ГлавнаяМорской архивИсследованияБиблиотека












Логин: Пароль: Регистрация |


Голосование:
Вам нравится наш сайт?


Отличный сайт!
Хороший сайт
Встречал и получше
Совсем не понравился





» » » Кругосветка корвета "Оливуца"
Кругосветка корвета "Оливуца"
  • Автор: usoltcev |
  • Дата: 08-08-2013 19:12 |
  • Просмотров: 3845

В журнале "Морской архив" статья опубликована под названием "Поднят из забвенья"

В исторической летописи Севастополя много страниц посвящено кораблям Черноморского флота, в том числе и кораблях построенных севастопольскими корабелами. Этой информацией я поднял из забвения корвет «Менелай» - «Оливуца», построенный на верфях севастопольского адмиралтейства, и поставил его в исторический строй кораблей-героев.

Кругосветка корвета "Оливуца"В, среду, 10 мая 1839 года в севастопольском адмиралтействе была спущена на воду шхуна "Смелая" и сразу же на этом стапеле корабелы заложили киль 20-ти пушечного корвета, получившего название "Менелай" - в древнегреческой мифологии царь государства Спарта, возглавивший осаду Трои и проявивший при этом храбрость.

Руководил работами старший корабельный инженер адмиралтейства Алексей Петрович Прокофьев, на счету которого были уже несколько кораблей, построенных в Севастополе: корвет "Месемврия", транспорт "Днепр", бриг "Аргонавт", катер "Нырок" и достраивались - фрегат "Сизополь" и только что спущенная шхуна.

14-ти летним юношей А. П. Прокофьев прибыл в Херсон из Екатеринославской губернии и поступил на службу в Черноморский флот корабельным учеником 2-го класса. После четырех лет учебы его переводят в корабельные ученики 1-го класса, а в 1811 году -в обученные тиммерманы унтер-офицерского чина.

После учебы работал в чертежных мастерских севастопольского, херсонского и николаевского адмиралтейств, участвовал в строительстве кораблей и проводки их через мелководье Днепра.

В 1820 году в 30-ти летнем возрасте его переводят в тиммерманы 14-го класса, а в 1828 году присваивают чин штабс-капитана корпуса корабельных инженеров и в 1830 году направляют в Севастополь на самостоятельную работу, где он проработал в течении 22 лет. За период его руководства корабелы Севастополя построили 17 боевых кораблей, шаланды для керченского порта, подвозные боты для Севастополя и понтоны для нового севастопольского адмиралтейства.

В 1842 году его назначили на должность председателя Севастопольского Ученого Кораблестроительного Совета. Но и на этой должности он продолжал руководить работами по строительству кораблей. В 1852 году подполковника (с 1838 г.) А. П. Прокофьева переводят в Николаев, где он занимает должность председателя Корабельных инженеров Черноморского флота. За безупречную службу в качестве кораблестроителя его наградили орденами: Св. Станислава 3-й степени, Св. Анны 3-й степени, Св. Владимира 4-й степени и именным знаком за 25-летнюю службу в Черноморском флоте,

Строили корвет из крымского дуба по чертежам английского профессора корабельной архитектуры Инмана. Корабли, построенные по этому проекту, были прочны, обладали хорошими мореходными качествами и завоевали хорошую славу, бороздя моря и океаны земного шара.

Трехмачтовый корвет имел длину 40, ширину 11 и осадку в полном грузу 4,7 метра. Команда состояла из 13 офицеров и 135 матросов или нижних чинов, как их тогда называли.

Строительство корвета продолжалось два с половиной года. 9 ноября 1841 года под звон церковных колоколов и орудийные салюты корвет вошел в воду Южной бухты и отведен к достроечной пристани.

С весенними ветрами 1842 года первый командир корвета капитан-лейтенант Иван Григорьевич Арищенко увел его к кавказским берегам в состав абхазской экспедиции по охране берегов от турецкой военной контрабанды.

В 1844 году на Черном море начали снаряжать экспедицию на Дальний Восток под общим руководством капитана 1-го ранга, графа Ефима Васильевича Путятина, участника кругосветного путешествия в 1822-1825 годах на фрегате "Крейсер", командиром которого был Михаил Петрович Лазарев. Экспедиция должна была следовать в Китай и Японию для установления с этими странами торговых связей.

Кроме этого экспедиции поручалось обследовать лиман и устье Амура, чтобы еще раз убедиться насколько справедливы существовавшие тогда мнения о недоступности устья этой реки для морских судов.

На снаряжение этой экспедиции требовалось 25 тыс. рублей, поэтому министр финансов с целью экономии предложил Николаю I отложить морскую экспедицию и работы по исследованию Амура поручить Российско-Американской компании. Это предложение было одобрено Николаем I и экспедиция отменена.

В 1846 году "Менелай" поступил в распоряжение вице-адмирала Федора Петровича Литке - первого вице-председателя географического общества России, созданного в ноябре 1846 года. Правление географического общества организовало для членов общества морское путешествие по Средиземному морю с целью установления деловых связей с учеными комитетами географических обществ европейских стран.

Одесса, Константинополь, острова Хиос, Родос, Самос, Эгейское море, Тулон, Алжир, Мальта, Сицилия - таков путь корвета в этом году.

На острове Сицилия в местечке Оливуца отдыхала императорская семья и корвет был выделен в их распоряжение для увеселительных прогулок по Средиземному морю. Отсюда корвет под именем "Оливуца" перешел в Балтийское море и вошел в состав Балтийского флота.

В 1850 году правительство приняло решение об отправке на Дальний Восток части военных кораблей Балтийского флота для усиления морских сил в этом районе и несения охранной службы по защите прав Российско-Американской торгово-промышленной компании, созданной в 1799 году. В этих отдаленных местах все чаще стали появляться иностранные суда, занимающиеся хищническим истреблением пушного зверя и китов, а главное -снабжением населения оружием и порохом для борьбы с местной властью.

Первым кораблем, который должен был уйти на Дальний Восток, был корвет "Оливуца". В кратчайший срок корвет был отремонтирован, заменены мачты, рангоут и такелаж, усилена подводная часть, принят полный комплект аварийного и спасательного имущества, необходимые материалы, карты, приборы. Провизии на корвет приняли из расчета на 10 месяцев.

Грузы разместили в трюмах аккуратно, с таким расчетом, чтобы их расходование не нарушало остойчивости корабля. Все было продумано до мелочей. Предстоял длительный переход в одиночестве, без сопровождения, без посторонней помощи. Маршрут следования проложили от Кронштадта через Атлантический океан мимо мыса Горн в Тихий океан к берегам Камчатки.

Команду корвета набрали из добровольцев, имеющих опыт плавания в открытом океане. В состав команды вошли многие матросы, начавшие службу на корвете в Черном море. Старшим помощником командира был назначен лейтенант Иван Федорович Лихачев, будущий адмирал, участник обороны Севастополя в 1854-1855 годах. Среди офицеров были: лейтенант Николай Николаевич Назимов, командовавший в 1853-1855 годах корветом, впоследствии - руководитель строительства адмиралтейства в Николаевске-на-Амуре, мичман Николай Матвеевич Чихачев, участник Амурской экспедиции Г. И. Невельского, будущий адмирал, управляющий Морским министерством. Штурманами были поручик Александр Васильевич Савин и поручик Александр Иванович Зряхов. В состав офицерского корпуса также вошли: лейтенанты Карпеллан и Коцебу, мичманы Шлиппенбах, Ратьков и Розенберг, врач Шнейдер и шкипер Матвеев.

Командиром корвета назначили капитан-лейтенанта Ивана Николаевича Сущева, начавшего морскую службу в 1830 году на Балтике. Участвуя в походах в Англию, он встречался с английскими офицерами флота, которые интересовались подвигом брига "Меркурий". И вот когда Иван Николаевич был переведен на Черноморский флот, то здесь он воочию встретился с героями этого брига.

Беседуя с очевидцами этого боя, он вел записи с целью написания рассказа о командире брига Александре Ивановиче Казарском и героическом бое с турецкими кораблями. Но частые морские походы не позволяли ему систематизировать собранный материал.

В 1846 году И. Н. Сущева перевели на Балтику и там по состоянию здоровья он некоторое время находился на берегу. Этот перерыв от морских кампаний позволил ему начать обработку собранных материалов, Но назначение его командиром корвета "Оливуца" прервало это занятие и к нему он больше не вернулся.

Наступил день отплытия корвета "Оливуца" на Дальний Восток. Воскресенье, 23 сентября 1850 года. В Крондштадском порту с утра оживленно. К пристани, у которой стоит корвет, спешат празднично одетые жители порта. Беспрестанно подъезжают кареты и коляски, из которых выходят морские офицеры в парадных мундирах при всех орденах и нарядно одетые дамы. Музыканты играют бравурные марши.

Над гаванью лес мачт, украшенных флагами расцвечивания. На реях стоят матросы, одетые в белую робу. На кораблях ударили полуденные склянки. Воздух разрезал звук горна. Оркестр смолк. Все замерло, только легкий ветер лениво шелестел флагами.

На корвете подана команда: "Поднять якорь!" Засвистела дудка боцмана. Отданы швартовые. Матросы по вантам ринулись на реи. Палубная команда взялась за вымбовки и начала выхаживать якоря. Корвет стал медленно отходить от пристани. Как только якорь вышел из воды, последовала команда: "Поднять паруса!" Паруса наполнились ветром и корвет под звон церковных колоколов и залпы орудий, начал медленно удаляться от гавани.

Счастливого плавания, "Оливуца"!

В районе острова Сааремаа налетел сильный ветер, сопровождающий корвет до самого Зундского пролива. Корвет все это время шел под малыми парусами. Но команда выдержала это пробное испытание природы и 20 октября, пройдя проливы Каттегат и Скагерак, вывела корвет в Немецкое море.

Немецкое море встретило русских моряков неприветливо. 21 октября разыгрался сильный шторм, длившийся несколько дней. Старший лоцман, находившийся на корвете, назвал этот шторм "генерал-шторм".

Рев его был оглушительный. Темно-коричневые тучи нависли над водой, цепляясь за мачты. Волны бросали корвет, как щепку. Морская стихия как бы специально устроила команде эту жестокую проверку прежде, чем выпустить ее в открытый океан. Русские моряки с честью выдержали этот суровый экзамен, и без единой поломки 31 октября корвет вошел в Английский канал (пролив Ла-Манш) и на следующий день бросил якорь в Портсмуте и 21 залпом салютовал английской короне.

Закупив карты, необходимые инструменты и по рекомендации корабельного мастера Фингама и профессора Инмана, приняв дополнительный балласт, корвет 18 ноября покинул порт.

Вскоре погода начала опять портиться, нависли грозовые тучи, появилась сильная океанская зыбь, и командир корвета, чтобы не утомлять команду перед выходом в океан, принял решение переждать ненастье и вошел в порт Плимут, откуда вышел 24 ноября.

При попутном ветре корвет прошел Бискайский залив к острову Мадейра и 10 декабря пересек Северный тропик. 24 декабря при подходе к экватору командир корвета поздравил команду с благополучным плаванием и подходу к экватору.

По морской традиции был устроен импровизированный карнавал и членов команды, впервые пересекают экватор, купали в купели - парусе, спущенном в воду.

Дул попутный ветер, корвет шел полным ходом под всеми парусами. Иван Николаевич Сущев, любитель истории и много слышавший от вице-председателя Ф. П. Литке о разных странах, в свободное время вел с членами команды беседы о странах, где они уже были и где им предстоит еще быть.

4 января 1851 года корвет бросил якорь в Рио-де-Жанейро, откуда вышел 10 января и с попутным ветром в течении нескольких дней прошел путь в 1000 миль вдоль бразильского берега. В 40-х широтах налетел жестокий шторм, но вскоре погода улучшилась и корвет, пройдя Фолклендские острова, 11 февраля подошел к Огненной Земле, где погода начала резко портиться.

Около месяца корвет "Оливуца" боролся со штормом в районе мыса Горн. О трудностях плавания в этом районе написано много. Здесь в январе-феврале бушуют жестокие штормы и дуют противные ветры, то есть навстречу движения корабля. Корвет как раз находился в этот период у мыса Горн. Бушевал сильный шторм. Ветер рвал снасти и паруса. Тяжелые волны носили "Оливуцу", валя её с одного борта на другой. Промокшие до нитки матросы работали, не взирая на леденящий холод и валящий с ног штормовой ветер. Шла борьба за жизнь. Малейшая оплошность могла обернуться непоправимой бедой. Командир корабля и офицеры сутками не покидали своих боевых мест. Матросы отдыхали урывками. Беспрестанно объявлялся общий аврал.

9 марта подул благоприятный ветер. Корвет вышел из зоны штормов и на всех парусах взял курс на север вдоль чилийских берегов и 25 марта вошел в порт Вальпараисо. Дав команде отдохнуть, а также произведя необходимый ремонт и пополнение припасов, командир корвета назначил день отплытия из порта на 9 апреля.

Путь до Маркизских островов, куда корвет прибыл 20 мая, был неутомительным, и жизнь на корвете вошла в обычное русло: вахты, отдых, учеба. 26 мая "Оливуца" вторично пересекла экватор и взяла курс на Камчатку.

 До северного тропика корвет шел по 240 миль в сутки. Штиль и густые туманы сопровождали "Оливуцу" в Тихом океане. 25 июня показались снежные вершины Камчатских гор, а 27 июня жители Петропавловска- Камчатского торжественно встретили русских моряков.

Итак, корвет "Оливуца" прошел путь от Кронштадта до Камчатки за 8 месяцев и 26 дней, не имея ни одного больного и серьезных повреждений.

После выгрузки груза, доставленного корветом для Российско-Американской компании, и принятия необходимого количества балласта с целью сохранения остойчивости, команда приступила к ремонту. Вскоре поступило распоряжение генерал-губернатора Восточной Сибири Николая Николаевича Муравьева о передаче корвета в распоряжение начальника Амурской экспедиции, возглавляемой капитаном 1-го ранга Геннадием Ивановичем Невельским. В то время, когда корвет прибыл на Дальний Восток, исследование Амура и Сахалина, для чего корвет готовили еще в 1844 году, шло полным ходом.

До этого времени существовало мнение, основанное на неточных данных иностранных мореплавателей, что Амур в своем устье несудоходен и теряется в песках, а Сахалин не остров, а полуостров. Экспедиция Г. И. Невельского отвергла это мнение и, изучив берега Сахалина и промерив устье Амура доказала, что Сахалин остров, отделенный от материка проливом, а Амур - река не "бесполезная", как выразился Николай I, а несет свои воды в этот пролив, названный Татарским, и вполне судоходен. Закончив ремонтные работы и пополнив припасы, И. Н. Сущев увел "Оливуцу" в Охотское море и 16 июля прибыл в Аян. Приняв здесь грузы, предназначенные для экспедиции, корвет 30 июля подошел к заливу Счастье, где размещалась экспедиция Г. И. Невельского.

Несколько раньше из Аяна вышли в сторону залива Счастье барк "Шелихов" и транспорт "Байкал", на борту которых находился основной состав экспедиции во главе с Г. И. Невельским. В районе залива с судами произошло несчастье. "Байкал" сел на мель, а перегруженный барк начал тонуть. От Петровского зимовья на помощь вышло две шлюпки. Благодаря самоотверженности личного состава судов и команды подоспевшего корвета экспедиция была спасена. Транспорт "Байкал" был снят с мели, а с барка сняты все грузы.

В течении месяца корвет выполнял различные задания по доставке строительных материалов и других грузов для экспедиции, 7 сентября корвет покинул Петровское зимовье, расположенное в бухте Счастье, и 16 сентября вошел в Авачинскую бухту.

23 сентября в Петропавловске разыгралась трагедия. Командир корвета И. Н. Сущев на шлюпке отправился по делам в малую Авачинскую бухту. Когда шлюпка находилась в районе мыса Северный, налетел сильный порыв ветра и опрокинул её. С корвета немедленно были спущены все шлюпки для спасения командира и матросов. Недалеко от места аварии находилась шлюпка американского китобойного судна, которая быстрее всех подошла к тонущим, но всех спасти не успела. Среди погибших был И. Н. Сущев и два матроса. В память о погибшем командире корвета "Оливуца" мыс, где произошла трагедия, был назван мысом Сущева. Командование корветом принял старший помощник лейтенант И. Ф. Лихачев.

В начале октября поступило распоряжение о доставке грузов и служащих Российско-Американской компании в Ново-Архангельск. Приняв груз и пассажиров, корвет 14 октября вышел в море к берегам Русской Америки, где остался на зимовку. 30 апреля 1852 года корвет покинул Ново-Архангельск, загруженный солью и другими грузами, и 27 мая прибыл в Петропавловск.

В компанию 1852 года корвет находился п распоряжении экспедиции Г. И. Невельского и по возвращении в Петропавловск был поставлен на зимний ремонт.

В начале 1853 года командир "Оливуцы" И. Ф. Лихачев был произведен в капитан-лейтенанты и отозван на Черноморский флот. Командиром корвета назначали капитан-лейтенанта Н. Н. Назимова. Вскоре корвет был откомандирован в распоряжение генерал-адъютанта, графа Е. В. Путятина, прибывшего на Дальний Восток для установления дипломатических связей с Японией.

31 марта 1853 года после очистки Авачинской бухты ото льда корвет вышел в море в сторону Сандвических (Гавайских) островов и 24 апреля вошел в порт Гонолулу, расположенном на острове Оаху. Здесь командир корвета получил распоряжение Е. В. Путятина о следовании в порт Ллойд, расположенный на острове Бонин-Сима. Пополнив припасы, корвет через четыре дня вышел из Гонолулу и 26 июня прибыл к месту Назначения. Сюда немного позже прибыли суда Российско-Американской компании, а 26 июля фрегат "Паллада", на борту которого находился русский посланник.

10 августа отряд кораблей прибыл в Нагасаки, где с японским правительством начались переговоры. Во время переговоров 14 августа умер сегун - "светский император" (фактический правитель Японии) и переговоры были прекращены. Отряд русских кораблей ушел в Шанхай для пополнения припасов и только 22 декабря возвратился в Нагасаки, где переговоры были продолжены. После завершения переговоров отряд 24 января вышел в море и 16 февраля прибыл в порт Манилу.

В Маниле русские узнали, что на Черном море эскадра кораблей под командою вице-адмирала П. С. Нахимова разгромила турецкий флот в бухте Синоп и что 22 декабря 1853 года вопреки существующим международным соглашениям в Черное море были введены англо-французские корабли. Назревала война. Ожидался приход англо-французских кораблей на Дальний Восток. О своих намерениях в отношении русских владений на Дальнем Востоке английские и французские правительства поместили недвусмысленные сообщения в газетах.

Узнав об этом, Е. В. Путятин отправил корвет "Оливуца" с этими вестями в Петропавловск с заходом в Императорскую (ныне Советскую) Гавань, залив Де-Кастри и залив Анива. 27 февраля 1854 года корвет вышел из Манилы.

При переходе у берегов Кореи в районе 37° 15' северной широты и 131° 52' восточной долготы были обнаружены две скалы, отсутствующие на картах. Команда "Оливуцы" исследовала эти скалы, описала их и нанесла на карту. Скалы были названы именами "Менелай" и "Оливуца", но в настоящее время они называются "Чукто".

30 марта корвет отошел от скал и 19 апреля прибыл в Императорскую Гавань и далее по указанному маршруту. 26 мая "Оливуца" прибыла в Петропавловск, откуда ходила неоднократно с поручениями в залив Анива, Императорскую Гавань, Де-Кастри и 1-го сентября возвратилась в Петропавловск на зимовку. Так закончилась третья компания корвета "Оливуца" на Дальнем Востоке.

Здесь команда "Оливуцы" узнала о нападении англо-французской эскадры на город. 18 августа к Петропавловску подошла эскадра союзников в составе трех больших кораблей, одного малого фрегата и большого парохода. 20 и 24 августа корабли атаковали город, но были отражены гарнизоном города. Понеся большие потери, эскадра, не добившись успеха, 27 августа покинула Авачинскую бухту.

Предвидя новое нападение неприятеля, командование города сочло необходимым укрепить город. К работам были привлечены все воины гарнизона, местное население, а также члены экипажей кораблей, стоящих в бухте.

Всю зиму в порту велись работы по восстановлению старых и строительству новых укреплений, батарей, пороховых погребов, складов. Сооружались закрытые ходы сообщения между батареями. Все это сооружалось с учетом опыта прошедшей обороны города. 3 марта, в самый разгар строительства оборонительных сооружений, командир гарнизона получил распоряжение об эвакуации города.

На долю гарнизона, экипажей кораблей и жителей города снова выпало тяжелое испытание. Подготовка к эвакуации началась в период зимнего холода. Работы осложнялись из-за глубокого снежного покрова. Особенно трудна была погрузка орудий на корабли, которые были сняты и установлены на береговых батареях. Батареи были завалены снегом. Местонахождение каждого орудия можно было обнаружить лишь с помощью длинных железных шестов. Затем нужно было откопать орудие, достать из глубокой снежной ямы, погрузить на специальные сани и спустить на лед бухты.

Лед был непрочным. Доставка орудий на корабли требовала много усилий и к тому же сопряжена была с опасностью провалиться под лед. Сани спускали с утесов на лед и немедленно подхватывались матросами, тащившими их к кораблю. Работать приходилось по колено в воде. Одновременно с погрузочными работами экипажи кораблей производили ремонт и подготовку к выходу в море.

После погрузки всего имущества порта началась работа по прокладке прохода в Авачинской бухте. Дело в том, что ковш Петропавловского порта был покрыт льдом, а Авачинский залив не замерзал круглый год. Движение кораблей начиналось тогда, когда порт освобождался ото льда. А это обычно наступало в мае месяце.

А сейчас был март. Командование порта предполагало, что с наступлением теплых дней мог появиться вражеский флот. Надо было спешить и выйти из порта раньше, чем наступит потепление.

Круглыми сутками, стоя в воде, множество людей ломами и пилами ломали лед. Часть очищенного ото льда пространства ночью снова покрывалась льдом, и всю работу приходилось начинать заново. К 3-му апреля все же проход был проделан и через два дня Камчатская флотилия в составе корвета "Оливуца" (флагман), фрегата "Аврора", транспортов "Двина", "Иртыш", "Байкал" и бота "№ 1" покинули порт. Флотилия, преодолев трудности раннего плавания в Тихом океане, обойдя остров Сахалин с юга, 26 апреля вошла в Императорскую Гавань.

Во время перехода командир корвета "Оливуца" опросил команды встречавшихся американских китобоев и узнал, что эскадра противника находится в порту Гоноллулу, русское командование полагало, что найдя Петропавловск пустым, неприятель обязательно начнет поиск русских кораблей. Поэтому было принято решение увести все корабли, сосредоточенные в Императорский Гавани в залив Де-Кастри, а затем в Амур, к военному посту Николаевск. Погрузив имущество Императорского порта, Камчатская флотилия 30 апреля покинула гавань и 4 мая прибыла в залив Де-Кастри.

Поскольку Татарский пролив и лиман Амура еще полностью не очистились ото льда, флотилия вынуждена была остановиться в заливе и приготовилась к отражению англо-французского нападения. Для охраны порта были использованы корвет "Оливуца", фрегат "Аврора" и транспорт "Двина". Эти корабли были поставлены около отмелей, чтобы противник не смог обойти их.

8 мая на рассвете от передового поста наблюдения поступило сообщение о приближении противника. На кораблях сыграли боевую тревогу. Отряд неприятеля состоял из двух парусников и одного парохода. Парусные корабли остались в открытом море, а пароход прошел в залив и занялся промером глубин в той части, которая была прикрыта от выстрелов островом.

В седьмом часу вечера пароход вышел из-за острова, поднял сигнальный флаг, подошел на расстояние пушечного выстрела и открыл по русским кораблям огонь. Три ядра, выпущенные противником, прошли мимо корвета. В ответ корвет "Оливуца" послал два ядра по противнику. Одно из ядер попало в пароход. Команда видела, как пароход дал задний ход и начал уходить за остров. Затем он снова показался из-за острова и послал одно ядро в сторону "Оливуцы". Началась артиллерийская перестрелка. Пароход через некоторое время дал задний ход, развернулся и ушел в открытое море к своим кораблям, стоявшим на якорях. В десятом часу вражеский отряд поднял якоря и скрылся. Так закончился поединок корвета "Оливуца" с английским пароходом.

Разведка, посланная в Татарский пролив для уточнения ледовой обстановки, возвратилась 14 мая и сообщила, что в районе мыса Лазарева льда нет. Через два дня флотилия снялась с якорей и 23 мая сосредоточилась около мыса Лазарева, где остановилась до полного освобождения Амурского залива ото льда.

В середине июля флотилия вошла в Амур. Корвет "Оливуца" уже под командованием капитан-лейтенанта Н. М. Чихачева, прикрывал эвакуацию команды мыса Лазарева до 22 июля и затем вошел в Амур.

Когда русские корабли двинулись в сторону Амурского лимана, основные силы противника появились перед Петропавловском. Видя, что порт пуст, англо-французские ко'рабли кинулись в погоню, но русскую флотилию они нигде не нашли.

Неудачу англо-французской эскадры долго разбирали английские дипломаты и военное командование. Для них было загадкой исчезновение русских кораблей.

Однако истина им открылась несколько позже. Дело в том, что в Англии и Франции имелись карты Лаперуза и Броутона (французские мореплаватели), судя по которым исчезновение русских кораблей казалось необъяснимым, так как исследования амурской экспедиции Г. И. Невельского до Европы еще не дошли.

Таким образом, открытие Г. И. Невельским пролива между материком и Сахалином и судоходности Амура спасло русские корабли от неминуемой гибели.

Весной 1856 года на Дальний Восток дошло известие об окончании войны и заключении Парижского мирного договора. Одновременно с этими вестями пришло распоряжение о возвращении некоторых кораблей на Балтику, в том числе и корвета "Оливуца". В июне месяце капитан 2-го ранга Воин Андреевич Римский-Корсаков сдал командование шхуной "Восток", принял от Н. М. Чихачева корвет "Оливуцу" и начал готовить его в дальний путь.

15 июля 1856 года корвет покинул Николаевск-на-Амуре и взял курс на Балтику. Залив Де-Кастри, Императорская Гавань, порт Хакодате в Японии, Манила, Зондский пролив, Кокосовы острова, остров Маврикия, мыс Доброй Надежды, остров Св. Елены, Копенгаген, Кронштадт - таков путь корвета "Оливуца", пройденный за 380 дней.

18 сентября 1857 года жители Кронштадта торжественно встретили корвет "Оливуцу", который они проводили семь лет назад в большое плавание. После возвращения на Балтику, корвет вошел в состав резервного отряда кораблей, а в 1863 году был исключен из списков флота и разобран.

В заключение уместно сказать, что корвет, построенный севастопольскими корабелами, выдержал испытание на прочность. Но жаль, что на экскурсионных маршрутах о нем не упоминают.

Одиссея корвета "Оливуца"

В начале XIX века в русском флоте появились корабли нового класса - корветы, имевшие три мачты с полным парусным вооружением и обладавшие хорошей скоростью и маневренностью. На открытой батарее они несли до 32 орудий. Корветы использовались для разведки, посыльной службы, крейсерских операций. По своим размерениям и вооружению эти корабли занимали промежуточное положение между фрегатами и бригами.

30 мая 1839 года на стапеле Севастопольского Адмиралтейства был заложен 20-пушечный корвет. Чертежи корабля лично утвердил главный командир Черноморского флота и портов Михаил Петрович Лазарев. Адмирал уделял большое внимание строительству новых кораблей, утверждая проекты закладывающихся на верфях судов и контролируя ход строительства. При М.П.Лазареве Черноморский флот значительно укрепился, многие его корабли вызывали восхищение не только русских, но и иностранных моряков. Руководил постройкой корвета подполковник корпуса корабельных инженеров А.П.Прокофьев. Этот талантливый судостроитель более пятидесяти лет посвятил морской службе. Он построил 13 кораблей в Севастопольском Адмиралтействе и впоследствии в звании генерал-майора возглавлял корабельных инженеров Черноморского флота и местный Ученый кораблестроительный комитет. 2 ноября 1841 года корвет был спущен на воду. Новому кораблю дали имя "Менелай" (согласно древнегреческой мифологии - спартанский царь, участник Троянской войны). Следует отметить, что черноморские корветы традиционно носили имена мифологических героев Древней Греции. Новый корабль имел длину по гон-деку (нижней палубе) 39,4 м, а по килю - 35,2 м, ширину - 10,7 м, максимальную осадку (по ахтерштевню) в полном грузу - 5,0 м. Вооружение его состояло из двадцати 24-фунтвых пушек-карронад.

После достройки и вооружения "Менелай" вошел в состав Черноморского флота. Первым командиром его был капитан-лейтенант И.Г.Арищенко. Весной 1842 года корвет вышел из Севастополя к берегам Абхазии. В составе отряда судов Абхазской экспедиции он крейсировал у побережья, прерывая связи горцев с Турцией и английскими покровителями. В следующем году "Менелай" пришел в Николаев и, приняв на борт учеников Черноморской штурманской роты, вышел в практическое плавание. Корвет рассекал форштевнем ласковое Черное море, будущие штурманы брали высоты светил, изучали береговые ориентиры, прокладывали курс корабля, а в Севастополь из столицы мчался фельдъегерь с пакетом. Командующему Черноморским флотом было предписано приготовить "Менелай" к октябрю 1843 года для посылки из Черного моря в восточный океан. Но не суждено было корвету совершить дальнее плавание. В августе император Николай I своим приказом отменил экспедицию.

И все же летом следующего, 1844 года "Менелай" отправился в заграничное плавание. Правда, на этот раз не в Тихий океан, а в Эгейское море. Под командованием капитан-лейтенанта П.И.Кислинского корвет шел в Пирей стационером. В этом порту, морских воротах греческой столицы, постоянно, сменяя друг друга, находились русские корабли. Они использовались русским посланником для доставки депеш в Россию, для плаваний на острова Архипелага и т.п. В конце июня "Менелай" вошел в гавань Пирея, а стоявший там бриг "Персей" ушел в Севастополь. В том же году корвет получил новое имя - "Оливуца": в ту пору на острове Сицилия в местечке Оливуца отдыхала царская семья, и корабль использовался для прогулок по Средиземному морю. В Палермо "Оливуца" присоединилась к отряду вице-адмирала Ф.П.Литке. Он состоял из кораблей Балтийского флота "Ингерманланд" и "Князь Варшавский". Отряд совершал заграничное плавание с Великим князем Константином Николаевичем. По воле своего отца - императора Николая I - он предназначался к военно-морской службе. Почетное звание генерал-адмирала он получил в младенчестве - в 4 года, а первый офицерский чин мичмана - в 7 лет. В 1832 - 1853 годах Великий князь воспитывался под руководством Ф.П.Литке. Для морской практики наследника ежегодно формировались отряды кораблей разных классов. Константин Николаевич совершил плавания по Балтике, Черному морю, Атлантике, Средиземноморью, северным морям до Архангельска, изучая особенности морских театров, "азы" управления кораблем и соединением, знакомясь с портами различных стран.

Выйдя из Палермо, отряд совершил плавание по маршруту: Неаполь - Тулон - Алжир - Гибралтар - Лиссабон - Портсмут - Копенгаген. 23 июня 1846 года моряки "Оливуцы" ступили наконец на родную землю. Но это был не солнечный Севастополь, покинутый три года назад, а суровый Кронштадт. Корвет был перечислен в Балтийский флот и три кампании плавал по Финскому заливу. В конце лета 1850 года "Оливуца" начала готовиться к плаванию в Тихий океан. В эти годы участились браконьерства англичан и американцев в дальневосточных водах России. Их суда вели промысел китов в Охотском море, у берегов Камчатки и Русской Америки. Китобои, кроме того, вырубали ценные породы деревьев на малонаселенных берегах, притесняли местных жителей. Россия имела на Дальнем Востоке Охотскую флотилию. Но она была малочисленной, суда ее были небольшими и слабовооруженными. Сказывалось отсутствие промышленности на этой окраине России. Флотилия не могла пресечь незаконные действия иностранцев. Поэтому, для защиты интересов России, на Тихий океан направлялись корабли с Балтики. Наконец все приготовления к дальнему плаванию закончились, и 23 сентября "Оливуца" вышла в море. В Тихий океан ее вел новый командир капитан-лейтенант И.Н.Сущев. За кормой остались Балтика, Копенгаген, Скагерак, Северное море. 19 октября корвет пришел в английский порт Плимут. После почти месячной стоянки корабль надолго покинул Европу. Выйдя на океанский простор, "Оливуца" взяла курс на Южную Америку. 24 декабря традиционным праздником моряки отметили пересечение экватора. Новый, 1851 год корвет встретил в 500 милях от Рио-де-Жанейро. 4 января он бросил якорь на рейде тогдашней столицы Бразилии. После двухнедельного отдыха, пополнив запасы провизии, "Оливуца" покинула гостеприимный рейд Рио и взяла курс на юг. Южнее широты 40 градусов корабль был встречен сильными ветрами. Пройдя между берегом Патагонии и Фолклендскими островами, корвет 11 февраля достиг Огненной Земли. Здесь стихия устроила серьезную проверку русскому кораблю и его экипажу. Штормы, сильные встречные ветры изматывали экипаж. Подчас после суток лавировки корабль не продвигался и на милю вперед. Только на 28-е сутки упорной борьбы с океаном мыс Горн остался за кормой. Не всегда морякам удавалось пройти этим более "быстрым", но опасным и трудным маршрутом. В свое время шлюп "Диана" так и не смог выйти в Тихий океан и от мыса Горн повернул к мысу Доброй Надежды.

Двухнедельная стоянка в Вальпараисо, и снова в море, к российским берегам. 29 мая "Оливуца" вошла в Авачинскую бухту, на рейд Петропавловска. Переход из Кронштадта занял 8 месяцев и 25 дней. Больных в экипаже не было - довольно редкий случай в дальних плаваниях.

После непродолжительного отдыха "Оливуца" опять вышла в море. Корвет перевозил грузы и пассажиров между Петропавловском, Аяном и Петровским. Во время переходов сигнальщики с салингов зорко осматривали горизонт, но браконьеров не обнаружили.

23 сентября во время стоянки в Авачинской бухте произошел нелепый, но трагический случай. Командир корабля Сущев на восьмерке (8-весельном яле) съезжал на берег. Шлюпка перевернулась, Сущев и три матроса погибли. В память об этом случае по сей день имя Сущева носят бухта и два мыса - в Охотском и Беринговом морях. В командование "Оливуцей" вступил старший офицер лейтенант И.Ф.Лихачев - в будущем видный мореплаватель, основатель Владивостока, вице-адмирал. В ноябре корвет перешел в столицу Русской Америки Ново-Архангельск, где остался на зимовку.

Весной пришло распоряжение морского министерства о том, что "Оливуца" поступает в 46-й экипаж, то есть причисляется к Охотской флотилии. В апреле 1852 года с началом навигации корвет ушел на Камчатку, а затем в Охотск. 1 июля, преодолев битый лед, "Оливуца" вошла в Охотский порт. Здесь на нее были погружены дела Управления Охотского порта и флотилии, поскольку решено было перевести главный порт в Петропавловск.

До сентября 1852 года корвет поддерживал связь между российскими портами и окончил кампанию, зазимовав в Петропавловске. Весной следующего года был получен приказ выйти в Гонолулу на соединение с эскадрой Е.В.Путятина. В марте 1853 года на "Оливуцу" был назначен новый командир - капитан-лейтенант Н.Н.Назимов. Под его командованием 31 марта "Оливуца" вышла к Сандвичевым островам.

26 апреля 1853 года корвет вошел в гавань Гонолулу, причем во время этого перехода скорость "Оливуцы" достигала эскадры Е.В.Путятина, состоявшей из фрегата "Паллада", шхуны "Восток" и транспорта Российско-Американской компании "Князь Меньшиков". После встречи с эскадрой все корабли пошли к островам Бонин в 850 милях от японского порта Нагасаки. Затем они участвовали в гидрографической съемке островов Байли. 4 августа эскадра, закончив съемки, снялась с якоря и спустя пять дней прибыла в Нагасаки.

В начале 1854 года "Оливуца" уже самостоятельно продолжила плавание по южным морям до Манилы. Только в марте корвет взял курс к берегам Сибири. В Японском море у берегов Кореи моряками корабля была открыта скала, названная в честь своего корвета Оливуцей. Зайдя в Императорскую гавань и залив Анива, 26 мая 1854 года "Оливуца" вернулась в Петропавловск из заграничного плавания. Еще в Маниле из почты, полученной с испанского парохода, экипаж корвета узнал о славной Синопской победе русского флота на Черном море. Но эта победа влекла за собой войну с Англией и Францией. Поэтому в Императорской гавани командиру корвета был вручен пакет с распоряжением генерал-губернатора Восточной Сибири Н.Н.Муравьева о подготовке Петропавловска к обороне. По приказу губернатора генерал-майора В.С.Завойко команда "Оливуцы" приняла активное участие в сооружении укреплений Петоропавловского порта на случай возможного нападения англо-французского флота. 19 апреля 1854 года в Петропавловск пришел фрегат "Аврора", однако половина его команды была больна цингой, поэтому идти далее - в Де-Кастри - фрегат не мог и туда, к Е.В.Путятину, была направлена "Оливуца". 27 июня все матросы корвета, прекратив участие в строительстве береговых батарей Петропавловска, вернулись на "Оливуцу", и корвет вышел в море, прибыв 30 июля в Де-Кастри. Таким образом, корвет не смог участвовать в знаменитой обороне Петропавловска в 1854 году, прославившей его защитников. Однако представители корвета все-таки участвовали в сражении. Лейтенант с "Оливуцы" Д.П.Максутов был назначен Завойко для обучения волонтеров из местного населения артиллерийскому делу. Во время боя он командовал батареей № 2, самой мощной в системе обороны порта. В Де-Кастри от казаков узнали, что Е.В.Путятин с другими кораблями находится в 80 милях - у мыса Лазарева.

Вновь в Петропавловск корвет вышел только 19 августа, по дороге он осматривал китобоев и к 1 сентября подошел к Петропавловску. Накануне с корвета в тумане видели мачты нескольких кораблей - это была англо-французская эскадра, бесславно покидавшая Петропавловский рейд. Однако на следующий, 1855 год Англия и Франция решили направить для овладения Петропавловском более сильную эскадру в составе 26 кораблей, включая один 84-й пушечный линейный. Русское командование заблаговременно узнало об этом, однако успешно защитить Петропавловск от этой армады оно не имело сил. Поэтому 3 марта 1855 года в Петропавловск прибыл курьер генерал-губернатора Восточной Сибири с предписанием об эвакуации. Было приказано - вооружить суда, погрузить на них все имущество, весь гарнизон вместе с семьями и ранней весной покинуть Камчатку. Пункт назначения русских кораблей, для сохранения военной тайны, был объявлен только одному контр-адмиралу В.С.Завойко: это было устье Амура, таким образом, судам предстояло пройти более 1000 миль. С 4 марта закипела работа - времени на сборы и погрузку оставалось совсем мало. Приходилось с огромными трудностями спускать с берега пушки и везти их к кораблям на салазках по гнущемуся от тяжести и готовому провалиться мартовскому льду. На корабли грузилось все - имущество порта и жителей, продовольствие, оружие. Противнику оставались только голые стены домов. Одновременно с погрузкой матросы прорубали во льду проход для выхода эскадры из Петропавловской гавани. Проход надо было сделать достаточно широким и свободным ото льда, приходилось работать по 8-10 часов без отдыха, на сильном ветру. Проход к чистой морской воде был открыт только к 29 марта.

Не желая связывать боевые корабли с тихоходными транспортами, В.С.Завойко решил первым отправить последние - "Иртыш" и "Байкал". Они вышли из Петропавловска 4 апреля, а 6 апреля в путь отправились остальные суда - фрегат "Аврора", транспорт "Двина", бот и корвет "Оливуца". Местом встречи кораблей была назначена бухта Де-Кастри на побережье Татарского пролива в 100 милях южнее устья Амура.

Жестокие штормы и густые туманы встретили русскую эскадру. Шторм - враг моряка, но туман стал союзником русских - из-за него удалось избежать встречи с вражескими кораблями. Когда англо-французская эскадра вошла в Авачинскую бухту - там побеждать ей было уже некого. Тогда ее силы были брошены на поиски русских кораблей вдоль побережья Камчатки, в Охотском море и у берегов Кореи. К 5 мая все русские корабли собрались в Де-Кастри. Здесь пришлось ожидать вскрытия ото льда Амурского лимана.

На рассвете 8 мая три английских корабля коммодора Эллиота появились у входа в Де-Кастри. По количеству пушек русские имели некоторое превосходство, однако у противника был винтовой корвет, и преимущества в маневре у него были бесспорны. Русские решили драться насмерть. Английский винтовой корвет "Хорнет" направился к русской эскадре - с ним в бой вступила "Оливуца", и англичанин бежал. Громкое "ура" раздалось на русских кораблях. Эллиот отправил винтовой корвет за подкреплением, а сам, с фрегатом и бригом, остался в Татарском проливе для наблюдения за русскими кораблями. Англичане и французы полагали, что Татарский пролив является заливом и доступ к устью Амура возможен только с севера.

Между тем 15 мая на русской эскадре получили сообщение, что Амурский лиман освободился ото льда. На следующий день, пользуясь густым туманом, русские корабли покинули Де-Кастри и ушли на север. Ушли вовремя - через 14 часов после их ухода англичане получили подкрепление, и шесть вражеских кораблей были готовы вступить в бой. Но, как и в Авачинской бухте, побеждать было уже некого. Русская эскадра, включая "Оливуцу", 26 мая благополучно вошла в Амурский лиман.

Лондонская газета "Таймс" так оценивала действия своего флота: "Русская эскадра под командованием адмирала Завойко переходом из Петропавловска в Де-Кастри и потом из Де-Кастри нанесла нашему британскому флагу два черных пятна, которые не могут быть смыты никакими водами океанов вовек". Подписанием в марте 1856 года Парижского мирного договора была поставлена точка в крымской войне. Эта война вынесла окончательный приговор парусному флоту. На верфях Санкт-Петербурга и Архангельска спешно строились корабли с паровыми двигателями. "Оливуца" была еще крепким судном, но боевой ценности уже не представляла, поэтому было решено отправить ее на Балтику. На корвет был назначен новый командир - капитан 2-го ранга В.А.Римский-Корсаков. Воин Андреевич происходил из старого морского рода. В 1852 - 1854 годах он, командуя паровой шхуной "Восток", совершил переход из Англии в Тихий океан и произвел опись западного берега Сахалина. Младший брат его Николай, тоже морской офицер, больше известен как великий русский композитор.
Карта кругосветного плавания корвета "Оливуца"Карта кругосветного плавания корвета "Оливуца"


18 сентября "Оливуца" покинул Де-Кастри. Зайдя в Хакодате, корвет пошел на юг вдоль восточного берега Японии. Более месяца простоял он в бухте Синода, где почти два года назад во время землетрясения погиб фрегат "Диана". 2 декабря корабль вышел в море. Пройдя мимо Тайваня, посетив Макао, Гонконг и Манилу, "Оливуца" через Зандский пролив вышла в Индийский океан. Остались за кормой Кокосовые острова, Маврикий, и 7 июня 1857 года корвет обогнул мыс Игольный, а 26 июля в четвертый раз пересек экватор. Короткие стоянки на Даунском рейде и в Копенгагене и, наконец, 16 сентября "Оливуца" пришёл в Кронштадт, завершив кругосветку, начавшуюся семь лет назад. Больше в море корвет не выходил. С 1858 года он числился "сверх штата", а 11 сентября 1863 года был исключен из списков Российского флота.

"Оливуца" оставил заметный след в истории нашего флота. Это был единственный корабль, входивший в состав трех разных флотов. Тысячи моряков прошли на ней хорошую морскую практику, многие ее офицеры достигли высоких постов. В.А.Римский-Корсаков стал контр-адмиралом, Директором Морского корпуса, контр-адмиралами стали участники кругосветного плавания П.Л.Овсянкин, А.С.Махевский, вице-адмиралами стали И.Ф.Лихачев - командующий первой русской броненосной эскадрой на Балтике, А.Е.Клоун - командующий Сибирской флотилией в 1870-х годах. Сам же корвет, вернее его корпус, был затоплен на северном фарватере Кронштадта, чтобы предотвратить возможность прорыва вражеских кораблей к столице.

Владимир Усольцев

 

Статья из альманаха «Морской архив», №1, 2011
Председатель редакционного Совета Марков А.Г.
Главный редактор Маслов Н.К.

Читайте также: