ГлавнаяМорской архивИсследованияБиблиотека












Логин: Пароль: Регистрация |


Голосование:
Вам нравится наш сайт?


Отличный сайт!
Хороший сайт
Встречал и получше
Совсем не понравился





» » Памятники IX - начала XI в. в бассейне р. Шексны и Белого озера
Памятники IX - начала XI в. в бассейне р. Шексны и Белого озера
  • Автор: Malkin |
  • Дата: 04-02-2014 21:24 |
  • Просмотров: 3755

Памятники IX - начала XI в. в бассейне р. Шексны и Белого озера: возможности для реконструкции историко-культурных процессов в регионе [1]

 

Исторический период, к которому мы обращаемся в данной статье, имеет особое значение. К IX в. относят первые летописные упоминания местности на Шексне и Белом озере, а также веси - финно-угорского племени, которое вместе со своими соседями принимало участие в создании Древнерусского государства. Изучение средневековых памятников на данной территории началось в XIX в. и продолжается до наших дней. Особенно активно их поиски и изучение проводятся с середины XX в. В этой работе принимали участие Л. А. Голубева, Н. В. Тухтина, А. В. Никитин, а с рубежа 70-80-х гг. изучение памятников Средневековья продолжили Н. А. Макаров, А. Н. Башенькин и другие исследователи. К концу XX в. в бассейне р. Шексны и Белого озера было обнаружено несколько сотен памятников этого времени, несколько десятков из них подвергалось раскопкам. Выявленных и раскопанных памятников IX-X вв. среди них оказалось сравнительно немного. Исследователями был сделан вывод об очень слабом заселении весью берегов Белого озера в исторический период, предшествующий древнерусской колонизации (Макаров, Захаров, Бужилова, 2001, с. 188-198].

К началу XXI в. в регионе к памятникам, датирующимся IX-X вв., кроме поселений и могильников р. Суды, открытых и частично исследованных А. Н. Башенькиным, относили поселение Крутик, могильник Усть-Ситское VI. К группе памятников, существовавших с X в., относились древнее Белоозеро, а также ряд других поселений на р. Шексне - Луковец в устье р. Суды, Октябрьский мост, Соборная горка в Череповце, поселение Шексна 1 в устье р. Углы, Минино 5 на р. Большой Юг и другие. Все они подвергались археологическим раскопкам. Раскапывались также небольшие могильники, датируемые X веком: Минино 7 на р. Большой Юг и Девичья Гора 4 в бассейне Андозера. Небольшим раскопкам подвергались также поселения в центральном Белозерье - Васютино, Никольское V, существовавшие в это время. Поселения, материалы которых датировались X в., обнаружены практически по всей территории региона, они известны на берегах Шексны, на Андоге и Андозере, на больших и малых озёрах. Следует признать, что небольшие по размерам, удалённые от основных магистралей селища редко подвергаются раскопкам. Предпочтение в большинстве своём отдаётся крупным торгово-ремесленным центрам, изучение которых, на взгляд исследователей, сразу может дать максимальную информацию о территории. Вместе с тем, как выясняется, некоторые лесные селища, расположенные в глубине региона, могут таить в своём слое те самые средневековые материалы, которые с трудом, по крупицам собирают археологи, изучающие ранний, «дославян- ский» период существования округи.

Новые поиски и исследования памятников IX - начала XI в., которые были продолжены автором в первое десятилетие XXI в., несмотря на то, что обследованиям подвергались изучавшиеся ранее районы Белозерья, принесли свои результаты. Так, на территории региона Средней Шексны, включающего в себя не только Шексну и Андогу, но и их междуречье, в результате поиска памятников последней четверти I тыс. их количество выросло более чем на три десятка. В ходе этих работ удалось обнаружить и исследовать поселения и могильники в комплексах Чёрный Ручей и Ступолохта на р. Андоге, содержавшие также и материалы VII-VIII вв.

Стоит отметить, что на нескольких вновь открытых памятниках обнаружены, кроме лепной керамики, и вещевые находки: бронзовые украшения-подвески, в том числе и шумящие, перстни, бусы и другие вещи, которые могут быть датированы. К числу таких новых памятников относятся селища Куколохта, Клюково 3 на Ухтомъярском озере; Веромень 3, Подосиновик на Андозере; По- танино, Елино 3 а на Лозско-Азатской озёрной системе; Палкино 1, Усть-Кукшевка 1, Сосновец 2, Усть-Илоса 1, 2 на Ворбозомском озере и другие.

Новые открытия в последнее время сделаны и на других территориях региона. К числу ранних памятников относятся открытые и исследуемые С. Д. Захаровым могильники, принадлежавшие поселению Крутик - Кладовка 1, Кладовка 2 (Захаров, Меснянкина, 2011, с. 32- 33].

Таким образом, на сегодняшний день в бассейне р. Шексны и Белого озера имеется определённое количество поселений и могильников, относящихся к последней четверти I тыс. н. э., изучение которых позволит пролить свет на историко-культурные процессы, происходившие здесь в это время.

В регионе известны памятники, относящиеся к VII-VIII вв. К ним можно отнести поселение и могильник Чёрный Ручей 2, 4; поселение и могильник Ступолохта 1, 2 на р. Андоге, а также могильник Пугино на р. Суде, который расположен вблизи устья Андоги (рис. 1]. На поселении Чёрный Ручей 2, а также в могильнике Чёрный Ручей 4 с погребениями по обряду кремации обнаружены многочисленные вещевые находки, имеющие аналогии с древностями Прикамья и Поволжья. Среди них наиболее яркими находками являются металлические детали неволинских поясов, которых обнаружено несколько десятков. В числе их - поясные пряжки, наконечники ремней, накладки разных видов, относящиеся к разным типам неволинских поясов: ж-образные, с приострённым краем разных видов, квадратные накладки с фигурными прорезями, полуовальные с прорезями, кольцевидные накладки с орнаментированными вставками, свыше десятка тиснёных накладок с изображением оленя с большими рогами, накладки-тройчатки, накладки полуовальные с прорезями, калачевидные, роговидная и другие (рис. 4] (Голдина Р. Д., 1985; Голдина Р. Д., Водолаго, 1990]. Накладки с изображениями оленей известны также в раннеболгарских древностях среднего течения Волги (Матвеева, Богачев, 2000, табл. 7: 16, 17]. Здесь же найдены массивные дротовый и прямоугольного сечения бронзовые браслеты, стеклянные прозрачные бусы с красными глазками, буса с выпуклыми глазками, имевшие широкое распространение среди неволинских и ломоватовских древностей (группы бус IV 24, ^Б 33 по Е. В. Голдиной] (рис. 4: 2, 3, 9, 12] (Голдина Е. В., 2010, с. 48-68]. На поселении найдены фрагменты гладкостенных сосудов с мелкими примесями в тесте и с закруглённым дном, а также фрагменты сосуда с налепом и верёвочным орнаментом, имевшие аналогии среди керамики Прикамья. На могильнике и на поселении обнаружены также и другие украшения, относящиеся к этому времени. Аналогии этим изделиям обнаруживаются не только среди древностей ломоватовской и неволинской культур, но и других финно-угорских народов Поволжья и Прикамья. Погребения этого времени в могильнике Чёрный Ручей 4 помещались в округлые ямки диаметром 0,35-0,5 м, глубиной в материке от 0,2 до 0,45 м, в ямы овальной формы больших размеров, а также в большие котлованы, в заполнении которых прослежены прослойки кальцинированных костей, содержавших золу, угли, оплавленные вещевые находки. В результате радиоуглеродного анализа угля, происходившего из погребальных ям, были получены соответствующие, в большинстве своём, вещевым материалам даты: 1310±45 лет назад (ЛЕ-7688]; 1310±80 лет назад (ЛЕ-7691]; 1300±50 лет назад (ЛЕ-7193]; 1215±20 лет назад (ЛЕ- 7693]; 1160±55 лет назад (ЛЕ-7194]. Одна из ям, исследованная в могильнике, датируется по углю временем 1200±35 лет назад (ЛЕ-7695].

На поселении Чёрный Ручей 2 были также обнаружены детали поясов неволинского типа, бусы, аналогичные бусам неволинской и ломоватовской культур. В раскопе 1 на поселении в 2003 г. были обнаружены остатки построек - полуземлянок под- прямоугольной формы, которые датированы по радиоуглероду: одна - временем 1100±70 лет назад (ГИН-12528], другая - временем 1180±70 лет назад (ГИН-12529]. На поселении Чёрный Ручей 1, являющемся частью археологического комплекса Чёрный Ручей, уголь из одной из ям датирован временем 1330±40 лет назад (ЛЕ-7696]. Интересно, что на могильнике Чёрный Ручей 4 часть могильных ям имела размеры и форму, близкие размерам и формам котлованов полуземлянок, изученных на поселении Чёрный Ручей 2. В одном из таких котлованов, содержащем остатки погребений, в центре сооружения на дне стоял небольшой лепной сосуд.

В комплексе Ступолохта на верхней Андоге при раскопках двух курганов X-XI вв. также были обнаружены раннесредневековые предметы. Среди них: пластинчатый браслет с отогнутыми концами, браслет дротовый, браслет с гранчатыми концами с кружковым орнаментом, перстень литой с овальной печаткой, ранние бусы, в том числе мозаичные красно-жёлто-зелёные бусы, близкие к бусам неволинских типов V Б 3б и VII Б 5, буса глазчатая тип IV Б 29а по Е. В. Голдиной (рис. 4: 1, 7, 8, 11] (Голдина Р. Д., 1985, рис. II, IV; Голдина Е. В., 2010, рис. 32].

Данные предметы также имеют близкие аналогии с вещевым инвентарём, относящимся к неволинской и ломоватовской культурам. Здесь же обнаружены фрагменты сосудов средних и больших размеров с валиками-налепами по венчику, имеющие аналогии среди керамики Прикамья и Приуралья (Голдина Р. Д., 1999, рис. 140; Могильников, 1987, табл. LXXXVI]. Присутствие на Ступолохте ранних материалов подтверждают две радиоуглеродные даты, полученные в результате исследования угля, обнаруженного в неглубоких ямах на погребальной площадке кургана при его раскопках. Первая проба угля датировалась временем 1290±50 лет назад (ЛЕ-8333]; вторая - 1370±40 лет назад (ЛЕ- 8334]. По всей вероятности, при сооружении кургана были разрушены более ранние комплексы, вероятно, грунтовый могильник. Предметы, относящиеся к VII-VIII вв. были обнаружены и А. Н. Башенькиным на могильнике Пугино на Нижней Суде (Башенькин, 1995, с. 3-29].

Памятники IX века в регионе представлены уже большим количеством, чем предшествующие. Материалы этого времени обнаружены на поселении Крутик и могильниках Кладовка 1, 2; на поселении и в могильнике Чёрный Ручей 2, 4, в могильнике Пугино, в могильниках Суды у с. Никольского, исследованных А. Н. Башенькиным (Никольское XI, Никольское XIII, Никольское XVI]. Кроме того, находки ранних типов лепной керамики, отдельные находки вещевого инвентаря и радиоуглеродные даты угля, происходящего с селищ, открытых в регионе во время разведок, также позволяют отнести их предварительно к IX-X вв. Древности IX-X вв. обнаружены также в комплексах Чёрный Ручей и Ступолохта. Так, в урочище Чёрный Ручей на поселении Чёрный Ручей 2 найдены арочная подвеска в виде медведя в «жертвенной позе», имеющая аналогии в прикамских древностях IX века (Голдина Р. Д., 1985, рис. XV: 16]. Возможно, к этому времени относится необычная подвеска из железа, изображающая лошадь (рис. 5: 1, 3). На поселении обнаружена оригинальная подтреугольная подвеска с петлёй и тремя бугорками, окаймлёнными «косоплёткой», аналогичная подвеске, найденной в Муроме (рис. 5: 2] (Курганные древности и клады... , 1897, с. 91]. Здесь же найдены привески-лапки ромбовидной формы с петлями для подвешивания, украшенными волютами, ножи с прямыми спинками, инструменты - лопаточки, фитильные трубки и другие вещи, которые имеют аналогии среди древностей прикамских и поволжских финнов.

Подобные находки обнаружены также и в могильнике Чёрный Ручей 4. Среди них можно отметить орнаментированную накладку из серебра, получившую в литературе название «вайнага» (рис. 5]. Аналогии этому изделию, которое является деталью головного убора, имеются не только в Ладоге и на Крутике, но и у древней мордвы (Голубева, 1987, табл. XLV: 27; Голубева, Кочкуркина, 1991, с. 78, рис. 38: 10]. На могильнике найдены также ножи с прямой спинкой, шумящие подвески, в том числе одна целая с цилиндрическим щитком с привесками, подвески-лапки и другие изделия. Кроме того, по углю, взятому на поселении и в могильнике, были получены радиоуглеродные даты, относящиеся к этому времени. Так, на поселении Чёрный Ручей 2 уголь из ямы в раскопе 7 датирован временем 1120±40 назад (ЛЕ-7700]. На могильнике также имеются образцы угля, давшие близкую дату: погребение в раскопе 2 в квадратах И-5, И-6 датируется по обнаруженному углю временем 1070±120 лет назад (ЛЕ-7687].

В могильнике Чёрный Ручей 5 X в. обнаружены наконечники стрел, в том числе срезни, бронзовая пронизка, льячка и другие вещи. На поселении Чёрный Ручей 2 и в могильнике Чёрный Ручей 5 также обнаружено большое количество фрагментов керамики. Среди лепной керамики, относимой к IX-X вв., имеются фрагменты сосудов, имеющих аналогии в керамике мери, в том числе лощёные изделия. Имеются здесь также керамические сосуды, близкие местной белозерско-шекснинской керамике, классифицированной Н. А. Макаровым (Макаров, 1991, с. 129-165]. Очень важной отличительной чертой лепной керамики могильника Чёрный Ручей 5 и поселения Чёрный Ручей 2 является то, что данная керамика не орнаментирована. Среди множества фрагментов лепной керамики, обнаруженной в комплексе Чёрный Ручей, имеется лишь один, орнаментированный гребенчатым штампом.

Необходимо оговориться, что часть находок, обнаруженных на памятниках IX в. Шексны и Белого озера, продолжала существовать и в X веке, поэтому чётко разграничить время бытования некоторых из них иногда очень трудно. К таким изделиям относятся обнаруженные на Ступолохте шумящие подвески с цилиндрическими щитками и бутылковидными подвесками и привесками-лапками, аналогичные вышеупомянутой подвеске из могильника Чёрный Ручей 4 (рис. 5: 7]. Подобные изделия найдены на памятниках Суды (Никольское XI] (Башенькин, 2007, с. 37-47]. Аналогии данным изделиям известны среди древностей ломоватовской культуры в Прикамье, среди древностей VIII-X вв. муромы и мордвы (Голдина Р. Д., 1985, рис. XVIII: 1-4; Голубева, 1987, л. XXXIV: 13, 15, табл. XLVI: 9]. К подобным вещам относятся также крупные бутылковидные подвески, ложновитые массивные гривны так называемого глазовского типа с замками и некоторые другие вещи, обнаруженные в значительном количестве в могильнике Ступолохта.

Необходимо отметить, что в то время в регионе господствовал обряд сожжения (кремации]. Погребальные сооружения IX-X вв., в которые помещались остатки кремации, представлены на Суде и Андоге курганами, в том числе сопковидными насыпями (Никольское XI, Никольское XVI, Чёрный Ручей 3]; домиками мёртвых (Пугино], грунтовыми могильниками на Андоге и Шексне (Чёрный Ручей 4, Чёрный Ручей 5, Кладовка 1, Кладовка 2].

Следующая группа характеризующихся в данной статье памятников относится к X - началу XI в. Количество памятников этого времени по сравнению с предшествующими периодами резко возрастает. Наиболее информативными, конечно, являются памятники, которые подвергались широким раскопкам. К таким памятникам относятся, в первую очередь, поселение Крутик и его могильники, которые продолжают исследоваться; комплекс памятников на Средней Суде у с. Никольского - поселение Никольское VI, могильники Никольское IV, Никольское V, Никольское XI, Никольское XIII, Никольское XVI; комплекс памятников Чёрный Ручей, включающий поселение Чёрный Ручей 2, могильники Чёрный Ручей 3, 4, 5; комплекс Ступолохта - поселение и могильник, упомянутые выше город Белоозеро, поселения Луковец, Октябрьский мост и другие памятники, содержащие материалы этого периода. При рассмотрении данных материалов выясняется, что среди местных украшений доминируют изделия, происхождение которых связано, как и прежде, с финно-угорским миром Востока - Прикамьем, Средней Волгой, Волго-Окским междуречьем (Голубева, 1987; Леонтьев, 1996]. Шумящие подвески, которые происходят с исследованных памятников, представлены изделиями со щитками прямоугольной, треугольной, округлой и овальной, а также арочной форм. Имеются изделия, щитки которых образованы волютами, чаще всего тремя. Щитки прямоугольной формы выполнены в наборной технике, украшены зернью, деталями с «косоплёткой». Имеются подвески, щиток которых образован тремя спиральками (рис. 6]. В качестве привесок к шумящим подвескам используются лапки, бутылковидные, конические подвески, подвески-бубенчики. Среди других бронзовых украшений имеются многочисленные спиральки, обоймочки, пронизки, бронзовые бусы, проволочные височные кольца, в том числе втульчатые. Значительный удельный вес среди бронзовых изделий, происходящих с памятников X-XI вв. бассейна Шексны и Белого озера, имеют детали поясов - пряжки, разнообразные поясные накладки (рис. 6: 6, 11, 13, 15-19]. Для многих из них имеются аналогии в древностях бассейнов Камы и Волги. Из этих регионов происходят и другие вещи - гривны, зооморфные подвески-коньки мерянского типа, бутылковидные, воронковидные, трапециевидные подвески. Также значительной остаётся в местной лепной посуде доля сосудов восточно-финского происхождения.

Столь обильно представленная в среде местного населения материальная культура народов Прикамья и Поволжья в VIII-X вв. свидетельствует о тесных связях его с восточно-финским миром, которые существовали и сохранялись, скорее всего, благодаря непрерывной подпитке местного финно-угорского сообщества импульсами миграции из юго-восточных пределов, осуществляющейся по Волге.

Вместе с тем, начиная, очевидно, с X века в материальный мир местного населения начинают проникать элементы прибалтийско-финской культуры. Эти элементы ярче всего проявляются в виде обнаруженных здесь вещей, происхождение которых связано с Приладожьем, Прибалтикой, Скандинавскими странами. К числу вещевых маркеров этой культуры можно отнести встречающиеся у местного населения массивные ладьевидные браслеты разных типов, зооморфные украшения-уточки полые, а также пластинчатые «приладожского типа» и другие предметы, сосуды прибалтийско-финских типов. О влиянии приладожских и прибалтийско-финских традиций на культуру местного финно-угорского населения свидетельствуют также некоторые элементы погребального обряда, которые прослеживаются в местных погребальных обрядах, например, помещение в курганы очагов, сооружение прямоугольных погребальных площадок, ярусность погребений. Некоторые исследователи связывают проникновение в Белозерье элементов прибалтийско-финской культуры с развернувшейся древнерусской колонизацией бассейна Шексны и Белого озера (Башенькин, 1989, с. 11].

Если следовать известному представлению о том, что река Суда оставалась до XII-XIII вв. закрытой для проникновения славяно-русского населения с Шексны и даже с заселяемой этим населением Колпи (Башенькин, 1989, с. 18, 17], то получается, что прибалтийско-финское влияние на культуру местного финноугорского населения могло распространяться только сверху, по Суде. Это позволяет установить наличие более тесных контактов населения Приладожья с финнами Суды и возможное переселение части приладожского населения, теснимого в нижних течениях Паши, Ояти и других рек Волхово-Ладожского бассейна славяно-русской колонизацией, на Суду и в целом в западное Белозерье. Подтверждением этому являются, например, находки ладьевидных браслетов на памятниках Верхней Суды (раскопки Н. В. Тухтиной, А. Н. Башенькина], в комплексе Ступолохта на Андоге (рис. 6: 12, 17], в могильнике Девичья Гора 4 в бассейне Андозера. Представляется, что по мере изучения региона Западного Белозерья количество обнаруженных здесь прибалтийско-финских материалов конца I тыс. увеличится. И .И. Муллонен в своих очерках по топонимике Белоозера пишет о широком распространении в регионе Белозерья топонимики верхневолжского происхождения и слабом присутствии в центральной и восточной его частях прибалтийско-финских топонимов. В западной же части бассейна Шексны и Белого озера количество прибалтийско-финских топонимов, по мнению исследовательницы, значительно больше, чем в центре и на востоке Белозерья. Она считает, что прибалтийско-финское население осваивало эту часть Белозерья как промысловую территорию, а позднее здесь появилось оседлое прибалтийско-финское (вепское] население (Муллонен, 1994, с. 123-133].

Подводя итоги обзора древностей бассейна Шексны и Белого озера последних веков I - начала II тыс., необходимо отметить, что количество памятников IX - начала XI в. в регионе Шексны и Белого озера не так уж и мало, как кажется на первый взгляд. При интенсификации их поисков в регионе, количество этих памятников, без сомнения, вырастет, что будет хорошей базой для продолжения исследований важной исторической эпохи на Севере России.

При анализе местных материалов, относящихся к последней четверти I тыс., выясняется, что основой культуры местного населения в VII-VIII вв. являются компоненты культур финно-угорских народов Прикамья. Вместе с тем, мы далеки от того, чтобы связывать проникновение в регион этих древностей с простым механическим перемещением их в Белозерье с берегов Камы и из Предуралья. В данном случае можно наблюдать культуру сложного по своему составу населения, которое использовало вещевые материалы неволинского и ломоватовского населения, а также народов Поволжья, в то же время хоронило своих умерших по обряду кремации, помещая остатки этих кремаций в большие и малые грунтовые ямы, что отличалось от традиций прикамского и поволжского населения, у которого в то время существовала другая погребальная обрядность. На поселении Чёрный Ручей 2 и в погребальных комплексах в урочище Чёрный Ручей наряду с небольшим количеством качественной круглодонной посуды явно прикамского происхождения помещалась и грубая лепная неорнаментированная посуда поволжско-финских и местных типов.

Следующий этап формирования местного населения относится к IX-X вв. По-прежнему в культуре местных финно-угров прослеживается прикамский «след», при росте в ней доли культурных компонентов финно-угорских народов Ветлуги, Волги, Оки. Основная часть имевшихся у них бронзовых украшений происходит из среды древних марийцев, мордвы, муромы, мери. В это время, очевидно, появляются и свои местные типы украшений, которые сегодня большинство исследователей связывают с культурой веси - это массивные литые браслеты с глубокими желобами-каннелюрами. По поводу других вещевых маркеров культуры веси имеются разные мнения.

В X - начале XI в. наблюдается значительный рост населения в бассейне Шексны и Белого озера. Количество культурных компонентов, связанных с материальной культурой Поволжья, не уменьшается. Появляются новые типы украшений - шумящие подвески с треугольными, прямоугольными, круглыми щитками и другие вещи. В это же время в культуру местных финно-угров начинают проникать прибалтийско-финские элементы, в первую очередь, это происходило в западном Белозерье, а затем на Шексне и Белом озере. Это связано, очевидно, с начавшейся славяно-русской колонизацией северных территорий, ускорившей продвижение на Суду и в целом в Белозерье представителей прибалтийско-финского населения Восточного Приладожья, культурные элементы которых органично вошли в культуру веси белозерской.

Весь, которая на рубеже I-II тыс. пережила мощные притоки пришлого, хотя и родственного населения, не представляла, очевидно, в это время единого целого. Она, по последним наблюдениям, уже в X в., а может быть и ранее, распадалась на несколько территориальных групп, которые различались по особенностям погребальной обрядности при сохранении в целом трупосожжения как основного вида погребального обряда, по разновидностям женского костюма, по составу и особенностям керамического комплекса и другим признакам. Эти группы, очевидно, могут быть представлены территориально Верхней и Средней Судой, Андогой с Андозером, средним и верхним течениями Шексны, центральным Белозерьем, может быть, регионом Шолы и Иводы и другими.

Перед исследователями этого важного региона стоят задачи дальнейшего изучения его раннесредневековой истории на новом уровне и совершенствования методик поиска новых и изучения известных памятников последней четверти I тыс.

А.В. Кудряшов

Из сборника материалов Международной научной конференции «Северная Русь и проблемы формирования Древнерусского государства», состоявшейся в городах Вологда, Кириллов и Белозерск 6-8 июня 2012 г.

Литература

Башенькин А. Н., 1989. Некоторые общие вопросы культуры веси, V-XIII вв. // Культура Европейского Севера России. Вологда.

Башенькин А. Н., 1995. Культурно-исторические процессы в Мо- лого-Шекснинском междуречье в конце I тыс. до н. э. - I тыс. н. э. // Проблемы истории Северо-Запада Руси. С. 3-29. Вып. 3.

Башенькин А. Н., 2007. Сопковидная насыпь у деревни Никольское на реке Суде // Археология: история и перспективы. Третья межрегиональная конференция: сб. статей. Ярославль.

Голдина Е. В., 2010. Бусы могильников неволинской культуры (конец IV-IX вв.]. Ижевск.

Голдина Р. Д., 1985. Ломоватовская культура в Верхнем Прикамье. Иркутск.

Голдина Р. Д., 1999. Древняя и средневековая история удмуртского народа. Ижевск.

Голдина Р. Д., Водолаго Н. В., 1990. Могильники неволинской культуры в Приуралье. Иркутск.

Голубева Л. А., 1987. Весь. Мурома. Мордва // Финно-угры и балты в эпоху средневековья. М. (Археология СССР].

Голубева Л. А., Кочкуркина С. И., 1991. Белозерская весь (по материалам поселения Крутик IX-X вв.]. Петрозаводск.

Захаров С. Д., Меснянкина С. В., 2011. Крутик: новые открытия // Труды III (XIX] Всероссийского археологического съезда. Великой Новгород - Старая Русса, 2011 г. СПб.; М. Т. 2.

Курганные древности и клады домонгольского периода // Русские древности в памятниках искусства. СПб., 1897.

Леонтьев А. Е., 1996. Археология мери. М.

Макаров Н. А., 1991. Лепная керамика поселения Крутик // Голубева Л. А., Кочкуркина С. И. Белозерская весь (по материалам поселения Крутик IX-X вв.]. Петрозаводск.

Макаров Н. А., Захаров С. Д., Бужилова А. П., 2001. Средневековое расселение на Белом озере. М.

Матвеева Г. И., Богачев А. В., 2000. Памятники раннеболгарского времени // История Самарского Поволжья с древнейших времен до наших дней. Ранний железный век и средневековье. М.

Могильников В. А., 1987. Угры и самодийцы Урала и Западной Сибири //Финно-угры и балты в эпоху средневековья. М. (Археология СССР].

Муллонен И. И., 1994. Очерки вепсской топонимики. СПб.

 



[1] Примечание редактора:

В связи с публикацией данной статьи считаю необходимым обратить внимание читателей на два важных момента.

1. Многолетние исследования, ведущиеся в Белозерье, позволили выделить на этой территории несколько регионов, существенно различающихся между собой по историческим особенностям и динамике развития. Наиболее значимые отличия фиксируются между центральным и юго-западным Белозерьем. Территориально к юго-западному Белозерью относятся бассейны Средней Мологи и Суды вместе с нижним и средним течением притока Суды – р. Андоги. Здесь, начиная с первой половины I тыс. н. э., фиксируется непрерывное развитие самобытной финской культуры, ярким проявлением которой можно считать своеобразный обряд погребения – «домики мёртвых». К территории центрального Белозерья относятся берега Белого озера, бассейны впадающих в него речек, включая связанные с ними озёра, и верхнее течение р. Шексны. Здесь, в отличие от юго-западного Белозерья, в середине – третьей четверти I тыс. н. э. отмечается существенный спад в заселённости, особенно чётко видимый на фоне значительного количества памятников предшествующей эпохи. Различаются эти регионы и по другим важным археологическим критериям, таким как наличие городищ, сопок и сопковидных насыпей и распространённость курганного обряда погребения. Поэтому привлечение материалов таких памятников, как Чёрный Ручей и Ступолохта, находящихся в нижнем течении Андоги, в качестве доказательства раннего заселения центрального Белозерья вызывает вопросы.

2. Проблемы хронологии являются одними из наиболее сложных и важных при изучении раннего периода Древней Руси. Раскопками ключевых памятников центрального Белозерья было установлено, что отчётливо фиксируемые следы появления новых (после отмеченного запустения) поселений в этом регионе относятся к середине – второй половине IX в.

Причём по результатам проведённых работ можно выделить всего четыре памятника, где имеются надёжно датированные напластования второй половины IX – рубежа IX–X вв. Резкий рост количества поселений в центральном Белозерье происходит в X в., и, как показывают результаты раскопок, середину или вторую треть этого столетия можно считать важным рубежом, знаменующим наступление нового этапа в развитии региона. Автор статьи, говоря о большом количестве поселений IX в. в центральном Белозерье, оперирует материалами с широкой датой (IX–X вв.), априори относя начало функционирования всех памятников к IX в. Однако каких-либо новых памятников с чётко датированными материалами IX в. автор не называет.

 

Читайте также: