ГлавнаяМорской архивИсследованияБиблиотека












Логин: Пароль: Регистрация |


Голосование:
Вам нравится наш сайт?


Отличный сайт!
Хороший сайт
Встречал и получше
Совсем не понравился





» » » Партии и движения в Чехии: структурная эволюция и проблема приоритетов
Партии и движения в Чехии: структурная эволюция и проблема приоритетов
  • Автор: Malkin |
  • Дата: 16-08-2015 12:16 |
  • Просмотров: 3106

В июне 1996 г. в Чехии состоятся парламентские выборы. Это бу­дет ключевое политическое событие не только для страны, но и регио­на, который сегодня именуется "Центральной Европой" и лидеры ко­торого ориентируются на полное вхождение в такие структуры, как Европейский Союз (ЕС), НАТО и др. Правящие политические элиты Чехии считают, что их страна в наибольшей степени готова к вхожде­нию в эти структуры, по многим параметрам опережая другие госу­дарства региона. Однако сдержанное отношение к указанному стрем­лению со стороны ЕС (несмотря на вдохновляющие словесные заве­рения), как бы внезапно возникающие экономические барьеры перед товарами и рабочей силой посткоммунистических стран, некая отчуж­денность в отношениях после эйфории революционных преобразова­ний начала 90-х годов, свидетельствуют, что проблем здесь больше, чем представлялось ранее.

Все это, безусловно, отражается на внутриполитических процес­сах, в частности, на приоритетах и эволюции политических партий и движений. В Чехии это выражается в готовности провести выборы 1996 г. под лозунгом: "В Европу!", которому придаются различные толкования со стороны партий и движений как правой, так и левой ориентации (при всей условности подобных определений). Этих пар­тий и движений накануне последних парламентских выборов (5-6 июня 1992 г.) в ЧСФР было зарегистрировано свыше 140 (данные на апрель 1992 г.), в том числе действовавших на территории Чешской Республики – 29 1. При этом в соответствующем справочнике тогда еще единой Чехо-Словакии слово "словацкая" содержалось в на-

звании 17 партий, "чешская" ("моравская") - 11, а определение "че­хословацкая" - 14 партий2.

По заявленным ориентациям наиболее многочисленную группу представляли так называемые "народные" партии, число которых до­стигало 11 (из них большинство - словацкие). Насчитывалось 10 пар­тий, именовавших себя "демократическими", 9 - "социал-демократи­ческими", 6 - "аграрными”, по 5 "христианскими" и "коммунисти­ческими", 4 - "республиканскими", а 3 - "либерально-демократиче­скими". Это был пик количественного роста партий и движений, а также их разбросанности по национальному и политическому спект­рам. После распада ЧСФР число партий и движений в двух частях прежде единого государства даже если заметно и не сократилось, то их социально-политические приоритеты изменились. Ведь надо было считаться с факторами существования двух стран с неодинаковыми уровнями развития и с разными ориентациями. Чехия стремилась слиться с Европой, в какой-то мере "денационализируясь"; в Слова­кии же сохранялась сильная инерция идеи национального государст­ва, получившего крупнейшее, почти 600-тысячное венгерское этниче­ское меньшинство (то есть ситуация национального размежевания как бы повторилась, но в масштабах новой страны). "Новые" полити­ческие партии хотя и появлялись внутри Федерального собрания, но формировались по преимуществу в рамках республик. При этом в Сло­вакии инициатива была перехвачена сепаратистами. Здесь ни одна из партий, ратовавшая за союз (федерацию), не выиграла выборы 1992 г.

В Чехо-Словакии партии с названием "словацкая" зачастую об­разовывались, чтобы дистанцироваться от общегосударственных партий. Дистанцировались — и то ли прекратили свое существование в новом государстве, то ли слились в более крупные единицы3. Пар­тии с названием "чехословацкая" в своем большинстве утратили смысл существования, но не титул. Иногда последний еще обладает известным потенциалом, ибо разъединение страны во многом произо­шло против воли народов Чехии и Словакии, а сохранение термина "чехословацкая" напоминает об этом.

Чешские партии не имели особой мотивации подчеркивать в своем названии национальный момент - они не считали себя дискриминированными. Поэтому мозаика партий здесь определялась сложившим­ся с начала 90-х годов противостоянием коммунистов, с одной сторо­ны, и Гражданского форума, а затем, после его раскола, господст­вующей Гражданской демократической партии (ГДП)^- с другой. В чем-то эта мозаика напоминает партийные структуры Чехии в составе Австро-Венгрии в межвоенный перирод, а также в 1945-1948 гг. То есть речь идет о партиях, выступающих за активную социальную по­литику (в Австро-Венгрии и первой Республике к ним относились в основном социал-демократы и коммунисты; в современной Чехии - коммунисты, социал-демократы и аграрии, пока не образующие альян­сов), которым противостоят политические силы, ориентирующиеся на упрочение рынка и одновременно защиту национальных интересов (в Австро-Венгрии это были младочехи и Чешская народная партия; во времена первой Республики — Национально-демократическая пар­тия).

Такая пока еще слабо отрефлексированная преемственность и дает основание говорить об относительной упорядоченности полити­ческой жизни страны к середине 90-х годов. Однако эта упорядочен­ность по параметру внутреннему не значит "спокойной" жизни для чешских партий. И главным, что нарушает относительную ста­бильность политической жизни в Чехии выступает фактор внешний - устремленность республики на Запад.

Что здесь особенно сложно? Интегрироваться стремится в первую очередь ГДП, полагая, что это легче сделать, последовательно прово­дя антисоциалистические установки. Но, и это следует подчеркнуть особо, например, Европарламент и другие представительные общеев­ропейские структуры характеризуются сильным влиянием в них со­циалистов. Так, на апрель 1995 г. из 626 мест в Европарламенте 221 занимали представители европейских социалистических партий^. По­лучается, что больше всего там "ждут" именно социал-демократов.

Но они-то как раз ставят акцент на необходимости первоочередного решения внутренних проблем. Этот конфликт ожиданий и функций оп­ределяет и сложность, и своеобразие политической структуры стра­ны. С учетом этого мы и будем анализировать структуры и цели по­литических партий и движений Чехии, уделяя основное внимание пред­ставленным в чешском парламенте.

Первое крупное политическое событие в Чешской Республике по­сле выборов президента (во многом декоративных, как отмечалось аналитиками) - коммунальные выборы, состоявшиеся 18-19 ноября 1994 г. (об их итогах будет сказано ниже). К моменту их проведения в стране насчитывалось 46 партий и 26 политических движений.

Из числа действовавших на территории бывшей ЧСФР политиче­ских партий и движений в Чехии к сентябрю 1994 г. оставалось 38: Ас­социация радикалов за Соединенные Штаты Европы; Гражданская Де­мократическая партия; Гражданский демократический альянс (ГДА); Движение-90; Движение ангажированных цыган; Движение за со­циальную справедливость; Движение земледельцев; Движение чехо­словацкого взаимопонимания; Демократическая партия Чехословакии; Демократическая уния; Демократы -92 за единое государство; Клуб ангажированных беспартийных; Консервативная партия; Левый блок; Либерально-социальная уния (ЛСУ); Моравская национальная партия; Национально-демократическая партия; Национально-социальная пар­тия — Чехословацкая национально-социалистическая партия; Незави­симая инициатива; Общегосударственный актив граждан; Партия граж­дан с ослабленным здоровьем, пенсионеров и социально незащищен­ных; Партия демократических левых; Партия предпринимателей, ре­месленников и крестьян Чешской Республики (до 1993 г. - Партия че­хословацких предпринимателей и ремесленников); Партия зеленых; Республиканская партия; Республиканская уния; Республиканцы; Объ­единение за Республику - Республиканская партия Чехословакии; Со­существование; Уния самоуправляющейся демократии; Христианская и демократическая уния - Чехословацкая народная партия (ХДУ-ЧНП); Христианско-демократическая партия; Цыганский национальный кон­гресс; Цыганская гражданская инициатива ЧСФР; Чехословацкая пар­тия интеграции; Чехословацкая социалистическая партия; Чешская социал-демократическая партия (до 1993 г. — Чехословацкая социал- демократическая партия - ЧСДП); Чешско-моравская народная партия (до 1993 г. — Чешско-словацкая народная партия).

Из старых политических партий и движений, действие которых ограничивалось в бывшей единой республике территорией Чехии, к этому времени сохранилось 16. Это: Аграрная партия; Аграрная Республиканская партия; Движение за равноправное положение женщин в Чехии и Моравии; Движение за самоуправляющуюся демократию — Объединение за Моравию и Силезию; Земледельческая партия; Комму­нистическая партия Чехии и Моравии (КПЧМ); Корона чешская; Левая альтернатива — Движение за демократический и самоуправляющийся социализм; Партия друзей пива; Партия моравской деревни i Партия свободных демократов; Свободные демократы (ранее Гражданское движение); Чешская национальная партия; Уния городов и сел.

Наконец, в современной Чехии образовались новые политические партии и движения. Всего их к сентябрю 1994 г. насчитывалось 18: Движение за самоуправляющуюся демократию Моравии и Силезии; Движение самоуправляющихся Моравии и Силезии; Инициатива граждан Праги; Либеральная национально-социальная партия; Масариковская демократическая партия; Объединение независимых кандидатов города Чешске Будейовице; Объединение независимых Праги; Объединение пенсионеров Чешской Республики; Партия национально-демократического единства; Партия граждан цыганской национальности Северо- Чешского края; Пенсионеры за уверенность в жизни; Пражане-Праге; Христианская и демократическая партия цыган; Христианско-социаль- ная уния; Чешская и Моравская аграрная партия; Чешские правые; Чеш- ско-Моравская партия центра; Национальное чешское и цыганское дви­жение в Чешской Республике.

Естественно, уже к концу 1994 г. количество и "качество" указан­ных партий в чем-то изменилось. Вместе с тем блоки правых и левых партий и движений лишь четче выявили при этом свои позиции. Кто же относится к первым и кто ко вторым? Ответ на эти вопросы следует искать в результатах не только коммунальных выборов 1994 г., но и парламентских 1992 г. К тому времени уже произошло политическое оформление сил, выступавших за разделение страны, вследствие че­го перед выборами в Федеральный парламент в 1992 г. 72% граждан не доверяли ему как социальному институту, хотя собирались голосо­вать 90%. Лозунг "Правда и любовь победят ложь и ненависть" тоже звучал не столь уж громко. Правые способствовали созданию ситуа­ции, когда была развернута мощная пропагандистская кампания про­тив левых. Но некоторые ее инициаторы проиграли сами: Гражданское движение (лидер - И. Динстбир) и некоторые другие "не взяли" пяти­процентного барьера. В целом победа правых была хрупкой: ГДП в коалиции с христианскими демократами собрала треть голосов в Че­хии и Моравии (ультраправая Республиканская партия Сладека — 6% голосов). Примечательно, что ровно столько же собрало и Движение за демократическую Словакию (ДЗДС) на своей территории. Левый блок (ЛБ) — КПЧМ в союзе с Демократической левой — получил 14% голосов в Чехии и ровно столько же — Партия левых демократов на­брала в Словакии. Из 42 партий и движений к выборам оформились группы (коалиции) правых: ГДП (В.Клаус)5; Гражданский демократи­ческий альянс (В. Длоуги); Гражданское движение (И.Динстбир) и др. Левые: Чехословацкая социал-демократическая партия, Либерально-социальная уния (объединившая "аграриев", зеленых и социалистов), а также Левый блок.

В Федеральном парламенте партия В. Клауса из 300 мест получи­ла 80, а партия В.Мечьяра - 54. Левый блок занял 50 мест (включая 14%, или 30 мест, в Чехии и 16%, или 20 мест, в Словакии).

В парламенте Словакии (Словацком Национальном Совете - СНС) из 150 мест 72 получило ДЗДС В.Мечьяра, 32 места — Партия левых демократов (бывшие коммунисты), 14 мест было у Словацкой нацио­нальной партии.

Каково же распределение мест в Чешском Национальном Совете (ЧНС) - парламенте Чехии, сохраняющем свои полномочия и поэтому определяющем характер политической жизни страны до 1996 г.

Победа ГДП на выборах 1992 г. в ЧНС выглядела немногим бо­лее внушительно, чем в прекратившем свое существование Федераль­ном собрании ЧСФР. Она собрала в ЧНС 37,5% голосов, что состав­ляет 75 мест из 200. В тесном блоке с ГДП выступала Христианская и демократическая уния (объединявшая Чехословацкую народную пар­тию и Христианско-демократическую партию), получившая 15% голо­сов. Тем самым "строго правая" группа депутатов имела в ЧНС 90 мандатов, или 45% мест. К этим же партиям примыкал и Граждан­ский демократический альянс с 14 голосами (т.е. 7%). Ультраправая- Объединение за Республику - Республиканская партия Чехословакии, которую сравнивают с российской ЛДПР В.Жириновского, получила 14 мест, или 7%.

Коалицию Либерально-социальная уния имевшую 16 мест, можно считать, хотя и во многом условно, центристской, равно как и Движе­ние за самоуправляющуюся демократию — Объединение за Моравию и Силезию, у которого 14 мест (всего 30 голосов, т.е. 15%). Наконец, левые: это 35 мест (17,5%) Левого блока с лидирующей ролью ком­мунистов и 16 мест (8%) ЧСДП. То есть всего 51 голос, или немногим более 25% мест. Нужно отметить при этом явную взаимную неприязнь основных составляющих лагерь левых. Но если правые могут позво­лить себе дистанцироваться от лидера Республиканской партии Чехо­словакии М.Сладека, не теряя при этом контроля над местами в пар­ламенте, то конфликт между социал-демократами и коммунистами де­структивен для левой оппозиции. Поэтому термин левые вдвойне усло­вен, а их малые шансы на победу подтверждаются вполне.

С учетом сказанного можно дать краткую характеристику основ­ных чешских политических партий, включая не вошедшие в парламент, имея в виду условность наименований правые и левые, равно как и крайнюю неопределенность центра.

Гражданская Демократическая партия (ГДП) — лидер современ­ной Чехии. Ее председатель - премьер-министр В. Клаус. Партия бы­ла создана 26 февраля 1991 г. на чрезвычайном республиканском съезде Гражданского форума (ГФ), на котором произошел его раскол на ГДП и Гражданское движение (ГД). Учредительный съезд ГДП со­стоялся в г. Оломоуце 20-21 апреля 1991 г., где она заявила о себе как о правой партии, исповедующей идеологию реализма и прагматиз­ма. В начале 1994 г. ГДП насчитывала около 27 тыс. членов (в 1991 г.- около 25 тыс.).

Гражданский демократический альянс - неконфессиональная пар­тия демократического правого течения. Председатель партии - П.Брагинка. Создана 17 декабря 1989 г., являлась составной частью ГФ вплоть до его раскола. В парламентских выборах 1990 г. участвовала в коалиции с Партией чехословацких предпринимателей и ремесленни­ков, а также Либеральной демократической партии;. Были заключены соглашения с Клубом ангажированных беспартийных (апрель 1991 г.), ГДП (ноябрь 1991 г.) и Либеральной демократической партией (ЛДП) [январь 1992 г.). Как отмечается в программе, выступает за общество, базирующееся на свободе, справедливости и гуманизме. Подчер­кивает приоритет правового государства, парламентской демократии, местного самоуправления, либерализации рыночных отношений и со­циальной ответственности. ГДА поддерживает демократические прин­ципы в экономике, основанной на защите прав собственности со сто­роны государства, свободную конкуренцию. Партия объявляет себя сто­ронницей западного консерватизма. В апреле 1994 г. в ее рядах насчи­тывалось 2052 чел.

Чехословацкая народная партия (ЧИП). Председатель - Й.Лукс, Возникла в сентябре 1918 г. в результате объединения нескольких ка­толических партий; осенью 1938 г. - распущена. В 1945 г. восстано­вилась как партия Национального фронта чехов и словаков. В ноябре 1989 г. возобновила свою дофевральскую традицию несоциалистиче­ской партии, строящейся на принципах христианско-социального дви­жения. В программных документах заявляет о себе как о правой пар­тии с программными целями, базирующимися на христианских ценно­стях. Выступает за всестороннюю поддержку частной собственности и частного предпринимательства. Вместе с тем при переходе к рыноч­ной экономике поддерживает "ответственную социальную политику по отношению к слабым". ЧНП - составная часть коалиции Христианская и демократическая уния. Количество членов на июнь 1991 г. - 100 тыс. человек, но в это число входят и те, кто не вовлечен активно в поли­тику.

Христианско-демократическая партия (ХДП). Председатель — В. Бенда. С 1990 г. — в составе коалиции Христианско-демократиче­ской уции, заключала также соглашение с ГДП. Партия возникла в се­редине 80-х годов в качестве неформальной экуменически ориентиро­ванной христианской группы. 15 ноября 1989 г. учреждается как авто­номный Христианско-демократический клуб; с 3 декабря 1989 г. - по­литическая партия. Именует себя надконфессиональной партией пра­вого центра консервативной ориентации. Объединяет верующих и не­верующих граждан, признающих христианские ценности, и считает се­бя открытой для всех, кто воспринимает эти ценности как неотъемле­мую часть общественной жизни. ХДП ставит целью активизацию хри­стиан, выступает за разделение законодательной, исполнительной и судебной властей; в экономике ратует за равноправие трех форм собственности: частной, кооперативной и государственной. Поддерживает экономическую трансформацию с акцентом на гуманистическом, со­циальном и экономическом ее аспектах.

Объединение за Республику - Республиканская партия Чехосло[1] вакии (ОЗР-РПЧ). (Председатель - М.Сладек. Организация основана 22 декабря 1989 г. как партия радикальных правых. Учредительный съезд состоялся 24 февраля 1990 г. В своей программе партия под­держивает в первую очередь уважение прав и свобод индивидуума. Функции государства должны заключаться в формировании оптималь­ных юридических условий для обеспечения развития демократическо­го общества, прав и свобод личности. Выступает против революции и классовой борьбы, отрицает идеологию марксизма-ленинизма и дикта­туру любого вида; поддерживает принципы рыночной экономики. Пар­тия отстаивает идею федеративного государства с присоединением Подкарпатской Руси. В ноябре 1994 г. в рядах партии насчитывалось 40 тыс. человек.

Либеральная социальная уния - коалиция Либеральной партии на­ционально-социальной*, Земледельческой партии, Партии зеленых, Дви­жения земледельцев, а также независимых. Председатель — Ф.Трнка. Начала свою деятельность 20 мая 1991 г. как коалиция политического центра. Ее программные цели - идеи свободы, демократии, социаль­ной справедливости, гуманизма и толерантности. Выступает в под­держку плюралистической парламентской демократии; защищает инте­ресы нации и национальных меньшинств, проживающих на территории страны; отстаивает идею самоуправления на местном уровне. Поддер­живает ускоренный, но вместе с тем взвешенный переход к социально ориентированной рыночной экономике с учетом фактора защиты окру­жающей среды. ЛСУ выступает за государственные гарантии социаль­ной защиты индивидуума. В начале 1994 г. преобразована в политиче­скую партию.

Движение за самоуправляющуюся демократию - Общество за. Моравию и Силезию (ДЗСД-ОМС). Председатель - Я.Кричер. Созда­но 1 апреля 1991 г. как политическое движение центра. В програм­мных документах провозглашается требование самоуправления Мора­вии и Силезии в рамках единого государства, введение земского уп­равления. Выступает за утверждение мораван как этноса с собствен­ной правовой субъективой. Оказывает поддержку в создании культур­ных и профессиональных обществ в Моравии, Силезии, за рубежом.

Свободные демократы (до января 1994 г. - Гражданское движе­ние). Председатель - И. Динстбир. Движение возникло 23 февраля

1991  г. на упоминавшемся чрезвычайном съезде Гражданского фору­ма. В отличие от правой ориентации ГДП оно заявило о своем центриз­ме. Программные цели — свобода индивидуума, гуманизм как мировоз­зренческая ориентация, плюралистическая демократия и уважение нравственных ценностей, основанных на сознании ответственности гражда­нина за себя, свою семью, государство в духе традиций европейской цивилизации. Основанное на гуманистических и демократических тра­дициях первой республики и современных западных демократий, дви­жение выдвигает, в частности, такие цели: 1) не допустить, чтобы граждане, ведомые страхом перед будущим, искали выход в возврате к прошлому; 2) предложить каждому гражданину возможность участия в управлении общественными делами на местном уровне, в регионе и государстве в целом; 3) добиться перехода к такой рыночной экономи­ке, которая будет уважать социальные интересы и экологические тре­бования; 4) уважать гуманистические, демократические, культурные и христианские традиции страны и ее духовные заветы.

Указанные цели хорошо сбалансированы, выглядят привлекатель­но для людей с разными политическими убеждениями. Но это безуслов­ное преимущество целей оборачивается недостатком при обосновании средств их достижения. По логике: кто слишком многого желает, мало чего достигнет. Отсюда поражение на выборах 1992 г. и относительно небольшие, как представляется, шансы на выборах 1996 г. Согласно данным социологической службы "Фактум", если бы выборы состоя­лись в апреле 1994 г., движение получило бы лишь 3,4% голосов. Од­нако есть основания предполагать, что Свободные демократы все же возьмут пятипроцентный барьер. Это произойдет, в частности, если в третьей из поставленных целей будет соблюден баланс трех состав­ляющих, а он может быть найден, ибо такой баланс в наибольшей степени подходит политически зрелому электорату. Степень же зрелости избирателей Чехии, безусловно, повысится по сравнению с 1992 г. Ко­личество членов движения на сентябрь 1994 г. — около 3 тыс. человек.

Левыми партиями в Чехии считаются ЧСДП и КПЧМ, хотя это опре­деление не столько сближает их, сколько разводит. Дело в том, что с численно мощной КПЧМ не желают сотрудничать авторитетные партии любой ориентации, и чем ближе возможность (и неизбежность) такого сотрудничества, тем интенсивнее степень отторжения.

До середины 1993 г. в рамках Левого блока[2] взаимодействовали КПЧМ и Демократическая левая. Во главе коалиции, образованной в январе 1992 г., - Л. Индрих и И. Свобода.

Демократическая левая - надпартийное политическое движение с центром в г. Брно. Возникло в начале 1990 г. и ставит своей целью координацию сотрудничества левых партий и движений, а также граж­дан левой ориентации, независимо от их политической принадлежно­сти и религиозных верований. Цели Демократической левой - плюра­листическое общество с равными условиями и возможностями для каждого. Движение выступает за возрождение и модернизацию идей демократического социализма; поддерживает формирование рыночной экономики со всеми формами собственности при сохранении экономи­ческого суверенитета страны.

Коммунистическая партия Чехии и Моравии. (Председатель И.Сво- бода не представляет собой политика-лидера. Партия сильна классо­востью и нацеленностью на защиту интересов людей наемного труда. Учредительный съезд КПЧМ состоялся 31 марта 1990 г. Возникнув в качестве территориальной организации КПЧС, она заявила, что глав­ную цель видит в защите людей, которые своим ежедневным трудом создают и приумножают материальное и духовное богатство общест­ва. Свою деятельность связывает с упрочением чешской государст­венности, прав человека и свобод, усилением уверенности и социаль­ной справедливости для каждого гражданина. I съезд КПЧМ 13-14 ок­тября 1990 г. в г. Оломоуце подчеркнул социалистическую ориента­цию партии, а также ее левые политические позиции и приоритеты.

Программа КПЧМ декларирует демократический социализм, который представляет "соединение идеалов демократии и гуманизма, прав и свобод человека, социальной справедливости и жизненных гарантий трудящимся". Основа политики — научное понимание, открытый и рав­ноправный диалог, демократический плюрализм, политическая конку­ренция всех взаимно уважающих конструктивных сил общества. Вы­ступая против монополии политической власти, партия стремится к преодолению раскола коммунистического и социалистического движе­ния, а также к включению в спектр левых сил в качестве его состав­ной части.

В феврале 1992 г. партия насчитывала 380 тыс. членов, т.е. в ее рядах каждый тридцатый житель страны! Вероятно, эта цифра и более поздние - завышены. Но ясно и другое: период декларативных закли­наний и проклятий в адрес КПЧМ закончился. С нею надо считаться как с активной политической силой, определяющей многие стороны "левизны" политического спектра Чехии.

Чешская социал-демократическая партия. Председатель - М.Земан. Возобновила свою деятельность 19 ноября 1989 г., основываясь на традициях социал-демократического движения в стране и мире?.

Это партия - левая; в соответствии с провозглашенными ею лозунга­ми защищает интересы рабочих и всех трудящихся, традиции в борьбе за социальную справедливость. В то же время ее программа, в отли­чие от программы КПЧМ, ратует за соединение интересов предприни­мателей и наемных рабочих в рамках так называемой системы со­циального партнерства. Социал-демократы выступают за социально ориентированную рыночную экономику с плюрализмом и равноправием всех форм собственности, допускают быстрое развитие частной собст­венности и открытость страны иностранному капиталу. Но вместе с тем партия - за квалифицированное регулирование экономики с по­мощью государственного вмешательства. Количество ее членов на май 1991 г. - более 13 тыс. человек.

В целом коммунальные выборы 1994 г. — первое общенациональ­ное мероприятие в рамках Чехии, ставшее серьезной проверкой по­пулярности политических партий и их лидеров, — проходили довольно спокойно.

Итоги коммунальных выборов

Партии

% голосов в терри­ториальных органах самоуправления

Число мандатов

% голосов в ор­ганах самоуправ­ления по населен­ным пунктам

Независимые

53,1

31.705

14

ХДУ-ЧНП

13,3

7.968

8,9

ГДП

12

7.160

32,4

КПЧМ

10,5

6.292

13,3

ЧСДП

2,6

1.580

8,8

 

Один из главных результатов выборов - определенность полити­ческого лица партий и их приоритетов на фоне относительной индиф­ферентности электората. Дело в том, что избиратели активно предпо­читали независимых кандидатов, следуя принципу доверия компетент­ности, а не политическим призывам. Причина, как представляется, в том, что основные события внутри страны - в первую очередь прива­тизация и распад ЧСФР - уже в прошлом, и на первое место выходят внешние политические инициативы. Здесь, конечно же, больше прост­ранства для маневра отдельных партий и движений. Центральным во­просом, понятно, является вступление Чехии в НАТО и ЕС.

Несмотря на то, что на коммунальных выборах победу одержали независимые кандидаты, противостояние двух партий в Чехии носит наиболее серьезный характер. Это касается оформленности политиче­ских линий, определения противостоящих позиций и т.п. Употребляя слово "серьезный", мы ориентируемся в первую очередь на степень дифференцированности политических и социальных сил в стране. По­скольку Чехия наиболее близка к ЕС по уровню промышленного раз­вития, политической культуре, степени определенности социальных структур, дифференциации политических сил, постольку и политические партии выглядят здесь наиболее серьезно по сравнению с остальными странами региона.

Нужно отметить, что особо значимой в коммунальных выборах оказалась победа ГДП в Пражском магистрате. Из 55 мест она получила 23, на втором месте КПЧМ — 6, у ЧСДП и ГДА - по 5 мандатов!). Внушительная победа ГДП свидетельствует о большом потенциале партии, которой удалось сделать столицу своеобразной "витриной ка­питализма”. Открытость города повлекла появление многих дополни­тельных рабочих мест, особенно в сфере услуг, однако потолок насы­щенности, по свидетельству чешского историка Я. Шедивы, достигнут, и во весь рост встает проблема структурной перестройки промышлен­ности, которую эта занятость лишь прикрылаЮ. Получив большинство в Пражском магистрате, ГДП будет контролировать нечто большее, чем местную власть, ибо Прага, перестав быть столицей федерации, непропорционально резко увеличила свой удельный вес в жизни Чехии. Можно назвать победу ГДП здесь основным фактором в будущей по­беде на парламентских выборах 1996 г. Но для этого надо дать элек­торату уверенность в процветании, что возможно, в частности, за счет других городов и регионов.

По свидетельствам аналитиков (и личным наблюдениям), в ходе предвыборной кампании ГДП очень активно добивалась контроля над магистратом столицы, отказавшись от присущей ее элите установки на своеобразный политический аскетизм (мы-де не можем расходовать слишком много средств на выборы: наше дело — экономический рост и т.п.). Кроме того, партия начала широкое маневрирование в поисках союзных сил, не ставя акцентов на абсолютном доминировании свобод­ного рынка. Хотя есть основание для вывода о том, что оформление нового блока — признак скорее политического взросления страны.

"Партия способных и предприимчивых", как она себя рекомендует, ориентируется на сознательность и ответственность граждан. Еще в

1992  г. она заявила себя преемницей " традиций европейской христиан­ской цивилизации", обозначив этими словами возможность союза с христианскими партиями и устремленность в Европу. В то же время она подчеркнула верность идеалам первой Республики. И хотя редко какая партия, кроме, пожалуй, коммунистической, не подчеркивает этой приверженности, ГДП выделяет здесь четкий показатель: эконо­мический подъем страны, которая вошла в десятку наиболее развитых стран того времени.

Опыт современных западных демократий - также в числе перво­степенных ценностей для ГДП, но здесь тоже проявляются некоторые 252 сбои. Указанный опыт - это и опыт социал-демократии, но это и тен­денция к социализации в экономике, исходя из технологических прио­ритетов, а не идеологических установок.

Есть основания утверждать, что ГДП будет эволюционировать к мягкому, "бархатному" национализму и с большей уважительностью тяготеть к традициям. У нее появятся признаки респектабельного кон­серватизма. В то же время социал-демократы должны освоить нишу, занимаемую коммунистами, определяясь как партия активной социаль­ной политики. Экономические приоритеты при этом будут самодоста­точны. Законы рынка утратят новизну агрессивности, а умеренное вмешательство государства в экономику будет диктоваться соображе­ниями технологической целесообразности. Эта относительная незави­симость политики от экономики, на мой взгляд, - свидетельство дрей­фа страны к стабильности.

Каковы же перспективы других политических партий и движений? Они больше авторитетны за рубежом, чем внутри страны и вряд ли мо­гут стать третьей силой, определяющей политический курс. Можно го­ворить о большей вероятности их союза (не слияния) с ГДП.

Аграрные партии, естественно, будут усиливать градус агрессив­ности в связи с усложнением проблем в сельском хозяйстве. Но они ближе к социал-демократам. Правда, Чехия - страна городов, а после распада еще и страна города — Праги.

Результаты коммунальных выборов все же не могут служить четким индикатором распределения политических сил и тем более ос­нованием для стопроцентного прогноза на парламентских выборах 1995 г. Ясно, однако, что больше чем половина мандатов, полученных независимыми кандидатами, свидетельствует об определенной устало­сти чешского электората от политических партий. Данная усталость (а, может быть, и определенное неверие в партструктуры, имеющее истоком память о результатах проигнорировавшегося референдума о разделе страны), как ни парадоксально, освобождает пространство для маневра тем же политическим партиям. Какая будет направлен­ность этого маневра? ГДП, как представляется, исчерпав потенциал "общекапиталистических" установок, будет приобретать более четкую национальную направленность, но в таком случае ей труднее будет осуществлять политический курс на вхождение страны в единую Ев- pony. Что касается основных оппонентов — социал-демократов, — то они будут поставлены перед необходимостью выработки альтернатив­ного или хотя бы критически ориентированного политического курса в конструктивном духе. Социал-демократы могут при этом воспроизве­сти реформистскую парадигму с упором на социальную защиту насе­ления, но уже не на уровне голой критики, а на уровне позитивных программ. Фактически это будет "забота о своем народе". Но данная программа как раз и явится более оптимальной для вхождения в ЕС. По крайней мере, как уже отмечалось, структура мест в Европарла­менте является свидетельством того, что социал-демократические партии пользуются большим авторитетом в рамках всего ЕС, даже если они не представлены с такой полнотой в парламентах своих соб­ственных стран. Таким образом, линия на укрепление позиций социал-демократических партий - полнее совпадает с устремленностью Чехии в Европейский Союз.

Накануне коммунальных выборов лидер ЧСДП М.Земан явно под­черкивал поэтому важность внешнеполитических инициатив. Однако, по его мнению, для вступления Чешской Республики в ЕС "необходи­мо сделать несколько постепенных шагов"11. Один из них - создание еврорегионов в пограничных областях республики с тем, чтобы по крайней мере часть Чехии путем повышения уровня экономического и культурного сотрудничества смогла интегрироваться в Европу бы­стрее, чем отдаленные от границы области12._ Но в ряде случаев в по­литике чешского правительства наблюдается, по словам М.Земана, "евроскептицизм". Так, правительство "отвергает идею еврорегионов, и хотя оно выступает на словах за наше вступление в Европейский союз, но сводит европейскую интеграцию только лишь к зоне свобод­ной торговли в духе Маргарет Тэтчер"13. Но ЕС, по утверждению ли­дера ЧСДП, — это еще и соответствующее социальное, экологическое, культурное, политическое единство, а также единство в области безо­пасности. Сводить же его к зоне свободной торговли неправомерно. ЧСДП считает обязательной интеграцию страны в систему безопасно­сти, но вместе с тем столь же обязательным для нее является и под­писание Европейской социальной хартии, а также Европейского со­глашения против отмывания грязных денег. Это следовало бы делать более-менее одновременно. Но чешское правительство, как подчеркивает М.Земан, отказывается предложить для ратификации ЧНС Ев­ропейскую социальную хартию. Кроме того, несколько лет тому назад чешский премьер заявил, что он не может отличить чистые деньги от грязных. Данные сюжеты, пожалуй, одно из главных на сегодняшний день противоречий между ЧСДП, ратующей за комплексность в под­ходе к решению вопроса об интеграции ЕС, и ГДП, предпочитающей частичное решение проблемы. Таким образом, социал-демократы опре­деляют важнейшие аспекты своей внешнеполитической программы, от­торгая ее от курса ГДП.

Куда актуальнее для социал-демократов задача отношения к КПЧМ. Член Центрального Исполнительного Комитета ЧСДП О. Новотны от­метил, что стратегия на отрыв избирателей от коммунистов не уда­лась. Итоги выборов 1992 и 1994 г. показали, что КПЧМ с 1990 г. удерживает значительное число избирателей (около 750 тыс. человек) и этих избирателей трудно от нее оторвать!4. Приверженцы данной альтернативы живут в каком-то "мифологическом представлении" об "объединении левых сил". Это объединение могло бы состояться толь­ко в результате преодоления исторического противоречия между со­циал-демократами и коммунистами, так как лишь в этом случае левые смогут конкурировать с правыми. Но при этом коммунисты в Чехии проявляют меньше всего воли отказаться от идеологических догм и принципиально дистанцируются от социал-демократии.

Важная стратегия роста ЧСДП — прагматический сдвиг.

Его мотивы нашли отражение в документах июньского заседания Ис­полкома партии (1994 г.), в заявлении Президиума ЧСДП о положении в чешском обществе (октябрь 1994 г.), в предвыборной программе пар­тии (с этим документом партия идет на парламентские выборы в 1996 г.). В этих документах партия взяла на себя обязательства проводить ра­дикальную и вместе с тем дифференцированную избирательную крити­ку правительства. Партия отказывается от прежних оценок своих оп­понентов как "врагов"; дистанцируется от призывов как правых, так и левых экстремистов к гражданскому неповиновению, присоединяет­ся к идеалам открытого общества (комбинирующих традиционные со­циал-демократические ценности и модерный либерализм); отрицает не только надменное поведение правительства, но и оппозиции ("мы не считаем... что обладаем патентом на разум"); вместо деятельности в соответствии с идеологическими догмами она предпочитает поиск позитивных решений актуальных общественных проблем15. Эта стра­тегия источником дальнейшего роста партии рассматривает не комму­нистический электорат, а в первую очередь масштабную группу изби­рателей левоцентристской и правоцентристской ориентаций. ЧСДП по­нимает, что без привлечения большинства представителей данного по­литического спектра на победу не может рассчитывать ни одна пар­тия. ЧСДП далека от иллюзии относительно того, что возможное ухуд­шение социально-экономического положения в стране автоматически повысит шансы ЧСДП на выборах. Вот почему партия ориентируется "на реализацию методов, делающих возможным успех на выборах и в условиях относительной конъюнктуры"16.

Еще до парламентских выборов независимые чешские социологи­ческие центры внимательно проанализировали политическую ситуацию в Чехии - острове стабильности в регионе Центральной Европы. Од­нако, по их выводам, большинство граждан считают политическую си­туацию в своей стране как раз нестабильной в связи с обостряющейся конфронтацией между левыми и правыми партиями. 55% из опрошен­ных социологами 900 граждан неудовлетворены нынешней ситуацией, однако 61% из них намерены принять участие в выборах. Политиче­ские симпатии при этом распределились следующим образом: 21% из них отдадут свои голоса кандидатам от ЧСДП; 20% поддержат комму­нистов (КПЧМ) и близких им по программе независимых кандидатов (тем самым левые собирают около двух пятых голосов); 11% симпати­зируют ГДП; 7% будут голосовать за кандидатов ГДА (т.е. менее од­ной пятой голосов за правых). Не вызывает беспокойства политиче­ская ситуация в республике у 39% граждан. 84% из них намерены уча­ствовать в парламентских выборах; симпатии их на стороне право- центристских партий и движений. Наибольшее число сторонников у ГДП - 46%, у ГДА - 10%. Левые менее популярны у этой категории населения: ЧСДП поддержит 7% из них, а КПЧМ - 2%17. Нестрогие количественные подсчеты показывают, что будь выборы в апреле 1995 г., — победили бы левые. Но все политические силы знают, что в день выборов побеждают не мнения, а голоса. Отсюда усиление не­которых моментов стратегии ЧСДП, в частности, большая определенность политического курса М.Земана, повторно избранного председа­телем партии на съезде ЧСДП, проходившем в г. Богумин (Северо- Моравская область) 24 апреля 1995 г. Лидер социал-демократов уве­рен, что возглавляемая им партия получит на предстоящих выборах в парламент не менее 25% голосов избирателей. Результаты последних опросов населения страны свидетельствуют — если бы выборы состоя­лись весной 1995 г., то ЧСДП получила бы 21% голосов18. Большин­ство избирателей сходятся в том, что количество ее сторонников уве­личивается ежемесячно. Делегаты съезда исключили возможность со­здания предвыборных коалиций и вообще любых форм сотрудничества с экстремистскими партиями. Это крайне левые и крайне правые, сре­ди которых называется КПЧМ и ОРЗ-РПЧ19.

Согласно данным социологической службы "Фактум", в будущий парламент имеют шанс войти лишь кандидаты от ГДП, ЧСДП, КПЧМ и ХДУ-ЧНП, так как остальные политические организации Чехии не смогут преодолеть установленный законом 5% барьер20. Так, активно действующие в стране Свободные демократы и ОРЗ-РПЧ имеют лишь по 3,4% сторонников, Моравская национальная партия - 2,3%. При этом среди сторонников ГДП преобладают молодежь и люди среднего возраста; она особенно популярна в Праге и других крупных городах. Потенциальные избиратели ЧСДП - рабочие и пенсионеры, жители не­больших городов, а также население Восточной Чехии. Судя по опро­сам населения, КПЧМ может сойти с политической арены. Ее социаль­ная база — граждане, возраст которых более 60 лет — постоянно су­жается. Кроме того, коммунистов поддерживают люди с очень низ­кими доходами, число которых в республике незначительно. На выбо­ры в будущем году намерены прийти 73% избирателей. Нежелание уча­ствовать в них выразили 8,1% опрошенных21.

Пожалуй, шансы Свободных демократов и КПЧМ занижены, а ГДП завышены: надо учитывать, к примеру, что электорат в Центральной Европе "привык" свергать кумиров, каким сегодня является В. Клаус. Хотя здесь может проявиться скорее не свержение, а демонстрация намерений. В целом анализ как результатов коммунальных выборов (1994 г.), так и опросов (1995 г.), указывает на относительную уста­лость чешского электората от политики, что как раз и обеспечивает большую свободу маневров для партий; порождает тенденцию к оформленности политических структур в виде классической двухпартийной политической системы. Это говорит о более высоком по сравнению с другими странами региона уровне политической культуры и фактиче­ской готовности страны вступить в ЕС. Но несмотря на то, что Чехия приближается к классической парадигме партийной структуры (напри­мер, в отличие от Испании или Греции), она, на мой взгляд, не может автоматически войти в ЕС, так как принадлежит региону Центральной Европы. Региональные границы останутся куда более прочными, чем это предполагают политические деятели с самыми оптимистическими установками. И Чехии скорее всего придется входить в ЕС вместе, по крайней мере, с группой стран региона, например, Вишеградской четверкой. При этом как ни странно, распад Чехо-Словакии как раз замедлил, а не ускорил указанное вхождение22.

Проведенный анализ дает основание для некоторых выводов про­гностического характера.

1)    На парламентских выборах 1996 г.* победит ГДП с коалицион­ными партиями, но, повторим, это будет, скорее всего, пиррова побе­да, поскольку потенциал активного внедрения капиталистических по­рядков в Чехии подошел к своему потолку.

2)    Социал-демократы составят ядро оппозиции, усиливаясь в той мере, в какой они будут тоже "за капитализм"; партия выступит в качестве реального и мощного противовеса, с "теневым кабинетом", а не всего лишь оппозиционной силы.

3)    Возврат бывших коммунистов в других странах походил, ско­рее, на обратную волну: в Чехии они станут обычной левой партией и не исчезнут вследствие фактора "старения", как это предсказывают социологи.

4)    Борьба между ГДП и ЧСДП будет похожа на противостояние консерваторов и лейбористов в Англии, христианских демократов и социал-демократов в Германии и т.п. При этом следует подчеркнуть особо, что сегодня видны лишь контуры такого подобия.

♦Итоги выборов в парламент 31 мая — 1 июня 1996 г.: ГДП полу­чила 29,6% голосов, ЧСДП - 26,5, КПЧМ - 10,5, ОЗР-РПЧ - 8,4, ГДА- 6, ХДУ-ЧНП - 7,9%.

Э.Р. Задорожнюк

Из сборника «Политический ландшафт стран Восточной Европы середины 90-х годов»

Российская Академия наук, Институт славяноведения и балканистики, Москва, 1997

Примечание

1 Подсчитано по: Adresa?’ politickych stran, hnutf a sdruzenf ob- 6anfi v CSFR. 1992. Praha, 1992.

2         Подсчитано no: Politicke strany a hnutf v CSFR. 1992. Praha,

1992.

3 Подробнее см.: Olson D. Sundered state. Federalism and parlia­ment in Czechoslovakia .//Parliament in Transition J Ed. by Reming­ton. Oxford, 1994. P. 97—123. Svatek F. Political culture and new po- litical elites in Czechoslovakia after 1989//Meyer G. (Hrsg.) Die Poli- tischen Kulturen Ostmitteleuropas in Umbruch. Tubingen, Basel, 1993.

S. 303—310; Brokl L., Mansfeldovd Z. i Die Wahlen in der 6SFR 1992 und der Weg in die Auflosung der Foderation//Meyer G. Op. cit. S.271—301.

4 Economist. 1995. April 15. P. 42. Из остальных партий в Евро­парламенте 31 место занимает группа Левого Единства, близкая к со­циал-демократам; 25 - представители партии зеленых; 25 - предста­вители коалиции "Радуга", выступающих за разоружение. В своеоб­разном "центре" 79 мест получили независимые. Условно правыми партиями можно считать представителей либерально-демократических и реформистских групп, имеющих 52 места. 173 места у европейских народных партий и 26 - у представителей Европейского демократиче­ского альянса.

5 В ходе кампании постоянно воспроизводились слова М. Тэтчер:

"... это счастье, что Чехословакия (так говорила М.Тэтчер, а писа­лось Чехо-Словакия -3.3.), что она имеет Вацлава Клауса, лучшего министра финансов в мире" (Time. 1992. May 16).

6 Cesky denik. 1994. 19.XI. S. 4.

7 Подробнее см.: Задорожнюк Э.Г. Экономические программы и политическая активность социал-демократов в Чехо-Словакии// Поли­тические партии и движения Восточной Европы: проблемы адаптации к современным условиям. М., 1994. С. 241-279.

8 Hospodafske noviny. 1994. 23.XI. S. 1.

9^ Ibid,

10                Лекция Я. Шедивы в Посольстве Чешской Республики в Москве

18  мая 1995 г. о современном социально-экономическом и политиче­ском положении Чехии.

11     Pravo lidu. 1994 . 4—10, X. S. 7.

12     Ibid

13      Ibid.

Rude pravo. 1995. 22.11.

14      Pravo lidu. 1994. 24.VI; Vychodiska volebnfho programu Seske strany socialn£ demokraticke. Praha, 1995.

15      Ibid.

16      Вести Европы (Вестник ИТАР-ТАСС) 1995. 7.IV. С. 13.

17      Там же. 1995. 25.IV. С. 20-21.

18      Там же.

19      Там же. 1995. 10.IV. С. 18-19.

20      Там же.

21      Подробнее см.: Задорожнюк Э.Г. Любовью или железом дости­гается единение общества? // Вестник Российской Академии Наук. 1993. № 12. С. 1103-1109; она же. Вацлав Гавел - драматургия пре­зидентства //Кентавр. 1995. № 5. С. 10-22.

 



[1]Либеральная партия национально-социальная (ЛПНС) - до 30 ок­тября 1992 г. имела названия: Чехословацкая социалистическая партия, Либерально-социальная партия - Чехословацкая социалистическая пар­тия (с 20 июня 1993 г.). В январе 1994 г. число членов партии не пре­вышало 15 тыс. человек. Председатель - П. Гирш.

[2]18 августа 1993 г. Левый блок был преобразован в политическую партию, объединившую 2500 человек. Председатель - М. Стиборова.

249

 

Читайте также: