ГлавнаяМорской архивИсследованияБиблиотека












Логин: Пароль: Регистрация |


Голосование:
Вам нравится наш сайт?


Отличный сайт!
Хороший сайт
Встречал и получше
Совсем не понравился





» » » Русскоязычные сообщества Молдавии: сравнительный анализ идентичностей
Русскоязычные сообщества Молдавии: сравнительный анализ идентичностей
  • Автор: Malkin |
  • Дата: 26-07-2015 12:09 |
  • Просмотров: 1686

Русскоязычные сообщества Молдавии: сравнительный анализ идентичностей[1]

Социально-экономические изменения, произошедшие в резуль­тате распада СССР, сопровождались не только экономичес­кими потрясениями, но и затронули все стороны жизни общества, что не могло не сказаться на утрате сложившихся в советский пе­риод идентичностей. В ситуации кризиса идентичности оказались большие группы населения, которые не смогли достаточно быстро адаптироваться к происходящим изменениям, что способствовало актуализации базовых идентичностей, а также формированию но­вых идентичностей. Подобные тенденции оказались характерны для русскоязычного населения, проживающего на территории бывших советских республик, в том числе Молдавии, и привели к этнически обусловленной миграции русскоязычного населения из республики[2]. Согласно данным последней переписи населения Республики Мол­дова за 2004 год, 5,9 % населения республики являлись русскими, 11,3 % считали русский язык родным языком, а 16% населения обыч­но разговаривают на русском языке[3]. В этой связи представляется актуальным изучение идентичностей русскоязычного населения РМ как совокупной части русскоязычного пространства, в основе образования которого, по мнению В. Попкова, лежит не только рус­ский язык, но и общие культурные основания, образцы поведения и образ мыслей, усвоенные в ходе социализации и инкультурации тех или иных русскоязычных групп[4].

Для обозначения групп русскоязычного населения в данной статье применяется определение Н. Космарской, согласно кото­рому русскоязычные представляют собой этносоциальную группу, конгломерат сообществ со сложной и динамично развивающейся идентичностью[5]. В. Попков считает, что русскоязычные простран­ства следует рассматривать не только через концепт диаспоры, а также использовать концепт транснациональности, а сами рус­скоязычные пространства рассматривать как «кросс-граничные»[6]. Кроме того, следует отметить, что русскоязычные обладают все­ми признаками «воображаемого сообщества», т. к. большинство участников не знакомы друг с другом, а сами «воображаемые сооб­щества» существуют в представлениях их членов[7].

Согласно результатам переписи населения РМ за 2004 год[8], на­ибольшее число русскоязычных проживает в Кишиневе и Тираспо­ле — таким образом, можно предположить, что наиболее крупные русскоязычные сообщества сформированы именно в этих городах. Указанное обстоятельство обусловило выбор вышеуказанных горо­дов для проведения сравнительного исследования русскоязычного населения РМ, результаты которого нашли отражение в статье, по­священной сравнительному анализу идентичностей русскоязычного населения в Молдавии на примере городов Кишинева и Тирасполя.

Методы исследования. Выборка

Для изучения идентичностей русскоязычного населения Молдовы в 2010 году в Кишиневе и Тирасполе был проведен опрос русскоязычного населения. Массовый опрос предваряли тематически-центрированные и экспертные интервью. Всего было проведено 17 тематически-центрированных и 10 эксперт­ных интервью. Из них 13 интервью в Кишиневе и 14 в Тирас­поле.

Объектом исследования явилась молодежь в возрасте от 16 до 30 лет. Для составления выборки использовался квотный метод. Была сформирована выборка объемом 900 респондентов, по 350 респондентов в Кишиневе и Тирасполе. Кроме того, также по квотному методу была сформирована контрольная группа, со­стоящая из русскоязычных в возрасте от 55 до 65 лет, по 100 че­ловек в Кишиневе и Тирасполе.

Таким образом, в исследовании использовались качественные (на предварительном этапе) и количественные методы сбора информации. Полученный массив данных обрабатывался с помо­щью программы SPSS.

В данной статье основное внимание уделяется исследова­нию социальных идентичностей (этнической, гражданско-госу- дарственной, культурной) русскоязычного населения Молдовы в Кишиневе и Тирасполе. В статье предлагается анализ по трем этническим группам (молдаване, украинцы и русские). В иссле­довании анализ проводился и по другим этническим группам, од­нако, учитывая немногочисленность выборки других этнических групп, было возможно пренебречь этими данными.

В основе подхода к пониманию социальной идентичности рассматривалось определение, сформулированное Дж. Тернером, как направление индивидуального знания о принадлежности к определенной социальной группе, имеющее эмоциональное и оценочное значение для индивида и его членства в группе[9].

Анализ социальных идентичностей русскоязычного населения в Молдове проводился по следующим направлениям:

  • Гражданско-государственная идентичность. Делалась попытка изучить факторы, влияющие на формирование граж- данско-государственной идентичности, в том числе влияние представлений о родине и этничности.
    • Этническая идентичность. Изучалась значимость этни­ческой идентичности для различных этнических групп.
    • Культурная идентичность. Рассматривалась сфера ис­пользования русскоязычными русского языка, идентификация с русской культурой, готовность привить традиции русской куль­туры и язык детям.

Гражданско-государственная идентичность

Под гражданско-государственной идентичностью понимает­ся самоотождествление индивида с конкретным государством, а также разделяемые представления о данном государстве. Для определения гражданско-государственной идентичности исполь­зовался вопрос: «С каким государством вы себя идентифици­руете?»

Кишинев

Несмотря на то, что 60,1 % респондентов в Кишиневе считают своей родиной Молдову, лишь 38,5 % опрошенных идентифици­руют себя с указанным государством

Диаграмма 1

 

На наш взгляд, это связано с тем, что неопределенность позиций в политических и научных кругах РМ относительно перспектив и исторических предпосылок возникновения молдав­ской государственности отрицательно сказывается на процессе формирования молдавской идентичности и ее привлекательности для русскоязычного населения. Это выражается в демонстрации русскоязычными лояльности к другим государствам.

Анализ распределения ответов по возрастным группам позво­ляет сделать вывод, что более всего склонны идентифицировать себя с Молдавией опрошенные в возрасте 24-30 лет (48,7 % оп­рошенных), что может быть обусловлено положительным опытом самореализации в Молдавии. Идентификация с Молдавией объ­ясняется влиянием нескольких факторов, в том числе: восприяти­ем РМ в качестве родины; наличием молдавского гражданства; опытом проживания в РМ; а также этничностью респондентов (в данном случае речь идет о молдаванах).

Следующая по численности группа кишиневских респонден­тов (37,6%) идентифицирует себя с Россией (диаграмма № 1). Идентификация с Россией более актуальна для молодежи в воз­расте от 16 до 23 лет (47,8 % опрошенных), что можно объяснить жизненными стратегиями, ориентированными на Россию (по­лучение образования, трудоустройство, переезд на постоянное место жительства). Например, среди кишиневской молодежи на выезд из Молдавии ориентированы 68,7 % респондентов.

Можно предположить, что идентичность с Россией обуслов­лена принадлежностью к символическому воображаемому сооб­ществу (т. н. «русскому миру») на основе соотнесения с русской культурой и русским языком.

С Советским Союзом идентифицируют себя 8,9 % опрошен­ных, что обусловлено опытом проживания в СССР и восприятием СССР в качестве родины.

Учитывая, что этничность относится к базовым идентичностям, было необходимо проанализировать влияние данного критерия на формирование гражданско-государственной идентичности.

Таблица 1. Гражданско-государственная идентичность по этническим группам (Кишинев, %)

 Таблица 1. Гражданско-государственная идентичность по этническим группам (Кишинев, %)

Наиболее сильная взаимосвязь между этнической и граждан- ско-государственной идентичностью наблюдается у молдаван —

78,4  % опрошенных идентифицирует себя с Молдавией, что мо­жет свидетельствовать о достаточно сильном влиянии фактора этничности у представителей данной этнической группы.

Распределение ответов среди украинцев свидетельствует о достаточно неоднозначной картине. Так, 30,8 % опрошенных украинцев идентифицируют себя с Украиной, что обусловлено представлениями о данном государстве как о родине. С Мол­давией идентифицируют себя 28,2 % опрошенных украинцев, которые родились в Молдавии или считают данное государство своей родиной. Их идентификация с Россией (17,9 %) может быть продиктована ориентацией на выезд в РФ.

Среди русских, опрошенных в Кишиневе, 54,9 % идентифици­руют себя с Россией, что, скорее всего, обусловлено восприятием России в качестве родины (45,8 % из данной категории).

Принимая во внимание, что помимо этничности на граждан- ско-государственную идентичность оказывают влияние другие факторы, было проанализировано влияние представлений о ро­дине.

Таблица 2. Влияние представлений о родине на государственную идентичность (Кишинев, %)

 

Таблица 2. Влияние представлений о родине на государственную идентичность (Кишинев, %)

В результате анализа можно выделить две группы респонден­тов. Первая группа респондентов включает тех, у кого представле­ния о родине-государстве совпадают со страной, с которой респон­денты себя идентифицируют. Так, наиболее сильная взаимосвязь между гражданско-государственной идентичностью и представ­лениями о родине наблюдается у респондентов, считающих своей родиной Молдавию и идентифицирующих себя с ней.

Вторая группа состоит из респондентов, для которых пред­ставления о родине менее значимы и не оказывают определяю­щего влияния на идентичность с конкретной страной. Напри­мер, с Россией идентифицируют себя не только те, кто считает ее своей родиной (45,8 %), но и те, кто считает своей родиной РМ.

В рамках анализа факторов, влияющих на политическую идентичность, была проанализирована зависимость гражданско- государственной идентичности от государства рождения.

Среди кишиневских респондентов, родившихся в Молдавии, 44 % идентифицируют себя с Республикой Молдова (таблица № 3), в то время как с Россией идентифицируют себя 36,6%. Можно предположить, что для русскоязычных, родившихся в Молдавии, место рождения не оказывает определяющего влияния на форми­рование гражданско-государственной идентичности.

Таблица 3. Влияние страны рождения на государственную идентичность (Кишинев, %)

 Таблица 3. Влияние страны рождения на государственную идентичность (Кишинев, %)

Более всего влияние места рождения на гражданско-госу- дарственную идентичность ощутимо у опрошенных, указавших Россию в качестве места рождения (таблица № 3).

Можно предположить, что для других групп опрошенных место рождения (государство рождения) не оказывает опреде­ляющего влияния на формирование государственной идентич­ности.

Тирасполь

В отличие от Кишинева значительная часть опрошенных в Тирасполе (49,7 %) идентифицируют себя с Приднестровской Молдавской Республикой (диаграмма № 1), что можно объяс­нить тем, что формирование идентичности с ПМР происходило на фоне разрушения существующих идентичностей и совпало с периодом становления новой государственности (становление государственности ПМР как независимого государства). Преоб­ладание идентичности с ПМР характерно для всех этнических групп, что может свидетельствовать о восприятии Приднестро­вья как самостоятельного политического образования.

Таблица 4. Гражданско-государственная идентичность в разбивке по этни¬ческим группам (Тирасполь, %)

 Таблица 4. Гражданско-государственная идентичность в разбивке по этни¬ческим группам (Тирасполь, %)

Можно предположить, что влияние этничности на процесс формирования гражданско-государственной идентичности для русскоязычной молодежи Тирасполя менее ощутимо по сравне­нию с опрошенными из Кишинева.

«Это очень интересный феномен, т. н. феномен ПМР. Та идентичность, которая находится на активном этапе своего формирования, т. н. региональная идентичность, она под­разумевает собой сплав из трех доминирующих здесь нацио­нальных групп, из русских, украинцев и молдаван. Вычленение одной из доминирующих национальностей ставит под угрозу существование всей составляющей в целом».

По мнению М. Губогло, у жителей Приднестровской Молдав­ской Республики сформирована уникальная приднестровская идентичность, обусловленная противодействием молдаван, рус­ских, украинцев и представителей других этнических групп про­цессу румынизации[10]. «Совокупная (синтетическая) региональная идентичность приднестровцев представляет многомерное и многокомпонентное содержание менталитета, в пространстве которого стоят друг за другом и рядом друг с другом различные формы идентичностей, ни одна из которых не является ни исход­ной, ни доминирующей»11.

Полученные результаты имеют выраженную взаимосвязь с от­ветами на вопрос о том, какую страну опрошенные считают своей родиной. Так, ПМР считают своей родиной 6о,6 % тираспольских респондентов.

В зависимости от восприятия Приднестровья (администра­тивно-территориальное образование, входящее в состав Молдо­вы, или непризнанное государство), у опрошенных по-разному актуализируется гражданско-государственная идентичность.

Среди основного массива в Тирасполе следующую по числен­ности группу (диаграмма № 1) составляют опрошенные, иден­тифицирующие себя с РФ (33,4%), что может быть обусловлено жизненными стратегиями, связанными с Россией.

Таблица 5. Влияние представлений о родине на государственную идентич¬ность (Тирасполь, %)

 Таблица 5. Влияние представлений о родине на государственную идентич¬ность (Тирасполь, %)

Анализ влияния представлений о родине на гражданско-го- сударственную идентичность позволяет выделить две группы респондентов. К первой группе можно отнести респондентов, у которых наблюдается сильная взаимосвязь между представ­лениями о родине и государственной идентичностью. Такая за­висимость прослеживается у респондентов, идентифицирующих себя с Молдавией и считающих эту страну своей родиной, между идентифицирующими себя с ПМР и воспринимающими Приднес­тровье в качестве родины, а также между теми, кто идентифици­рует себя с Украиной и считает ее своей родиной.

Ко второй группе можно отнести тех респондентов, для кого влияние представлений о родине на формирование гражданско- государственной менее ощутимо. Например, среди тех, кто иден­тифицирует себя с Россией, значительная часть опрошенных (48,7 %) считает своей родиной ПМР, что может свидетельство­вать о жизненных стратегиях, связанных с Россией.

Значительная часть опрошенных, указавших в качестве места рождения Приднестровскую Молдавскую Республику (59,2%), идентифицируют себя с ПМР как с государством (таблица № 6), что может свидетельствовать о формировании государственной идентичности, ассоциируемой с Приднестровьем.

Таблица 6. Влияние страны рождения на государственную идентичность (Тирасполь, %)

 

Таблица 6. Влияние страны рождения на государственную идентичность (Тирасполь, %)

Подобные тенденции характерны и для других групп опрошенных, указавших в качестве места рождения Молдавию, Украину и СССР. Можно предположить, что на процесс формирования идентичности с ПМР в большей мере оказывают влияние идеологические установки, политический курс на независимость, патриотическое воспитание.

Среди родившихся в России 72,7 % идентифицируют себя с данным государством. Указанное обстоятельство может свиде­тельствовать о том, что данный фактор оказывает влияние наряду с другими. На наш взгляд, место рождения является сопутству­ющим фактором, в то время как основное влияние на формирова­ние идентичности с Россией оказывают русский язык и культура.

Среди родившихся на Украине 38,5 % идентифицируют себя с ПМР, что, предположительно, связано с влиянием идеологичес­ких факторов, в то время как с Украиной идентифицируют себя только 26,9 % опрошенных.

Контрольная группа. Кишинев

В контрольной группе в Кишиневе ситуация отличается от основного массива. Так, идентичность с Россией продемонс­трировали 38,2% опрошенных (таблица № 7), в то время как с Молдавией идентифицируют себя 24,5%. Предположительно, идентичности, сформированные в советский период, меньше подвержены трансформациям, что выражается в актуальности идентичности с СССР у четверти респондентов. Возможно, это обусловлено ностальгическими переживаниями.

Таблица 7. С каким государством вы себя идентифицируете? (%)

 

Таблица 7. С каким государством вы себя идентифицируете? (%)

Контрольная группа. Тирасполь

В контрольной группе примерно равное число респондентов идентифицируют себя с ПМР, Россией и СССР (таблица № 7). По сравнению с контрольной группой в Кишиневе, в контроль­ной группе в Тирасполе достаточно низка идентификация с Мол­давией. Можно предположить, что данные тенденции являются результатом проводимой властями ПМР политики, направленной на формирование приднестровской идентичности, ностальгичес­кими представлениями об СССР, а также миграционными тен­денциями, связанными с Россией.

Этническая идентичность

При изучении этнической идентичности было введено поня­тие «национальность», более узнаваемое респондентами.

Кишинев

Большинство опрошенных в Кишиневе (таблица № 8) пред­ставлены русскими (56 %). Следующим по численности являются молдаване (21,3%) и украинцы (11,2). Менее всего представлены болгары и гагаузы, а также другие этнические группы.

Таблица 8. Кем вы себя ощущаете по национальности? (в %)

 

Таблица 8. Кем вы себя ощущаете по национальности? (в %)

Тирасполь

В Тирасполе большинство опрошенных также представлены русскими (62%). Молдаване и украинцы составили по 15,7 % оп­рошенных.

Контрольная группа. Кишинев

Большинство опрошенных контрольной группы являются русскими (68,6%), украинцы составляют 19,6%, а молдаване 9,8%. Данные по остальным этническим группам социологичес­ки незначительны.

Контрольная группа. Тирасполь

Русские составляют 42 % тираспольских респондентов, 29 % представлено украинцами и 24% молдаванами. Данные по ос­тальным этническим группам социологически незначительны.

Значимость этничности

Степень значимости этничности для респондентов исследова­лась через вопрос «Насколько важна для Вас ваша националь­ность», который оценивался с помощью ответов по номинальной шкале от «очень важна» до «совсем не важна». Приведенные суммарные данные по двум позициям шкалы «очень важна» и «скорее важна» образуют в соответствии с используемой ме­тодикой градацию «позитивная идентификация». Чем выше уро­вень позитивной идентификации с этнической группой, тем выше степень значимости указанного компонента для респондентов. Анализ проводился по трем наиболее представленным этничес­ким группам (молдаване, русские, украинцы).

Таблица 9. значимость этничности по этническим группам (%)

 

Таблица 9. значимость этничности по этническим группам (%)

Кишинев

Представители всех этнических групп, опрошенных в Киши­неве, продемонстрировали позитивную идентификацию с этни­ческими группами: среди молдаван это число составило 67,6 % опрошенных, среди украинцев — 79,5 %, среди русских — 67,1 %. Таким образом, значимость этничности актуальна для всех групп русскоязычных Кишинева.

Тирасполь

Для молдаван, проживающих в Тирасполе (таблица № 9), этничность менее значима по сравнению с молдаванами, оп­рошенными в Кишиневе (56,4 % демонстрируют позитивную идентификацию). Среди украинцев 49,1% респондентов демонс­трируют позитивную идентификацию, что также гораздо ниже аналогичных показателей в Кишиневе. Можно предположить, что для молдаван и украинцев, опрошенных в Тирасполе, этнич- ность менее значима по сравнению с аналогичными группами в Кишиневе, что обусловлено превалированием других видов социальных идентичностей над этнической.

Для русских, проживающих в Тирасполе, этническая иден­тичность более значима по сравнению с представителями других этнических групп — 71,4 % опрошенных. Можно предположить, что для русских, в условиях проживания за границей России, этничность является консолидирующим фактором.

Контрольная группа. Кишинев

Для опрошенных в контрольной группе в Кишиневе этничес­кая идентичность наиболее значима для молдаван (таблица № 10). Так, 90 % опрошенных молдаван демонстрируют положительную идентичность со своей этнической группой, среди русских значи­мость этничности отметили 82,9 % респондентов.

Таблица 10. Значимость этничности по этническим группам (контрольные группы, %)

 

Таблица 10. Значимость этничности по этническим группам (контрольные группы, %)

Для 6о % украинцев в контрольной группе этническая иден­тичность не важна, что может свидетельствовать о размывании этнической идентичности.

Контрольная группа. Тирасполь

Наиболее значима этническая идентичность для молдаван. Так, положительную идентификацию демонстрируют 91,6 % оп­рошенных, принадлежащих к указанной группе (таблица № 10). Для русских и украинцев значимость этничности также доста­точно актуальна (таблица № 10).

Можно сделать вывод, что русскоязычными как Кишинева, так и Тирасполя подчеркивается важность и значимость этни­ческой идентичности. Это может быть связано с тем, что в пе­риоды общественных трансформаций, к которым можно отнести распад Советского Союза, актуализируются базовые идентич­ности, в т. ч. этническая идентичность. При сходных внешних условиях и факторах, для опрошенных в Кишиневе молдаван и украинцев этническая идентичность более актуальна по срав­нению с представителями указанных этнических групп, опро­шенных в Тирасполе.

Культурная идентичность

Использование языка

Одним из идентифицирующих критериев, влияющим на фор­мирование идентичности членов сообщества, является сфера использования языка. Язык выступает не только как средство коммуникации, но и как средство интерпретации и идентифи­кации, т. к. идентичности подсознательно или осознанно про­являются в языке[11]. Законодательно на территории Молдавии русский язык закреплен в качестве языка межнационального общения.

Согласно результатам исследования, русскоязычная моло­дежь, как Кишинева, так и Тирасполя, в качестве основного языка общения использует русский язык. Так, для подавляющего числа молодежи из Кишинева (78,7 %) и Тирасполя (86 %) рус­ский язык является языком повседневного общения.

Кишинев

Учитывая смешанную языковую среду в повседневности, 19 % опрошенных в Кишиневе используют как русский, так и молдав­ский язык, а при общении со сверстниками одновременно исполь­зуют указанные языки 24,1 % опрошенных.

Таблица 11. На каком языке преимущественно. (%)

Таблица 11. На каком языке преимущественно. (%)

 

При профессиональном общении 28,4 % респондентов из Ки­шинева одновременно используют русский и молдавский язык. Можно предположить, что указанная ситуация обусловлена осо­бенностью использования молдавского языка в государственных учреждениях Молдавии, наличием смешанной языковой среды, а также тем, что знание двух языков способствует конкурен­тоспособности русскоязычного населения. Это подтверждается результатами интервью.

«Когда идешь устраиваться на работу, требуется знание румынского языка. Незнание румынского языка является осно­ванием для отказа в трудоустройстве».

Таблица 12. На каком языке преимущественно. (%, контрольная группа)

Таблица 12. На каком языке преимущественно. (%, контрольная группа)

 

Тирасполь

Большинство опрошенных русскоязычных в Тирасполе прак­тически во всех сферах используют русский язык (таблица № 11), несмотря на равный статус русского, молдавского и украинского языка, закрепленный в Конституции ПМР.

«Поскольку у нас нельзя делить молодежь на русскоязычную и какую-то другую, у нас молодежь в подавляющем большин­стве русскоязычная, потому, что здесь все общаются в основ­ном на русском языке. У нас есть молодежь в локально прожи­вающих болгарских, молдавских селах, но в основном общение идет на русском языке».

Контрольная группа. Кишинев

В контрольной группе большинство опрошенных отметили, что русский язык является основным языком общения в семье, при повседневном общении и по месту работы. Высокие показатели использования русского языка в профессиональной сфере (таблица № 12) могут быть связаны с тем, что трудовая деятель­ность опрошенных не связана с госсектором, где требуется ис­пользование государственного языка.

Только 13,7 % опрошенных указали, что в профессиональной сфере используют как русский, так и молдавский язык.

Контрольная группа. Тирасполь

Большинство респондентов контрольной группы в Тирасполе также используют русский язык во всех сферах (таблица № 11). Вместе с тем как в семье, так и в близком окружении отмечено ис­пользование молдавского и украинского языков, что объясняется равным статусом русского, украинского и молдавского языков на территории Приднестровья.

Кишиневская молодежь при общении со сверстниками чаще использует одновременно и русский и молдавский язык, что может быть обусловлено смешанной языковой средой. Эта же тенден­ция характерна для профессиональных коллективов, что можно объяснить особенностями молдавского рынка труда (требование знания молдавского языка при трудоустройстве). Вместе с тем среди контрольной группы в Кишиневе уровень использования русского языка во всех сферах выше, чем в молодежной среде.

Для русскоязычных Тирасполя характерно использование русского языка во всех сферах. Наряду с этим более интенсивно по сравнению с опрошенными из Кишинева используется украин­ский язык, что связано с государственным статусом украинского языка на территории Приднестровья.

Принадлежность к русской культуре

В качестве одного из индикаторов принадлежности к русско­язычному сообществу может являться идентичность с русской культурной средой. Положительная идентификация с русской культурой включала в себя варианты ответов: «да, в полной ме­ре», «скорее, да», «скорее да, чем нет».

Кишинев

Большинство респондентов отметили положительную иден­тичность с русской культурой (86,4%). Из них «в полной мере» соотносят себя с русской культурой 51,1 % опрошенных, что мо­жет свидетельствовать о достаточно сильном влиянии культурной идентичности на представителей русскоязычного сообщества.

В разбивке по основным этническим группам (молдаване, ук­раинцы, русские) ответы распределились следующим образом.

Таблица 13. Ощущаете ли вы себя человеком русской культуры? (%)

 

Таблица 13. Ощущаете ли вы себя человеком русской культуры? (%)

Среди молдаван положительную идентификацию с русской культурой демонстрируют 66,2 % опрошенных, что может сви­детельствовать о достаточно сильном влиянии русской культуры на идентичность с русскоязычным сообществом.

Среди украинцев положительную идентичность с русской культурой демонстрируют 89,8 % опрошенных, что может сви­детельствовать о преобладании культурной идентичности над этнической в процессе идентификации с русскоязычными.

Более всего идентифицируют себя с русской культурой рус­ские, среди которых 66,2 % идентифицируют себя с русской куль­турой «в полной мере».

Можно предположить, что принадлежность к русской куль­туре является консолидирующим фактором для русскоязычных сообществ.

Тирасполь

Большинство респондентов (85,7 %) отметили положитель­ную идентичность с русской культурой (таблица № 14). Среди этнических групп более устойчивую идентичность с русской культурой продемонстрировали русские. Так, «в полной мере» идентифицируют себя с русской культурой 60,4 % опрошенных.

Среди украинцев положительную идентичность с русской культурой демонстрируют 85,4% опрошенных (таблица № 14).

Таблица 14. О щущаете ли вы себя человеком русской культуры? (%)

 

Таблица 14. О щущаете ли вы себя человеком русской культуры? (%)

Среди молдаван положительную идентичность с русской куль­турой отметили 69,1 % молдаван. В полной мере идентифицируют себя с русской культурой 20 % молдаван, что существенно ниже аналогичного показателя в Кишиневе (таблица № 14).

Контрольная группа. Кишинев

Положительную идентичность с русской культурой демонс­трируют 97 % опрошенных контрольной группы в Кишиневе.

Контрольная группа. Тирасполь

В Тирасполе 78 % респондентов из контрольной группы также демонстрируют положительную идентичность с русской культурой.

Таким образом, результаты могут свидетельствовать о том, что идентификация с русской культурой оказывает определя­ющее влияние на формирование идентичности с русскоязычным сообществом у русскоязычных обоих городов.

 Ориентация на передачу культурных традиций

Готовность привить детям знание русского языка и культуры может свидетельствовать о желании сохранить приверженность культурным традициям.

Таблица 15. Хотели бы вы привить своим детям знания русского языка и культуры? (%)

 

Таблица 15. Хотели бы вы привить своим детям знания русского языка и культуры? (%)

Большинство опрошенных (таблица № 15) в обоих городах, несмотря на этническую принадлежность, в полной мере хоте­ли бы привить своим детям знание русского языка и культуры, что может свидетельствовать как о желании сформировать у пос­ледующих поколений культурную идентичность, основанную на принадлежности к русскому языку и культуре, а также о же­лании сохранить культурно-историческую связь с Россией.

Кроме того, опрошенные из Кишинева указывали, что для детей знание как государственного, так и русского языков облегчает про­цесс социализации и адаптации в различных языковых средах.

Среди контрольной группы в Тирасполе 14 % опрошенных указали, что не хотели бы прививать детям знание русского языка и культуры (ответы «скорее нет, чем да» и «скорее нет»), что может быть объяснено культурологическими установками респондентов.

Можно предположить, что культурные стереотипы и модели поведения оказывают определяющие влияние на формирование идентичности с русскоязычным сообществом. Кроме того, куль­турная идентичность, обусловленная принадлежностью к рус­ской культуре и языку, транслируется последующим поколениям, создавая ситуацию культурной преемственности. Данные тен­денции свидетельствуют о заинтересованности русскоязычного населения в сохранении идентичности, основанной на принад­лежности к русской культуре и языку.

Выводы

Исходя из приведенного анализа, можно предположить, что неопределенность позиций в политических и научных кругах РМ относительно перспектив и исторических предпосылок возникновения молдавской государственности отрицательно сказывается на процессе формирования молдавской идентич­ности и ее привлекательности для русскоязычного населения. Это выражается в демонстрации русскоязычными лояльности к другим государствам.

Наиболее сильная взаимосвязь между этнической и граждан- ско-государственной идентичностью наблюдается у молдаван, что может свидетельствовать о достаточно сильном влиянии фактора этничности у представителей данной этнической группы. Идентич­ность с Россией, возможно, обусловлена принадлежностью к сим­волическому воображаемому сообществу (т. н. «русскому миру») на основе соотнесения с русской культурой и русским языком.

В результате анализа влияния представлений о родине на гражданско-государственную идентичность можно выделить две группы респондентов. Первая группа включает тех, у кого представления о родине-государстве совпадают со страной, с ко­торой респонденты себя идентифицируют. Наиболее сильная взаимосвязь между гражданско-государственной идентичностью и представлениями о родине наблюдается у респондентов, счита­ющих своей родиной Молдавию и идентифицирующих себя с ней. Вторая группа состоит из респондентов, для которых представ­ления о родине менее значимы и не оказывают определяющего влияния на идентичность с конкретной страной.

Влияние места рождения на гражданско-государственную идентичность более всего ощутимо у опрошенных, указавших Россию в качестве места рождения. Для других групп опрошен­ных место рождения (государство рождения) не оказывает опре­деляющего влияния на формирование государственной идентич­ности.

Значительная часть опрошенных в Тирасполе идентифици­руют себя с Приднестровской Молдавской Республикой. Мож­но предположить, что на процесс формирования идентичности с ПМР в большей мере оказывают влияние идеологические уста­новки, политический курс на независимость.

Преобладание идентичности с ПМР характерно для всех эт­нических групп в Тирасполе, что может свидетельствовать о том, что влияние этничности на процесс формирования гражданско- государственной идентичности менее ощутимо, по сравнению с опрошенными из Кишинева.

Для опрошенных в Тирасполе место рождения является со­путствующим фактором, в то время как основное влияние на формирование идентичности с Россией оказывают русский язык и культура.

Результаты анализа ответов в контрольной группе в Киши­неве могут свидетельствовать о том, что идентичности, сформи­рованные в советский период, меньше подвержены трансфор­мациям, что выражается в актуальности идентичности с СССР у четверти респондентов. По сравнению с контрольной группой в Кишиневе, в контрольной группе в Тирасполе достаточно низка идентификация с Молдавией. Можно предположить, что данные тенденции являются результатом проводимой властями ПМР политики, направленной на формирование приднестров­ской идентичности.

Значимость этничности актуальна для всех групп русско­язычных Кишинева. В Тирасполе этническая идентичность бо­лее значима для русских. Можно предположить, что для русских, в условиях проживания за границей России, этничность являет­ся консолидирующим фактором. При сходных внешних условиях и факторах, для опрошенных в Кишиневе молдаван и украинцев этническая идентичность более актуальна по сравнению с пред­ставителями указанных этнических групп, опрошенных в Тирас­поле, что, по-видимому, обусловлено превалированием других видов социальных идентичностей над этнической.

Русскоязычная молодежь как Кишинева, так и Тирасполя, в качестве основного языка общения использует русский язык.

Большинство респондентов обоих городов отметили поло­жительную идентичность с русской культурой, что может сви­детельствовать о достаточно сильном влиянии культурной иден­тичности на представителей русскоязычного сообщества. Можно предположить, что идентификация с русской культурой оказыва­ет определяющее влияние на формирование идентичности с русскоязычным сообществом, а также является консолидирующим фактором.

Опрошенные в обоих городах, вне зависимости от этнической принадлежности, в полной мере хотели бы привить своим детям знание русского языка и культуры, что может свидетельствовать как о желании сформировать у последующих поколений культур­ную идентичность, основанную на принадлежности к русскому языку и культуре, а также о желании сохранить культурно-исто­рическую связь с Россией.

Можно предположить, что культурные стереотипы и модели поведения оказывают определяющее влияние на формирование идентичности с русскоязычным сообществом. Кроме того, куль­турная идентичность, обусловленная принадлежностью к рус­ской культуре и языку, транслируется последующим поколениям, создавая ситуацию культурной преемственности. Данные тен­денции свидетельствуют о заинтересованности русскоязычного населения в сохранении идентичности, основанной на принад­лежности к русской культуре и языку.

А. В. Зайцев

Из книги «Русский Сборник: исследования по истории России \ Том XIV. М. 2013



[1] Публикация подготовлена по результатам исследования «Диаспорные сооб­щества русскоязычных в ближнем зарубежье (на примере Молдовы): Этнона- циональные политики и стратегии взаимодействия правительств стран исхода и поселения, 09-03-00 687а/Р. Калужский государственный педагогический университет им. К. Э. Циолковского. 2010. Проект поддержан Российским гуманитарным научным фондом. Автор выражает глубокую признательность Фонду РГНФ за поддержку исследования «Диаспорные сообщества русско­язычных в ближнем зарубежье (на примере Молдовы): Этнонациональные по­литики и стратегии взаимодействия правительств стран исхода и поселения. Проект № 09-03-00 687а/Р.

[2] Остапенко Л. В., Суботина И. А. Русские в Молдове: социально-демографи­ческие трансформации // Социс. № 5. М., 2011. С. 64.

[3] Recensamintul popula|iei / Перепись населения / Population census, 2004: Culeg. statistical [In 4 vol.] / Biroul Na|. de Statistica al Rep. Moldova. Ch., 2006. Vol. 1. Caracteristici demografice, na|ionale, lingvistice, culturale / Демографические, национальные, языковые, культурные характеристики / Demographic, national, linguistic, cultural characteristics. 2006. С. 20.

[4] Попков В. Д. Русскоязычное пространство «ближнего зарубежья»: на приме­ре Молдовы // Российское общество в современных цивилизационных процес­сах / Под ред. В. В. Козловского, Р. Г. Браславского. СПб., 2010. С. 445.

[5] Космарская Н. П. «Дети империи» в постсоветской Центральной Азии: адап­тивные практики и ментальные сдвиги (русские в Киргизии). М., 2006. С. 23.

[6] Попков В. Д. Русскоязычное пространство «ближнего зарубежья»: на примере Молдовы. С. 447.

[7] Андерсон Б. Воображаемые сообщества. М., 2001.

[8] Recensamintul popula|iei / Перепись населения / Population census, 2004. С. 20.

[9] Turner J. The experimental social psychology of intergroup behavior // Inter­group Behaviour / Eds J. Turner, H. Giles. Oxford, 1981. P. 66-101.

[10] Губогло М. Идентификация идентичности: Этносоциологические очерки. М., 2003. С. 51, 400.

[11] Даниленко О. Язык конфликта в трансформирующемся обществе: от конс­труирования истории — к формированию социокультурных идентичностей. Вильнюс, 2007. С. 57.

 

Читайте также: