ГлавнаяМорской архивИсследованияБиблиотека












Логин: Пароль: Регистрация |


Голосование:
Вам нравится наш сайт?


Отличный сайт!
Хороший сайт
Встречал и получше
Совсем не понравился





» » Корни индоевропейски религий
Корни индоевропейски религий
  • Автор: Prokhorova |
  • Дата: 28-05-2014 14:48 |
  • Просмотров: 1565

Общность индоевропейских культур и языков на­водит на мысль о воссоздании прарелигии индоевро­пейцев. По моему мнению, на намеченном пути следу­ет совершить, как минимум, три шага. Во-первых, не­обходимо последовательно рассмотреть все индоевро­пейские дохристианские религии во всем их многооб­разии и сравнить их. Во-вторых, необходимо увидеть соответствия в именах и свойствах богов. В-третьих, следует усмотреть соответствия в преданиях отдель­ных индоевропейских народов. В результате возможно достаточно близко подойти к воссозданию древнейшей индоевропейской прарелигии или духовных воззрений. В данную работу вопрос рассмотрения отдельных ин­доевропейских религий не включен в виду ограничен­ности объема, и данную часть исследования я выношу за скобки, но по сути руководствуюсь именно им.

Итак, предание о творении мира. Обратимся к Риг- веде и посмотрим, как гнавшие громадные стада и ехавшие на колесницах индоевропейцы, во II тыс. до н.э. ушедшие из степей Евразии через Афганистан в долину реки Инд, представляли рождение вселенной или процесс сотворения.

Согласно гимнам Ригведы первоначально кос­мос являл собой хаос, но содержал “космические, или высокие, воды” (Х,121), заключавшие золотой зародыш будущей жизни. Из вод вознеслась земля, превратившаяся в гору, не имевшую опоры. А в мире хаоса уже существовали боги асуры. Со­гласно гимну Х,88 началом мироздания выступа­ет бог Агни Вайшвнара, символизирующий солн­це на небе и жертвенный костер на земле.

В Ригведе упоминается и бог Тваштар. Искусно владея топором, Тваштар создал все формы мирозда­ния. Индра вытеснил Тваштара на периферию ведичес­кого пантеона.

В гимнах Х,81,82 как создатель мироздания высту­пает Вишвакарман, создатель всего.

В гимне Х,90 повествуется о гиганте Пуруше, из тела которого боги создали мироздание.

Согласно гимну (Х,129) сущее возникло из не-су- щего. Но вернемся к основной мифологической кан­ве Ригведы, касающейся творения мира. Из хаоса родился наделенный духом бог Индра, создавший мир света и тьмы, добра и зла, жизни и смерти. Инд- ра, охватив вселенную сознанием, превращается в центр мироздания и, уподобившись столпу, на семь дней разъединяет небо-отца и землю-мать и укрепля­ет их порознь. Небо-отец и земля-мать оплодотворя­ют вселенную и наполняют ее жизнью. Во вселенной утверждается закон, закон морали. Вместе с тем в мире появляются младшие братья асуров — дэвы и начинается бесконечная борьба бытия и небытия, гармонии и хаоса, света и тьмы. Часть асуров, к примеру Варуна, стали на сторону бытия.

С приходом нового года, в дни, когда в домах на семь дней устанавливаются елки, по представлению древних индоевропейцев между асурами и дэвами во­зобновляется сражение и Варуна становится противни­ком Индры, принимая сторону асуров. Асуры изгоня­ются, но не уничтожаются. В гимнах Ригведы, в воспе­тых ею ритуалах, отражена повторяемость событий рождения мира и действий, этому сопутствующих.

А происходит всякий раз вот что. Согласно мифам, Индра убивает змея Вритру, преградившего путь семи рекам ариев с помощью скалы Вала. Скала заперла скрываемые жадными демонами Пани богатства ари­ев — их коров, утренние рассветы и саму жизнь. Индра уничтожает змея Вритру, пробивает ваджрой скалу Вала и выпускает на волю семь рек. Богиня утренней зари Ушас сменяет сестру Ночь. Боги Ашвины объез­жают вселенную на колеснице, помогая людям и исце­ляя их. Бог Вишну тремя шагами меряет вселенную, воссоздавая и упорядочивая ее. Бог Агни пламенем жертвенного костра возносит небесам приношения.

Таково, в самой краткой форме, представление ведических ариев II-I тыс. до н.э. о творении мироз­дания.

Обратимся к преданиям о творении мира, бытовав­шим у западного крыла индоевропейских народов.

По представлениям древних греков ранее всего су­ществовал темный хаос. Однако в нем заключался ис­точник жизни. Из хаоса возникла богиня земли Гея, а с ней и сама земля, в недрах которой родился Тартар. Из хаоса родилась сила, или духовная сущность, оплодот­воряющая мироздание — Любовь (Эрос). Хаос родил ночь, мрак (Эреб), а они произвели вечный свет-Эфир и светлый день — Гемера.

Земля родила небо-Уран. К небесам вознеслись горы и разлилось море.

Уран-небо взял в жены землю-Гею и мироздание стало наполняться их детьми-богами, олицетворяющи­ми океан, солнце, луну, зарю (Эос), звезды, ветры и иное многообразие вселенной.

У славян существует бог Съварог. Он близок веди­ческому богу Савитару (savitar — пробудитель). Са- витар — это сила солнца, воле которого подчинено все живое. По-древнеиндийски svarga означает небо. Сла­вянский Съварог, он же Дажьбог, отец Солнца и огня- Сварожича, а славяне — внуки Дажьбога, то есть Съварога или небес.

Едва ли Съварог был достаточно поздно заимство­ван славянами у восточных индоевропейцев. Весьма вероятно, что Съварог-Савитар это бог V-II тыс. до н.э., общий для индоевропейцев Евразии.

В пантеоне славян следует отыскать богиню земли, супругу Съварога-отца, олицетворяющего небеса, ибо бытующие у славян предания о творении мира предпо­лагают существование двух начал: неба и воды, и неба и земли.

Итак, подведем первый итог. Для индоевропейских народов издревле общим служило предание о рождении вселенной. Хаос породил небо-отца и землю-мать, от разъединения и объединения которых возникла жизнь во вселенной. Семь дней творения, мировой столп или древо, возжегшее небеса над землей, и рождение богов и людей в той или иной степени присутствуют в пре­даниях всех индоевропейских народов континента.

Коснемся кратко предания о боге-творце, создав­шем все формы мироздания. Выше говорилось о том, что в гимнах Ригведы упоминается бог Тваштар (tvastar — творец). Божественный творец, искусно владея топором, вытесал все формы, наполняющие вселенную, в том числе и человека. Возможно, в очень глубокой древности Тваштар выступал как основное божество ведического пантеона и лишь с ходом столе­тий и тысячелетий Индра вытеснил Тваштара на зад­ний план мифологии.

В вобравшей древнейшие дохристианские предания северных германцев книге “Младшая Эдда”, в главе, именуемой “Видение Гюльви”, излагается сюжет, близкий преданию о ведическом боге Тваштаре.

“Шли сыновья Бора берегом моря и увидали два дерева. Взяли они те деревья и сделали из них людей. Первый дал им жизнь и душу, второй — разум и движенье, третий облик, речь, слух и зрение. Дали они им одежду и имена: мужчину нарекли Ясенем, а женщину Ивой. И от них-то пошел род людской”. (Младшая Эдда. М., 1994, с.26).

Индоевропейские народы континента в древ­нейших преданиях единодушно, но в различных вариантах, излагают ход смены поколений богов и их яростную борьбу за власть над миром.

У греков Уран-небо заключил собственных детей в недра земли. Младший сын Урана Крон-время отнял у отца власть и воцарился в мире. В свою очередь, Крон проглатывал собственных детей, но был оттеснен сы­ном Зевсом и борьба богов продолжилась.

У римлян Сатурн покинул небо, скрываясь от гне­ва Юпитера. Не просто складывались отношения и у богов ведического пантеона.

Неоднократно исследователи обращали внима­ние на близкое знакомство создателей Ригведы и Авесты с холодом и льдами севера. Для многих это достаточный повод для предположения о существо­вании арктической прародины индоевропейцев. Дан­ный вопрос имеет основания, но он весьма тонок и продуктивный разговор о нем можно вести лишь владея знаниями об истории планеты, о ее оледене­ниях и о возможных, не до конца изученных, смеще­ниях оси вращения Земли. И тут крайне интересны сведения северогерманской мифологии. В “Младшей Эдде”, в “Видении Гюльви” читаем: “Мировая Без­дна на севере вся заполнилась тяжестью льда и инея, южнее царили дожди и ветры, самая же южная часть Мировой Бездны была свободна от них...” (Млад­шая Эдда, с.21).

Таким образом, мы можем говорить о том, что и восточные и западные индоевропейцы в преданиях со­хранили воспоминание о последнем великом оледене­нии планеты. Не удивительно, что в явном виде знание об оледенении сохранено у северных германцев, дос­таточно давно соседствующих в Скандинавии с поляр­ным кругом.

Предания индоевропейских народов, расселенных от Исландии до Индии, единодушно повествуют о пе­режитом землей потопе.

В собрании книг Авесты, созданной в XIII-VIII вв. до н.э. индоевропейцами, двигающимися из степей Ев­разии в Афганистан и Иран, повествуется о том, что некогда на земле было правление праведного царя Йимы. Эта эпоха из истории земли в Авесте называет­ся Золотым веком.

В гимнах Ригведы говорится о Йиме (Яма, yama — близнец), сыне, имевшем сестру-близнеца Ями. Соглас­но Ригведе, Яма был первым человеком, указавшим людям путь на высшее небо. Упомянут Йима-Яма и в письменах хеттов.

Согласно Авесте, бог Ахура-Мазда даровал Йиме золотую стрелу и рог, с помощью которых царь Йима трижды расширил пределы земли.

Когда тысяча лет Золотого века минула, Ахура- Мазда дал Йиме весть о том, что погрязший в грехах мир будет уничтожен великим морозом, за которым последует таяние снегов, и земля окажется затоплена водой. Бог велел Йиме создать убежище и спасти жизнь, включая огонь.

В Ригведе содержится воспоминание о всемирном потопе, во время которого рыба спасла первого чело­века Ману.

Обратимся к преданиям Греции. К месту будет от­метить, что греки условно делили глубокую древность на пять веков, то есть давали собственную классифи­кацию времени.

Первый век был Золотым. Согласно представлени­ям греков, в ту пору миром правил бог Крон-время. В Золотом веке люди не ведали старости, забот, трудов и печалей. Огромные стада, пасшиеся на тучных паст­бищах, служили твердой порукой благоденствия.

Второй век греки называют Серебряным. Люди в эту эпоху не повиновались воле богов Олимпа и Зевс уничтожил их род.

Третий век греки называют Медным. Зевс из древка копья создал могучих и воинственных лю­дей. Они принялись уничтожать друг друга. И вот тут наступил потоп. Когда Зевс вновь решил унич­тожить людей, согласно его воле южный ветер Нот нагнал влажные тучи и вода бурными волнами скрыла землю. Из рода людей Медного века спас­лись двое: Девкалион, сын Прометея, и его супруга Пирра. Прометей заранее советовал Девкалиону по­строить большой ящик и сложить в него пищу. Де­вять дней и ночей ящик носили волны и прибили на­конец к горе Парнас. Зевс велел Девкалиону и Пир­ре набрать камней и бросить их через головы. Из камней Девкалиона появились мужчины, из камней Пирры появились женщины.

В четвертом веке Зевс, по мнению греков, создал людей-полубогов. Одни из этого героического племени сложили гордые головы у семивратного города Фивы, в стране Кадма, сражаясь за наследие Эдипа. Другие погибли под стенами Трои. В конце концов Зевс посе­лил героев на островах у океана.

Пятый век греки назвали Железным. Люди оказа­лись заложниками изнуряющего плоть и дух труда. Боги Совести и Правосудия покинули людей и челове­чество погрузилось в печаль.

Согласно одной из книг Авесты, вслед за эпохой борьбы света и тьмы наступит эпоха разделения, явля­ющаяся прологом к обновлению и воскрешению мира. Приблизить эпоху разделения должны три сына Зара- туштры, три спасителя.

У римлян подобием ведических близнецов Яма и Ями служит имеющий два лица бог Янус. Почитался Янус как бог начинаний во времени. Его праздник Януарис римляне отмечали в начале современного года, то есть в январе. И тут невольно вспоминаешь праздник северных германцев Ииоль, также приходя­щийся на современный январь.

Северные германцы помнят не только об эпохе великого оледенения, но и об эпохе таянья ледника. В “Видении Гюльви” читаем: “Когда ж повстреча­лись иней и теплый воздух, так что тот иней стал таять и стекать вниз, капли ожили от теплотворной силы и приняли образ человека, и был тот человек

Имир... От него-то и произошло все племя инеистых великанов.” (Младшая Эдда, с.22).

И тут уместно коснуться предания о вселенском великане. В Ригведе (Х,90) повествуется о космичес­ком исполине Пуруше (purusa — человек). Исполин был принесен богами в жертву. Из различных частей тела Пуруши боги создали стихии, наполнившие ми­роздание.

Вновь обратимся к преданиям северных германцев. В “Видении Гюльви” повествуется об инеистом вели­кане Имире: “и сказывают, что, заснув, он вспотел и под левой рукой у него выросли мужчина и женщина. А одна нога зачала с другой сына... Как растаял иней, тот час возникла из него корова по имени Аудумла, и текли из ее вымени четыре молочных реки, и кормила она Имира”. (Младшая Эдда, с.22-25).

Германцы считали, что корова Аудумла пита­лась тем, что лизала покрытые инеем соленые кам­ни. Из такого камня вырос человек Бури. Он имел сына Бора. А у Бора, женившегося на Бестле, доче­ри великана Бельторна, родились три сына-бога: Один и два его брата Вили и Be. Далее в “Видении Гюльви” сообщается: “Сыновья Бора убили велика­на Имира. А когда он пал мертвым, вытекло из его ран столько крови, что в ней утонули все инеистые великаны. Лишь один укрылся со своей семьей. Ве­ликаны называют его Бергельмиром. Он сел со сво­ими детьми и женою в ковчег и так спасся (тут мы слышим отголосок предания о потопе)... Они (боги) взяли Имира, бросили в самую глубь мировой без­дны и сделали из него землю, а из крови его — море и все воды. Сама земля была сделана из плоти его, горы же из костей, валуны и камни из передних и ко­ренных его зубов и осколков костей... Взяли они его череп и сделали небосвод”.

Имя Имира перекликается с ведическим именем Иима, однако по содержанию предания Имир тожде­ствен ведическому исполину Пуруше. Тут мы являем­ся свидетелями некоторого смещения значений и смыс­лов в преданиях индоевропейцев.

Практически у всех арийских народов Евразии присутствует предание о Золотом веке. Рассмот­рим его и мы.

Авеста повествует о тысяче лет правления царя Йимы, именуемых Золотым веком. Они окончились великим морозом и столь же великим потопом. В гимнах Ригведы авестийскому царю Йиме соответ­ствует первый смертный и царь умерших Яма. У греков первый из пяти веков мифологической хроно­логии назван Золотым, и правил миром в то время Кронос, отец Зевса.

У римлян также сохранено подобное предание. Со­гласно ему, Сатурн покинул небо, скрывшись от гнева Юпитера, и поселился на Капитолийском холме. С приходом Сатурна на земле воцарился Золотой век. Сатурн дал людям закон и утвердил мир.

У северных германцев сохранилось собственное воспоминание о Золотом веке. В “Видении Гюльви” повествуется о строительстве города Асгард богом Всеотцом.

“Сначала он (Всеотец) собрал правителей мира, чтобы решить с ними судьбу людей и рассудить, как построить город. Было это в поле, что зовется Ида- силь, в середине города. Первым их делом было воз­двигнуть святилище с двенадцатью тронами и престо­лом для Всеотца... Люди называют тот дом Чертогом Радости. Сделали они и другой чертог. Это святилище богинь, столь же прекрасное, люди называют его Вин- гольв. Следом построили они дом, в котором постави­ли кузнечный горн, а в придачу сделали молот, щип­цы, наковальню и остальные орудия. Тогда они начали делать вещи из руды, из камня и из дерева. И так мно­го ковали они той руды, что зовется золотом, что вся утварь и все убранство были у них золотые, и назы­вался тот век Золотым, пока он не был испорчен жена­ми, явившимися из Етунхейма”. (Младшая Эдда, с.30).

Складывается впечатление, что индоевропейские народы, с потрясающим единодушием говорящие о Зо­лотом веке, соотносят Золотой век с эпохой освоения зачатков металлургии и с эпохой расцвета градостро­ительства, сельского хозяйства, ремесел. Весьма при­близительно Золотой век можно соотносить с VIII-III тыс. до н.э. Замечу, что для различных областей Евра­зии Золотой век приходился на разнесенные во времени столетия и тысячелетия.

Одно из наиболее интересных и повсеместно рас­пространенных у индоевропейских народов преда­ний это предание о похищении коров живущим под землей или на дне океана змеем. В гимнах Ригведы повествуется о сонме демонов, главенствует среди которых змей Вритра. Этот змей перегородил ска­л ой Вала путь семи рек ариев. Кроме того скала Вала заперла сокрытые жадными демонами Пани богатства ариев — их коров, утренние рассветы и саму жизнь. Бог Индра с помощью певцов Ангирас- сов убивает змея Вритру, пробивает ваджрой скалу Вала и выпускает на волю семь рек ариев, а вместе с ними и коров. Утренняя заря Ушас сменяет сестру Ночь, боги Ашвины на колесницах объезжают ми­роздание, бог Вишну в три шага проходит вселен­ную, все в ней ставя на места.

Помимо змея Вритры в Ригведе упоминается Ахи Будхья (ahi budhuya — змей глубин), живущий на дне потоков. В преданиях греков мотив борьбы со змеем, скрывающимся в глубинах земли, встреча­ется неоднократно.

Богиня земли Гея вступила в брак с Тартаром и ро­дила Тифона, чудовище со ста драконьими головами. Зевс ринулся на Тифона и, испепелив сто его голов, низверг чудовище в Тартар.

Еще одно предание греков молчит о змее, но по­вествует о коровах, украденных и сокрытых в пеще­ре. Согласно преданию, Аполлон пас коров в долине Пиэрии, в Македонии. Гермес, едва успев родиться, выбрался из колыбели и похитил у Аполлона пят­надцать коров. Гермес привязал к ногам коров трос­тник и ветки, дабы замести следы, и погнал их на Пелопоннес. В Пилосе двух коров Гермес принес в жертву, а остальных спрятал в пещере, введя их в чрево земли задом, дабы следы вели из пещеры. Аполлон разыскал похитителя, но оставил коров Гермесу, пленившись его игрой на лире.

У римлян известно такое предание. У Геркулеса ук­рали пасшихся на лугу коров. Геркулес отыскал жи­вотных благодаря мычанию, доносившемуся из чащи леса. Коров украл страшный великан Какус, грабив­ший и убивавший всех окрест. Отцом Какуса называ­ют Вулкана, бога огня и кузнецов. Какус загнал коров в пещеру задом, дабы следы обманули Геркулеса. Вход в пещеру был затворен громадной каменной глы­бой. Геркулес с вершины горы столкнул утес и проник в пещеру. Какус извергал языки пламени и клубы дыма, но был задушен Геркулесом. Герой отвалил ка­мень от входа в пещеру, выгнал из нее коров и быков и вышел вслед за ними, за ноги волоча Какуса.

У северных германцев в “Младшей Эдде”, в “Ви­дении Гюльви” изложено предание о Мировом Змее, живущем в океане. Согласно преданию, бог Тор на лодке отправился в море. Но прежде Тор отрубил быку, по прозвищу Вспоровший Небеса, голову. Тор нацепил голову быка на крюк и забросил приманку в море. Мировой Змей заглотил бычью голову и крюк впился чудовищу в небо. Скоро глаза Тора и змея встретились. Тор занес было молот, чтобы поразить чудовище, да сидевший в лодке великан Хюмир но­жом перерезал лесу, и Змей исчез в морской пучине.

Подземный змей весьма многообразно представлен в преданиях славян и балтов.

У  индоевропейцев существует предание о Миро­вом Древе. Северные германцы считали, что дракон Нидхегг подгрызает корни священного дерева — ясеня Иггдрасиль. Германцы считали, что у ясеня Иггдра- силь ежедневно собираются боги и вершат свой суд. В “Младшей Эдде” читаем: “Тот Ясень больше и пре­краснее всех деревьев. Сучья его простерты над миром и поднимаются выше неба...” (с.32).

Образ ясеня Иггдрасиль перекликается со столпом Ригведы, на семь дней разъединившим небо и землю и послужившим праобразом новогодних елок.

В представлениях индоевропейцев хранится преда­ние о мосте, ведшем на небеса. В Авесте сказано, что тот достигнет вечного блаженства, кто пройдет мост, ведущий в обитель богов. Справедливая дева сталкива­ет грешников с моста в бездну. В “Младшей Эдде”, в “Видении Гюльви”, читаем: “...боги построили мост от земли до неба и зовется мост Биврест... Может статься, что ты зовешь его радугой”. (Младшая Эдда, с.29).

Весьма интересен образ козла, повсеместно пред­ставленный в мифологии индоевропейцев континента.

В гимнах Ригведы упоминается Аджа Экапад (aja ekapad — одноногий козел), обычно выступаю­щий с Ахи Будхья (ahi budhuya — змей глубин) и с Апам Напатом (apam napat — отпрыск воды), рож­денным в водах.

В “Видении Гюльви” повествуется о том, что бог Тор ездит на колеснице, в которую впряжены два коз­ла, Скрежещущий Зубами и Скрипящий Зубами. Од­нажды Тор выехал на такой колеснице в путь. Тора со­провождал ас по имени Локи. На ночь путешественни­ки остановились у дома одного человека. Тор зарезал козлов, освежевал туши, а мясо сварил в котле. К ужи­ну пригласили сына хозяина дома Тьяльви. Этот Тьяльви ножом расколол бедренную кость козла и вы­ковырял из нее мозг. А Тор велел бросать кости на раз­ложенные у очага козлиные шкуры. Утром Тор леген­дарным молотом Мьёлльнир освятил козлиные шкуры. Козлы встали, но один оказался хром на заднюю ногу.

Есть и у древних греков предание о полукозле-по- лубоге. Согласно ему, у Гермеса, похитителя коров Аполлона, и у нимфы Дриопы родился младенец с коз­лиными ногами, рогами и с длинной козлиной бородой. Назвали новорожденного Паном. Гермес отнес Пана на Олимп, но тот покинул обитель богов и ушел в леса и горы, где принялся охранять стада и пастухов.

В пантеоне славян мифологическому образу в коз­лином обличье наиболее близок бог Полкан — полу- конь, получеловек.

Помимо вышеприведенных преданий для индоевро­пейцев Евразии общими являются предания:

- о яблоне с золотыми плодами;

- о принесении огня, орудий и ремесел;

- о борьбеза колесницу бога Солнца;

- о трех богинях судьбы;

- о крылатой собаке или о лунном псе;

- о двух богах, попеременно приходящих со сменой зимы и лета;

- о путешествии в колодец за “живой водой”;

- о колодце, из которого вытекает тройной поток;

- о напитке для богов;

- о первом человеке (Манавидан—валл, Мананнану—ирл.).

Замечу, что представленный перечень общих для всех индоевропейских народов преданий далеко не по­лон. Он лишь дает представление о древнейших духов­ных воззрениях индоевропейцев Евразии.

В заключении хочу обратить внимание читателя на то, что рассматривая конкретные предания V-III тыс. до н.э., я сознательно указывал как минимум два соот­ветствия, одно в мире западных индоевропейцев, вто­рое — в мире восточных индоевропейцев. Это очеред­ной раз подчеркивает не только древность преданий, но и гармоничную устойчивость всего строя духовных воззрений индоевропейцев, которые стали делиться на восточных и западных не позже IV-III тыс. до н.э.

Алексей Гудзь-Марков

Из сборника «Варвары», 2009

Читайте также: