ГлавнаяМорской архивИсследованияБиблиотека












Логин: Пароль: Регистрация |


Голосование:
?


!



Самое читаемое:



» » » Маньчжурские правители Китая
Маньчжурские правители Китая
  • Автор: admin |
  • Дата: 19-10-2013 15:04 |
  • Просмотров: 4099

Вернуться к оглавлению

Императорские дворцы

Обителью правителей Китая последние пять столетий служили императорские дворцы в Пекине, который был обнесен мощными стенами с надвратными башнями. Пекин делился на две части: Внешний город (где жили китайцы) и Внутренний город (где жили маньчжуры).

Императорский трон в Запретном городе. Наверху надпись «Быть справедливым и прямым»

Императорский трон в Запретном городе. Наверху надпись «Быть справедливым и прямым»

В центре Внутреннего города находился Императорский город, а в его пределах – Запретный город, который состоял из пяти больших частей: собственно дворцы (после свержения маньчжурской династии в 1911 г. они получили свое нынешнее название Тугун – Древние дворцы), Храм предков (Таймяо), Храм урожая (Шэцзитань), гора Цзиншань и Западный парк с озерами.

Дворцы Гугун

Старинные китайские здания отличались рядом специфических архитектурных черт: приземистые, массивные стены и огромные многоярусные крыши с загнутыми карнизами. Крыши и ворота, покрытые цветной глазурованной черепицей, с барельефами и надписями придавали зданию праздничный и парадный вид.

В таком стиле был построен и дворцовый ансамбль Гугун, напоминавший отдельный город. Его общая площадь составляет 720 тысяч квадратных метров, а площадь построек – 150 тысяч квадратных метров. На его территории разместилось 9 тысяч строений, окруженных кирпичной стеной вышиной до 10 метров и обводным каналом Тунцзыхэ шириной около 60 метров. Здесь находились тронные палаты, дворцы, дворцовые залы, беседки, павильоны и различные служебные помещения.

Дворец небесной чистоты в Пекине

Дворец небесной чистоты в Пекине

Дворцы внутри Запретного города, соединенные друг с другом двориками, проходами и воротами, делились на две части: официальные палаты (две трети всей территории) и резиденция императора и его семьи (одна треть всей территории).

Императорские дворцы Гугун – это целый ансамбль дворцов, служивший в течение 450 лет резиденцией правителей китайской династии Мин и маньчжурской династии Цин.

Основным входом в Императорский город служили ворота Тяньаньмэнь (Ворота небесного спокойствия) – величественная надвратная башня с двухкарнизной крышей, покрытой глазурованной черепицей. Башня возвышается над массивной темно‑красного цвета стеной, которая имеет один большой и четыре малых прохода, ведущие прямо в Императорский город. Углы карнизов башни, украшенные миниатюрными изваяниями зверей, имеют несколько изогнутую форму: такие архитектурные линии препятствовали проникновению злых духов внутрь помещения.

Перед воротами Тяньаньмэнь покоятся два огромных каменных льва. Широкое распространение в Китае изображения царя зверей тесно связано с проникновением из Индии буддийской религии (в буддийских канонах часто упоминается о львах). Со временем изображение львов стало одним из главных сюжетов китайской скульптуры, а затем и в глазах народа львы превратились в символ силы и красоты. Почти в каждом китайском городе у ворот старинных зданий можно было увидеть скульптуру стилизованного царя зверей.

Каждый год император в день зимнего солнцестояния отправлялся в Храм неба для принесения жертв небу, а в день летнего солнцестояния – в Храм земли для принесения жертв земле, а также для церемонии первой борозды. Такой церемониальный выезд совершался через ворота Тяньаньмэнь. Если император отправлялся в поход, то перед этими воротами совершались жертвоприношения и устраивались молебствия о «счастливом пути».

В дни торжественных церемоний возле Тяньаньмэнь обнародовались императорские указы. Происходило это так. Перед надвратной башней оборудовали специальную «площадку для издания указов». В начале церемонии все старшие гражданские и военные чиновники выстраивались лицом к северу и становились на колени. Министр церемоний выносил указ на деревянном подносе, имевшем форму облака, и ставил его на паланкин, украшенный изображениями дракона. Паланкин подносили к башне, и указ поднимали наверх, где специальный чиновник громко зачитывал его вслух. Затем текст указа вкладывался в клюв позолоченного деревянного феникса. Мифическую птицу опускали с башни на площадь. Чиновник принимал феникса и ставил его на паланкин, который уносили в Палату церемоний – там с указа снимали копии, чтобы разослать их по всей стране. Эта церемония называлась «издание императорского указа с помощью феникса».

Чуть подальше от Тяньаньмэнь возвышаются две монументальные колонны, хуабяо, высеченные из белого камня; основания колонн имеют форму восьмиугольника. На колоннах – искусная резьба, изображающая летящих драконов и облака, а в верхней части – круг с сидящим на нем мифическим животным. Колонны хуабяо впервые появились в Китае примерно два тысячелетия назад.

Вначале это были деревянные столбы с поперечной доской наверху. Обычно их размещали перед почтовыми станциями и мостами как указатели направления пути. Позже их начали делать из камня, и они превратились в один из элементов архитектурного ансамбля дворцов.

От ворот Тяньаньмэнь, на север до Запретного города, протянулась вымощенная каменными плитами широкая Императорская дорога, ее называли Нефритовой дорогой (Юйлу). При выезде императора из своих покоев вдоль всей дороги выстраивался почетный караул с пышными регалиями.

Пройдя ворота, путник приближался к стенам Запретного города, который имел четыре входа: с юга – Полуденные ворота (Умэнь), с севера – Ворота высшей гармонии (Тайхэмэнь), с востока – Ворота восточных цветов (Дунхуамэнь), с запада – Западный вход (Сихумэнь).

Юаньда – божество диких зверей

Юаньда – божество диких зверей

Императорская дорога вела к главному входу Запретного города – Полуденным воротам, над которыми высилось великолепное сооружение, называемое Уфэнлоу – Башня пяти фениксов. На башне хранились колокол и барабан. Когда император направлялся в Храм неба или Храм земледелия, при его выезде били в барабан, а когда он входил в Храм предков, били в колокол. Здесь в XVII в. в торжественной обстановке маньчжурские правители принимали сановников.

Ворота Умэнь – символ солнца и высшей императорской власти – славились великолепным убранством и красотой. Их венчает величественная башня под двухъярусной крышей. Отсюда в южном направлении отходят, образуя букву «П», две стены – восточная и западная – с галереями, которые как бы поддерживают башню справа и слева.

За воротами Умэнь открывается вид на большую площадь, окаймленную дворцовыми зданиями. В центре площади протекает с запада на восток окантованный полукружьем канал Нэйцзиньшуй хэ (Внутренняя река золотой воды), через который перекинуты пять красивых мостиков с низкой каменной балюстрадой. По берегам канала, облицованного белым мрамором, тянутся извилистые перила, напоминающие своим видом драгоценный нефритовый пояс.

Через средний мостик прямая выложенная белыми плитами дорога ведет к воротам Тайхэмэнь (Ворота высшей гармонии), охраняемые парой свирепо оскалившихся бронзовых львов. За ними находится обширный двор. В центре его северной стороны один за другим расположены три тронные палаты: Тронная палата высшей гармонии (Тайхэдянь), Тронная палата полной гармонии (Чжунхэдянь) и Тронная палата сохранения гармонии (Баохэ‑дянь). Они являются важнейшим архитектурным комплексом дворцового ансамбля Гугун.

Эти три следующие одна за другой тронные палаты расположены на общей для них трехъярусной террасе высотою до 7 метров. Она облицована белым мрамором и обведена мраморными резными балюстрадами со стилизованными изображениями драконов, фениксов и плывущих облаков.

В центре террасы находятся две широкие каменные лестницы, разделенные пандусом из белого камня, на котором выбиты барельефные изображения извивающихся драконов. Над пандусом проносили паланкин императора. Его приближенные имели право подниматься только пешком по боковым лестницам.

Самым грандиозным сооружением в Запретном городе является Тронная палата высшей гармонии. Ее высота достигает 35 метров, а площадь – 2300 квадратных метров. Разделенная на 11 звеньев и поддерживаемая красными колоннами, эта палата протянулась с востока на запад на 63 метра. Потолочные балки здания богато украшены прекрасной разноцветной росписью, а двойная крыша выложена желтой черепицей, ослепительно сияющей под солнечными лучами.

Перед Тронной палатой высшей гармонии застыли в бронзе черепаха (символ долголетия) и журавль (символ мудрости), а рядом поставлены большие медные треножники (символ трона).

Обширный двор, высокая мраморная терраса и вознесшееся над ней величественное здание создают торжественно‑прекрасную картину.

Тронная палата высшей гармонии состоит из одного огромного зала, где императоры совершали торжественные церемонии, отдавали указы, утверждали высшие ученые звания, отмечали китайский Новый год, Праздник урожая, Праздник дракона, день рождения; отсюда они благословляли полководцев на завоевательные походы.

Император восседал в глубине зала палаты на высоком троне с эмблемой дракона. Вокруг трона находились символические фигуры журавлей и слонов, дорогие сосуды и высокие курильницы для благовоний.

За Тронной палатой высшей гармонии находилась Тронная палата полной гармонии, где император просматривал молитвы для жертвоприношений, обозревал зерно и земледельческие орудия, предназначенные для церемониального землепашества. Далее находилась Тройная палата сохранения гармонии, в которой император лично присутствовал при проведении государственных экзаменов на высшую ученую степень.

Эти три тронные палаты, несмотря на различие форм и занимаемой площади, – все вместе образуют законченный архитектурный ансамбль, не теряя вместе с тем своей индивидуальности. Они являются классическим образцом национального стиля.

Позади Тронной палаты сохранения гармонии находятся три Дворца, называемые Хоусаньгун (Три задних дворца).

1. Дворец небесной чистоты (Цяньцингун) служил императорской канцелярией: здесь принимались иностранные послы, решались повседневные дела и заслушивались доклады. После царствования маньчжурского императора Цяньлуна наследники престола заранее не объявлялись. Вместо этого был введен новый порядок: император в этом дворце писал имя своего преемника, клал записку в коробку, которую ставил на широкую доску с надписью «свет и истинное величие». После смерти императора коробку вскрывали а только тогда узнавали, кто должен наследовать престол.

2. Дворец общения неба и земли (Цзяотайдянь). В нем находились императорские печати; в день своего рождения императоры принимали здесь поздравления.

3. Дворец земного спокойствия (Куньнингун). Здесь проводились церемонии бракосочетания императоров и находилась спальня новобрачных.

Пройдя ворота Нэйцзомэнь (Внутренние левые ворота), можно попасть в пределы шести восточных дворцов (Дунлюгун). Это несколько дворцовых зданий и павильонов, образующих единый архитектурный комплекс. Там жили императоры и императорские наложницы.

Через ворота Нэйюмэнь (Внутренние правые ворота) можно попасть во дворец Янсиньдянь (Дворец воспитания сердца) – место, где императоры династии Цин занимались государственными делами. В следующих за ним дворцах были расположены спальни, места отдыха императриц, наложниц и фрейлин. Далее находятся шесть западных дворцов (Силюгун). Здесь также жили императрицы и наложницы.

В императорских дворцах повсюду можно было встретить символы силы, могущества, долголетия, благоденствия, мудрости и счастья, к которым относились лев, черепаха, олень, журавль, бабочки, цветы, фрукты, птицы. Наиболее распространенный символ императорской власти – дракон, изображения которого можно было встретить повсюду – на потолке, стенах, ширмах, предметах прикладного искусства и т. п.

Большое значение придавалось цифрам, имевшим мистический смысл. Считалось, что цифра «один» приносит несчастье, а цифра «пять» – счастье, поэтому в воротах Тяньаньмэнь проделаны пять проходов; через канал в центральной части Императорского города перекинуты пять мраморных мостов; пять ступенек вели к императорскому трону; огромные ворота Умэнь пронизывают пять тайных входов; каждая лапа дракона имеет пять когтей.

Цыси в молодости

Цыси в молодости

Люди верили, что в императорских дворцах нашли себе убежище многочисленные злые духи. Об этом можно судить по следующему описанию последнего маньчжурского императора Пу И: «Каждый день, едва сумерки окутывали Запретный город и за воротами скрывался последний посетитель, тишину нарушали доносившиеся от дворца Цяньцингун леденящие душу выкрики: „Опустить засовы! Запереть замки! Осторожней с фонарями!“ И вместе с последней фразой во всех уголках Запретного города слышались монотонные голоса дежурных евнухов, передававших команду. Эта церемония была введена еще императором Канси для того, чтобы поддерживать бдительность евнухов. Она наполняла Запретный город какой‑то таинственностью. Я боялся выйти из комнаты, и мне казалось, что все духи и привидения из рассказов моих наставников собрались за моим окном».

Во дворце поклонялись разнообразным духам. Кроме Будды, даосских и конфуцианских божеств существовали еще духи змей, лис, хорьков и ежей, а также духи, находившиеся за пределами шаманского пантеона: духи коня, шелковичного червя, солнца, луны и звезд. Если евнух хотел войти в пустой дворцовый зал, он непременно громко кричал: «Открываем зал!» и только тогда открывал двери. Это делалось для того, чтобы случайно не встретиться с духом. На Новый год евнухи совершали подношения духам дворцовых палат. Обычно это были куриные яйца, сухие соевые лепешки, вино и сдоба. Евнухи припосили жертвоприношения в надежде, что духи дворцовых палат смогут защитить их от постоянных побоев и невзгод.

В восточной части Запретного города возвышается знаменитая стена девяти драконов. Она относится к типу «отражательных стен», которые по‑китайски называются «инби».

Инби – отдельная толстая стена – является самобытным украшением китайского архитектурного ансамбля. Она, как правило, воздвигалась перед главными воротами и служила, по убеждению верующих, препятствием для проникновения злых духов.

Стена девяти драконов сооружена в 1417 г.; ее длина – 27 метров, толщина – 1,2 метра, высота – 5 метров. Весь корпус выложен из глазурованной черепицы и отличается высоким мастерством композиции и тонким подбором красок. Тени и краски делают барельефы и узоры на стене яркими и выразительными. Зеленое основание стены имеет бросающийся в глаза желтый орнамент, воспроизводящий рисунок любимого летнего цветка китайцев – лотоса.

Всю поверхность стены занимают девять искусно сделанных драконов, извивающихся в облаках и тумане. Изображение драконов, богатое динамикой, дано на фоне синего неба и темно‑зеленой воды. Тела драконов раскрашены в желтый, синий, белый и фиолетовый цвета.

Стена девяти драконов – прекрасный образец китайского архитектурного искусства, традиции которого уходят своими корнями в глубокую старину.

Выход из Запретного города идет через пышный императорский сад с вековыми кипарисами и соснами и декоративными кустарниками и яркими цветами, с живописными искусственными горками и вольерами для содержания журавлей и оленей.

Дворцовый ансамбль Гугун и по сей день является одним из величайших памятников материальной культуры феодального Китая. Построенный в основном из дерева, он сохранил традиционные формы китайского зодчества, соединив в себе величественность форм, архитектурное совершенство и строгий порядок расположения построек: здесь и гармоничное сочетание различных по величине и форме зданий, ворот, переходов, и многоярусные крыши с загнутыми краями, покрытые глазурованной позолоченной черепицей, и разные створчатые стены под красным лаком, и ряды колонн, по фасадам несущие на себе широкие выступы крыш, и расписные карнизы.

Храм предков (Тай Мяо)

К востоку от ворот Тяньаньмэнь среди густых темно‑зеленых сосен, изумрудных кипарисов, буйных зарослей камыша и ив находился величественный Храм предков – святая святых маньчжурских императоров. Во времена династий Мин и Цин при каждом важном событии в дворцовой жизни – в день восшествия на престол императора, по случаю его бракосочетания, зимнего солнцестояния, Нового года, Праздника весны и других торжественных дат – правители Срединного государства приходили в этот храм почтить память своих предшественников и приносили им жертвы. Если император был слишком молод или слишком стар, то от его имени такой ритуал совершали члены императорской семьи, но только мужчины.

Наложница императора Гуансюя Юн Лу

Наложница императора Гуансюя Юн Лу

Во времена минской династии в Храме предков находились таблички духов покойных китайских императоров. Когда же в 1644 г. маньчжурские войска вошли в Пекин, этот храм был сожжен: сгорели и таблички духов покойных императоров. Маньчжуры восстановили Храм предков, но стали размещать там только таблички духов маньчжурских правителей и их жен.

В центре храма находились таблички духа основателя маньчжурского государства Нурхаци и его жены, а слева и справа – таблички его преемников.

За несколько дней до жертвоприношений палата церемоний разрабатывала предстоящий ритуал и прежде всего составлялись специальные молитвы. Они писались на квадратной деревянной дощечке, обернутой белой бумагой. Такие дощечки клали в тронной комнате на стол. Император, готовясь к предстоящему торжественному акту, соблюдал пост и обряд воздержания. То же самое требовалось и от его сановников. Й это время запрещалось выносить смертные приговоры преступникам, навещать больных, присутствовать на похоронах, слушать музыку, посещать могилы.

За три дня до начала ритуала дворцовые чиновники преподносили императору маленькую бронзовую статую воздержания, представлявшую собой фигурку человека, державшего деревянную дощечку, на которой наклеена бумага с правилами воздержания. После этого статуя ставилась в Зале воздержания, где император проводил три дня. Он и его окружение воздерживались от принятия обильной пищи, особенно лука, чеснока, мяса и рыбы.

За два дня до жертвоприношений готовились жертвы. Это был, как правило, специально подобранный бык, которого накрывали атласной попоной и уводили на бойню. Кровь и шкура его сжигались, а туша использовалась для еды. Затем из внутренних комнат храма выносили таблички духов усопших императоров и располагали в Зале жертвоприношений. Перед каждой табличкой ставили тарелки со сладостями и овощами. Тушу быка, как самую большую жертву, размещали в центре на отдельном длинном столе, белую овцу – на восточном длинном конце стола, а черную свинью – на западном конце стола. После совершения ритуала император одаривал этими жертвами своих близких.

Императорским предкам при чтении молитв сообщали о важных событиях, которые произошли со времени последнего ритуала как в империи, так и в императорской семье: о помолвках, свадьбах, рождении детей, кончине и т. п.

При обращении с табличками духов проявлялась чрезвычайная почтительность, словно это были не духи, а живые правители. Каждая табличка духов обычно находилась на небольшом тронном стуле, украшенном парчой с драконами и фениксами.

Гессе‑Вартег в книге «Китай и китайцы» описал ритуал преклонения императора Гуансюя в Храме предков после вступления на престол.

Как только император в полном парадном одеянии вступал в Храм предков, перед табличками духов каждой императорской четы ставились жертвоприношения: три кубка с вином, две миски супа и маленький столик и стул, на которых раскладывались достойные одеяния для умерших. Кроме того, все покойные императоры получали по два куска шелковой материи. Далее перед табличкой духов каждой императорской четы ставился длинный стол, на котором расставляли курильницы с фимиамом и курительные свечи. Император становился в середине зала, опускался на колени, совершал земные поклоны и называл всех своих предшественников по имени и титулу. Затем он читал молитву, в которой выражалась просьба к покойным предкам принять все эти жертвы в знак его заботы и почтения. Молитва, написанная на маленькой желтой дощечке, после прочтения передавалась жрецу под звуки музыки и пение хора. Затем чиновники собирали все шелковые материи и торжественно возлагали на большой открытый жертвенник, туда же клали дощечку с молитвой – все это сжигалось и в облаке дыма достигало обители духов предков.

Ритуал этот был очень утомительным – императору приходилось 18 раз преклонять колени и делать 54 земных поклона.

Храм урожая (Шэцзитань)

К западу от ворот Тяньаньмэнь находился Храм урожая – в нем во времена династий Мин и Цин императоры поклонялись духам земли и божествам пяти злаков (рис, пшеница, бобы, горох, просо). Храм представлял собой трехступенчатую квадратную террасу, выложенную белым камнем. Верхняя площадка террасы была усыпана землей пяти цветов – образцами различных почв Китая. Это означало, что «во всей Поднебесной нет ни клочка земли, который не принадлежал бы императору». Храм окружен низкой оградой и украшен глазурованной черепицей четырех различных цветов. Здесь в день летнего солнцестояния (21 или 22 июня) приносили жертвы земле и пяти злакам.

Гора Цзиншань

Как уже говорилось, к северу от Императорского города возвышался невысокий искусственно созданный горный хребет с пятью вершинами – Цзинщань, через середину которого проходит главная ось города Пекина (с севера на юг). Высота центральной вершины достигает 60 метров. Остальные вершины расположены к западу и востоку и их высота понижается ступенями. На них в период династии Цин, в 1736–1796 гг., было возведено пять крытых глазурованной черепицей беседок, а за горой – несколько дворцовых павильонов.

Ворота Цяньмэнь в Пекине – главный вход для императора. На переднем плане – почетная арка (пай8209;лоу)

Ворота Цяньмэнь в Пекине – главный вход для императора. На переднем плане – почетная арка (пай‑лоу)

Склоны Цзиншань покрыты вековыми соснами и кипарисами, образующими у основания горы тенистую рощу. Вершины горы были оголены: ничто не должно затемнять красоту форм сооруженных здесь императорских беседок, которые имели возвышенно‑поэтические названия: Беседка созерцания чудес, Беседка любования пейзажем, Беседка беспредельного созерцания, Беседка благоухания.

На центральной вершине находится самое большое сооружение – Беседка вечной весны, похожая на приплюснутую пагоду с трехъярусной крышей: ее купол поддерживался не стенами, а колоннами. Отсюда открывался великолепный вид на Пекин – он был словно на ладони.

В таких беседках маньчжурские императоры беззаботно предавались радостям земной жизни: все вокруг напоминало райские места.

Западный парк с озерами

Западный парк разместился в центральной части Пекина, к северо‑западу от Зимнего дворца. Самым большим озером здесь является Бэйхай (Северное море), которое на севере соединяется с озером Шишахай (Десять храмов), а на юге – с озерами Чжунхай (Центральное море) и Наньхай (Южное море). Берега озер украшены всевозможными цветами, среди которых наиболее яркими были гвоздики и пионы.

Талисман от всех болезней

Талисман от всех болезней

В центре озера Бэйхай расположен живописный остров Цюн‑хуадао – его венчает Белая башня (Байта), построенная в чисто ламаистском стиле. Возле Белой башни находятся два буддийских храма: Храм источника доброты (Шаньиньдянь) и Храм вечного спокойствия (Юньаньсы).

Храм источника доброты получил такое название в честь находившейся внутри него статуи «тысячерукого и тысячеглазого существа» – богине милосердия и добра Гуаньинь. Храм отличался блеском и. изяществом, оригинальной окраски глазурью, замысловатыми узорами на стенах и крышах. Отсюда можно любоваться широкой панорамой утопающей в зелени столицы.

Особенностью Храма вечного спокойствия является его разноцветная крыша. Когда на нее смотришь сверху, кажется, что ее изрезали лучи вечернего заката. Внутри храма находились статуи будд, которым поклонялись император и его приближенные.

В китайском народе существовало поверье, что утренняя роса приносит долголетие: кто пьет ее, тот может продлить годы своей жизни на земле. Поэтому в парке у озера Бэйхай был сооружен высокий столб с высеченными на нем изображениями драконов в облаках. На столбе поставили статую святого с широким плоским сосудом, в который якобы ниспадала роса императорского бессмертия.

В районе Бэйхай были сооружены различные храмы, павильоны и беседки: Храм шелковичного червя, Храм небесных богатырей, Храм десяти тысяч будд, Павильоны пяти драконов, Сад благородных мыслей, Храм источника счастья и др.

У южного входа в парк Бэйхай находится Круглый городок (Туаньчэн): он представляет собой искусственную круглую гору, заключенную между высокими каменными стенами. На его широкой круглой площадке были расположены древние храмы, павильоны и беседки. В центре возвышался буддийский храм со статуей будды Шакья‑Муни, высеченной из целого камня белого нефрита. Одним из замечательных памятников Круглого городка является самая древняя в Пекине китайская сосна, посаженная еще до нашествия монголов, когда на севере Китая находилось государство чжурчжэней – Цзиньго.

Хотя эти сооружения и придавали всему парку несколько религиозный оттенок, однако в целом облик его сохранял черты, которые были характерны для «земного рая»: разбросанные по берегам аллеи, клумбы цветов, павильоны под кронами вековых деревьев, возвышающиеся дворцы, каменные гроты, искусственные лабиринты, длинные галереи – все это утопало в зелени и отражалось в прозрачных водах озер.

Дворцы Гугун были местом, где маньчжурские правители наслаждались земным блаженством, созданным потом и кровью многомиллионного китайского народа.

Вернуться к оглавлению

Читайте также: