминальные ри­туалы, социальную стратификацию общества, инвентарные комплек­сы. Заметно отличен этнографический облик обеих культур. Это позволило в свое время А.Н.Липскому и Э.Б.Вадецкой усомниться в традиционном представлении о генезисе кыргызской культуры из таштыкской [31]. Конечно, отчасти наблюдаемые несоответствия объясняются стадиальным характером различий, известной обособ­ленностью таштыкской культуры в оравнении с кыргызской, имев­шей широкие связи с древнетюркским кочевым миром, политическим и культурным влиянием древних тюрок на кыргызов в период суще­ствования каганатов, переселением отдельных групп древнетюрк­ских кочевников в Минусинскую котловину после завоевательного похода Тоньюкука, Могиляна и Кюль-Тегина в начале VIII в. н.э. [32]. В дальнейшем тюркокий кочевнический облик кыргызской культуры еще более усилился в результате уйгурского влияния и завоева­ния кыргызами Центральной Азии в IX в. [33]

Худяков Ю.С.

Из учебного пособия «Кыргызы на Енисее», Новосибирск, 1986.

Библиографические ссылки

1. Теплоухов С.А. Опыт классификации древних металлических культур Минусинского края. МЭ-Л. 1929 – Т.4. – Вып.2. – С. 51-54

2. Там же.- С. 53, табл. II, V (1,2), У1.

3. Киселев С.В. Древняя история Южной Сибири Ц МИА.-М.; Л., 1949.- № 9.- С. 3Г7-319.

4. Там же.- С. 318-319.

5. Там же,- С. 261.

6. Там же,- С. 264.

7. Евтюхова    Л.А. Археологические памятники енисейских кыр­гызов (хакасов).- Абакан, 1948.- С. 6.

8. Там же.- С. 7-8, 27.

9. Кызласов Л.Р. Сырский чаа-тас Ц СА.-М, 1955. - Вып. 24, - С. 253.

10. Там же.- С. 254.

11. Кызласов Л.Р. Таштыкская эпоха в истории Хакаооко- Минусинской котловины.- М., I960.- С.151.

12. Там же.- С.156.

13. Кызласов Л.Р. Чаатасы Хакасии Ц Вопр. археологии Ха­касии.- Абакан., 1980.- С. НО.

14. Грязнов М.П. Миниатюры таштыкской культуры // АСГЭ, 1971.- Вып. 13.- С. 94-106.

15. Комплекс археологических памятников у горы Тепсей на Ениоее.- Новосибирск, 1979.- С. 137.

16. Мартынова Г.С. Погребения с "кыргызскими" вазами в курганах Михайловского могильника // Изв. ЛАИ,- Кемерово, 1976.- Вып. 7.- С. 68-80.

17. Вадецкая Э.Б. Черты погребальной обрядности тапггыкс- ких племен по материалам грунтовых могильников на Ениоее // Первобытная археология Сибири.- Л., 1975.- С. Г73-183; Она же. Поминальные камни таштыкских могильников Ц КСИА.- М., 1971.- Вып. 128.- С. 34; Кызласов И.Л. Поминальные памятни­ки таштыкской эпохи Ц СА.- 1975.- № 2.- С. 30-47.

18. Комплекс археологических памятников...- С. 142-144.

19. Там же.- С. 157-159; Худяков Ю.С. Типология погребе­ний У1 - ХП вв. в Минусинской котловине И Археологический поиск. Северная Азия.- Новосибирск, 1980,- С. 198-202.

20. Вадецкая З.Б. Татарские традиции в таштыкской культу­ре // Проблемы западносибирской археологии. Эпоха железа.- Новосибирск, 1981.- С. 95-100; Амврозов А.К. Стремена и сед­ла раннего средневековья как хронологический показатель (1У - УШ вв.> //Ch.- 1973,- № 4, рис. 2, 21; Савинов Д.Г. Народы Южной Сибири в древнетюркскую эпоху.- Л., 1984,- С. 40-43; Кызласов Л.Р. Древнехакасская культура чаатас У1 - IX вв. И Степи Евразии в эпоху средневековья.- М., 1981.- С. 48.

21. Баранов Л.Н. Сооружение и сожжение таштыкского склепа // Первобытная археология Сибири.- Л., 1975.- С. 162-165.

22. Комплекс археологических памятников у горы Тепсей...- С. 122-128.

23. Там же.- С. 142-144.

24. Худяков Ю.С. Типология погребений II - ХII вв. ...- С. 198.

25. Там же.- С. 199-200; Худяков Ю.С. Кыртазы на Табате.- Новосибирск, 1982.- С. 58.

26. Худяков Ю.С. Типология погребений УТ - ХП вв. ...- С. 201; Он же. Погребения по обряду трупоположения У1 - ХП вв. в Минусинской котловине Ц Историческая этнография. Традиции и современность.- Л., 1983.- С. 142; Он же. Эволюция погребального обряда хакасов И Традиции и инновации в быту и куль­туре народов Сибири.- Новосибирск, 1983.- С. 17.

27. Комплекс археологических памятников...- Рис. 55, 69, 76, 77, 79, 83, 84; Худяков B.C. Раскопки чаа-таса Тепсей XI в 1977 году И Западная Сибирь в эпоху средневековья.- Томск, 1977.- Рис. 5.

28. Теплоухов С.А. Опыт классификации древних металличес­ких культур...- С. 54.

29. Худяков Ю.С. Кок-тюрки на Среднем Енисее Ц Новое в ар­хеологии Сибири и Дальнего Востока.- Новосибирск, 1979.- С.205.

30. Киселев С.В. Древняя история Южной Сибири...- С.318.

31. Липский А.Н. Некоторые вопросы таштыкской культуры в свете сибирской этнографии (П - У1 в. до н.э. - 1У в. н.э.' / Краеведческий сборник.- Абакан, 1956.- № I,- С. 87-92.

32. Худяков Ю.С. Кок-тюрки на Среднем Енисее...- С.205-206.

33. Худяков Ю.С. Уйгуры на Среднем Енисее // Изв. СО АН СССР. Сер. ист., филол., филос.- 1985,- № 14.- Вып. 3.- С.59.

Читайте также: