ГлавнаяМорской архивИсследованияБиблиотека












Логин: Пароль: Регистрация |


Голосование:
Вам нравится наш сайт?


Отличный сайт!
Хороший сайт
Встречал и получше
Совсем не понравился





» » Эволюция кыргызской культуры
Эволюция кыргызской культуры
  • Автор: Malkin |
  • Дата: 11-12-2014 18:39 |
  • Просмотров: 2660

При выделении памятников, относящихся к енисейским кыргызам, С.А.Теплоуховым намечены группы средневековых погребе­ний второй половины I - начала II тыс. н.э. Наряду с "камен­ными курганами" - чаа-тасами, отнесенными к V - VII вв. н.э., выделены "одиночные каменные курганы" с погребениями в со­провождении коня - VII в. н.э. и "каменные курганы VIII - X вв. н.э.", в которых встречаются погребения с конем и без коня/ К этому времени были отнесены разнообразные предметы торевти­ки, заимствованный от соццийпев алфавит "орхонского письма", каменные изваяния 2. К XI - ХI вв. были отнесены "плоские мо­гилы" с одиночными трупоположениями, к ХIII - ХIV вв. – грунтовые захоронения по обряду трупоположения . В отношении эволюции С.А.Теплоухов прямо не высказывался, однако, связав хроноло­гические группы с определенными историческими событиями, ука­зал на воздействия на местную культуру извне, как-то: "поко­рение кыргызов тюрками в VII в.1', контакты с Китаем, уйгурское завоевание в VIII в., выход кыргызов в Центральную Азию в IX - X вв. 4 Судя по логике рассуждений автора, эти события послужили причиной трансформации кыргызской культуры в VII - X вв.

Позднее систематизацией кыргызских древностей занималась Л.А.Евтюхова. Автором было выделено четыре типа средневековых погребенийК VII-VIII вв. н.э. отнесены чаа-тасы и захоро­нения по обряду трупосожжения под небольшими каменными курганчиками, к VIII-IX вв. н.э. - "узкие длинные могилы” с трупосожжениями и трупоположениями, к IX в. - погребения о ко­нем Л.А.Евтюхова предполагала, что кыргызы в IX в. смени­ли погребальную обрядность, перейдя от кремации на отороне к ингумации, включая захоронения с конем 7. Инвентарь из всех намеченных групп погребений Фактически не был хронологически дифференцирован Л.А.Евтюховой, поскольку аналогичные предметы относятся то к характерным типам вещей VII - VIII вв., то к "но­вым формам" IХ - X вв.8 С.В.Киселев относил к VI – VIII вв. кур­ганы чаа-тас и курганчики "рядового населения"; к IX - X вв.

-   погребения с конем и захоронения знати по "архаичеcкому об­ряду сожжения" Инвентарь обеих групп охарактеризован сум­марно, однако в отдельных случаях автор противопоставляет трехлопастные стрелы VI-VIII вв. плоским, изготавливавшимся, по его мнению, в IX - X вв., "копенский стиль" в торевтике более позднему - "тюхтятскому" Другие исследователи, ра­ботавшие на Енисее в 20-30-е годы, В.Г.Карпов и В.П.Левашова не выделяли в составе средневекового периода отдельных хроно­логических этапов, описывая эти материалы суммарно. Позд­нее В.П.Левашова поддержала точку зрения о переходе "кыргыз-хакасов" на обряд трупоположения с конем в IX в.

Существенные изменения в оценках эволюции кыргызской куль­туры произошли в 50-60-е годы, когда в научный оборот были введены материалы из раскопок кыргызских памятников в Туве. Появились некоторые новые данные из Минусинской котловины. Л.Р.Кызласовым было предложено передатировать чаа-тасы вплоть до X в. На материалах Тувы автором было выделено два эта­па кыргызокой культуры: IX - X и XI - ХII вв. Точка зрения о принадлежности кыргызам курганов с трупооожжением в Туве была поддержана С.И.Вайнштейном, А.Д.Грачом, Д.Г.Савиновым. Поначалу вызвало сомнение отнесение к числу кыргызских - памятников XI - ХII вв. Д.Г.Савинову принадлежит мысль о выделении различных вариантов в кыргызской культуре XI-XII вв.: "минусинского и "тувинского" ^.

Эпоха чао-тас

Во второй половине 70-х годов Л.Р. Кызласов предложил выде­лить из состава кыргызских древностей три самостоятельные культуры, следующие одна за другой: чаа-тас - V - IX вв., тюхтятская - IX - середина X в., аскизская - X - ХIV вв. Как видно, хронология существования этих "культур" была значите­льно изменена в сравнении с прежними представлениями без ка- кой-либо аргументации. Эти предложения были активно поддержа­ны И.Л. Кызласовым, начавшим именовать памятники X - ХII вв. - "малиновским", а ХIII - ХIV - "каманским этапом аскизской куль­туры" 9. Затем "малиновский этап" был поделен на три перио­да: эйлиг-хемский, оглахтинский и черновский, при этом ока­зался смещенным на начало ХШ в. - рубеж малиновского этапа Дробление кыргызских древноотей на хронологические отрезки было продолжено Л.Р.Кызласовым в начале 80-х годов - два эта­па в культуре чаа-тас: утинский – VI-VII вв. и копенский - VIII - первая половина IX в.2* Ряд исследователей, восприняв первоначальную схему деления Л.Р.Кызласовым кыргызских древ­ностей на две культуры, предлагали свои варианты этого члене­ния. Я.И.Сунчугашев выделил памятники VI - IX и VIII - ХII вв.22 М.П.Грязнов предложил объединить в пределах "кыргызского вре­мени" культуры "чаа-тас" - VI - IX вв. и "аскизскую" - X - ХII вв. 23 Г.В.Длужневская предположила, что кыргызская куль­тура в Туве в X в. "трансформируется в аскизскую" 24. Позднее она выделила несколько локальных вариантов в кыргызской куль­туре Тувы, предложив каждому из них свой период существования. Согласно ее точке зрения, бронзовая торевтика с "тюхтятской орнаментацией" и железная "аскизского облика" в X - XI вв. в Туве сосуществуют, относясь к различным племенным группам кыргазов, причем "тихтятский орнамент" был воcпринят населе­нием Саяно-Алтая от киданей 2 . Г.В.Длужневокой принадлежит специальная работа, посвященная уточнение названия археологи­ческой культуры енисейских кыргызов 2®.

Вопросы периодизации рассматривались автором данной работы на материалах кыргызских погребальных памятников Минусинской котловины . Специально изучались данные о появлении кыртазов в Монголии, Забайкалье, Западной Сибири . Для уточнения вопросов хронологии, периодизации, культурной принадлежности, культурно-хозяйственного типа кыргызов был взят в качестве объекта исследования локальный район - долина р. Табат, рас­положенная на юге Минусинской котловины, где кыргызокие памят­ники находятся в непосредственной пространственной связи друг с другом, что повышает их информативность 29. Проведенный ана­лиз продемонстрировал неоправданность членения кыргызских древ­ностей на обособленные культуры, показал преждевременность "уточненной хронологии" с точностью до нескольких десятилетий. Материалы кыргызской и таштыкской культур не дают оонований для передатировки по аналогии со шкалой восточно-европейских древностей, в которых присутствуют предметы торевтики, выпол­ненные в полихромном стиле. На Енисее таких изделий нет, иск­лючая Знаменский клад, культурная принадлежность которого не ясна Абсолютная датировка мнотах комплексов кыртазской культуры основана на аналогиях и привязке к известным истори­ческим событиям. Надежно датированными могут считаться пред­меты с руническими надписями, поокольку эта письменность мог­ла быть занесена на Енисей тюрками в начале VIII в. Важным хронологическим рубежом для саяно-алтайских древностей яв­ляется время распространения кыргызских курганов в Туве в IX в. Общепринята датировка определенных комплексов мон­гольским временем ввиду находок в их составе предметов с монгольскими надписями квадратным письмом 33. В некоторых кыргызских комплексах встречаются дальневосточные монеты раз­личных династий 34. Поэтому можно считать существующую пери­одизацию кыргызских древностей вполне приемлемой для опреде­ления основных этапов эволюции кыргызской культуры. Серьез­ным пробелом в этой периодизации остается отсутствие данных по периоду позднего оредневековья, поиски которых пока не да­ла результатов. Это ограничивает возможность проследить эво­люцию кыргызской культуры до момента ее вытеснения из Мину­синской котловины в начале ХVIII в. 35 Поэтому анализ изменений в кыргызской культуре в настоящей работе охватывает периоды раннего и развитого средневековья, с VI в. по ХIV в. н.э.

В течение рассматриваемого временного интервала кыргыз- окая культура неоднократно существенным образом меняла свой облик под воздействием внутренних и внешних причин. Каждое вменение соответствует определенному хронологическому отрез­ку, получившему наименование по наиболее характерному типу памятников, либо по наиболее значимому историческому событию, отразившемуся на облике материальной культуры кыргызов.

В эпоху чаа-тас, получившую наименование по наиболее харак­терному типу памятников, охватывающую У1 - УШ вв. н.э.,кыргызcкая культура характеризуется значительным разнообразием куль­турообразующих элементов 36. В наибольшей степени изученными cреди них являются погребальные памятники - могильники чаа-таcов, включающие каменные курганы сложной конструкции - чаа-таcов, небольшие "рядовые" каменные курганчики, бескурганные грунтовые захоронения, сопроводительные погребения вокруг кур­ганных насыпей - чаа-тасов, символические захоронения - кено­тафы 37. Эти памятники распространены по всей территории Ми­нусинской котловины от предгорьев Саян до истоков Чулыма, ог­раничивая территорию кыргызской культуры в VI-VIII вз. я.э.

Наиболее известными памятниками этого времени, обративши­ми на себя внимание ученых еще в ХУШ в., являются курганы чаа-тас. Это объекты со сложным наземным сооружением в виде квадратной, прямоугольной, многогранной, округлой ограды из гори­зонтально уложенных плит. По сторонам, на небольшом расстоя­нии от внешнего края стен ограды установлены вертикальные сте­лы. В отличие от стел на тагарских курганах они не встроены в ограду и поэтому от времени покосились в разные стороны,при­давая кыргызским кладбищам совершенно своеобразный, необычай­ный внешний вид, получив у местного населения названия "чаа-тас", "оба", "кёзе". Многие кладбища этого времени также име­ли собственные названия: "Чаа-тас", "Обалых-биль", "Кеп-Обалар", "Кеп-Кёзе", "Кёзеелиг-хол" и др. 00 У наиболее крупных курганов парные стелы вынесены за линию ограды, образуя "вход". Размеры курганов сильно варьируют, диаметр развала насыпи ко­леблется от 5 до 40 м, высота насыпей от 0,3 до 1,3 м. Насыпь образована частичным развалом стен во внутрь и вне ограды.

Внутри ограды каменными плитами перекрывались могильные ямы округлой, квадратной и прямоугольной форм. В каждом кургане имелась одна, реже две могильные ямы. Стены ям обставлены де­ревянными кольями, перекрыты накатом из жердей, который подпи­рал опорный столб в центре могилы. На дне могияы помещены 1-3 скопления сожженых костей умерших, мясо овец 4-17 особей,пре­имущественно задние части туш, сосуды с жидкой пищей. Прах по­гребенных помещался в могилу в какой-либо емкости, сосуде-урие, берестяном коробе, мешочке из ткани или кожи. В некоторых кур­ганах на периферии могильной ямы и под насыпью устраивались тай­ники с наиболее ценными вещами, дорогой посудой, сбруей, укра­шениями, оружием. Нередко металлические предметы: удила, укра­шения, наконечники лопат, сошники, серпы и др. встречаются пря­мо в насыпи. Если в землеройных орудиях можно видеть средство грабежа,а в отдельных дорогих предметах - результат потерь наг­рабленного в могилах, то такие вещи, как удила, серпы, наконеч­ники стрел, пряслица вполне могли помещаться в насыпь специаль­но строителями чаа-тасов. Чаа-тасы, несмотря на бедность наход­ками в некоторых из них и существенные различия в конструкции и размерах, принято относить к аристократии, или "родовой зна­ти", высшему социальному слою кыргызского общества 39. В ооота- ве единовременных кладбищ курганы чаа-тас, как правило, немного­численны, уступая различным рядовым погребениям.

Рядовые погребения по обряду трупосожжения встречаются под насыпями небольших, округлой формы каменных курганчиков диа­метром I - 6 м, высотой - 0,1 - 0,5 м, под полами насыпей кур­ганов чаа-тас и в грунтовых ямках. Они содержат по 1-2 скоп­ления жженых костей умерших в могилах, стены которых изредка укреплены кольями, реже каменными плитами. Прах погребенных захоранивался в керамических сосудах, урнах, берестяных короб­ках, деревянных ящиках, каменных ящиках, в мешочках из ткани.

Сопроводительный инвентарь, мясо овец и сосуды в большинстве 40 случаев отсутствуют .

В зависимости от возраста по-разному хоронили кыргызы де­тей и подростков, но всех по обряду ингумации. Они погребены под насыпями небольших курганчиков до 1,5 м в диаметре и 0,2м выоотой, под полами наоыпей курганов чаа-тас, в грунтовых мо­гилах. Погребенные лежат в могильных ямах, перекрытых плитами. Дети до трех лет захоронены без сопровождения либо с 1-2 сосу­дами, дети и подростки 3-15 лет погребены с 2 сосудами и мясом овцы (рис. I) 41. Изредка детские погребения встречают­ся одиночно. Если возрастная дифференциация погребального об­ряда кыргызов устанавливается достаточно определенно, то раз­личия в захоронении мужчин и женщин не улавливаются. Иногда на площади кыргызских кладбищ встречаются курганы без погребений или пологие насыпи оо стелами, в могильных ямках которых обна­ружены черепа лошадей. Предположительно они могут быть отнесе­ны к символическим захоронениям - кенотафам 42.

Эпоха великодержавия

Другой вид памятников эпохи чаа-тас - поселения - изучен недо­статочно полно. Большинство из известных к настоящему времени поселений представляет собой развеянные дюнные стоянки - вре­менные летние и зимние поселения скотоводов 43. На поверхнос­ти жилой территории встречаются обломки кыргызский гончарной и лепной керамики, железные предметы вооружения, сбруи, инст­рументы, украшения, кости домашних животных. На некоторых па­мятниках встречены следы железоделательного производства: гор­ны, печи, железоплавильни, шлаки 44. Известно одно поселение с культурным слоем мощностью до 0,3 м. Находки на малокопенс- ком поселения представлены преимущественно фрагментами керами­ки, обломками костей овец, лощадей, коров. Есть основания пред­полагать наличие оледов жилищ округлой формы типа юрт 45. От­дельные исследователи предлагают относить к эпохе чаа-тас долговременные "храмовые” постройки и фортификационные сооруже­ния, например, "тувинскую стену" - "Омайтура” на юге Минусин­ской котловины 46. Раскопки данного сооружения убедительно продемонстрировали ошибочность такого предположения, посколь­ку это укрепление использовалось для обороны Саянского кань­она Енисея с севере 47.

К эпохе чаа-тас относятся и другие виды памятников: петрог­лифы, тамги, рунические надписи, клады. Весьма разнообразен предметный комплекс материальной культуры кыргызов в эпоху чаа-тас.

Наиболее характерна для этого периода гончарная керамика, вошедшая в литературу под названием "кыргызские вазы”. Как удалось установить Л.А.Евтюховой, вазы формировались из спи­рально скручивавшейся ленты с последующей доработкой, прикреп­лением дна и горловины 48. Вазы различаются по форме. Большин­ство из них представляют собой плоскодонные сосуды с яйцевид­ным туловом и узкой невысокой горловиной и отогнутым венчиком. Встречаются бутыли с яйцевидным туловом и очень узким горлыш­ком и шаровидные сосуды. Кыргызские вазы орнаментировались ци­линдрическим штампом, с помощью которого наносились пояски елочного орнамента. Предназначались они, вероятно, для хране­ния вина, которое, согласно летописи, кыргызы "квасили из ка­ши" 49. Гончарная посуда, по всей вероятности, была завезена на Енисей из Центральной Азии еще на тепсейском этапе таштык­ской культуры, а в эпоху чаа-тас широко изготавливалась сами­ми киргизами, о чем свидетельствуют асимметрия многих сосудов, примесь в тесте щебня, мелкой гальки, характеризующие домаш­нее производство. Помимо гончарной у кыргызов широко исполь­зовалась лепная керамика: вазы, горшки, бокалы. Нередко встре­чаются вместительные тарные сосуды-хумы, которые использова­лась и в качестве погребальных урн. Кыргазская знать пользо­валась дорогой металлической посудой, золотыми и серебряными кувшинами и кружками, блюдами. Иногда встречаются привозные лаковые чашечки 50.

Предметы вооружения в кыргызских памятниках эпохи чаа-тас сравнительно немногочисленны. В чаа-тасах обнаружены коленча­тые однолезвийные кинжалы, железные трехлопастные наконечники отрел ярусного, удлиненно-треугольного, удлиненно-ромбическо­го, удлиненно-шестиугольного и вытянуто-пятиугольного типов, железные мечи, наконечники копий, боевые топоры, панцирные пластины, обнаруженные на развеянных поселениях .

Сбруя представлена двусоставными удилами, иногда с витыми звеньями,с кольчатыми или двукольчатыми окончаниями, с эсовид- ными стержневыми псалиями и стременами с широкой подножкой,ок­руглой или пластинчатой петлей. К сбруе относятся разнообраз­ные уздечные и седельные бляшки. Многие из них орнаментирова­ны растительным или зооморфным орнаментом. В оостав сбруйных ремней входили подпружнне и уздечные пряжки и бубенцы.

Пряжки и накладки являлись необходимыми элементами наборных поясов, которые вошли в употребление у мужчин-воинов. Кыргызы, как женщины, так и мужчины, носили серьги. В качестве женских украшений носились бусы, браслеты, монеты. Сохранившиеся с таштыкских времен бронзовые амулеты о парными головками или схематическими фигурками лощадей носили мужчины52.

Деревянные фигурки баранов, обложенные золотой, серебряной и медной фольгой,служили, вероятно, как и в таштыкское время, символом обильных стад, сопровождающих умерших в загробный мир 53. В насыпях курганов чаа-тас встречаются землеройные орудия: чугунные сошники, костяные мотыги, железные серпы, железные наконечники лопат На развеянных поселениях эпохи чаа-тас попадаются бытовые инструменты: железные черешковые ножи, шилья, булавки, оселки, пряслица из стенок гончарных и лепных сосудов, куранты зернотерок, жернова ручных мельниц 55.

В инвентарном комплексе эпохи чаа-тас отражены оущеотвен- нне изменения в материальной культуре населения Минусы в срав­нении с таштыкским временем. Наиболее значителен круг заимст­вований извне в области вооружения, сбруи, сбруйной и поясной фурнитуры, украшений, металлической посуды. Практически вое перечисленные инновации привнесены на Енисей из тюркского ко­чевого мира или из стран Средней и Восточной Азии через посред­ство тюрок. От тюрок кыргызы переняли руническую письменность и обычай создания посмертных эпитафий. Устойчивое влияние древ­нетюркской культуры на кыргызскую неудивительно в свете неод­нократного покорения кыргызского государства тюркокими кагана­ми, расселения тюрок в Минусе в VIII в., династических уз правя­щих родов тюрок и кыргызов Элесте с тем "тюркизацию" кнр- гызской культуры вряд ли следует рассматривать как односто­ронний процесс механичеокого заимствования периферией куль­турных достижений центра историко-культурного региона. Пра­вильнее представлять данную фазу культурогенеза в качестве слияния из отдельных родотвенных культур в общий иоторико- культурный феномен эа счет интенсификации культурных контак­тов разных групп кочевников внутри тюркских государственных образований. Меотная кочевая знать, подчинившаяся тюркским каганам и вошедшая в военно-административную систему кагана­та, быотро переориентировалась на престижные элементы военно­дружинной культуры: военную титужатуру, комплекс вооружения, нарядную сбрую и пояса, дорогую пооуду, способ запечатления своих подвигов в надгробных эпитафиях. Можно полагать, что после завоевания кнргызоких земель и расселения на них тюрок в VIII в. тюркская военная знать временно оттеснила кыргызскую аристократию от управления государством, а после падения II Во­сточнотюркского каганата, натурализовалась среди кыргызов, привнеся в меотную культуру свои традиции

Сложнее говорить об уйгурском влиянии на кыргызов в эпоху чаа-тас, поскольку уйгурские памятники еще недостаточно изу­чены. По всей вероятности, уйгуры омогли совершить успешный военный поход в Минусу лишь в самом конце УШ в., в правление кагана Кутлуга. С этого времени отмечаетоя определенное влия­ние уйгурской орнаментики на кыргызскую и минусинско-тюркскую торевтику 58. Для чаа-тасов такие заимствования менее очевид­ны. Можно полагать, что распространение сложной растительной орнаментации, восточно-азиатоких и ирано-согдийских сюжетов в яоревтике, своеобразие в оформлении профильных изображений животных связано уже с периодом существования уйгурского ка­ганата. Не исключено уйгурское, точнее, согдийское через по- оредство уйгур влияние на фортификацию глинобитных сооружений Минуcы. В то же время между уйгурской и кыргызской гончарной керамикой сравнительно мало общего, в особенности в орнамен­тике.

В эпоху чаа-тао кыргызы эпизодически осуществляли непосред­ственные контакты со странами земледельческой цивилизации Вос­точной и Средней Азии, совершая посольства ко двору империи Тая, пригоняя лошадей для обмена, отправляя торговые караваны в Тибет, Восточный Туркеcтан и Сота 59. Какие-то предметы во­сточно-азиатского производства могли попадать на Енисей вслед­ствие дипломатических даров и торговли, в частности изделия танских торевтов, лаковая пооуда, монеты. Однако эти контак­ты не могли быть достаточно регулярными из-за дальности рас­стояния и политической зависимости кыргызов от тюрок и уйгуров.

В эпоху "великодержавия", получившую наименование по наибо­лее значительному событию в истории кыргызов - завоеванию Це­нтральной Азии , охватывающую IX - X вв. н.э.,памятники кыр­гызской культуры распространились далеко за пределы Минусинс­кой котловины,включая Красноярско-Канский район, Приобье, Ал­тай, Восточный Казахстан, Туву, Монголию, Забайкалье. Пись­менные источники свидетельствуют о проникновении кыргызов в этот период в Восточный Туркестан и к границам империи Тан61. Погребальные памятники этого времени очень разнообразны. На- ибожьшее число кыргызоких курганов IX - X вв. в настоящий мо­мент изучено в Туве. Наиболее характерным типом могильных со­оружений этого времени являются курганы хыргыс-ур, со стеной-крепидой по периметру, каменной насыпью и стелой подле курга­на. Под насыпью в неглубоких могильных ямках - 1-2, реже 3-4 скопления жженых костей умерших, мясо овцы, коровы, лошади и сосуды с жидкой пищей. Мужские захоронения богаты инвентарем, предметами вооружения, обруи, поясного набора. На отелах быва­ют нанесены изображения тамг и тексты эпитафий руническим письмом 62.

Наряду с курганами хыргыс-ур кыргызы в эпоху великодержа­вия сооружали кольцевые каменные насыпи, в основании которых иногда прослеживается стена-крепида с захоронениями по обряду сожжения, рассыпанными на горизонте Такие сооружения из­вестны под названием "хыргыcтар-сууктэр". Подобная конструк­ция надмогильных сооружений станет наиболее распространенной с начала II тыс. н.э.

В IX - X вв. встречаются курганы с крепидой, являющиеся упрощенной модификацией курганов хыргыс-ур, в которых наряду с погребениями по обряду трупосожжения находятся отдельные предметы вооружения и сбруи В указанный период известны объекты с округлой или овальной насыпью, под которой находи­лось несколько погребений в ямках по обряду сожжения, погребения о сожжением в каменных ящиках, захоронения женщин и де­тей по обряду трупоположения (рио. 2)

В отдельных районах, преимущественно на периферии Минусин­ской котловины, зафиксированы погребения по обряду трупосожжения в небольших грунтовых ямках без насыпи с предметами вооружения и сбруи.

В Приобье к кыргызской культуре принято отнооить земляные курганы о погребениями по обряду трупосожжения в неглубоких овальных ямах и на горизонте с предметами сбруи, вооружения, украшениями, керамической пооудой, характерной для данного района 67. Встречаются небольшие каменные курганы с крепидой, в могильных ямках которых отсутствовали погребения, но находи­лись отдельные предметы вооружения, сбруи, детали пояса, мясо овец. Эго символические захоронения - кенотаф. Есть курганы вообще без находок - "ложные", или "меморативные". Детей в II - X вв. кыргызы продолжали хоронить по обряду трупоположе­ния с сосудами, отдельными предметами и без вещей под насыпя­ми небольших куртанчиков, в ямках, под насыпями больших оваль­ных и округлых курганов,в ямках, в насыпях курганов хыргыс-ур Веоьма разнообразна погребальная обрядность иноплемен­ною населения, оказавшегося на землях расширившего овои гра­ницы Кыргызского каганата. В IX - X вв. достаточно обширен аре­ал распространения древнетюрноких погребений с конем. Встреча­ются древнетюркские кенотафы с манекеном вместо скелета умер­шего. Сравнительно редки погребения по обряду трупосожжения с оожжением коня, вероятно, также древнетюркские, но включившие кыргызскую погребальную обрядность . В это время известны уйгурские захоронения оо шкурой коня. Разнообразны одиночные трупоположения. В Минусинокой котловине эти погребения в ямах, о оооудами, мясом овцы и отдельными вещами, под каменными наносами можно отнести к кыргызам. На периферии кыргызского кага­ната, за пределами ооновных эемель расселения кыргызов преобла­дают захоронения местных племен. Наиболее компактно кыргызы в этот период наоеяяяи Туву, сравнительно немного их памятников в Минуое. На остальных территориях кыргызские погребальные па­мятники единичны.

Поселения эпохи великодержавия неучены в Минусинской котло­вине. Это летние и зимние стоянки скотоводов-кочевнинов, лишенные культурного слоя. На поверхности килой территории встре­чаются обломки керамики, железные предметы вооружения и сбруи, бронзовые предметы торевтики, монеты, кости домашних живот­ных На некоторых поселениях зафиксированы следы металлур­гического производства. К этому периоду, по данным Л.Р.Кызла­сова, должны относиться остатки глинобитного сооружения на р.Уйбат, определенные как "замок-дворец" кыргызского кагана . Вокруг "замка" проолежены оледы поселения. К этому периоду от­носятся и отдельные фортификационные сооружения. К эпохе вели- кодержавия относится большая чаоть кыргызских рунических над­писей и сопутствующих им тамг, наскальные рисунки, клады.

Предметный комплекс кыргызской культуры в эпоху велшсодер- жавия включая разнообразные предметы.

В курганах DC - X вв. встречается, хотя и очень редко, гон­чарная и лепная керамика. Это "кыргызские вазы", лепные горш­ки и банки Применялись кыртазами и металлические, сереб­ряные и бронзовые,кувшины с носиком, кувшинчики на поддонах, кружки, ковши, чарки. Дорогая серебряная посуда попадала к киргизам в результате грабежа уйгурских кочевий и городов и торговли о государствами Средней Азии.

Весьма разнообразен по видовому и типологическому соотаву комплеко кыргызского вооружения в эпоху великоДержавин: пала­ши, сабли, копья, боевые топоры, кинжалы, луки, трехлопастные, четырехлопаотные, двухлопаотные, плоские, трехгранно-трехлопастные, четырехгранно-четырехлопастные, трехгранные и четы­рехгранные наконечники отрел, колчаны, чешуйчатые панцири и кольчуга 74. Сбруя включала двусоставнне удила с одно- и дву- кольчатнми окончаниями, эсовидными и изогнутыми псалиями, стре­мена с округлой или пластинчатой петлей. Седельные и уздечные ремни богато украшались бронзовнми, иногда с позолотой, нак­ладками о разнообразным орнаментом 75. Пряжки и накладки вхо­дили в состав наборных пояоов. Из украшений извеотны также серьги, бусы, монеты. К этому времени отнооится большая часть тавских монет на Ениоее. На некоторых из них есть рунические надписи. Высказано предположение об использовании танских монет для денежного обращения в Кыргызоком каганате .

В кыргызских комплексах встречаются железные ножи, напиль­ники, долота, косы. К этому же времени, вероятнее все­го, относятся лемехи и отвалы танских плугов.

Характер погребальной обрядности и инвентарный комплекс

IX - X вв. отражают изменения в кыргызской культуре этого пе­риода в оравнении с эпохой чаа-тас. В литературе отмечалась генетическая овязь курганов хыргыс-ур с чаа-тасами. Действи­тельно, курганы с крепидой по периметру насыпи и одиночной сте­лой или без нее зафиксированы в отдельных случаях в соотаве могильников VI-VIII вв. Их можно рассматривать как упрощение надмогильных конструкций курганов чаа-тас, произошедшее, ве­роятно, под влиянием тюрок. В IX - X вв. более простыми стали и внутримогильные конструкции: из округлой или овальной моги­льной ямы с частоколом и подпорным столбом они превратились в неглубокие ямки. Изменился, хотя и не сразу, и сам обряд. Ре­же в могилу стали помещать заупокойную пищу, эато возросло ко­личество инвентаря. Эти изменения овязаны о военизацией жизни, возросшей подвижностью населения в ходе завоевательных похо­дов. Для обеспечения нужд длительной войны резко возросло и дифференцировалось производство оружия. В обиход кыргызского населения широко вошла богато орнаментированная поясная и сб­руйная фурнитура, воспринятая у побежденных уйгур. Награблен­ные и полученные в результате торгового обмена предметы роско­ши частично осели в погребениях. Кыргызская культура в IX – X вв. значительно расширила возможности непосредственных кон­тактов с земледельческими странами. Заметно расширился ввоз иноземных вещей. Кыртазские каганы, подобно правителям друтах кочевых держав, пытались путем ввоза таноких земледельчеоких орудий и монет стимулировать местное земледелие и ввести де­нежное обращение. С помощью чужеземных строителей была пред­принята попытка градостроительства. Эти меры, преследовавшие, в основном, фискальные цели,не учитывали реальных возможнос­тей кочевого общеотва и не привели к изменению культуры. На­оборот, в сравнении о эпохой чаа-тас кыргызская культура IX – X вв. приобрела гораздо более "общекочевничеокий характер", утратив былую провинциальную обособленность. Инвентарный комп­лекс в кыргызской культуре малоепецифичен в оравнении о куль­турами тюрок, гамаков и других кочевников конца I тыс. н.8. в Саяно-Алтайском историко-культурном районе.

В последующую эпоху, получившую наименование по основному типу памятников "хыргыотар сууктэр", охватывающую XI - ХП вв. н.э., памятники киргизской культурн распространены преимущест­венно в Саяно-Алтае 77. В отличие от предшествующего времени их немного в Туве, но значительно больше в Минусинской котло­вине. На Алтае и в Красноярском районе такие памятники единичны.

Эпоха сууктэр

Наиболее характерны для данного периода курганы типа ("хнр- гастар") "сууктэр" с кольцевой насыпью, в основании которой иногда прослеживается стена-крепида. Очень редко близ насыпи устанавливалась вертикальная стела. Под насыпью на горизонте рассыпаны остатки погребального костра, жженые кости челове­ка, железные детали сбруи, оружие, украшения. На горизонте встречаются остатки тризнн, в основном кости овцы и лошади 78.

В отдельннх курганах зафиксированы скелеты собак и кости ног (возможно, со шкурой) коней. Очень редко встречаются аналогичные бескурганнне захоронения в ямках.

В составе могильников XI - ХII вв. обнаруженн курганы, ана­логичные курганам сууктэр, но не заключавшие следов погребе­ний. Под насыпями,на горизонте,обнаружены отдельные железные предметы. Вероятно, это символические захоронения, кенотафы .

Изредка в могильниках эпохи сууктэр встречаются кольцевые курганы, под насыпями которых в могильных ямах находятся захо­ронения детей по обряду трупоположения, в сопровождении отдель­ных железных предметов (рис. 3).

Кыртазские могильники эпохи сууктэр представляют собой срав­нительно немногочисленнне, по 5-10 объектов, кладбища воинов- дружлнников, вытянутые в цепочку по гребням и увалам холмов.

В некоторнх из них присутствуют небольшие поминальные курганчи- ки о округлой насыпью, сопутствупцие курганам сууктэр. И в сос­таве киргизских могильников,и одиночно встречаются захоронения иных этнических групп: кыштымов по обряду трупоположения в ка­менных ящиках под кольцевыми насыпями, потомков уйгуров в ямах, разделенных каменной стенкой,по обряду трупоположения со шку­рой коня ®°.

Поселения эпохи сууктэр изучены на территории Минусы. Пре­имущественно это летние и зимние стоянки кочевых скотоводов бее культурного слоя. На поверхности площади поселений встре­чаются железные предметы вооружения, обруи, ножи, пряжки, бляш­ки, накладки, кооти домашних животных . Встречаются поселения со следами железоделательного производства. К эпохе суук­тэр принято отнооить крепости-убежища на вершинах и увалах гор, куда население охреотннх мест скрывалось в момент воен­ной опасности 82. Эти памятники лишены культурного слоя и сла­бо поддаются датировке. Вблизи некоторых иэ них обнаружены курганы эпохи сууктэр, что позволяет предполагать синхронность сооружения обоих видов объектов. В литературе есть упоминания, что "замок" в долине р. Уябат функционировал и в начале II тыс. н.э. 83

Ввоказывалооь предположение об утрате кыргызами рунической письменности в XI - ХII вв. 84 К эпохе сууктэр относятся изоб­ражения тамг на каменных стелах в Минусинской котловине и Ту­ве. Нет ясности относительно создания в этот период наскаль­ных изображений. Возможно, к этому периоду относятся клады предметов защитного вооружения.

Большим своеобразием в сравнении с предшествующей эпохой отличается предметный комплекс кыргызской культуры XI - ХII вв. н.э.

В курганах этого времени практически отсутствует керамика. Известен лишь один случай обнаружения фрагмента лепного сосу­да 85. По-видимому, деградация керамики, характерная для всех кочевых культур, завершилась в кыргазской культуре в начале П тыс. н.в. Взамен керамической стала шире применяться метал­лическая и кожаная посуда. Известны отдельные находки привоз­ной и награбленной в военных походах серебряной посуды.

Произошли изменения в комплекое вооружения. В XI - ХII вв. кыргызские воины пользовались палашами, саблями, копьями, бое­выми топорами, кинжалами, луками, стрелами с трехлопастными, плоокими, трехгранными, четырехгранными ромбическими, прямо­угольными наконечниками, колчанами, чешуйчатыми и пластинчаты­ми панцирями, шлемами . В соcтаве сбруи представлены удила cо стержневыми, пластинчатыми, кольцевыми псалиями, стремена с пластинчатай петлей без перехвата и прорезным отверстием для путлища в дужке. Существенно преобразилась поясная и сбруйная фурнитура. Изменения связаны о переходом к новой технологии изготовления предметов торевтики, к ковке по железу с серебря­ной аппликацией. Пряжки, накладки, тройники, подвески, псалии, оковки седел стали украшатьоя геометрическим орнаментом, соответствующим возможностям новой технологии £Г!’.

Из личных украшений в курганах оууктэр встречаются серьги, бусы, сунские монеты. На памятниках обнаружены находки желез­ных ножей, булавок, игл, пинцетов, кресал, напильников, моло­тков, наконечников лопат и др. Изменения фиксируются по срав­нению с предшествующей эпохой как в погребальной обряднооти, так и в инвентаре. Курганы сууктэр подобны киргизским курга­нам эпохи вежикодержавия о кольцевой насыпью и захоронением на горизонте. В IX - X вв. существовали также безкурганные за­хоронения, погребения детей по обряду трупоположения, кенота­фы. Изменения коснулись формы насыпей и состава инвентаря. По­всеместно исчезла керамика и произошел переход на железную то­ревтику. Эти перемены носят стадиальный характер. В составе вооружения произошла универсализация многих типов оружия, свя­занная с интенсификацией конного боя. Переоформление и измене­ния в орнаментации предметов торевтики были обусловлены техно­логическими причинами, носящми стадиальный характер, связан­ными с развитием и совершенствованием железоделательного ре- меола, освоением приемов поверхностной таушировки На обли­ке кыргызской культуры эпохи сууктэр мог сказаться разрыв тра­диционных связей со странами земледельческой цивилизации Восточной и Средней Азии из-за завоевания и расселения в Центра­льной Азии киданей и других монголоязнчных племен. Кыргызские комплексы с железной, апплицированной серебром торевтикой труд­но сравнивать с материалами других культур ввиду плохой сохран­ности железных предметов в погребениях по обряду трупоположе­ния. Поэтому вопрос об потоках новых традиций в художествен­ной обработке металла пока нельая считать решеным.

В "монгольскую" эпоху,называемую так по важному историчеокому событию в истории кыргызов в ХШ - Х1У вв. добровольному подчинению кыргызских княжеств Чингиз-хану и вхождению в состав монгольской империи, памятники кыртазокой культуры сосре­доточены в Минусинской котловине 9^. Высказывалооь мнение о наличии единичных погребений кыргызов монгольской эпохи в Туве 91.

Погребальные памятники этого времени однотипны о курганами сууктэр, с пологой кольцевой каменной насыпью и погребением по обряду трупосожжения на горизонте. В захоронениях встреча­ются остатки тризны в виде обломков костей животных, железные предметы вооружения, сбруи, бытовые предметы (рис. 4) 92.

Монгольская эпоха

Погребальным памятникам иногда сопутствуют небольшие поми­нальные курганчики без находок. Разнообразны погребения кыш­тымов в курганах и грунтовых могилах.

К монгольской эпохе на йгисее относят клады из серебряных сосудов, аналогичных часовенногорскому кубку на поддоне . Поселения монгольской эпохи малоизвестны ввиду слабой диффе- ренцированности инвентарных комплексов, включающих предметы бытового назначения, от материалов предшествующего времени.

На развеянных поселениях кочевых скотоводов иногда встречают­ся железные удила, поалии, накладки, оковки седел с характер­ным геометрическим орнаментом, железные крючья, двузубые ви­лочки, серьги монгольского типа 94. По всей вероятности, эти памятники надо относить к летним и зимним стойбищам кочевых скотоводов.

Предметный комплекс кыргызской культуры в монгольокую эпо­ху малоспецифичен в сравнении о предшествующим временем.

Керамика в памятниках полностью отсутствует. Изредка встре­чается дорогая привозная серебряная посуда .

В составе комплекса предметов вооружения можно выделить плоские асимметрично-ромбические, боеголовковые, секторные, томары; ромбические боеголовковые; четырехгранные удлиненно­треугольные и боеголовковые наконечники стрел. Применялись в монгольскую эпоху и другие виды оружия, однако в комплексах они не обнаружены. В курганах найдены обломки панцирных пластин. К монгольскому времени относятся двусоставные удила с кольчатыми и плаотинчатыми псалиями, стремена с прорезью в дужке, накладки сбруи, начельники, оковки седел, застежки, пряжки, пробои с кольцами для топорков, заклепки, обоймы. Своеобразна орнаментация вещей. Из других предметов известны ножи, шилья, крюки, вилочки, кресала, гвозди9®. Очень редки монеты монгольских династий.

Изменения в кыргызской культуре монгольского времени мало затронули погребальную и поминальную обрядность. Кыртазские курганы этого периода аналогичны по форме предшествующим объ­ектам эпохи сууктэр, отличаясь некоторой уплощенноетью насы­пи, меньшим числом объектов в могильнике. Нередко такие курганы встречаются одиночно. Заметно уменьшается в сравнении с эпохой сууктэр общее количество памятников. В инвентарном комплексе новаций сравнительно немного. Изменения коснулись оформления и орнаментации железных деталей сбруи. Уменьшился видовой и типологический состав оружия.

Более явственно изменилось соотношение мевду кыргызскими и кыштымскими памятниками в Минусинской котловине. Последние заметно увеличиваются количественно, дифференцируются по по­гребальной обрядности, включают разнообразный сопроводитель­ный инвентарь. Некоторые из них содержат дорогую серебряную посуду и украшения седла.

Отсутствуют следы заметного влияния на кыргызов монгольс­кой культуры. Этот факт и ограниченный круг новаций трудно понять, учитывая изменение политической ситуации в Саяно-Алтае, вхождение кыргызских земель в состав монгольской империи.

Вероятно, ограниченный характер изменений связан с удален­ным, периферийным положением Минусы в составе монгольского го­сударства. Упадок и ослабление кыртазской культуры не были ка­тастрофическими ввиду добровольного подчинения кыргызских кня­зей монголам. Однако участие кыртазов в войнах монгольской им­перии, переселения на другие территории ослабили положение кыргызов на Енисее и вызвали усиление, увеличение численности и расселение по котловине племен кыштымов. Хотя кыргызы и по­зднее удерживали политическое господство над кыштымами, этни­ческая ситуация в Минусе существенно изменилась.

Худяков Ю.С.

Из учебного пособия «Кыргызы на Енисее», Новосибирск, 1986.

Библиографические ссылки

  1. Теплоухов С.А. Опыт классификации древних металлических культур Минусинского края / МЭ,- Л., 1929.- Т.4.- Вып.2.-С.54-55.
  2. Там же.- С.55, табл. П, 45-60.
  3. Там же.- С.58.
  4. Там же.- С. 55, 58.
  5.  Евтюхова Л.А. К вопросу о каменных курганах на Среднем Вгасее Ц Тр.ПМ.- М., 1938.-Вып.8.- С.III, 120, 122.
  6. Евтюхова Л.А. Археологические памятники енисейских кыртазов (хакасов).- Абакан,1948.- С. 15, 53, 60, 66, 67.
  7.  Там же.- С. 66.
  8.  Там же.- С. 46, 717.
  9. Киселев С.В. Древняя история Южной Сибири / МИА.-М.; Л., 1949.- Ь 9.- С. 336, 342.
  10.  Там же.- С. 325, 329, 331.
  11.  Карпов В.Г. Материалы к археологии Красноярского райо­на.- Красноярск, 1929.- С.48; Левашова В.П. Из далекого прош­лого южной части Красноярского края.- Красноярск, 1939.-С.52.
  12. Левашова В.П. Два могильника кыргыз-хакасов И МИА.-М., 1952.- И 24.- С. 136.
  13. Кызласов Л.Р. Сырский чаа-тас // СА, 1955.- Вып.24.- С. 256.
  14. Кызласов Л.Р. 0 южных границах государства древних ха­касов в IX - ХП вв. / УЗХНИИЯЛИ.- Абакан,I960.- Вып. 8.- С.62.
  15. Вайнштейн С.И. Об исторических границах расселения кыр­гызов в Южной Сибири И УЗГОИИЯЛИ,- Кызыл, 1957.- Вып.5.- С.219; Грач А.Д., Нечаева Л.Г. Краткие итоги исследований первой груп­пы археологического отряда ТКЭИЭ / УЗТНИИЯЛИ.- Кызыл, 1960.- Вып.8.- С.189; Савинов Д.Г. Об изменении этнического состава населения Южной Сибири по данным археологических памятников предмонгольского времени И Этническая история народов Азии.- М., 1972,- С.260.
  16. Савинов Д.Г. Об изменении... - С. 261;
  17. Грач А.Д. Итоги и перспективы археологических исследований в Туве // КСИА.1969. -   Вып. 118. - С. 53, примеч. 35.
  18. Савинов Д.Г. Культура населения Южной Сибири предмонго­льского времени (X - ХП вв.): Авторе*. канд. дис.- Л., 1974.- С. 8-9.
  19. Кызласов Л.Р. Курганы средневековых хакасов II Первобыт­ная археология Сибири.- Л., 1975.- С.193; Он же. Древнехакас­ская культура чаа-тас У1 - IX вв. // Степи Евразии в эпоху средневековья.- М., 1981,- С.46; Он же. Тюхтятская культура древних хакасов (IX - X вв.); Там же. - С. 54.
  20. Кызласов И.Л. Курганы средневековых хакасов ХШ - Х1У вв. // СА.- 1978.- № I.- С. 122.
  21. Кызласов И.Л. Аскизская культура Южной Сибири: Авторе*, канд. дис.- М., 1977.- С. 15-16.
  22. Кызласов Л.Р. Древнехакасокая культура чаа-тас...-С.48.
  23. Сунчугашев Я.И. Древняя металлургия Хакасии. Эпоха же­леза.- Новосибирск, 1979.- С.100, 115, 119.
  24. Комплекс археологических памятников у горы Тепсей на Енисее. - Новосибирск, 1979,- С.5.
  25. Длужневская Г.В. Памятники енисейских кыргызов и этни­ческая история тюркоязычных народов Сибири и сопредельных тер­риторий.- Омск, 1979.- С.49.
  26. Длужневская Г.В. Памятники енисейских кыргызов в Туве (1Х-ХП вв.): Автореф. канд. дис.- Л., 1985.- С.12-16.
  27. Длужневская Г.В. К определению названия археологичес­кой культуры енисейских кыргызов У1 - ХП вв. н.э. /Проблемы археологии и этнографии: Тез. докл. региональной конф.- Ир­кутск, 1982.- С. I77-II8.
  28. Худяков Ю.С. Типология погребений У1 - ХП вв. в Мину­синской котловине / Археологический поиск. Северная Азия.- Новосибирск, 1980.- С. 198-201, 202-204.
  29. Худяков Ю.С. К вш росу о культурных связях Забайкалья и Южной Сибири в эпоху средневековья / Древнее Забайкалье и его культурные связи.- Новосибирск, 1985.- С.68.
  30. Худяков Ю.С. Кыргызы на Табате.- Новосибирск,1982.-С.4.
  31. Подольский М.Л., Тетерин Ю.В. Раскопки раннетагарских курганов в воне Знаменской оросительной системы / АО 1978 го­да.- М., 1979.- С.267.
  32. Худяков Ю.С. Кок-тюрки ва Среднем Енисее...- С.205.
  33. Длужневокая Г.В. Памятники ениоейских кыргызов за Сая­нами /Археология Северной Азии.- Новосибирск, 1982,- С. 123.
  34. Савинов Д.Г. О памятниках "часовенногорского типа" в Южной Сибири // Проблемы археологии и этнографии.- Л., 1977.- йга. I.- С.91.
  35. Кывлаоов И.Л. Монеты о тюркоязычными ениоейокими надпися­ми // Цумиаматика и эпиграфика,- М., 1984.- Вып.14,- С.84.
  36. Потапов Л.П. Происхождение и формирование хакасской на­родности,- Абакан, 1957.- С.161.
  37. Худяков Ю.С. Кыргызы на Табате...- С.26.
  38. Худяков Ю.С. Типология погребений У1 - ХП вв....- С.198- 201.
  39. Худяков Ю.С., Нестеров С.П. Средневековне памятники в зоне Есинской оросительной системы / Археологические ис­следования в районах новостроек Сибири.- Новосибирск, 1985.- С. 214, примеч. 10.
  40. Евтюхова JI.A. Археологические памятники...- С.14.
  41. Худяков Ю.С. Типология погребений У1 - ХП вв -С.200.
  42. Комплекс археологических памятников у горн Тепсей...- С. 158.
  43. Худяков Ю.С. Типология погребений 71 - ХП вв -С.202.
  44.  Худяков Ю.С. Кыргызы на Табате...- С. 27-34.
  45. Сунчугашев Я.И. Древняя металлургия Хакасии...-С.93-100.
  46.  Евтихова Л.А. Археологические памятники...- С.75-79.
  47.  Кызласов Л.Р. Древнехакасская культура чаа-тас...- С. 50-51.
  48. Длужневская Г.В., Варламов О.Б. Раскопки "крепости Омая" // Археология юга Сибири и Дальнего Востока.- Новосибирск, 1984.- С.129.
  49. Евтюхова Л.А. Археологические памятники...- С.93.
  50. Бичурин Н.Я. Собрание сведений о народах, обитавших в Средней Азии в древние времена.- М.; Л., 1950.- 4.1.-С.351.
  51. Евтюхова Л.А. Археологичеокие памятники...- Рис. 4, 67, 70, 71, 72, 85.
  52. Худяков Ю.С. Вооружение енисейских кыргызов У1 - ХП вв.- Новосибирск, 1980.
  53. Евтюхова Л.А. Археологические памятники...- С.6.
  54. Там же.- С. 58.
  55. Комплекс археологических памятников у горн Тепсей...- ftic. 86.
  56. Худяков Ю.С. Кыргнзн на Табате...- С.32, ряс. 29,30.
  57. Худяков Ю.С. Кок-тюрки на Среднем Ениоее...- С.205.
  58. 37.                 Там же.- С.206.
  59. Худяков Ю.С. Уйгуры на Среднем Енисее И Изв.СО АН СССР.- Сер.ист^филол.,филос.- 1985.- № 14.- Вып.З.- С. 55-59.
  60. Киселев С.В. Из истории торговли енисейоких кнргнз Ц КСИИМК.- М.; Л., 1947.- Вып. 16.- С.94-96.
  61. Бартольд В.В. Киргизы Ц Соч.- М., 1963.- Т.2.-4.1.- С.489.
  62. Малявкин А.Г. Материалы по истории уйгуров в IX - ХП вв. Новосибирск, 1947.- С.30.
  63. Худяков Ю.С. Типология погребений У1 - ХП вв....- С.202.
  64.  Худяков Ю.С. Типология и хронология средневековых па­мятников Табата // Урало-алтаистика. Археология. Этнография. Язык.- Новосибирск, 1985.- С. 93.
  65. Худяков Ю.С. Типология погребений У1 - ХП вв...- С.203.
  66. Николаев Р.В. Средневековые курганы близ железнодорож­ной отанции Минусинск / СА.- 1973.- № 2.- Рис. 2.
  67. Николаев Р.В. Кыргызское погребение в Болыпемуртинском районе Красноярского края / Археология Северной Азии.- Ново­сибирск, 1982.- С.131.
  68. Троицкая Т.Н., Новиков А.В., Сальникова И.В. Погребе­ния с сожжениями могильника Каменный мыс И Вопр. древней ис­тории Южной Сибири.- Абакан, 1984.- С. 81, 91, 92.
  69. Длужневская Г.В. Памятники енисейских кыргызов за Сая­нами Ц Археология Северной Азии.- Новосибирск, 1982.- C.I26- 128.
  70. Худяков Ю.С. Типология погребений У1 - ХП вв         -С.202.
  71. Там же....- С.202.
  72. Худяков Ю.С. Кыргызы на Табате ...- С. 63-69.
  73. Кызласов Л.Р. Твхтятская культура...- С.57.
  74. Там же...- С.55.
  75. Худяков Ю.С. Вооружение ениоейских кыргызов...- С.134- 135.
  76. Кызласов Л.Р. Тпхтятская культура...- С.56.
  77. Кызласов И.Л. Монеты с тюркоязычными енисейскими надпи­сями Ц Нумизматика и эпиграфика.- М., 1984.- Т.14.-С.96-98.
  78. Худяков Ю.С. Типология погребений У1 - ХП вв....-С.204.
  79. Худяков Ю.С. Кыргызы на Табате...- С.117.
  80. Худяков Ю.С. Типология погребений 1У - ХП вв         -С.204.
  81. Худяков Ю.С. Типология и хронология средневековых па­мятников Табата...- С. 96-98.
  82. Худяков Ю.С. Кырпазы на Табате...- С. 74-78.
  83. Кызласов И.Л. Аокизокая культура (средневековые хакасы X    - Х1У вв.) Ц Степи Евразии в эпоху средневековья.- М.,1981.- С. 202.
  84. Там же...- С. 203.
  85. Там же...- С. 206-207.
  86. Кызласов Л.Р. Курганы средневековых хакасов...- Рис.14.
  87. Худяков Ю.С. Вооружение енисейских кыргызов...- С.136- 137.
  88. Кызласов И.Л. Аскизская культура в Шной Сибири X - Х1У вв. - М., 1983.- С. 42-44.
  89. Кызласов И.Л. Курганы средневековых хакасов...- С.125.
  90. Худяков Ю.С. Кыргызы на Табате...- С. 182.
  91. Там же.- С. 184-203.
  92. Кызласов И.Л. Аскизская культура...- С.67.
  93. Худяков Ю.С. Типология и хронология...- С. 198.
  94. Кызлаоов И.Л. Аскизская культура...- С. 64.
  95.  Там же.- С. 75.
  96.  Там же.- С. 64.
  97. Худяков Ю.С. Кыргызы на Табате...- С. 196-202.

 

 

Читайте также: