ГлавнаяМорской архивИсследованияБиблиотека












Логин: Пароль: Регистрация |


Голосование:
Вам нравится наш сайт?


Отличный сайт!
Хороший сайт
Встречал и получше
Совсем не понравился





» » Культ козла (ашьтǝа) у абхазов
Культ козла (ашьтǝа) у абхазов
  • Автор: Malkin |
  • Дата: 03-07-2016 20:30 |
  • Просмотров: 872

культ козлаВ древности культ козла существовал у многих вос­точных народов. В обрядах абхазов имеются определен­ные указания на этот культ, причем пережитки его можно наблюдать и в настоящее время. О «козлопоклонничестве» дает весьма ценные сведения известный лите­ратор Н. Н. Евреинов в своей книге, посвященной этому вопросу, «Азазел и Дионис» (Ленинград, 1924). Вот что он сообщает:

«В то время, как у народов Северной Азии, чуждых козла (козы), как тотема, первобытная драма возникает из анималистической пантомимы, главным действующим лицом которой является другое-животное, например — медвёдь («Медвежий праздник у туземцев Сибири), у народов же средней полосы Евразии, где козел (благо­даря своему исключительному значению в хозяйстве, своей человекоподобной и вместе с тем мистической «маске» и голосу, неустрашимости в равновесии, соеди­ненной с приязнью к горным высотам, кувырканию че­рез голову, целебным качеством 'безоарных камней, на­ходимых в желудках, козлов и т. п. данным) — рано признан не только как тотем, но и как зооморфная эмблема бога (или его священный атрибут), у этих на­родов, как показывают нам аграрные игры культового значения (у италиков, германо-скандинавцев, литовцев, славян и греков), первобытная драма в своей зачаточ­ной форме, непременно трагедия (этимологически — козлогласие), т. е.· примитивное представление театраль­ного характера, где козел определяет собой централь­ную и исходную роль на празднике смены старого года на новый» («Азазел и Дионис». Ленинград, 1924 г.).

О жертвоприношениях козла упоминается также в «Путешествии в Московию» Адама Олеария. Хотя све­дения об этом и относятся к черкесам, но надо пола­гать, что черкесы и абхазы родственные Ллемена, име­ющие и в настоящее время много общего в языке, обы­чаях и т. и. И чей дальше мы будем углубляться в древность веков, тем отчетливее выявится общность этих народов. Поэтому, все, что Олеарий наблюдал у черкесов, в равной мере относится и к абхазам. Об этом жертвоприношении Олеарий дает следующие сведения[1]: «... Вера черкесов почти языческая, хотя они совер­шают обрезание и верят в бога, но не имеют ни .писа­ния, ни духовных (очевидно, духовных лиц. — Д. Гулиа), ни храмов, по временам сами приносят и совершают жертвы, преимущественно в Ильин день; также, когда умрет знатный какой-нибудь человек, мужчины и жен­щины собираются в поле, убивают для жертвы козла и, как сообщили нам, при этом они совершают странное и глупое даже испытание: годится или нет животное для жертвы. Именно: отрезывают у козла детородные части и бросают их в стену, или плетень; если они не повиснут и упадут на землю, то животное признается недостойным и убивают тотчас же другое животное. Если" же указанные части прицепятся, как ни есть на стене, или плетне, значит, животное годно для жертвы[2] и тогда с него снимают шкуру, которую и распяливают на длинном, воткнутом в землю шесте; перед этим то шестом они и совершают свои жертвы, варят и едят все вместе. Затем выступают несколько мужчин, молят­ся на шкуру один после другого. По совершении молит­вы жены удаляются, а мужчины остаются, садятся на землю и пьют допьяна брагу и водку, так что нередко при этом вцепляются друг другу в волосы. Шкура оста­ется висеть до тех пор, пока не заменится другой жерт­вой[3]. Такую козлиную шкуру мы видели в проезд наш в Персию и обратно, невдалеке от жилища княгини Бике: кожа эта с головой и рогами распялена была на крестообразной чёрной распорке, посреди прорезана в 4-х местах и водружена на длинном шесте,.. Шест этот огораживают плетнем, чтобы к нему не -подходила со­бака, или другая нечисть и чтобы тем не осквернилась святыня»[4].

До настоящего времени у абхазов сохранился обы­чай: когда режут козла или барана (для какой цели — безразлично), то мечевидный отросток (подложечка) отрезают и бросают в стену или карниз дома. В лесу при жертвоприношении мечевидный отросток бросается в ствол дерева, под которым режут животное. Если от­росток упадет на землю, его опять бросают и повторя­ют это до тех пор, пока он не повиснет. Этому обычаю в настоящее время абхазы не придают никакого значе­ния; делается это как будто так себе. Но в этих дей­ствиях, совершаемых без определенного значения и по- видимому бесцельных, нельзя не видеть указания на вышеуказанный обычай черкесов (очевидно, бывший и у абхазов) бросать половые части жертвенного живот­ного на стену или плетень и по тому, повиснут ли эти части ил отпадут, — определять, годится ли животное в жертву.

Однако современные абхазы не помнят того значе­ния, какое придавали их предки этому обычаю.

Вообще, в древности у многих восточных народов в культах ботов плодородия бог н его жертва как бы менялись козлиным обликом.

«Козел послужил некогда (при смягчении нравов) заступательной жертвой в отношении человеческих жертвоприношений, коими чтился, например, тот же Дионис в начале его культа (см., напр, у Павсания IX, 8, 2, о жертвах Дионису Эговолу, во время чумы в 'Пон- тии, отроков которых потом заменили козлами)... Име­ются данные утверждать, что в культах богов плодо­родия бог и его жертва как бы 'менялись временно козлиным обликом, причем то бог выступал в форме козла, а жертвой ему служил человек, то наоборот, — бог вы­ступал в образе человека, а жертвой ему служил козел. Нормальным же, так сказать, в древней истории культа надо считать то положение, когда и бог плодородия и его жертва, оба представлялись козлами, причем закла­ние последнего могло быть объяснено в таком случае как акт взаимного общения бога и его почитателей». (Н. Н. Евреинов «Азазел и Дионис» Ленинград. 1924, с. 17).

Здесь я считаю уместным сказать несколько слов о месте родины трагедии и о боге Дионисе. Вот что об этом пишет С. Герсамия (1928) «Родина трагедии древняя Греция и происхождение ее связано с культом бога пира и веселъя Диониса’ (Бахуса). По сказаниям легенд, Дионис путешествовал по земле для ее обозрения, — его сопро­вождали спутники с козлиными ногами (сатиры). На земле титаны убили Диониса. Зевс узнал об этом и из его же теплого сердца создал нового Диониса. В честь Диониса в Афинах ежегодно справлялись празднества. Празднества эти народ сопровождал пирами и весельем. Устраивали танцы и игры, песни с танцами. В песнях с танцами участники одевались в козлиные шкуры, этим они подражали спутникам Диониса — сатирам. Участ­ники танцев с пением и возгласами кружились вокруг жертвенника Диониса».

Вообще, козел играл большую роль в религиозно-обрядовом культе восточных народов. Так, у евреев су­ществовал обряд козлоотпущения, состоящий в том, что один раз в год при торжественной религиозной обста­новке на козла возлагались грехи всего народа и он изгонялся в пустыню. Воспоминание об этом обряде сохранились до сих пор, но выражение «козел отпуще­ния» не имеет уже того значения, как в древности, и употребляется в аллегорическом смысле. У древних гре­ков первобытная форма драмы была сатировкой, т. е. произошла от религиозно-обрядовых хоров сапиров-козлоподобных существ.

В отличие от других пародов, у абхазов религиоз­ные обряды не составляли привилегии одного класса или же мужского пола. Моление богам и жертвоприно­шения -у абхазов совершаются одни мужчинами, другие женщинами.

Своих богов абхазы, выражаясь словами Н. С. Джанашия[5], как бы скопировали с человека: один и тот же бог может быть и добрым и злым в отношении данной личности, смотря по тому, насколько эта личность ак­куратно, исполняет свои обязанности по отношению к богу. Единственное средство расположить к себе того или иного разгневанного бога, это чистосердечное рас­каяние и жертвоприношение.

Не все животные могут быть приносимы в жертву богам. Разным богам приносятся в жертву разные жи­вотные, а иногда даже и птицы, — например: — злому духу головной боли, кровотечения из носа и недержа­ния мочи — приносится черная курочка.

Злому духу желудочных заболеваний барашка — ана^ра.

При общественной молитве — ацыу-ных,эа (моление о дожде), которая обращается к самому всевышнему богу, богу грома и молнии афы, в жертву приносится бык.

В религиозной жизни современных абхазов одно.из виднейших мест занимает ажьыр-ныхэа или ажьира- ны.\эа, т. е. «моление кузне», иногда называются шаш- Яэ-а1} — золотой владыка Шашв — бог кузни. Приноше­ние жертвы этому богу приурочивается к кануну нового года и называется мингрелнзированным термином — хьсшь-хуама (хе—-рука и хуама — моление)—рукомоление; в вольном .переводе — моление о ручном труде, о деле наших рук). Иногда оно называется «хьеч-ху- ама» — тоже, что и «хьешь-хуама», но немного искаже­но, а иногда — «хьець-хуама», это уже в Западной Аб­хазии и означает тоже, что и «хешь-хуама», но и здесь это слово искажено. Быть может это слово мингрелы произносили совсем иначе, именно «§ець1хуама», что по- мингрельски буквально значит: моление                                                            свинье,         а        в

вольном переводе: моление с принесением в жертву свиньи. И действительно,· мегрелы к этому времени, т. е. накануне нового года режут свиней; абхазские же куз­нецы этому виднейшему ажьира-ныхэа приносят живот­ное — «ашьтэа» (холощенный козел), а иногда козлен- 'ка; потому этому празднику, по моему, мингрелы могли дать название «тхашь-хуама»[6], что будет означать — тмеление козе (козлу), т. е. моление с принесением в жертву козла. Такое толкование более соответствовало бы действительности.

Моление богам — анцэа-рных,эара. Абхаз, не принес­ший в свое время богу кузни жертву, или перед кузней показавший неправду во время принесения им присяги, всегда находится под страхом, что его бог накажет за ложь. Если он или кто-либо из членов его семьи забо­леет, то знахарка, к которой он обращается, непремен­но укажет, что на него бог ш а шэ немилостиво смотрит.

Для этого необходимо этому великому богу принести искупительную жертву в той кузне, в которой он сол­гал: ему нужно сначала удовлетворить того, кому он своей ложной клятвой нанес ущерб, и принести богу щашэ в жертву одного или двух козлов, по определе­нию знахарки, или гадальщицы на лоби (фасоль). Пос­ле приношения искупительной жертвы, (ацаныхэара) обе стороны должны помириться перед богом кузни. Опять таки и этот серьезный вопрос разрешает жертвен­ный козел, которого они должны принести богу щашэ.

Чтобы бога оспы ахьы Засхан (золотой Засхан), от­вести от себя, также необходимо на лоне природы, по­дальше от села, принести в жертву холощенного козла— ашьтэа. От пляски «св. Витта»—(агшышга) абхазы приносят в жертву также козла, якобы для полного вы­здоровления больного. (Это наблюдается, главным об­разом, в Кодорском уезде).

Вообще, для того, чтобы избавиться от гнева силь­ных богов, абхазы приносят в жертву опять таки ащГа — холощенного козла. (Нехолощенного козла абхазы счи­тают нечистым и мясо его не вкусным).

Для дорогих гостей абхаз 'режет, главным образом, козла, как почетное животное, а не то быка.

На поминках резать козла не принято, а режут бы­ков[7], коров и баранов. При этом предназначенный для заклания бык, приводимый родственниками поминаемо­го, выбирается по возможности красивый, рослый, здо­ровый с красивыми большими рогами. Быку придают нарядный вид: рога украшают серебром или другим металлом и путем надставки значительно увеличивают их и прикрепляют к ним зажженные восковые свечи; на­крывают быка синей, красной или серой материей и затем на спину его набрасывают полону из нанизанных на нитки каштанов, мушмалы, а в последнее время кроме того бубликов и конфет в завертках. В ночь перед поминками быка проводят несколько раз перед собравшимся народом, причем по обоим сторонам его несут зажженные, толстые восковые свечи и поют осо­бую установленную для таких случаев песнь грустного мотива, мотива, весьма приятного для слуха. И при та­кой торжественной церемонии быка ведут к месту -зак­лания[8]. Бык (не ручной) от такой обстановки и цере­монии, чуя недоброе, волнуется, 'бесится, бодает[9], бро­сается на окружающих, но его удерживают веревками спереди и сзади стоящие парни. Таким образом, полу­чается величественное зрелище, напоминающее обычай древних греков.

Говоря здесь об украшении животных, я между про­чим должен сказать, что у абхазов существует также обычай украшать и птиц, главным образом дроздов.' Вот как это делается: молодые люди на рождество и новый год разукрашивают и наряжают убитых дроздов: дрозду кладут в рот серебряную монету, сажают его в плющ (с листьями и ягодами и веточку дикого мел­кого ореха с цветами — сережками колокольчиками), туда же кладут апельсин или яблоко и посылают[10] в знак поздравления с праздником, главным образом, девицам, а те в свою очередь отвечают на это поздравле­ние посылкой своих рукодельных работ: платков, кисе­тов, полотенец и т. п. Получающие такие подарки ино­гда отвечают более крупным подарком, например, ма­терией на костюм, лошадью и т. д. Таким образом меж­ду этими лицами завязывается знакомство, дружба, да­же родство, а иногда кончается и браком.

В отдаленные времена абхазы жили в горах и зани­мались скотоводством: козеводством и овцеводством, также держали коров и лошадей, так как и эти живот­ные мало боятся холода. Но главное, что абхазы дер­жали коз в большом количестве — это факт, — даже в наше время и аз местах низменных держали их не мало.

Козы, помимо громадного значения их для кресть­янского хозяйства — «коза—корова бедняков», предназ­начались для умилостивления всесильных богов, а так­же для высоких почетных гостей.

Возможно, и за определенную единицу ценности счи­тали козлов и вообще коз, как например, греки гоме­ровского периода считали определенной единицей цен­ное™ волов и тельцов. У древних римлян, подобно гре­кам, предметы малоценные оплачивались овцами, а бо­лее ценные быками[11].

В средние века, даже во времена турецкого влады­чества, кроме животных за единицу ценности у абхазов были люди,—главным образом пленные, рабы и др. Например, за убитого дворянина или князя нужно было заплатить ашьаг^са — стоимостью крови одного или не­скольких мальчиков ростом: ахуыза — 5 ладоней или афыза — 6 ладоней. Также иногда за хорошую лошадь давали мальчика ахуыза или афыза, смотря за какую лошадь. Афыза— (6 ладоней) мальчик—приблизитель­но ростом был 30 вершков и считался уже почти рабо­тоспособным, ахуыза — (5 ладоней) мальчик приблизи­тельно ростом —25 вершков, считался менее работоспо­собным и ценился ниже первого, а ниже ахуза — 5 ла­доней ценился менее или вовсе не принимали за едини­цу ценности, т. к. он не был работоспособным и сверх того необходимо было его еще «воспитать», кормить и одевать...**

По-видимому в древности козел у абхазов был более в почете, чем в настоящее время. Это· подтверждается тем, что в рукописи царевича Вахушта (грузинский историк и географ (XVIII в.) имеется рисунок: абхазский герб с надписью „оо^ЬЛспо“. На светло-зеленом фоне ко­зел с поднятой правой ногой, с двумя большими рогами. Выше вправо изображены три полумесяца, которые ок­рашены в желтый цвет. Таким образом, можно думать, что такозое знамя с изображением козла, являлось древним абхазским национальным знаменем, хотя одно­временно с этим, можно предположить, что серповидная луна на знамени не древнее 15 века, т. е. знак этот появился с приходом турок в Абхазию. Так или иначе это доказывает, что у абхазов козел был в почете. По­этому же можно предположить, что абхазы некогда жили главным образом в горах, т. к. разведением коз преимущественно занимаются горцы.

Там же у Вахушта показан герб мингрелов с над­писью „сосросЭоЬа“ и изображением кабана с большими клыками, в передних ногах кабан держит знамя, на котором изображены голубь и четыре звезды по углам знамени. Возможно, что у мингрелов свинья была в большом почете за ее плодовитость и принималась за единицу ценности, как у абхазов козел (коза). Но во •всяком случае, это доказывает, что мингрелы жили не в холодных местах —в горах, а в теплом климате, на равнинах, где изобиловали в диком виде орех, каштан, желуди, бук, груши, яблоки и т. д., вообще все необхо­димые для кормления свиней, именно «а берегу моря, пожалуй в нынешней Мингрелии, где и в настоящее время встречаются в большом изобилии выше указан­ные плоды.

Сверх того, мингрелы накануне нового года режут не козлов или козлят, как абхазы, а главным образом, свиней и поросят.

Культ козла у абхазов до некоторой степени сохра­нился и до настоящего времени. Козел режется для са­мого почетного гостя, он приносится в жертву, как вы­ше было сказано, разным ■богам для искупления вины и снискания милости. Козел играл также немалую роль в социальной жизни абхазов — в восстановлении доб­рых отношений в знак уважения какой-либо просьбы и т. л. Когда абхаз являлся к князю, дворянину, вооб­ще к лицу, к которому имел какую-либо просьбу (таа- ра), то для успеха просьбы брал с собой козла в каче­стве подарка. И тот, к кому обращались, по обычаю считал неудобным отказать в просьбе. (Это явление в Абхазии сейчас на исходе).

Таким образом, культ козла был развит в древности у многих народов, в том числе, как можно усмотреть из всего вышесказанного, и у абхазов, черкесов и др. на­родов Кавказа. У абхазов культ этот был развит более всего в древние и средние века. Теперь он начинает ис­чезать и недалеко то время, когда культ козла будет иметь для нас лишь исторический интерес.

Дырмит Гулиа

Из собрания сочинений, Т.6 «История Абхазии. Этнография»

 



' з Эту выписку я получил из Краснодара от черкеса И. Навру­зова, которому выражаю глубокую признательность.

[2]  Абхазы пред закланием жертвенного козла, приносимого в жертву богу кузни лыот холодную воду на спину козла, если он (козел) встряхнется (если это сделает без воды, это еще лучше) и разбрызгаем воду, то он геден для жертвоприношения и его ре­жут, в пр'отивном случае ищут другого козла, предварительно посоветовавшись с знахаркой (в Абжуйской Абхазии).

[3]  Этот обычай нам напоминает предание о том, что с Марсия была содрана кожа и что она была выставлена в Цейлоне...

[4]  Согласно древнего предания, с мертвого бага сдиралась кожа и вывешивалась на сосне как средство вызвать его воскрешение, а вместе с тем, и возрождение растений весной. Подобным же об­разом в древней Мексике человеческие жертвы воплощенных богов сопровождались сдиранием кожи, а снятые кожи служили одея­нием для лиц, воплощавших воскресших богов, вернувшихся к но­вой жизни (И. Г. Фрезер. Фригийский культ Аттиса и Христиан­ство. «Новая Москва». 1924 г.).

[5]  См.: Н. С. Джанашия. О религиозных верованиях абхазов. 1915 !;.

[6] Хха — по-мнгрсльски--коза (козел), а по-черкесски — 1да —

[7]  Это напоминает распространенное верование в религии Мит­ры (у хеттов и персов), что священный бык должен появиться, Митра принесет его в жертву и мозгом и кровью этого быка воск­ресит всех мертвых; все же живые, вкусившие от священного бы­ка, получат бессмертие.

Ю Эта картина невольно заставляет нас припомнить древний обычай вавилонян: «В Вавилоне каждый год справляли праздник, называвшейся «Сакеи» («Эасаса»). Он начинался в 16-й день меся­ца Лоис и длился 5 дней. В продолжение этих пяти дней рабы становились господами, а господа рабами (сравнить с абхазской пословицей: «Аху&гьы мышкы иртоит» и рабу дается (в году) один день. — Автор). Одного из преступников, осужденного на смерть, переодевали в царский наряд и сажали на трон, он на­слаждался «всеми царскими преимуществами, мог пить, есть, раз­влекаться по своей фантазии и даже пользоваться наложницами царя Но по истечений пяти дней с него срывали царские одежды, бичевали и вешали или распинали». «Тоже самое, как известно, имело место у римлян во время Сатурналий в декабре, т. е. по- пидимому, в то же время, что и Эасаса, в конце солнечного пово­рота» (Н.Евреииов. «Азадел и Дионис»).

и Для таких случаев нарочно находят самых ярых, бодливых быков.

12 Это, главным образом, наблюдаются в Абжуйской Абхазии, а в Бзыбской Абхазии — парни лично передают дроздов девицам.

[11] Известно, что вообще у первобытных народов не было строго установленных знаков ценности (металлических денег) и купля- продажа также не имела того значения, которым она стала поль­зоваться в последующее время... Они в торговле не имели надоб­ности, т. к. сами приготовляли все необходимое для себя из тех материалов, какие были у них под руками. Простейшей формой об­мена служила мена товара на товар...

 

Читайте также: