ГлавнаяМорской архивИсследованияБиблиотека












Логин: Пароль: Регистрация |


Голосование:
Вам нравится наш сайт?


Отличный сайт!
Хороший сайт
Встречал и получше
Совсем не понравился





» » » Погром в омской парторганизации в 1937 году
Погром в омской парторганизации в 1937 году
  • Автор: Malkin |
  • Дата: 04-02-2017 22:07 |
  • Просмотров: 1075

4-7 октября 1937 года собрался IV пленум Омского обкома ВКП(б). С докладом на пленуме выступил второй секретарь обкома партии З. Симанович. Можно без комментариев сослаться на отдельные положения этого доклада.

"... как "известно, в составе бюро областного комитета партии нахо­дился ныне разоблаченный и арестованный враг народа Дмитриев, который являлся заведующим областным земельным управлением. Он исклю­чен из партии, арестован. Установлено, что он являлся активным членом контрреволюционной организации.

В составе Пленума областного комитета ВКП(б) находился ныне ра­зоблаченный враг народа Левченко, бывший секретарь Исилькульского РК ВКП(б). Левченко являлся до последних дней, до момента разоблачения его органами НКВД, активным участником контрреволюционной органи­зации.

В составе Пленума обкома ВКП(б) находился ныне разоблаченный враг народа, активный участник контрреволюционной организации, быв­ший секретарь Ишимского РК ВКП(б) Лукин.

Исключен из партий за связь с врагами народа бывший председа­тель Омского городского Совета Бобков, есть предложение исключенного из партии за связь с врагами народа Бобкова вывести из состава членов Пленума обкома.

Исключен из партии за связь с врагами народа Мамкеев, комиссар 65-й дивизии.

Исключен из партии за сокрытие службы в белой армии Мащенко, начальник мобилизационного отделения области.

Исключены из партии редактор "Омской правды" Назаровский, за­ведующий сельскохозяйственным отделом обкома партии Чирков, заведущий ОблФО Копнин, секретари райкомов: Чебров (Одесского), Косых (Горьковского), Тарасов (Ямало-Ненецкого), Попов (Казанского), Найде­нов (Седельниковского), секретарь обкома ВЛКСМ Аксенов, Самойлов - начальник областной милиции за связь с Салынем и засорение аппарата враждебными и классово чуждыми элементами[1].

Затем названы еще и еще исключенные из партии как враги народа. Среди них заместитель председателя облисполкома А. Я. Буткевич, секрета­ри Бердюжского райкома партии, Елкин, Мардер и другие.

На следующий день, 5 октября, на пленуме с речью выступил первый секретарь Д. Булатов. В его выступлении были показаны скромные дела по "выкорчевке" врагов народа. С момента 2-го Пленума (Обкома ВКП(6) - Авт.) прошло более чем 2,5 месяца, и это время показало, на­сколько глубоко был прав товарищ Сталин, указывая на наши грубейшие политические ошибки в области борьбы с контрреволюцией.

За это время бюро обкома при помощи уже нового руководства ЙЖВД удалось выявить и разоблачил» немало замаскировавшихся врагов народа, находящихся на руководящей и ответственной работе в областных организациях и учреждениях.

За истекшее время бюро Обкома исключило из партии следующих I членов парши, членов обкома: Кондратьева, Голосова, Ходеева, Дмитриева, Левченко, Лобанова, Мамкеева, Мащенко, Бобкова, Лапидус, Авдеева, Чиркова, Назаровского и один член обкома - Чебров (секретарь Одесского района), стремясь скрыть свою вражескую работу, застрелился.

Это у меня было уже написано в докладе, как вчера вечером бюро обкома ВКП(б) рассмотрело еще несколько членов обкома ВКП(б), немало членов Пленума исключили из партии и сняли с работы, выразив полити­ческое недоверие.

Но и это еще не все. Далее Д.Булатов сообщил, что были сняты с работы Косых - секретарь Горьковского РК ВКП(б), выведен из состава Пленума Копнин (заведующий ОблФО), секретарь обкома комсомола Ак­сенов. "Приведенные выше цифры говорят о том, что состав Пленума об кома ВКП(б), избранный на 2-й областной партийной конференции уже : после февральско-мартовского Пленума ЦК ВКП(б), после замечательной речи товарища Сталина, призывающей всю партию к политической бдительности, строгой проверке людей, оказался сильно засоренным враждебными и политически неустойчивыми элементами".

За те же 2,5 месяца после второго пленума обкома ВКП(б) "было исключено из партии как врагов народа, за связь с врагами и по другим мотивам - 95 человек, а всего (по далеко не полным данным горкомов, окружкомов и райкомов) врагов народа исключено 176 человек, белогвардейцев 310 человек, всего 486 человек. А с момента второй областной пар­тийной конференции (с июня 1937 г. - Авт.) исключено из партии 538 че­ловек".

И еще примечательная справка: "3а четыре месяца были сняты с ра­боты по политическим мотивам, я не говорю о тех секретарях, которых мы сняли сегодня, 19 секретарей райкомов партии, 4 из них вторые секретари райкомов и два первых секретаря окружкомов". Далее следовала "самокритика" - признание своих ошибок в деле выкорчевывания врагов народа. "...Как теперь ясно, особенно после статья в "Правде", что принятые меры были все же недостаточны. И сам процесс' корчевки врагов народа бюро обкома затянуло, проявив недопустимую медлительность в этой сугубо политической важности и боевой работе пар­тии".

И самое существенное признание - не выполнили указания Сталина. "... И даже после того, как получили указания на июньском Пленуме ЦК от товарища Сталина, что мы плохо корчуем врагов народа приступили работе - к очистке организации врагов народа нерешительно, с большой затяжкой и робостью.

...А из этого вывод - указания ЦК и товарища Сталина о борьбе с врагами мы, бюро обкома, и я, как секретарь обкома, не выполнили". За это полагалась суровая расплата.

Д. Булатов завещал новому руководству программу дальнейшего и более широкого "корчевания" врагов народа. "Необходимо покорчевать основательно засевших в прокуратуре и суде либералов и примиренцев к врагам народа.

...Областного прокурора Рапопорта нужно было давно снять с рабо­ты, но обком это дело затянул, хотя вопрос о снятии Рапопорт был уже давно предрешен". (Ко времени настоящего пленума прокурор уже был объявлен врагом народа и арестован). Далее намечалось "проверить" некоторых секретарей райкомов, названы работники, не внушающие доверия как выходцы "из чуждой среды".

Новый начальник УНКВД Валухин, сменивший врага народа Салыня, рассказал на пленуме о "проделанной работе" и перспективах "выкорчевывания” врагов народа Прежде всего, "произошло то, что злей­шие враги народа троцкистско-бухаринские бандиты пробрались в областное партийное руководство и, пользуясь своим положением, развернули свою вредительскую диверсионную предательскую шпионскую работу. Эта работа велась на протяжении ряда лет". А секретарь обкома Булатов не руководил органами НКВД не придавал значения их деятельности. Почему? И тут пленуму было сообщено об откровенном сочувствии Булатова врагам народа.

"...Это находит свое отражение и в отношении т. Булатова. При раз­решении этих вопросов, при рассмотрении подобных дел его в первую очередь занимают такие вопросы - а как же с его семьей будет? Вот мы его уничтожим, а как его семья будет жить. Видите, какой любвеобильный палаша. Или вот его занимает такая вещь. Зачем вы ссылку трогаете. Ну; кулак, его раз ударила Советская власть, зачем еще раз бить. И даже тогда, когда я сказал, что по этому вопросу имеется специальный оперативным приказ нашего наркома, утвержденный Центральным Комитетом партии, но и тут была попытка сопротивляться этому вопросу, которая (попытка - Авт.) выразилась в том, что когда дошло до рассмотрения этой категории дел, то товарищ Булатов встал, заявил, что он устал, и вышел с заседания, это такой факт, который связывается с фактом о засоренности, который и говорит об его определенной политической линии".

Вот такой он был, омский секретарь обкома партии Дмитрий Александрович Булатов. И "контрольную цифру" по ликвидации врагов указал всего в одну тысячу человек, и думал о том, что будет с семьей "ликвидированного" врага народа, и для чего нужно добивать разоренного ранее "кулака". Д. Булатов явно не вписывался в сталинскую истребительную систему.

Еще ему скажут на том же пленуме обкома, что он не выполнял личных указаний Сталина по этим самым истребительным делам. Например, секретарь Тарского окружкома ВКП(б) Тропин скажет по этому поводу: "Товарищ Булатов говорил, что с ним лично говорили товарищи Сталин и Ежов, что мы в Омской области плохо боремся с врагами, несмотря | на это, линия не изменилась, борьба с врагами не развернулась, а наоборот, сдерживали ее и явно покровительствуя врагам народа”. Да и все бюро под руководством Булатова очень робко действовало по части "выкорчевывания" врагов "Вы нам скажите, почему вы либеральничаете? Почему саботировали выполнение решений февральско-мартовского Пленума ЦК и указаний товарища Сталина? Ну, хорошо, Булатов либеральни­чал, а вы почему шляпили? "

Общую картину несколько скрашивали органы НКВД. В выступле­нии начальника НКВД Валухина были отмечены некоторые достижения.

"На транспорте на сегодняшний день вскрыта солидная троцкист­ская организация свыше 30 человек.

Вскрыта крупная троцкистская организация в Нижнеиртышском пароходстве. Эта организация состояла из старых кадров троцкистов. Значительная часть была вскрыта органами НКВД и эта банда, 4 человека... Они связались с местной группой троцкистов, вовлекли в свои ряды ряд контрреволюционных элементов и развернули громадную вредительскую работу в речном хозяйстве. По этому делу арестованы 25 человек".

Еще были достижения в обнаружении различных заговорщических организаций. "Нами вскрыта мощная меньшевистская организация до 20 г человек; вскрыта контрреволюционная повстанческая организация, увя­занная с зарубежом - это казахская организация, насчитывающая свыше 100 человек. Вскрыта мощная татарская организация, она увязана с зарубежным контрреволюционным центром, получала оттуда средства на контрреволюционную работу. Вскрыта фашистская организация в немец­ких районах, которая создавалась и субсидировалась иностранными пред­ставительствами на нашей территории. Вскрыта крупная казачья контрре­волюционная организация, насчитывающая большое количество людей.

...Вскрыта крупная офицерская организация, которая насчитывает до 3 тысяч человек..."

Из выступления начальника НКВД следует, что омские большевики уже заговорили в полный голос, хотя он и не был оценен в Москве. "Если, товарищи, обратиться к общим цифрам, вы увидите, что всего за эти два месяца по Омской области арестовано до 14 тыс. человек. Сведения эти далеко не полные: из них находится 408 групповых дел, то есть это пов­станческие ячейки, 2207 человек контрреволюционных организаций”.

Теперь задача была сложнее. Враги уходят в глубокое подполье, "они внешне будут проявлять показную активность, пытаться втереться в доверие с тем, чтобы в благоприятной обстановке развернуть разруши­тельную работу". Без активной помощи партийных организаций выявление этих врагов невозможно. И в этих условиях секретарь обкома Булатов не помогал НКВД, "он по меньшей мере не уверен в правильности решений февральско-мартовского Пленума и линии партии по этому вопросу.

Булатов: Уверен, уверен.

Потому, что человек, который прошел большой путь партийной ра­боты, не мог не понять решение Пленума ЦК, тем паче, что он был предупрежден специально товарищем Сталиным. И что это есть продукт опреде­ленной своей политической линии, которая настойчиво проводилась в жизнь.

Тов. Булатов: Никакой линии у меня нет, кроме линии партии.

Поэтому я считаю, что мы вправе выразить политическое недоверие товарищу Булатову, снять его с работы именно по этим признакам и поста­вить вопрос о дальнейшем пребывании его в партии".

В большом докладе Симоновича (по объему занимает ,37 машино­писных страниц) содержались самые резкие оценки деятельности Булатова. Его обвиняли в прямом пособничестве врагам народа. "Булатов, не мог вы­полнить указания товарища Сталина, не мог сделать этого практически, не мог сделать крутого поворота и начать разоблачать врагов народа - Конд­ратьева, Буткевича, Тиунова, Слюнкова - потому что разоблачение этих врагов народа, как врагов народа, означало бы разоблачение самого Була­това, что практически произошло на этом пленуме". Булатов заменял од­них арестованных врагов народа другими. "Мы имеем налицо явно созна­тельный срыв линии и указаний Центрального Комитета партии, указаний товарища Сталина, которые были направлены на разгром, выкорчевыва­ние и уничтожение врагов народа. Этот срыв сознательно осуществлялся бюро обкома партии, осуществлялся Булатовым". Все это являлось приго­вором Булатову.

Он робко защищался: говорил, что не оправдал доверия Сталина, не понял решений февральско-мартовского пленума и указаний вождя, что заслуживает освобождения от работы в должности секретаря обкома. Но в сталинской механике так не полагалось.

Пленум принял решение. "За игнорирование решений февральско- мартовского и июньского Пленумов ЦК ВКП(б) и личных указаний това­рища Сталина об усилении борьбы Омской партийной организации по вы­явлению и разгрому врагов народа, троцкистско-бухаринских шпионов и диверсантов, за покровительство врагам народа и как необеспечившего руководство областной партийной организацией первого секретаря област­ного комитета партии Булатова с поста первого секретаря снять, вывести его из состава членов бюро и членов пленума обкома партии и из рядов партии исключить”. Только член пленума Зорин предложил не исключать из партии. Но это не прошло.

И еще один важный пункт решения: “За невыполнение политиче­ских задач и как не оправдавшего доверия областной партийной организа­ции бюро обкома ВКП(б) распустить'[2].

В выступлении одного из секретарей райкома прозвучало одобрение решительных действий нового руководства НКВД. "Я был очень доволен выступлением товарища Валухина - это голос молодого омского больше­вика, и он действительно заговорил полным голосом, голосом, по существу, Центрального комитета партии, потому что Центральный комитет ВКП(б) иначе вопрос не ставит".

Под этот голос и будут развертываться дальнейшие события в жизни омичей. Впрочем, как и всего народа. Сталинский режим уже сформировал кадры для массового террора. Все те, кто не подходил для осуществления этого курса, были устранены. Как и Булатов...

Доктор исторических наук, профессор Омского педагогического университета Вениамин Самосудов

Из сборника «О репрессиях в Омском Прииртышье», - Омск: Изд-во ОмГПУ, 1998.



[1]  Самосудов В.М Насильственная коллективизация и противодействие крестьянства сталинскому термидору. - Омск, 1991. - С. 15-16.

2   Там же. - С.20.

3    Коллективизация: как это было // Страницы истории КПСС. Факты. Про­блемы. Уроки. - М., 1988. - С.337.

4     Гугцин Н.Я. Сибирская деревня на пути к социализму. - Новосибирск, 1973. -С.426.

'5 Самосудов В.М. Указ. соч. - С.ЗЗ f Из указ. соч. Самосудова В.М. - С.35-53.

' Из указ. соч. Самосудова В.М. - С.35-53.

8   Из указ. соч. Самосудова В.М.-С.35-53.

Из указ. соч. Самосудова В.М. - С.35-53.

10  Из указ. соч. Самосудова В.М. -С.35-53.

[2] Омский вестник. - 1993. -18 ноября.

89

Читайте также: