ГлавнаяМорской архивИсследованияБиблиотека












Логин: Пароль: Регистрация |


Голосование:


Самое читаемое:



» » Праздники у башкир
Праздники у башкир
  • Автор: Malkin |
  • Дата: 11-12-2014 19:26 |
  • Просмотров: 11612

В жизни каждого народа значительное место занимают празднества. В них выражены образ жизни народа, специфика его быта и своеоб­разие культуры. Сущность социальных инсти­тутов и социальной жизни у пародов, находя­щихся на одной или примерно одинаковой стадии исторического развития, однотипна. Но конкретные формы проявления этих институтов в зависимости от условий исторического разви­тия, географической среды, форм хозяйствен­ной деятельности и культурно-бытовых тради­ций народа всегда разнообразны. В этом плане общественная жизнь так же неповторима, как и национальный язык и культура.

В прошлом характернейшим народным праздником башкир были весенне-летние тор­жества, сопровождавшиеся массовыми спор­тивными состязаниями, играми и пиршеством. Было известно несколько видов таких празд­неств.

Празднества, общие для населения одной волости или группы деревень, объединенных между собой в прошлом принадлежностью к од­ной родоплеменной общности, назывались во внутренних районах Башкирии, в ее северо-за­падной окраине и Пермской области джнин (йы-йын), в северо-восточной Башкирии, Свердлов­ской, Челябинской и Курганской областях — майдан (мащап), а в южных районах — байге (бэйге)[1]. Праздники этого типа проводились один раз в год в промежутках между весенним севом и сенокосом. В далеком прошлом, в усло­виях безраздельного господства в хозяйствен­ном укладе башкир кочевого или полукочевого скотоводства, проведение джиииов приурочива­лось ко времени, когда скот для убоя достигал нужной упитанности. Круг деревень, объединен­ных традицией совместного празднования джи- ина, а также место проведения джиина были строго определенными. Так, у башкир-гайнинцев, насчитывающих в настоящее время около 40 до­вольно крупных деревень, было два центра, где проводились «Традиционные джиины, — села· Барда и Сараши. Часть деревень группирова­лась вокруг села Барда, другая — вокруг села Сараши.

Сначала джиин проходил в Бардымском ок­руге (бардащиен), через несколько времени — в Сарашском (сарашщиен). Население каждого округа участвовало в обоих празднествах, но в одном случае — в роли хозяев, устроителей праздника, в другом — в роли гостей.

Для джиннов выбиралась красивая и ровная поляна у реки или озера. На подводах и пешком со всем домашним скарбом сюда перекочевыва­ло все население округи. Каждая семья устраи­валась в шалаше или переносной юрте. Здесь прятались от жары и потчевали гостей.

Программа состязаний включала националь­ную борьбу, скачки и бег взапуски. Большой по­пулярностью пользовались также состязания, рассчитанные на юмористический эффект: бег в мешках, бег мужчин, связанных попарно за но­ги, перетягивание друг друга веревкой, бег с ложкой с яйцом в зубах (женщины), бой горш­ков с завязанными глазами и т. д. После состя­заний молодежь устраивала массовые игры, во­дила хороводы.

На джиннах, майданах и байге юноши и де­вушки разных деревень заводили знакомство друг с другом, которое впоследствии поддержи­валось перепиской и редкими встречами. Роди­тели встречались с друзьями и родственниками, сговаривались о бракосочетании своих детей и заключали торговые и иные сделки. Нередко к этим массовым праздникам приурочивались и свадебные торжества (туй).

В северо-западных районах во время джи­ннов устраивались ярмарки, на которые съезжа­лись торговцы с отдаленных мост.

Надо думать, что праздники типа джинн бе­рут начало с народных собрании племени и вос­ходят к глубочайшей древности. Об этом говорит как название праздника (иыйыи — собрание, сборище), так и содержание самих праздников. По-видимому, на джиннах члены племени, вы­являя наиболее сильных, смелых н ловких пред­ставителей, выбирали своих военачальников и вождей, подводили итоги минувшим делам и в ознаменование побед устраивали пиршества, свадьбы, игры.

Позднее, но мере утраты этими институтами своих первоначальных функций, они постепен­но превращались в обычные, правда яркие и са­мобытные, формы массовых развлечений. Празд­нества эти настолько тесно сплелись в течение веков с образом жизни и психологией народа, что их не могли вытеснить ни последующие из­менения в политических, экономических и пра­вовых отношениях, ни вторжение и многовеко­вое господство ислама. И эпоха капитализма не смогла разрушить эти традиции, ограничившись лишь тем, что внесла в эти праздники элементы торговли и деловых сделок.

Торжества, проводимые населением одной деревин были известны под пазванием TiapFarijü (северо-восточная часть Башкирской республи­ки, Челябинская и Курганская области), парта буткакы (южные и западные районы), кабантуй (северо-западные районы). Если джинн, байге π майдан были более пли менее однородны по содержанию, то рассматриваемые празднества имели заметные местные различия. Сабантуй и отчасти тіаргатуй, повторяя в основных чертах джиины, майданы или байге, отличались от них, главным образом, по масштабам. Карта бутъакы, а в ряде районов и тгартатуй выступали как празднества женщин и детей.

На традиционном женском празднике карга туй. Кунашакскийрайон, Челябинская область. 1959г

 На традиционном женском празднике карга туй. Кунашакскийрайон, Челябинская область. 1959г.

Существовал также целый ряд традиционных массовых игрищ и развлечений девушек и молодых женщин. На северо-востоке они называ­лись ъъц?ар тауы, на юго-западе — ъы$$ар уйы- ны, в бывшем Юмагузинском районе —Гквнгэк- кэ сытыу и т. д. В летние месяцы молодые жен­щины и девушки деревни собирались на берегу реки Тили на склоне горы, сообща готовили тра­диционные кушанья, пели, веселились, устраи­вали игры. Выходили на игрища также и пожилые женщины с детьми, но в массовых раз­влечениях они не участвовали, а занимались прядением, вязкой и т. д. Обычно к концу дня к развлекающимся девушкам присоединялись юно­ши, и день заканчивался совместными играми де­вушек и юношей. На празднества приглаша­лись девушки из других деревень. Гостить у родственников в других деревнях, ездить на каргатуй и игрища поощрялось обычаем, и девуш­кам родители в этом не отказывали.

На традиционном женском празднике карга туй. На переднем плане — распорядительница праздника. Кунашакскнй район, Челябинская область. 1959 г.

 На традиционном женском празднике карга туй. На переднем плане — распорядительница праздника. Кунашакскнй район, Челябинская область. 1959 г.

По всей вероятности, в более отдаленные времена у башкир была четко разграниченная система родовых и племенных торжеств, особое место среди которых занимали женские празд­ники. Определенным образом вплетались в эти празднества и свадебные торжества — туй, ко­торые, очевидно, были и оставались в течение продолжительного периода не семейным, а об­щественным праздником. Убедительно свидетельствует об этом как сама свадебная обряд­ность, насыщенная массовыми сценами и про­никнутая духом родовой солидарности, так н двоякий смысл термина туй (свадьба, празд­ник). Постепенно социальная и идеологическая подоплека этих праздников и вытекающие отсю­да функциональные их различия были забыты и в период, предшествующий Октябрьской ре­волюции, мы уже не обнаруживаем в их прове­дении прежней четко организованной системы. Более того, в XIX — начале XX в. выявилась и прокладывала себе дорогу тенденция к унифика­ции и слиянию разнородных праздников. Широ­кое распространение, очевидно, иод влиянием татар, получил и из года в год расширял сферу употребления термин Иабантуй (праздник плу­га), хотя сами празднества продолжали сохра­нять специфику скотоводческого быта (выезд на поляну со всем семейством и домашним скар­бом, сильно напоминающий перекочевку на лет­ние пастбища, большая ролі, в состязаниях конных скачек и т. д.). Мусульманское духовен­ство делало попытки придать этим древним праздникам религиозную направленность (в частности, внести сцены публичных молений об урожае и плодородии скота) и привести орга­низационные принципы их проведения в соот­ветствие с нормами и установлениями шариата (запретить женщинам участие в состязаниях и пресечь совместные игры юношей и девушек). В какой-то мере духовенству это удалось, но празднества в целом сохраняли первоначаль­ную народную основу. Женщины по-прежнему проявляли в них большую активность, принима­ли деятельное участие как в сценах массовых развлечений, так и в состязаниях, особенно в беге. В Курганской и отчасти в Челябинской об­ласти еще в первые десятилетия нашего века можно было наблюдать борьбу среди женщин. Что касается молений, то эти религиозные но­вовведения соблюдались лишь эпизодически и далеко не всюду.

Однако в течение столетий ислам влиял на дореволюционный общественный быт башкир­ского села. Праздники мусульманского кален­даря — корбан байрамы, ура$а байрамы, мэулет байрамы и другие — соблюдались башкирами, правда не с фанатической приверженностью, но довольно исправно. Праздники мусульманского календаря, будучи, как и всякая религиозная об­рядность, явлением общественным, проникли в сферу семейной жизни и стали одновременно семейными торжествами. В сущности, сугубо об­щественный официальный момент в этих празд­нествах сводился в основном к публичным моле­ниям п проповеди (вдтэз) в мечети. Основное содержание мусульманских праздников у баш­кир заключалось в том, что каждая семья заби­вала скот и принимала гостей, делала подноше­ния представителям духовенства, а также людям пожилым и бедным. Поэтому все праздники соп­ровождались массовым убоем скота. За день од­ни и те же лица успевали побывать в гостях у 5—7 хозяев и так в течение нескольких дней, иногда недели. Муллы, муэдзины и другие ду­ховные лица были обязательными и постоянны­ми участниками трапез, хотя сами они гостей у себя не принимали.

Если лето было временем ярких и многолюд­ных народных празднеств, игрищ и состязаний на лоне природы, проводимых в промежутки между отдельными циклами сельскохозяйствен­ных работ, то зимой, особенно в ее второй по­ловине, в жизни деревни наступало относитель­ное затишье. Правда, в начале зимы после убор­ки и обмолота хлебов, после перевода скота в зимние загоны, наблюдалось заметное оживле­ние в общественной жизни села. Каждый заби­вал скот и птицу, делал запасы мяса, муки и других продуктов на зиму, приглашал своих род­ственников и друзей; последние отвечали тем же. Это был сезон взаимных визитов ('кунакла- шыу), твердо вошедших в обычай. Не составля­ли исключения и бедняки, поскольку существо­вало поверье, что человека, пренебрегшего за­коном гостеприимства, постигнет разорение и несчастье. И лишь батраки не могли пригла­шать. А их, однако, приглашали, но приглашали для того, чтобы они помогали хозяевам на кух­не, присмотреть за скотом и т. д. В условиях ка­питализма, резкого социального и имуществен­ного расслоения и ослабления родственных свя­зей среди крестьянства каждый звал ft себе только равных себе и ходил в гости к ним же. Небольшие отклонения от этого неписаного пра7 вила не меняли общей'жартины. Поэтому в се­зон nynaTtAauibiy, как и во время религиозных праздников, деревня разбивалась на несколько групп, по-своему отражающих социальную гра­дацию ее населения.

С началом зимы связано и такое обществен­ное явление, как ка? вмэке. На разделывание птиц, главным образом гусей, каждая более или менее состоятельная семья собирала девушек и отчасти молодых женщин и это, в конечном сче­те, выливалось в своеобразный праздник с пес­нями и шутками, со смехом и весельем. Весь день девушки ощипывали и потрошили гусей, шумной ватагой ходили к речке, а хозяева уго­щали их праздничным ужином. Заканчивались такие помочи совместными развлечениями деву­шек и юношей.

Были известны также специальные сборы молодежи — аулатг и урнаш. Для проведения этих сборов выбирался какой-либо свободный в деревне дом. Договорившись об устройстве ау- лак, девушки собирали продукты: яйца, масло, сметану, муку, крупу и т. д. — и готовили ку­шанья. Собравшись вечером, они угощали друг друга, пели, плясали и веселились. Довольно широко была распространена игра в кости (ашыъ сагыу). Обычай запрещал участвовать юношам в таких вечеринках. Для соблюдения приличий присутствовала на вечеринке одна из пожилых женщин, но молодежь, однако, умудря­лась тем или иным способом усыпить ее бди­тельность и пропустить в избу юношей; в иных случаях во время таких вечеринок происходили знакомства, встречи и свидания молодежи.

Урнаш отличался от аулатг менее строгими запретами и большей свободой нравов. После урнаша девушки обычно оставались ночевать в до­ме, где происходили игры. Такая особенность этого института, по-видимому, отражена и в его названии.

Временем, удобным для обора молодежи, считался период религиозных празднеств, или взаимных визитов, когда старшее поколение, будучи в гостях или занятым приемом гостей, ма­ло обращало внимания на молодежь.

Классическим сезоном свадеб у башкир бы­ло лето, но в связи с упадком скотоводства и постепенным превращением земледелия в ос­новное занятие башкир в XIX и особенно в XX в. наблюдалась тенденция устраивать свадь­бы в зимний период. В ряде районов, главным об­разом на севере, где традиции земледельческого хозяйства успели пустить более глубокие корни, такая тенденция постепенно становилась прави­лом. Поэтому первая половина зимы, характе­ризующаяся относительным достатком, изобило­вала в этих районах свадьбами, которые сопро­вождались публичными торжествами, играми и состязаниями.

Немалую роль в общественной жизни дорево­люционной деревни играли осенне-зимние яр­марки и базары. Удовлетворение потребностей сельского населения в XIX — начале XX в. за­висело в значительной мере от рынка. Каждый глава семьи часть хлеба и скота продав'ал на рынке и на вырученные деньги покупал чай, са­хар, одежду и предметы хозяйственного и бы­тового обихода. Ярмарки, рынки были местом не только купли и продажи, но также встреч и свиданий, во время которых совершались сдел­ки и сговоры, завязывались товарищеские и де­ловые связи. Заканчивались эти встречи взаим­ными угощениями и порою попойками, а иные незадачливые хозяева на ярмарках и по пути домой проматывали чуть ли не все свое состоя­ние. Так или иначе поездки на ярмарки и база­ры и связанные с ними события составляют ха­рактерные штрихи в картине зимней жизни до­революционного села.

Примерно с середины зимы в деревне уста­навливалась размеренная жизнь. Размеренность эта нарушалась, если какой-либо религиозный праздник, меняющий свое место в течение года по скользящему лунному календарю, приходил­ся на конец зимы или раннюю весну. Но это бы­ло сущим разорением для населения, так как способствовало уничтожению и без того скуд­ных запасов продовольствия.. С нетерпением до­жидался народ каждый год прихода лета, вместе с которым наступала нора относительного бла­гополучия, оздоровляющего труда и шумных праздников.

* * *

Встреча Нового года — праздник новый для башкир. В школах и отчасти в клубах новогод­ние елки начали устраиваться уже в 20—30-е годы. В этом нельзя не видеть влияние гррода и русского населения края. С провозглашением первого дня января нерабочим днем Новый год окончательно утвердился как общенародный праздник. Сейчас в каждом клубе, Доме культу­ры проводятся новогодние вечера, балы-маскара­ды и утренники с елкой, а Дед-Мороз (Кыш ба­бай) стал у башкирских детей таким же люби­мым и желанным гостем, как и у русских.

Клубные и школьные новогодние вечера про­водятся по типу городских и мало чем отлича­ются от них, ибо проводниками этих новшеств являются учителя, культурно-просветительные работники и другие представители интеллиген­ции, получившие воспитание в условиях города, на городских культурных традициях. Стали очень популярны на вечерах конкурсы на ориги­нальные и остроумные костюмы, на лучшую пляску или танец, на лучшее исполнение песни, чтение стихотворения или рассказа и т. д. Ши­рокое распространение получают состязания в остроумии, находчивости и смекалке. Местный колорит придают этим вечерам костюмы, мест­ная речь, местная обстановка, местные особен­ности культуры в целом.

Новый год празднуют и дома. Во многих семьях, особенно среди интеллигенции, встреча­ют Новый год за праздничным столом у елки. В таких семьях детям делают подарки от име­ни Деда-Мороза, нередко обмениваются подар­ками и взрослые. Входит в обычай обмен позд­равительными открытками и телеграммами. Однако в большинстве сельских семей Новый год встречают без специфических атрибутов этого своеобразного праздника (елки, Деда-Мо­роза, подарков), а ограничиваются лишь празд­ничной трапезой и приемом гостей. Как и Ок­тябрьский праздник, Новый год считается в народе удобным временем для свадебных и иных семейных торжеств. На эти дни назнача­ются бракосочетания и свадьбы, приглашаются родственники и друзья. В таких случаях празд­нества длятся несколько дней и сопровождают­ся многолюдными увеселениями.

Одновременно и старым, и новым праздни­ком деревни является сабантуй. Старым пото­му, что он связан своим происхождением с традиционными торжествами типа джиин-май- дан-байге. Сформировавшись на основе древ­них праздников, он вобрал в себя все те их эле­менты, которые соответствуют духу нашего времени и образу жизни народа; но современ­ный сабантуй в то же время существенно отли­чается от старых праздников.

Во-первых, он синкретичен, он заменил со­бой целую систему массовых сборищ и увесе­лений, соответствовавшую в прошлом много­ступенчатой родоплеменной организации кочев­ников и полукочевников; во-вторых, освободив­шись от религиозного налета, образовавшегося в народных празднествах в результате вековых усилий мусульманского духовенства, сабаптуй обогатился совершенно новыми элементами, проникшими в жизнь деревни в советский пе­риод. Иными словами, сабантуй —.это транс­формированный в соответствии с новыми усло­виями жизни деревни, традиционный народный праздник башкир. Формирование сабантуя было процессом в известной мере стихийным, проис­ходившим, главным образом, в силу глубокой и прочной связи летних празднеств с народным бытом и народной психологией. В пылу борь­бы со старыми обычаями были сделаны попыт­ки отказаться от старых названий, переимено­вать эти массовые летние торжества в спарта­киаду или массовое гулянье. Но ни то, ни дру­гое не привилось, ибо под новыми неудачными названиями слишком четко -вырисовывались контуры древнего народного праздника, вклю­чающего громадный комплекс игр и развлече­ний. В настоящее время процесс вживания са­бантуя в общественную жизнь современной социалистической деревни вполне завершился. Он хорошо гармонирует с новыми обществен­ными празднествами и мало чем отличается по своему характеру от таких праздников у дру­гих народов, как праздник урожая, праздник Песни и т. д. Нельзя не отметить, что всюду утверждается название сабантуй, вытеснив та­кие старые наименования, как джиин, майдан и другие. Правда, местами наблюдается парал­лельное существование и старых названий, но наметившаяся тенденция к унификации терми­на пробивает сопе дорогу довольно решительно. В частности, башкиры-гайнинцы Пермской об­ласти районный сабантуй по старой привычке называют бардадзинн (по наименованию рай­центра Барда), а колхозные — сабантуй. В Челябинской области сабантуй малого масшта­ба обычно, именуют тгаргатуй, а общеколхозные и районные — Набантуй, реже майдан.

Примечательно и другое. Сабантуй утвер­дился в быту и небашкирского населения рес­публики и края: русских, марийцев, мордвы и других. Этому способствовало и способствует смешанное расселение и давние культурные контакты башкир с пришлым населением, мно­гонациональный характер населения современ­ных крупных хозяйственных коллективов — колхозов и совхозов. Случается, что местом проведения сабантуя выбирается нередко село со смешанным или даже преимущественно рус­ским или иным* небашкирским населением — центральная усадьба колхоза или совхоза, рай­центр. Проводятся сабантуи и в городах Урала, в том числе в таких крупных промышленных центрах, как Челябинск, Свердловск.

Как видно, сабантуй превратился ныне в наиболее массовый межнациональный летний праздник народов Урало-Волжского региона.

К настоящему времени вполне выработа­лись и окрепли организационные формы сабан­туя: всюду празднуют его почти по одному об­разцу.

Сезон сабантуев — это время между весен­ним севом и сенокосом. Собственно и праздник- то посвящается окончанию весенних работ. Предпринимая в июне поездку в любой район Южного Урала, можно безошибочно попасть на сабантуй какого-либо колхоза, совхоза или района. Наблюдаются небольшие различия и сроках проведения сабантуя между южными и западными районами, с одной стороны, и се­верными и северо-восточными — с другой. Но различия эти продиктованы особенностями климатических условий этих районов; на юге и западе весна наступает несколько раньше, чем на севере и востоке.

Выбирается для сабантуя красивая и ров­ная местность у реки или озера. Сюда в день праздника стекается все население окрестных сел. Пестрый и шумцый поток людей, машин и повозок, велосипедов и мотоциклов в солнечное июньское утро представляет запоминающуюся картину. На площади, в центре которой уже возвышается длинный шест с· развевающимся флагом сабантуя, людей встречают транспаран­ты с надписями «Добро пожаловать на сабан­туй!», «Праздничного настроения, дорогие то­варищи!». Торговые павильоны, палатки и ав­толавки уже с вечера перебрались сюда. Весе­лая музыка, многоголосый гомон, смех...

Люди устраиваются группами или отдель­ными семьями на участке, отведенном для их бригады или деревни, и вливаются в толпу разв­лекающихся. Молодежь затевает игры, старики находят себе собеседников, своих ровесников — приятелей или слушателей, а повара ставят са­мовары, устанавливают котлы и начинают го­товить традиционный бишбармак. Для каждой бригады или аула обед готовится отдельно. Кро­ме того, каждая хозяйка берет с собой прнго- товленпые заранее кушанья и напитки, само­вар и необходимую утварь.

Современный сабантуй заметно модернизи­рован. Установлены громкоговорители, изве­щающие о распорядке праздника, оборудованы трибуны и эстрада для артистов — самодеятель­ных или профессиональных, площадки для со­ревнований по волейболу, прыжкам в высоту и длину и т. д. Где-то в стороне виден ровный ряд автомашин и мотоциклов, внушительно на­поминающих о характере нашего века. В толйе можно увидеть людей с красными повязками — распорядителей праздника и блюстителей по­рядка и в белых халатах — медицинских работ­ников.

Праздник открывается торжественным ми­тингом. Председатель колхоза или директор совхоза оглашает итоги весенних работ и вру­чает премии победителям социалистического соревнования. Премии даются как отдельным лицам, так и целым коллективам: бригадам, от­делениям, фермам. Митинг — одно из новшеств в распорядке сабантуя, вызванных к жизни ха­рактером общественных отношений нашего вре­мени и потому — вполне оправданных. Но не­редко люди, подверженные бюрократизму, охот­ники до длинных докладов и словесных пре­ний, стремятся выхолостить колорит народного праздника, проявляют недопонимание игрового начала в нем и стараются превратить его в оче­редное мероприятие. К счастью, таких против­ников сабантуя с каждым годом становится все меньше, и народный праздник, не изменив сво­ей природы, входит в полную свою силу.

Самовар — почетный приз на сабантуях. Налаирский совхоз. 1961 г.

 Самовар — почетный приз на сабантуях. Налаирский совхоз. 1961 г.

Сабантуй наших дней, как и старый, — праздник преимущественно спортивный, в про­грамме которого большое место занимают тра­диционные состязания, особенно конные скач­ки и национальная борьба.

На скачки, которыми начинается спортив­ная часть праздника, собираются все участники сабантуя. Для башкир это не только занима­тельное зрелище,. 5десь каждый заинтересован в исходе: чей конь будет самым быстрым и вы­носливым, и кто окажется его достойным наезд­ником? Заинтересованность эта имеет свою из­вилистую историю. В далеком прошлом в осно­ве ее лежало чувство родовой солидарности, а в эпоху капитализма на первый план выступа­ли соображения материальной выгоды, нажи­вы. В ход были пущены подкупы, угрозы, дра­ки. Древняя традиция теряла породившую ее почву и смысл. Лучший конь уже не был са­мым лучшим, а батырами становились не са­мые ловкие и сильные. Решали деньги и власть. Советское время избавило эту народную тради­цию от насилия. Основой заинтересованности в спортивных соревнованиях — скачках, борьбе и т. д. — снова стала солидарность людей — на этот раз солидарность трудовых коллективов.

Из разных аулов набирается до двух десят­ков и более скакунов. Наездниками, как прави­ло, выступают подростки. В зависимости от особенностей местности выбирается дистан­ция — круговая пли прямая. Лошадей пускают всех сразу, и потому скачки с самого начала приобретают характер острой и напряженной борьбы. Многие копи, особенно при круговой дистанции, не выдерживают напряжения и сходят с дорожки. Сразу после финиша радио объ­являет победителей (кличку лошади, имя на­ездника, название колхоза) и присуждаемые награды. В прошлом джигитов встречала у фи­ниша девушка или самая молодая в деревне за­мужняя женщина. Всадник, который первым заканчивал дистанцию, на скаку вырывал из ее рук вышитый. їїлаток, тканое или вышитое полотенце Кое-где сейчас устраивают сорев­нования в упряжках.

Скачки, как и борьба, привлекают всеобщее внимание на сабантуе. Зилаирский совхоз. 1964 г.

 Скачки, как и борьба, привлекают всеобщее внимание на сабантуе. Зилаирский совхоз. 1964 г.

После традиционного бега начинается борь­ба. О башкирской борьбе писалось много и до революции, и в наше время. Приемы борьбы остались прежними, и, очевидно, потому судья­ми являются обычно пожилые. Этот народный вид спорта хотя и несколько утратил прежнее значение, но и ныне он очень популярен. Борь­ба, так Hie как скачки, привлекает наибольшее число зрителей. Самые ценные призы присуж­даются борцам; лучшие борцы пользуются из­вестностью и славой.

Арена представляет круг, возле которого плотным кольцом устраиваются зрители и бу­дущие участники. Внутри круга располагают­ся двое-трое судей, около них — сложенные в кучу поощрительные призы-подарки. В середи­ну выходит один из желающих побороться и берет у судьи кушак или полотенце. За ним вы­ходит второй, который уже успел присмотреть­ся к противнику и мысленно оценил его силу. Противники обхватывают друг друга полотен­цами по талии так, чтобы правая рука одного проходила под левой другого, и начинают борь­бу. Победителя усаживают на особо отведенное место в круге, а побежденный получает поощ­рительный подарок и выбывает из круга. Вы­ходят вторая, третья, четвертая пары борцов и каждый раз побежденный, получив положен­ный поощрительный приз, выбывает из числа борцов, а победители устраиваются внутри кру­га. И так до тех пор, пока не испытают свои силы все желающие принять участие в сорев­новании. По такой же системе устраиваются встречи между победителями и призы вручают­ся только тем, кто терпит поражение. Число ту­ров зависит от числа участников и с каждым туром возрастает ценность приза. Лишь послед­ний приз, наиболее ценный и почетный, при­суждается победителю финала.

По традиции, мелкие призы для участников соревнования, особенно для борцов, в значи­тельной своей части собираются у населения. Это — вышитые карманные платки, кисеты, полотенца с тканым или вышитым узором и т. д. Ценность призов для победителей борь­бы и других видов состязаний зависит от масштабов сабантуя и состоятельности его ор­ганизаторов — предприятий и учреждений. Для борцов это может быть баран, самовар, часы, велосипед, что-нибудь из одежды, приемник и т. д. Предметы эти приобретаются на средст­ва, выделенные колхозами, совхозами или дру­гими предприятиями и учреждениями.

Отборочная система в организации борьбы утвердилась недавно, очевидно под влиянием официальных спортивных соревнований. Расширение программы сабантуя (включение новых видов спорта, митинг, концерты художе­ственной самодеятельности и артистов) потре­бовало сократить время, отводимое для борьбы. ^ прошлом же борьба устраивалась но принци­пу «выходить на победителя». Каждый борол­ся не переставая до тех пор, пока ого не победят, поэтому наиболее опытные п сильные борцы выступали только в конце. Правда, слу­чалось и так, что уверенный в своих силах известный борец выходил на арену одним из первых и, свалив с десяток людей, не находил себе противника; ему вручали премию и этим заканчивал осі, состязание.

В организации башкирской борьбы проявля­ется еще одна современная черта — кое-где на сабантуях борцов начинают разбивать на кате­гории по их весу. Пока трудно скачать, на­сколько это явление понравится народу, но оно имеет сейчас весьма ограниченное распро­странение.

Борьба, скачки, бег взапуски представляют основные традиционные состязания башкир. Начиная с прошлого века они составляют стер­жень спортивной программы сабантуя. В более отдаленные времена, как свидетельствуют об этом многочисленные предания и фольклорные сюжеты, такое же значение имела стрельба из лука. Целыо служил перстень знатной и кра­сивой девушки, па руку которой претендовали батыры-джигиты и моргены.

Остальные виды состязаний были с шуточ­но-юмористическим акцентом π носили харак­тер занимательных зрелищ, развлечений. Эту природу они сохраняют и в наши дни. Таковы бой мешками, наполненными сеном; бег в меш­ках; бег мужчин, попарно связанных за ноги; бой горшков с завязанными глазами; бег с лож­кой в зубах, в которой находится сырое яйцо; перетягивание друг друга канатом (группами и в одиночку); лазание по качающемуся нак­лонному бревну; лазание на шест и т. д.

Сцена для сабантуя. Нязенетровский район, Челябинская область. 1959 г.

 Сцена для сабантуя. Нязенетровский район, Челябинская область. 1959 г.

Спортивная программа современного сабан­туя стала шире: она включает ряд новых для башкир видов спорта: прыжки в длину и в вы­соту, поднятие тяжестей (гири, штанги), во­лейбол и т. д. Заметно пополняется также арсе­нал шуточных состязаний. В частности, кое- где практикуется соревнование велосипедов на самый тихий ход.

Составной частью сабантуя становятся кон­церты художественной самодеятельности и вы­ступления артистов. Разумеется, это новшест­во, но оно имеет своего предшественника. Про­образом этих концертов в прошлом были состя­зания импровизаторов-острословов и музыкантов.

После праздничного обеда взрослые и дети разъезжаются по домам. Но долго еще, до позд­него вечера, в долине не умолкают громкий смех, шутки и песни молодеяш.

Таково основное содержание современного башкирского сабантуя. В нем сохранилось то, что не противоречит духу нашего времени, со­ответствует сложившимся общественным при­вычкам и представлениям. Спортивно-игровое начало в нем, освобожденное от религиозных ограничений и торгово-деляческих сделок, за­звучало по-новому. В структуру этого народно­го праздника общественность ввела немало новшеств. Примечательно, что эти нововведения в своей подавляющей части, вытекая из‘ самой сущности современной общественной жизни, в то же время являются органическим продолже­нием традиций.

К настоящему времени вполне окрепли ор­ганизационные формы сабантуя. Но это еще не значит, что процесс совершенствования празд­ника исчерпал себя и должен прекратиться. Этот поистине народный праздник как слож­ный и единый комплекс различных спортивно­игровых и общественно-бытовых действий яв­ляется продуктом многовекового коллективного творчества народа. И в каждом отдельном слу­чае конкретные условия жизни ставили и впредь будут ставить перед организаторами са­бантуя все новые и новые вопросы, которые нужно решать в процессе проведения праздни­ка. Отсюда живучесть сабантуя, его удивитель­ное соответствие на каждом новом этапе образу жизни и психологии народа. В этом же заклю­чается одна из гарантий его совершенствова­ния в будущем.

Кроме того, в настоящее время наметился определенный круг общих вопросов, возникших в связи с включением в распорядок праздника новых видов спорта и художественной самодея­тельности. Программа сабантуя, как отмеча­лось выше, значительно расширилась, и это об­стоятельство привело к многоплановости празд­ника, к параллельному проведению соревнова­ний одновременно по нескольким видам спорта. В свою очередь, это в заметной мере наруши­ло прежнюю стройность и целеустремленность праздника, обусловило некоторую рыхлость его организационного строения, особенно к концу торжеств. Не случайно, что вторая половина сабантуя, начиная с борьбы, проходит менее организованно, чем начало. Общественности, вероятно, предстоит решить вопрос о некотором ограничении программы в целях обеспечения ее организационной компактности, о целесооб­разности или нецелесообразности включения в нее тех или иных видов спорта, о месте и ро­ли художественной самодеятельности, о соотно­шении спортивного и культурного, официаль­но-делового и игрового начал.

* * *

В процессе культурного сотрудничества на­родов в жизнь башкирской деревни проникают новые традиции, новые обряды и праздники. К числу их относится праздник Урожая, став­ший сейчас общесоветским сельским праздни­ком. Инициаторами этого праздника являются общественные организации, в первую очередь партийная и комсомольская. Они прилагают большие усилия к тому, чтобы праздник как можно был ярче, торжественнее. Вот как про­ходил этот праздник, в частности, в колхозе им. Кирова Кумертауского района. Дом куль­туры колхоза празднично убран. Обширное светлое фойе вместило все богатство красок. В центре внимания большая выставка урожая, на которой представлены экспонаты всех выращи­ваемых в колхозе культур: тучные снопы пше­ницы, ячменя, проса, овса и т. д. Рядом с вы­ставкой — Доска почета, украшенная букетами полевых цветов. На трибуну поднимается сек­ретарь парткома, который рассказывает о за­служенных людях колхоза. Председатель кол­хоза вручает Почетные грамоты и премии ве­теранам колхозного труда. Под звуки горна и дробь барабана по центру зала торжественно проходят со знаменем пионеры и приветствуют своих родителей. Они благодарят взрослых за их героический труд, за свое счастливое детст­во и вручают цветы членам президиума.

После небольшого перерыва в зале гаснет свет. На экране световая сатирическая газета «Чаян». Она отражает итоги рейда, проведен­ного по· животноводческим фермам и лагерям. В конце торжества выступают самодеятельные артисты.

В крупных населенных пунктах и в район­ных центрах во время праздника Урожая устраиваются гулянья и массовые развлечения в парке культуры или на поляне, спортивные состязания и пгрнща.

Указом Президиума Верховного Совета СССР введено празднование Дня работника сельского хозяйства. 7 октября НИН) г., когда впервые отмечался этот праздник, в клубах л Дворцах культуры, в парках и на стадионах состоялись массовые торжества трудящихся деревни. Передовики сельскохозяйственного производства были награждены премиями и грамотами, в их честі, были устроены концер­ты. В ряде районов к лтому дню были приуро­чены смотры-фестивали художественной само­деятельности. Местами, следуя старому обы­чаю, были организованы традиционные скачки, соревнования по национальной борьбе и другим видам спорта.

Есть все основания верить, что День работ­ников сельского хозяйства станет в скором бу­дущем всенародным традиционным праздником осени в деревне, который вберет в себя наибо­лее удачные элементы ранее существовавших, но еще не успевших превратиться в народную традицию осенних праздников — Урожая, Зо­лотой осени. Тот опыт, который накоплен пар­тийно-советскими органами и комсомольскими организациями. по устройству этих праздников, поможет быстрому оформлению организацион­ных принципов нового праздника. Будет спо­собствовать этому и тот факт, что осенний праздник села получил отныне юридическое оформление.

Становятся традицией профессиональные праздники: День механизаторов, День живот­новодов. В праздничной обстановке отмечают свой день учителя, работники кооперации, ме­дицинские работники и т. д. Обычно все эти праздники, в том числе и регламентируемые государственным законодательством (День учи­теля, День рыбака) приурочиваются к окон­чанию или началу цикла работ по данным про­фессиям. Каждый из этих профессиональных праздников состоит из двух частей: первой — официально-деловой, во время которой подводятся итоги прошедшего сезона (учебно­го года, отчетного периода, хозяйственного го­да и т. д.), происходит обмен опытом и мнения­ми, и второй — развлечени й. Вторая часть включает концерт, праздничный обед, часто гулянья, спортивные состязапия и игры.

Как видно, бытующие в современных усло­виях общественные праздники деревни весьма разнообразны. Это разнообразие соответствует многогранности народного быта, сложности и многоплановости общественной жизни. Они различаются не только по своему содержанию и назначению, но и по своей общественной зна­чимости, по степени проникновения их в народ­ный быт, по маоштабам и степени воздействия на людей, на ик образ жизни, психологию. Од­ни праздники опираются на вековые традиции и проходят по установившимся канонам, дру­гие — такие, как например, общесоюзные торжества, хотя и не имеют столь длительной истории, но благодаря своей значи­мости прочно утвердились в народной жизни и украсили ее. В то же время большая часть празднеств переживает стадию первоначально­го оформления, становления, еще не успев об­расти необходимой обрядностью, не успев стать общественной привычкой, потребностью. Это относится прежде всего к профессиональным праздникам и праздникам-мероприятиям, кото­рые пока еще устраиваются по почину общест­венных организаций.

Такие различия в степени внедрения празд­ников свидетельствуют о подвижности совремейного быта. В наши дпи народный быт стал намного динамичнее, хотя относительный его консерватизм, в сравнении с темпами производ­ственной и политической жизни, остался в си­ле. Общественный быт, в том числе общественные празднества, составляют наиболее чуткую на внешние и внутренние возбудители, наибо­лее живую и изменчивую часть пародного быта.

Н. В. Бикбулатов

Из книги «Башкирский аул», Уфа, Башкнигоиздат, 1969

 


[1]  Бэйге называются также всюду у башкир состя­зания по верховой езде, проводившиеся во время об­щественных и свадебных праздников.

Читайте также: