ГлавнаяМорской архивИсследованияБиблиотека












Логин: Пароль: Регистрация |


Голосование:
Вам нравится наш сайт?


Отличный сайт!
Хороший сайт
Встречал и получше
Совсем не понравился





» » » Арктический поход "Сибири"
Арктический поход "Сибири"
  • Автор: markov |
  • Дата: 15-08-2013 17:59 |
  • Просмотров: 2678

К 25-летию специального арктического похода атомного ледокола «Сибирь»

 21 мая 2012 г. исполняется 75 лет первому экспедиционному покорению Северного Полюса планеты нашими соотечественниками – дрейфующей научно-исследовательской станцией «Северный Полюс-1» («СП-1»). Этот подвиг знаменитой четвёрки широко известен, а в Севастополе запечатлён памятником-бюстом рабочему с Корабельной стороны, ставшему учёным и крупным организатором экспедиционной науки, дважды Герою Советского Союза И. Д. Папанину в сквере его имени. Папанинская эпопея продолжила российские достижения в Арктике и открыла первую страницу системных исследований Арктического бассейна.
 
 Историческая справка.
Иван Дмитриевич Папанин (1894, Севастополь – 1986, Москва), контр-адм., доктор географических наук. Родился на Корабельной стороне Севастополя, ул. Аполлоновая (сейчас – Папанина) в семье моряка ЧФ. Потомок участника Первой обороны Севастополя.
Рабочий Морского завода. С 1917 по 1923г. и с 1939г.– в ВМФ. В 1932г. – начальник полярной станции в б. Тихой, на Земле Франца-Иосифа, а с – 1934 г. - на м. Челюскин. В 1937-1938 г.г. возглавил первую в мире дрейфующую Полярную станцию «СП-1». За проявленные мужество и героизм ему, как и другим членам СП-1, было присвоено звание Героя Советского Союза. За выполнение нового Правительственного задания – спасение из льдов Арктики ледокола «Седов» удостоен второй Золотой Звезды. После Великой Отечественной войны возглавлял морские экспедиционные работы Академии Наук СССР. В 1979 г. ему было присвоено звание Почётного гражданина города-героя Севастополя.

 Спустя 50 лет после экспедиции Папанина состоялся широко освещённый информационными средствами поход атомного ледокола (АЛ) «Сибирь» в высокие широты Арктики, включая и Северный Полюс. Этот поход был первым в своём роде хорошо оснащённым комплексным научным исследованием Арктики. В отличие от подчеркнуто широко отмеченного в своё время полюсного похода АЛ «Арктика» в августе 1977г., выполнявшего в основном политические цели. этот поход вначале не ставил задачей достижение Полюса, но, имея иные задачи, в то же время был сопряжён со значительно большими трудностями. Он пришёлся на время, когда полярная ночь только что сошла с вершины планеты, но ещё на пару месяцев оставила царствовать зиму со свирепыми, обжигающими морозными ветрами и постоянными, то здесь, то там, самыми мощными в году подвижками и сжатиями ледовых полей.
Арктический поход "Сибири"Атомный ледокол "Сибирь"


 В начале 80-х годов интенсивно расширялись диапазон и глубина исследовательских экспедиционных работ в Арктике. В Мурманске и по арктическому побережью на восток от Кольского залива активно начала действовать целая сеть только что созданных предприятий и их подразделений двух министерств страны. Министерство геологии образовало в Мурманске Морскую Арктическую геолого-геофизическую экспедицию, суда которой выполняли геологическую разведку донных отложений. А Министерство Газовой промышленности СССР образовало и оснастило в Мурманске Всесоюзное Морское Научно-производственное объединение «Союзморгео» со своими НИИ морской геофизики и Геофизической экспедицией (затем трестом), с целью детализации геологических разработок и подготовки к разведочному бурению, а также Трест «Арктикморнефтегазразведка» (АМНГР), имеющий в своём составе специализированные предприятия по подготовке добычной деятельности. Все эти предприятия с самого начала их работы были снабжены всем необходимым оборудованием, включая специальные научно-исследовательские суда и свои вычислительные центры, расположенные во вновь построенных и прекрасно оборудованных зданиях в центре Мурманска. А их деятельность была распространена на весь морской шельф СССР от Арктики и Тихоокеанского побережья до Чёрного моря.

 Надо сказать, что уже первые исследования выявили наличие только в Баренцевом и Карском морях, в Сахалинском регионе, на Черноморском шельфе огромные запасы нефти, газа и газоконцентрата, что выдвинуло на первый план задачи добычного обустройства.
 Всю эту огромную и стратегически важную работу осуществляло Министерство Газовой промышленности СССР во главе с профессионалом своего дела, замечательным организатором государственного масштаба, Героем Социалистического труда, министром Динковым Василием Александровичем (1924-2001 г.г.), с которым автору довелось встречаться.

 Отступление первое. Чем привлекательна Арктика?
 Возможно, своей Тайной с вечной тягой человека познать её. Ведь ещё свежи впечатления наших современников, для которых реальностью звучал зов «Земли Санникова» и захватывающие открытия реальных архипелагов в её просторах! Да и сейчас, в наше время, процесс познания нераскрытых секретов, окружающих полюса нашей «старушки», продолжается.
 Может быть, своим безоговорочным требованием выложиться, отдать все силы, и не только тогда, когда вдруг она проявляет себя
 всём своим коварством, выплёскивает всю свою мощь на ещё вчера казавшуюся вполне надёжной защиту от внешних воздействий, . и в дни безмолвия, покоя, когда её дремлющая сила пробуждается вмешательством человека. Ведь сколько трагических свидетельств
 нашего поражения скрыто под ледовым панцирем её морей.
 Возможно, и суровой красотой своих архипелагов и островов, когда в короткое, исчисляемое днями лето, на скалистых, мшистых, озёрных и  речных землях своих она собирает неисчислимое множество самых сильных птиц, зверей в их извечном, непреодолимом стремлении к продолжению своего рода.
 Наверное, и сохранившимися ещё отношениями бескорыстного товарищества, прочной дружбы, которые так характерны для людей в
 Арктике! Ведь она, как правило, не приемлет одинокого человека, не прощает ему гордыни, тщеславия, зависти.
 Ну и, конечно же, нетронутыми богатствами, скрытыми до поры мощной её защитой, которую человек постепенно, порой во вред
 себе, преодолевает, подбирая всякий раз новые ключи к её кладовым.

 В 80-е годы прошлого столетия АЛ «Сибирь», построенный ленинградскими корабелами, был самым новым и самым мощным ледоколом нашей большой страны. Его длина, ширина, высота борта и осадка равнялись соответственно 136, 28, 17 и 11 метрам. Водоизмещение - 22500 тонн. Суммарная мощность трёх главных турбин - 75 000 л.с., а ледопроходимость – 230 см по толщине. Численность судовой команды при обычной работе составляла – 160, в данном рейсе – 130 человек. Защита от ядерного излучения реактора обеспечивалась многократно, а контроль – не прерывался. Условия жизни экипажа – его работы, отдыха, питания были на высоком уровне, хотя ещё не все последствия воздействия окружающей среды на жизнедеятельность экипажа удавалось погасить.
 Основными целями экспедиции являлись:
 1) безотлагательная эвакуация (правильнее – спасение) 14 полярников НИС «СП-27», дрейфующей к этому времени в западном (Канадском) секторе Арктики;
 2) высадка исследователей и организация новой станции «СП-29»;
 3) впервые в научной практике проведение комплексных, многосторонних, одновременных исследований и получение натурных ледовых, метеорологических, океанологических, геолого-геофизических и ионосферных данных в малоизученных районах Ледовитого океана.

 Поход, посвящённый 50-летию образования СП-1, вначале предполагался в летнее время, когда ледовый покров Арктики ослабевает и поставленная задача требует меньших затрат. Однако, в марте и, особенно, в апреле, когда активизируется движение ледовых массивов под влиянием природных факторов, обстановка изменилась. Активно работавшая станция «СП-27» оказалась в аварийном положении, требующем уже срочного спасения, а не обычной эвакуации. Это обстоятельство вызвало новые сроки похода.
 Научная экспедиция АЛ «Сибирь» была организована Госкомгидрометом СССР совместно с Министерствами морского флота и гражданской авиации в соответствии со специальным решением Совета Министров СССР. Возглавил экспедицию заместитель Председателя Госкомгидромета, позднее заместитель Председателя Государственной Думы РФ, Герой Советского Союза Чилингаров А.Н., его заместителем был назначен заместитель начальника Мурманского морского пароходства Шестопалов В.И. Руководство научной частью экспедиции было возложено на директора Научно-исследовательского института Арктики и Антарктики, доктора географических наук Крутских Б.А.
Митинг перед отходом атомного ледокола "Сибирь"Митинг перед отходом атомного ледокола "Сибирь"


 8 мая 1987 г. АЛ «Сибирь» вышел из Мурманска в рейс во главе с опытным ледовым капитаном, умным и смелым руководителем, немцем по национальности Вибахом Зигфридом Адольфовичем. На борту ледокола кроме судовой команды находились 76 участников экспедиции – лучших специалистов 22 научных, проектных и производственных организаций и предприятий 10 министерств и ведомств страны с широким представительством Академии наук СССР и отраслевых научных институтов, а также 26 журналистов и операторов из важнейших изданий и информационных агентств государства. Перед экипажем ледокола в осуществление названных целей были поставлены следующие научные и хозяйственные задачи:
 1. Освоение высоких широт Арктики для «поднятия» Северного морского пути (СМП) выше архипелагов в целях снижения затрат средств и времени
на проводку судов, что отвечало интересам мирового сообщества.
 2. Изучение и оценка залежей в расположенной под океаном литосфере Земли.
 3. Изучение явлений взаимодействия Земли с атмосферой в зоне Полюса.
 4. Накопление данных, определение закономерностей образования и движения ледовых полей, а также зарождающихся климатических изменений и влияния их на всю территорию СССР.
 5. Разработка и создание аппаратуры и инженерной техники для работы в условиях Ледовитого океана и Антарктики.
 6. Поиск и выбор оптимальных кораблестроительных решений для общего и специального ледоколостроения.
 7. Выявление экологических изменений в Ледовитом океане.

 По практической остроте и государственной значимости наиболее важными и актуальными из этого перечня были задачи 2, 5 и 6.

 Отступление второе.
 Начиная с 1979 г., ввиду сокращения в обозримом будущем потенциальных запасов углеводородов (УВ) континентальной зоны, играющих в наше время едва ли не главную роль в экономике, акцент геолого-геофизических работ, как было сказано выше, по решению Правительства СССР был сдвинут к арктическому шельфу страны. В этой связи, в качестве руководителя Экспериментального строительно-монтажного управления (ЭСМУ) и завода буровых оснований Мурманска, по согласованию между министерствами был направлен из Севастополя как специалист-кораблестроитель и автор настоящей статьи, на момент полярной экспедиции – главный специалист, научный сотрудник НИИ морской геофизики. В результате напряжённой работы этих предприятий к 1986 году уже появились в Баренцевом море много разведанных месторождений (м/р) УВ большого и гигантского масштабов, а на о-ве Колгуев – добыча газа и газового конденсата. В их числе открыто и закартировано в 1982 г. широко известное сегодня супергигантское газоконденсатное м/р , названное «Штокманским», по имени гидрографического судна АН СССР «Профессор Штокман» - исполнителя геофизических работ. Предварительная разведка в остальных четырёх наших арктических морях зафиксировала и их высокую перспективность на УВ, но там использование этих ресурсов может открыть только применение новейшей техники, расчитанной на более сложные арктические условия. Во всех этих трудных, ответственных, наукоёмких работах активно и широко участвовали научные организации, предприятия и специалисты УССР, что и сегодня делает естественным участие Украины в поиске и добыче УВ на российском шельфе.

 У похода «Сибири» была, кроме всего, и политическая подоплёка. К этому времени в международных отношениях всё чаще стало звучать мнение об общем использовании всего бассейна Северного Ледовитого океана. В связи с этим руководство СССР хотело показать, что простирающийся к северу от страны сектор мирового океана – зона влияния и ответственности СССР, и мы вольны вести здесь научные, прикладные и промышленные работы.
Чилингаров А.Н., Марков А.Г.Слева направо Чилингаров А.Н., Марков А.Г., ...


 Первой и неотложной задачей стало снятие со льдины 14 полярников СП-27. К началу нашего похода существующая три года ледовая база этой станции, продрейфовавшая от моря Лаптевых до Канадского сектора, из-за непрекращающегося разрушения основания – большого вначале ледового поля размером 2х3 км, превратилась в осколок 200х300 м с исключением возможности авиаэвакуации. Как следствие, исследовательская работа также была предельно ужата, сброс с самолёта продуктов и снаряжения стал неэффективен – больше потерь, а продолжающееся сжатие в любой момент грозило полным разрушением и тяжёлыми последствиями.
 Путь ледокола от входа 11 мая в тяжёлый лёд до льдины полярников занял 7 дней при расстоянии по прямой 440 миль (сутки хода по чистой воде), то есть его средняя скорость не превышала 2,6 узлов, а последние двое суток была 0,5-0,8 узла (не быстрее черепахи). Пошёл паковый – многолетний, смерзшийся, неравномерный по толщине (3,5-6,0 м.) лёд. Характер ледовых полей и растущее сжатие заставляли двигаться набегами, вползая с ходу на поле, продавливая, иногда со второго, третьего раза канал всей тяжестью многотысячетонного корпуса. Подвижка закрывала пробитый канал сразу же, температура -17˚С, сильные метели.

 Отступление третье.
 В результате противоборства двух сил – разумной и стихийной - рождается общая с физиологически неприятной амплитудой вибрация корпуса ледокола, сметающая с плоской поверхности всё, а со стола даже лист бумаги и позволяющая вести записи только на коленях.
 Главный электромеханик АЛ Г.Ю. Золоторевский, в каюте которого автор статьи жил весь поход, рассказал, что как-то в рейс взял свою собаку – молодого, жизнерадостного эрдельтерьера. Через месяц ледовой жизни от непрекращающейся тряски собака заболела – перестала есть и спать, не терпела темноты, забивалась на кровать, где помягче, постоянно скулила и стала всего бояться. Пришлось с попутным судном отправить её домой, что вернуло ей прежнее состояние.
 А экипаж ледокола, испытывающий все эти нагрузки постоянно, сдаёт ледовую вахту сменному экипажу только через восемь месяцев!

 Постоянная радиосвязь с СП-27 поддерживает настроение ожидающих нас полярников. Авиаразведка с помощью вертолётов, вначале МИ-2, затем МИ-8, базировавшихся на ледоколе, помогала капитану в выборе пути по цвету и стыкам ледовых полей, что в условиях ледового плавания незаменимо. Наконец, 18 мая подошли к льдине полярников. Радость была неописуема! Но времени нет, и весь экипаж с «аборигенами» брошен на круглосуточную погрузку оборудования станции на борт. Торопила начавшаяся подвижка льда.
Марков А.Г.Автор в почтовом отделении ледокола


 20 мая из точки Ш=86˚29' С и Д=9˚08'З начали движение на восток, к Диксону. При разговоре с Министром МФ в заходе на Полюс из-за тяжёлой ледовой обстановки отказано. 22 мая, уже не рассчитывая побывать на макушке планеты и в связи с исполнившимся накануне 50-летием покорения Полюса группой Папанина И. Д., снарядили МИ-8 для полёта к Полюсу (около 200 миль по прямой) небольшой группы экипажа. 12 человек – учёные с аппаратурой, корреспонденты, руководитель экспедиции. С ними в капсуле – письмо будущим поколениям о передаче трудовой эстафеты, карты папанинского дрейфа и нашего похода, медаль в честь папанинцев и мурманская земля. Лётчики свою задачу выполнили. А дальнейшее, как часто это бывает, изменил случай. На следующий день (23 мая) с искуственного спутника Земли ИСЗ «Метеор – 2-15» был получен снимок нашего сектора Арктики, на котором отчётливо обозначилось вдруг образовавшееся разрежение ледовых массивов до 8-9 баллов (по 10-бальной шкале) в полосе восточных долгот 40˚-60˚ до Полюса. Подарок судьбы!

 Отступление четвёртое.
 Объективные метеосведения в море, тем более во льдах, имеют огромное, жизненно важное значение. Во время Великой Отечественной войны эта информация для морских театров стала секретной и недоступной врагу. Для преодоления этого препятствия специалистами фашистской Германии были созданы компактные автоматические метеостанции на батареях, которые разбрасывались с самолёта по архипелагам Ледовитого океана и, в результате, в штабы поступали важнейшие оперативные данные. Много лет спустя на островах архипелагов находили эту аппаратуру, ещё пригодную для работы.

 Новое обращение в Москву уже с этим аргументом вызвало разрешение идти до 88 параллели, но прямого запрета Полюса на этот раз не прозвучало. На ежедневных заседаниях штаба экспедиции персональную ответственность за возможные последствия взяли на себя два человека – Чилингаров А.Н. и Вибах З.А. Решение - идти к Полюсу - было принято, а полярников высадить в Диксоне собирались уже после этого. Найдя сравнительно быстро ориентированную на север разрежённость ледового покрова, двинулись по ней чуть быстрее – со скоростью неторопливого пешехода (2 узла), прокладывая себе путь в перемычках набегами.

 Через 2 суток, 25 мая 1987 года в 15 час. 59 мин. по московскому времени ледокол достиг географической точки Северный Полюс с координатами Ш= 89˚59',985 С и исчезающей на Полюсе долготой. Глубина океана здесь – 4380 м. Точность выхода судна на Полюс находилась в пределах 15-25 метров. Чуть позднее судовые радисты приняли сообщение «Голоса Америки» об этом зафиксированном американскими спутниками факте. В информации прозвучал и вопрос: «С помощью какой, интересно, аппаратуры советский ледокол с такой высокой точностью вышел в точку?»

 Как было заведено при любых специальных или вынужденных остановках, первым делом на незатоптанном поле выполняли свою работу исследователи с аппаратурой и только после них оказывались вокруг судна все остальные, свободные от работы, члены экипажа. Событие было из ряда вон выходящим и, соответственно, настроение людей, несмотря на пасмурную, ветреную и холодную (-17˚С) погоду, можно передать одним словом – ликование, а отношения и обращение друг к другу – братство.

 Однако, времени было в обрез – «мышеловка» грозила захлопнуться, и все традиционные «присутственные» дела: митинг с трансляцией гимна, штемпелёвка конвертов в «Отделении связи – СП», хороводное шествие 230 человек по кругу диаметром 100 метров вокруг «полюсного» флага, футбольный матч и «моржовая баня» с вениками в специально вырубленой проруби – купели полярного центра океана прошли если и не торопливо, то без задержек. Все эти действа были засняты с вертолёта и вблизи на киноплёнку хроникёрами-операторами.
 В 01 час. 30 мин. 26 мая ледокол начал движение «вниз» - по единственно возможному направлению отсюда – к югу. Так была выполнена политическая задача наряду с более важной – научной-полюсной.

 Художественное изображение покорения «Сибирью» Северного Полюса в виде красочной эпической картины масляными красками на полотне было выполнено участвующим в походе известным художником Перцовым В.В. в 2 экземплярах, один из которых с подписями всех путешественников по возвращении был передан в музей Арктики и Антарктики в Ленинграде, второй – Правительству.
 Далее предстояло решение очередной задачи – образование новой дрейфующей станции «СП-29» и высадка на выбранную льдину полярников.

 Отступление пятое.
 По мнению моего коллеги и друга, к великому сожалению, рано ушедшего, замечательного учёного-гляциолога и прекрасного человека Бардина В.И., пережившего 7 зимовок в Антарктиде и участвующего в нашем походе, Северный и Южный полюса отличаются друг от друга кардинально не только противоположным расположением: когда здесь день и лето, там, на крайнем «юге» - ночь и зима, здесь под ногами океан, там – материк, здесь – коренное население – белые медведи и моржи, там – пингвины, здесь температура редко бывает ниже -40˚, там – часто -70˚, -80˚С.

Арктический поход "Сибири" Мы идём на юг, но это не значит, что наш курс – Зюйд. За сутки после Полюса прошли 94 мили, а спустились только на 14 миль, то есть шли острыми зигзагами: вновь «потяжелел» лёд, усиливалось сжатие, закрылись разрежения – уходим
 вовремя! Генеральный курс – Диксон (на фото), где предстоит высадить часть корреспондентов, спасённых полярников, взять на борт новых.
 Очень трудное преодоление ледовых объятий ослабло только 2 июня, когда ледокол подошёл к Земле Франца-Иосифа (или ЗФИ, как называют архипелаг полярники). Вертолёт МИ-8 с более подходящими для этого похода качествами дальности и вместимости, славно и бесстрашно отработавший на успех «Сибири», вернули на о-в Рудольфа – его базу, а свой МИ-2 забрали.
 
 Отступление шестое.
 Здесь, на подходе к этому острову и имея дальнейшей исследовательской целью – идти на упряжках к Полюсу, 5 марта 1914 года умер и похоронен на берегу наш соотечественник, знаменитый полярный путешественник, гидрограф, сделавший немало северных открытий, Георгий Яковлевич Седов, вышедший со своим отважным экипажем на зверобойной шхуне «Св. мученик Фока» в августе 1912 г. из Архангельска. Эта экспедиция поддержки Правительства не получила и потому была организована на коммерческие средства. Профессиональные жулики обманули Седова на поставках недоброкачественных провизии, снаряжения и собак, а частный владелец «Фоки» попросту решил утопить шхуну, хотя бы и с людьми, чтобы получить страховку. Этот факт был бесспорно установлен Г.Я. Седовым уже в плавании, когда забираемая из трюма провизия открыла неожиданные и опасные ослабляющие разрезы шпангоутов до самой обшивки значительно ниже ватерлинии. Таких было три и сделаны они были перед отплытием и погрузкой продуктов. Лишь стараниями экипажа и чудом «Фока» не погиб во льдах.

 Ну а мы в большей безопасности, чем седовцы, продолжаем движение на юг. 29 мая, ещё не достигнув ЗФИ, ледокол прошёл над самой глубокой точкой Ледовитого океана – 5215 метров в координатах Ш=87˚10'С и Д=48˚20'В.
 Южнее ЗФИ заметно ослабели ледовые нагрузки , а скорость соответственно возрасла. Здесь погода ясная, солнечная, безветренная, температура -11˚С, уже приятно выйти на открытые крылья Ходовой рубки.

 Отступление седьмое.
 Сказочное зрелище – движение мощного ледокола в нетяжёлом льду. Необъятное во все стороны, слепящее чистотой белое поле, но не равнина: и здесь, и там вздыбившиеся после встречного напора ледовые разломы, где зеленоватого, где синего отлива. Нередки холмы нагромождений, занесённые снегом, голубые скалы айсбергов. Но позади нас всюду тёмные ручейки и реки образованных корпусом «Сибири» трещин между льдинами и полями, за которые невольно цепляется взгляд. И среди всего этого зимнего великолепия и безмолвия почти неслышно летящий неведомо как по этой неоглядной шири со скоростью поезда наш корабль – фантастика!

 На пути к Диксону, выполняя волю Мурманского штаба ледовой проводки «не делать зря никаких движений», взяли «за руку» небольшой караван из 2-х транспортных судов и старого ледокола, чтобы довести их до Северной морской магистрали и дальше, до порта Диксон, и выполнили попутно эту работу.
 Диксон – город-порт на северо-восточном крае огромной Енисейской губы Карского моря чуть ниже 74 параллели. В нём менее 5000 жителей и летом 3 июня – ещё зима с метелью и морозом -3˚С. Мы стоим в заливе, у кромки льда и торопимся проводить добравшихся, наконец, до земной тверди полярников и репортёров, а также погрузить 300 тонн грузов СП-29 вместе с их хозяевами. Впереди – трудная дорога к выбранной заранее льдине для станции и продолжение арктических исследований. Новой группе полярников предстоит пройти из моря Лаптевых по «белым» пятнам Арктики и через год, предположительно севернее Шпицбергена, при надёжности ледового основания передать научный городок новому составу.

 Отступление восьмое.
 Приарктические государства США и Канада тоже содержат свои полярные экспедиции. Там, естественно, эта работа также признаётся необходимой стране. Но их станции в ледовых полях Арктики узко направлены по своим целям, финансируются одним ведомством (как правило, ВМФ) и выполняют его задачи. В целом, они не имеют того багажа, или, как принято теперь называть, банка сведений, который получала и экономически целесообразно использовала наша страна. Разумеется, мы тоже, наряду с общенаучными задачами, решали в арктическом походе и узкие, специальные вопросы, в том числе и для своего ВМФ.
Исходя из набора задач, станция была снабжена и оборудована рационально спроектированными, компактными разборными домиками и помещениями на базе морских 20-футовых контейнеров на полозьях, специализированных отдельно, как спальные, научно-лабораторные, для отдыха и лечения, столовая и пр. Помещения были хорошо утеплены и снабжены удобным для обитания оборудованием. Экспедиции придавались два трактора, электростанция в отдельном боксе, топливо – соляр в прорезиненных 4-кубовых мешках. Для работы с океаном у станции имелся большой плотный шатёр, посредине которого вырезалась большая прорубь. Это помещение снабжалось необходимым подъёмно-опускным оборудованием. Служебная и личная радиосвязь с материком осуществлялась бесперебойно. Доставка необходимых продуктов и другого снабжения осуществлялась самолетом с посадкой или сбросом.

 Выйдя из пролива Вилькицкого, «Сибирь», вновь замедляя ход, вгрызлась в тяжёлый, паковый лёд – Таймырский ледовый массив, долгоживущий, спрессованный упором в архипелаг и материк. Четверо суток труднейшей ледовой «рубки», и мы у льдины, вернее, у соседки основной рабочей льдины, к которой швартоваться нельзя – нужно беречь. На эту соседку выгружаем имущество станции и необходимое для жизни и работы снабжение. Работают все без исключения, даже Чилингаров А.Н. на тракторе, благо автоинспекторов здесь нет. Но без аварии не обошлось. Слабая «соседка» не выдержала нагрузки и треснула, но, к счастью, не разошлась. Пришлось, отложив ночной покой, аврально перетаскивать грузы на базовую льдину.
 11 июня, завершив работы по СП-29 и уже торопясь к другим делам, под «Прощание славянки» отошли, оставив на льдине машущих нам работяг-соотечественников.
Участники арктического походаУчастники арктического похода


 Огибаем Северную Землю – самое большое географическое открытие ХХ века (1913 г.), сделанное российскими судами «Таймыр» и «Вайгач». А первая карта этого архипелага появилась всего лишь 55 лет (к моменту похода «Сибири») назад, в 1932 г.. Северная Земля, помимо своих, ещё не взятых немалых богатств, является основным поставщиком неприятностей – айсбергов, дрейфующих от островных скал под влиянием общего течения российского сектора Арктики на запад – северо-запад.
 Обойдя о-в Шмидта и пробив трудный канал к м. Ватутина о-ва Октябрьская Революция для менее слабых судов с грузами для жителей этого отдалённого «гарнизона», взяли, наконец, курс на Мурманск мимо м. Желания Новой Земли. Будучи освобождёнными уже от основных задач экспедиции, выполнили в сравнительно нетяжёлых ледовых полях экспериментальную работу по проведению геофизических исследований наиболее объективным и эффективным сейсмическим методом и выработке приемлемых конструктивных решений по буксируемому оборудованию. Эта работа также была важна и для определения конструктивных особенностей геофизического ледокола.

 Историческая справка.
 Один из крупнейших организаторов нефтегазовой отрасли СССР Черномырдин Виктор Степанович (9.04.1938 – 3.11.2010), продолжая труд В.А. Динкова, много сил, средств и здравого смысла вложил в развитие и успешную работу новых структур этой направленности в Арктике. В 1973 г. он начал работу в газовой отрасли в Оренбурге с совершенно нового для страны газоперерабатывающего завода. С 1982 г. работал заместителем министра Газпрома СССР, а с 1985 министром. В 1989 г. в результате преобразования Министерства возглавил крупнейший в стране концерн «Газпром». Под его непосредственным руководством отрасль непрерывно и успешно развивалась. С 1992 г. В.С. Черномырдин работает в Правительстве России Заместителем Председателя, а в конце этого же года Председателем. С 2001 г. он – Чрезвычайный и Полномочный посол РФ в Украине, Специальный Представитель Президента по развитию российско-украинских торгово-экономических связей.

 19 июня, переждав в Кильдинской салме шторм, вошли в Кольский залив и ошвартовались в Росте, пригороде Мурманска, у причала атомоходов. Встреча «Сибири» превзошла все ожидания и была многолюдной, тёплой и красочной. Вечером этого дня, отвечая на вопросы Председателя Клуба кинопутешествий Ю.А. Сенкевича, невольно и сами подвели итог до того, как отчитаться перед своими научными Советами.

 Чем же оказался ценен и знаменателен поход «Сибири»?
 1. Была убедительно доказана возможность активного плавания атомного ледокола в центральном арктическом бассейне в наиболее сложном в ледовом отношении времени года.
 2. Создан первый предварительный банк ионосферных данных при взаимодействии с ИСЗ «Космос 1809», получено 22 тысячи монограмм внешнего зондирования. Особенная ценность данных – получение их с Северного Полюса и его зоны. Первый же анализ полученных материалов показал, что в ионосфере высоких широт наблюдается ряд неизвестных ранее и требующих осмысления явлений.
 3. Получен большой объём комплексных геофизических данных в области геологического строения и геодинамических процессов в верхней мантии дна арктического бассейна, в том числе и для оценки использования атомных ледоколов для этих целей.
 4. Уточнены и обновлены карты архипелага ЗФИ и северной оконечности Новой Земли на основе аэровизуального дешифрования космических снимков.
 5. Собран ценнейший материал для проектирования новых ледоколов общего и специального назначения. Подтверждена высокая надёжность и перспективность судовой атомной энергетической установки и уточнены направления её совершенствования.
 6. Открыт неизвестный ранее подводный хребет Ледовитого океана высотой около 2500 м на глубине 4000 м методом гравиметрических измерений.
 7. Проверена на практике новейшая аппаратура для определения с судна или самолёта физических характеристик льда на основе радиотеплоизлучений.
 8. И, наконец, подтверждён как единственно верный комплексный научный подход к исследованию и выработке решений морских арктических проблем.

Арктический поход "Сибири" За время экспедиции, которой посвящена эта статья, ледоколом пройдено 5517 миль, в том числе 4916 – в ледовых условиях, из них – около 3000 миль в тяжёлых – паковых льдах толщиной до 6,5 м, а в сморозях – до 18 м. При отсутствии сжатия АЛ преодолевал путём набегов поля толщиной до 5 метров. Заклинивание корпуса во льду произошло 9 раз, наиболее сложное, когда приходилось применять специальную судовую дифферентную систему, 2 раза. Во время одного из них произошло разрушение бортовых конструкций корпуса – обшивки и рёбер жёсткости в носовой скуловой части на 5 метров ниже ватерлинии, обнаруженное в доке по возвращении. Не выдержал ледовый пояс, выполненный из легированной стали толщиной 48 мм, но удержала напор воды переборка коффердама.
 
 Наработанные в походе АЛ «Сибирь» результаты в настоящее время особенно важны, прежде всего, в следующих аспектах.
 Первое. Доступ к обеспечению использования природных, жизненно необходимых ресурсов Арктики возможен в любое время года при соответствующем оснащении.
 Второе. Необходим всесторонний, научный, системный подход к созданию специальной техники и оборудования для получения расчётных данных, обустройства и добычи полезных залежей в необычайно трудных и быстро меняющихся условиях.
 Ведущиеся разговоры о мировом потеплении и сдаче нашими полюсами своих температурных позиций скорее всего поспешны. Глобальные климатические изменения в историческом, эволюционном плане - процесс медленный, исчисляемый веками, если не тысячелетиями.
 Третье. К разрешению инженерных проблем, стоящих на пути использования богатств и возможностей Арктики, надлежит привлечь науку и промышленность с реализацией новейших разработок с учётом полученного опыта.
 Четвёртое. Исходя из растущего интереса морских держав планеты к Северному Морскому Пути и наработанного СССР многолетнего опыта, включающего поход «Сибири», представляется реальным использование СМП в международных целях при соответствующей подготовке и обеспечении, а также с учётом развития береговой портовой инфраструктуры России.

 г. Мурманск – г. Севастополь
 1987 – 2011 годы.
 Александр Марков

Статья из альманаха «Морской архив», №1 (2), 2012
Председатель редакционного Совета Марков А.Г.
Главный редактор Маслов Н.К.

Читайте также: