ГлавнаяМорской архивИсследованияБиблиотека












Логин: Пароль: Регистрация |


Голосование:


Самое читаемое:



» » Об одном примере искажения исторической правды
Об одном примере искажения исторической правды
  • Автор: Prokhorova |
  • Дата: 14-01-2014 15:09 |
  • Просмотров: 1831

Территория.

Утверждается, что эти «западные армянские области в бассейне реки Чороха, бывшие некогда уделом известных княжеских родов (каких? - С. Д.), в которых (в областях, а не в родах - С. Д.) во время арабского нашествия отсиживались Багратиды, во второй половине Х века входили в состав самостоятельного государственного образования, во главе которого стоял умный, энергичный тайкский куропалат Давид» (стр. 200), что это - «исконные армянские земли» (...«такой прием известен и в архитектуре Тао-Кларджии второй половины Х века, когда были возведены прекрасные сооружения в Ошке, Ишхане, Тбете... Связи багратидской Армении с этими исконными армянскими землями... общеизвестны» - стр. 146; ««западные районы Армении, расположенные в Чорохском бассейне» - стр. 135; ...«из Ишхана, селения в древней армянской халкидонитской области Тайке»... - стр. 95; Нерсес, уроженец халкидонитской армянской области Тайка»... - стр. 46). На чем же основано это категорическое утверждение? Ни на чем. Токарский не приводит ни фактов, ни соображений в пользу своего тезиса.

А между тем, при желании и при даже небольшой объективности он мог бы разобраться в вопросе о территориальной принадлежности данных областей. Если ему не угодно пользоваться грузинскими известиями, он имел возможность заглянуть (это было бы желательно) в греко-римские источники и обязан был (решаемся утверждать это!) уделить немного внимания армянским сообщениям.

Восстановить подлинную научную историю этой территории вовсе не трудно, опираясь на показания авторитетнейших исторических источников. Проникая на южную, месопотамскую ок­раину Халдского государства уже с VI-V вв. до н. э., армянские племена только после 189 года до н. э. занимают такие районы, как Дерджан и Карин - нын. Эрзерумскую область (Страбон). Отныне пограничная линия между Грузией и Арменией проходит по Араксу (Аполлодор). При Тигране II, в семидесятых годах I века до н. э., происходит дальнейшее расширение границ Армении. В это время, нужно думать, была занята провинция Спери (у Страбона - Сиспиритида). Тао же продолжает оставаться в пределах Грузии: подробно перечисляя армянские области, Страбон (начало I в. н. э.) среди них нигде и никак не упоминает Тао.

К началу христианской эры граница между Арменией и Грузией проходит, как это можно усмотреть из сравнительно-критического изучения современных источников, по Кура-Араксянским водораздельным хребтам, причем средняя часть Чорохского ущелья входит в пределы Грузии. Здесь Страбон границу полагает в Мосхийских горах, а Плиний утверждает, что территория Иберии простиралась до Париадрийских гор. Если даже согласиться с принятым всеми исследователями мнением, что Париадр древних есть нын. гора Пархал (мы считаем, что наименование Париадр относится к горам, находящимся далеко к юго-западу от Пархала), и в этом случае мы получим несомненное свидетельство того, что во взятую эпоху Тао, юго-западной границей которого как раз и служила гора Пархал, составляло часть Восточно-грузинского царства[1].

I-III века нашей эры есть период значительного усиления Грузинского царства. Армения же, превращенная в арену непрекращающихся войн между Римом и Ираном, постепенно слабеет и истощается. Это - время нового передела территориальных владений на армяно-грузинской границе. Наше утверждение относится, прежде всего, ко второй трети I века, когда на армянском престоле сидят представители грузинского царского дома. Важно также сообщение Тацита, что в 58 году н. э. по повелению грузинского царя Фарсмана I в Армению вторгаются месхи[2]. Следовательно, месхи в это время продолжают оставаться подданными грузинского царя. А ведь месхи, как это известно всем, есть название жителей тех самых южно-грузинских провинций, которые в IX-Х веках и составляют царство Тао-Кларджетию. Но из этого следует и тот вывод, что территория позднейшей Тао Кларджетии в середине I века н. э. составляла часть Грузинского царства. Есть основание также полагать, что сообщение Д. Кассия об увеличении территории Грузинского царства при имп. Адриане имеет в виду расширение его границ в южном направлении.

Для середины же VI века знаменитый византийский историк Прокопий Кесарииский, поразительно осведомленный в закавказских делах писатель, вновь подтверждает, что месхи, занимающие высокогорную страну, издавна являются грузинскими гражданами[3].

С основанием южно-грузинского феодального княжества Тао-Кларджетии положение в рассматриваемых районах приобретает еще большую ясность и определенность. Территория княжества все больше и больше расширяется к югу, включая в себя один за другим ранее утраченные районы. В 952 году византийский император Константин Багрянородный, столь же превосходно информированный о кавказских делах, как и Прокопий, категорически удостоверяет, что владения тао-кларджетских Багратионов подступали к самому Феодосиополю, нын. Эрзеруму, и что граница между Грузией и империей в этом секторе проходила по реке Араксу. Константин пишет: ...«по его (грузинского куропалата) просьбе (решено), чтобы границей Фазианы (груз. Басиани, область смежная с Эрзерумской - С. Д.) служила река Еракс, или Фазис, и чтобы земли влево, в сторону Иверии (Грузии), принадлежали иверам (грузинам), а вправо, в сторону Феодосиополя, крепости и селения - нашему величеству, и чтобы река служила гранью между обоими владениями»[4]. К концу того же века глава Тао-Кларджетского царства Давид III Куропалат присоединил к своим владениям новые обширные области вплоть до северного прибрежья Ванского озера и до гор. Эрзинки (нын. Эрзинджан). Нечего и говорить, что объединенное Грузинское царство еще более прочно укрепилось в этих областях.

Что же можно почерпнуть из армянских сообщений по этому вопросу? Возьмем наиболее субъективно окрашенный источник, известную «Армянскую географию», которую традиция приписывает Моисею Хоренскому и полагает сочинением V века н. э. Исследователи же датируют ее - одни VII веком, другие К- ым. Этот памятник, проникнутый национальной тенденцией и потому порой грешащий против истины, так описывает Грузию: «Колхида, то-есть Егер (груз. Эгриси - С. Д.), находится к востоку от Понтийского моря, близ Сарматии, и сопредельна с Иве- рией и Великой Арменией. Егер разделяется на четыре провинции: Манрили, Егревика, Лазив, Чанет, то-есть Халды». Таким образом, «География» относит к Колхиде не только современную Западную Грузию (Мингрелию, Гурию, Аджарию и др.), но и весь Лазистан, а также область чанов, тех же халдов, т.е. области к западу и югу от Трапезунта. В том же описании Колхиды говорится, что Чорох есть река Колхиды, хотя истоки ее находятся в Армении. О Восточной Грузии «География» повествует: «Иве- рия, то-есть Грузия, к востоку от Егера, в смежности с Сарматией у Кавказа, простирается до пределов Албанских по реке Куре. Области Грузии следующие: Кларджи, Ардаган, Шавшети, Джавахи, Самцхе, Адчара, ...Манглисское ущелье, Квешское ущелье (древнее название нынешнего Башкичетского, или Дманисского, района - С. Д.), Болнисское ущелье, Трелы (т. е. Триалети - С. Д.), Кангары, Ташир» и другие[5]. Тенденция «Географии» в данном случае проявилась в том, что в последующем изложении некоторые из этих областей упомянуты уже в составе Армении, но при этом каждый раз отмечается, что такой-то, мол, областью «владеют грузины». Совершенно очевидно (и не может быть другого толкования), что в VII-VIII вв. принадлежность этих провинций Грузии была общеизвестна и за ее пределами. Этот же факт, в наличных исторических условиях, имел также и этническое значение: в VII-VIII вв. Грузия лишена политического единства и самостоятельности, она сама находится под арабским господством, и выражение «Армянской географии», что названными провинциями «владеют грузины», нужно понимать преимущественно в том смысле, что там сидит грузинское население.

Тао («Тайк») «Армянская география» называет в числе армянских областей. Но вот гораздо более беспристрастный и лучше осведомленный источник, известный армянский историк VIII века Леонтий (Г евонд) прямо говорит, что Кола входит в пределы Грузии (... hasan&r i sahmans Vra% i gawa'n Kou )[6]. А Кола, район истоков реки Куры, по признанию той же «Армянской географии», была частью провинции Тао. Тот же Гевонд в другом месте Самцхэ (область города Ахалцихе) определяет как область страны грузинской (... hasan&h ya}xarhin Vra% i gawa'in or ko§i Sam%x&)[7], а Моисей Хоренский причисляет Кларджети к областям Грузии[8], и т. д.

Итак, тенденция книжных построений средневекового клирика, раскрываемая его же собственными фактическими данными, очевидна. Она и понятна. Непонятно только, когда в наше время и в наших условиях не только не могут, но и не хотят освободиться из плена тех же самых клерикальных конструкций и представлений.

Население. О населении Тао-Кларджетского царства Токарский дает своим читателям такие сведения: «Основную массу населения составляли армяне, бывшие здесь исконными приверженцами халкидонитства... Они... живя бок-о-бок с грузинскими переселенцами, появившимися в IX в. в опустошенном арабами и эпидемиями крае, стали медленно денационализироваться» (стр. 200-201). «Тайкская архитектурная школа второй половины X века создалась в условиях, когда большая группа армянского населения по указанным причинам окончательно выделилась в самостоятельный государственный организм. И хотя он в силу происходившего огрузинивания коренного населения уже тяготел к формировавшемуся об'единенному грузинскому государству, основная масса населения, несмотря на различие в вере, еще мно­гими нитями была связана со своими сородичами» (стр. 213). И еще Токарский говорит ...«о древней армянской, халкидонитской области Тайке, начавшей очень медленно огрузиниваться после появления здесь грузинских переселенцев в IX в.» (стр. 95). Таким образом, Токарский утверждает, что основную и коренную массу населения Тао-Кларджетского царства составляли армяне, выделившиеся во второй половине X века в самостоятельный государственный организм исключительно вследствие религиозных разногласий: вопрос признания постановлений Халкидонского собора роковым образом расколол армян на две непримиримые группы, которые не могли жить вместе под одной политической кровлей. Вместе с тем, как обычно, оказывается, что Тао-Кларджетская группа армян «несмотря на различие в вере, еще многими нитями была связана со своими сородичами».

Автор не называет ни одного факта в пользу своего положения, и не может назвать, потому что таких фактов нет. Все данные говорят об обратном. Но укажем прежде всего, что утверждение Токарского вовсе несостоятельно и с чисто логической точки зрения. Каким образом «основная» и «коренная» масса населения, которая еще многими нитями была связана с собственно Арменией, подчинилась влиянию меньших по числу грузин-переселенцев настолько, что и вовсе огрузинилась? Почему же тао-кларджетские армяне воспринимали именно грузинское влияние? Ведь греко-восточное православие, или, иными словами, халкидонитство (диофизитство), которое, по Токарскому, было единственным связующим звеном между тао-кларджетскими армянами и грузинами, в еще большей мере объединяло этих армян с византийскими греками. Почему же эти армяне ассимилировались именно с грузинами, а не с греками? Ведь само-то халкидонитство местных армян было в значительной степени результатом политического давления Византии, и это давление продолжало действовать также и в IX-Х вв. Может быть с целью смягчить это вопиющее противоречие, Токарский глухо говорит, что грузинские переселенцы появились «в опустошенном арабами и эпидемиями крае». Но если это опустошение коснулось населения и ослабило здесь армянский элемент настолько, что дало возможность грузинам беспрепятственно стать господами положения, тогда все последующие уверения Токарского, долженствующие внушить читателю мысль о беспрерывной преемственности здесь армянской культуры, оказываются совершенно необоснованными: не было носителей культуры, - не было и самой культуры.

Правда заключается в том, что основная, коренная масса населения в тао-кларджетских областях была искони грузинской по языку и культуре, а армяне, если они где и были, являлись именно переселенцами. Существование армян-переселенцев можно допустить, главным образом, для Спери, Басиани и для южного Тао. Нужно думать, что в южное Тао эти переселенцы притекли в качестве иммигрантов, искавших здесь надежного убежища в непомерно тяжелые для армянского народа времена персидского и арабского владычества в V-VII вв. Ассимиляции их с грузинами способствовало и то обстоятельство, что пришельцев было меньше по числу, чем аборигенов края. Предложить какое-либо иное разумное объяснение этих неоспоримых фактов совершенно невозможно.

Сама армянская историография подтверждает этот единственный вывод. Мы уже видели, что армянские источники седьмого века северное Тао, в частности — Кола, район истоков Куры, рассматривают как грузинскую область.

Владетельный феодальный дом Тао, выдвинувшийся в первые ряды армянской аристократии, Мамиконяны, по своему происхождению принадлежал к грузинскому племени чанов, как это признает и специально обосновывает крупнейший представитель новой армянской историографии проф. Адонц[9].

Рассмотрение вопроса о населении Тао-Кларджетии удобно связать с вопросом о царствовавшей здесь династии Багратионов, или Багратидов.

О Багратидах Токарский пишет: «С давних пор в Армении пользовался влиянием княжеский род Багратидов (Багратуниев)... После неудачного восстания против арабов в 755 году... Багратиды ушли в западные районы Армении, расположенные в Чорохском бассейне» (стр. 135). «Одновременно с усилением ширакских Багратидов, возложивших на себя во второй половине IX века царскую корону, идет расширение владений артануджской ветви этого рода в сторону Грузии, где они положили начало династии, правившей до конца существования грузинского царства в начале XIX в.» (стр. 135-136).

Багратидам нечего было уходить в «западные районы», «расположенные в Чорохском бассейне», потому что их собственные феодальные владения были именно здесь. Бесспорно, и это свидетельствуется также армянскими источниками, что Багратиды происходили из древнегрузинской провинции Спери. Известный армянский писатель Моисей Хоренский передает нам взгляды, которые господствовали в армянском обществе его времени насчет происхождения Багратидов, именовавшихся в Армении Багратуниями. В 22-й главе первой книги своей «Истории Армении» Хоренский пишет: ...«Некоторые не заслуживающие доверия люди говорят - произвольно, не руководясь истиной - что венценалагающий род Багратуни происходит от Хайка. На это скажу: не верь таким глупым речам; ибо в этих словах нет ни следа, ни признака правды. Нелепо и нескладно болтают они о Хайке и о подобных ему. Но знай, что имя Смбат, которое Багратуни дают часто своим сыновьям, есть собственно Шамбат на их первоначальном, то-есть еврейском языке». О родоначальнике Багратидов Хоренский сообщает в той же главе: «Говорят, что Храчеай, выпросив у Навуходоносора одного из главных полоненных евреев, по имени Шамбат, привел его... Историк говорит, что от него происходит род Багратуни - и это верно»12. Из глав 37-й и 63-й второй книги того же труда видно, что родовой удел Багратидов находился в Спери, а их главная резиденция - в крепости Байберде, нын. гор. Байбурд[10]. А что касается населения и его языка во владениях Багратидов, об этом Хоренский сообщает еще более интересные сведения. Согласно конструкции Хорен- ского, персидский (парфянский) царь Аршак назначает царем Армении Вагаршака, который «установил, сколько мог, общественный порядок в нашей земле, учредил нахарарства, назначив во главе их мужей полезных из потомков предка нашего, Хайка, и из других (родов)... Первее всего он вознаграждает могущественного и мудрого мужа из евреев - Шамбу Багарата, дав его роду право возлагать корону на Аршакидов и называться по его имени Багратуни... Этот Багарат... назначен наместником и начальником над десятками тысяч воинов на западных пределах Армении где уже перестает раздаваться говор армянский»[11]. Таким образом, еще в VIII или IX веке, к каковому времени большинство исследователей относит появление «Истории» Хоренского, образованнейшие армяне считались, как с бесспорным, с фактом неармянского происхождения Багратидов и населения областей по среднему и верхнему течениям р. Чороха.

То же самое, в основном, представление о происхождении Багратионов мы находим в византийских и древнегрузинских источниках. Византийский император Константин Багрянородный в своем сочинении «О народах», в главе 45-й, озаглавленной «Об иберах» (или, в ином произношении: «иверах», «ивирах»; так греки, как известно, называли грузин), рассказывает: «Должно знать, что ивиры, т.е. (ивиры) куропалата, хвалятся тем, что они происходят от жены Урии, на которой незаконно женился пророк и царь Давид... Они говорят, что из Иерусалима были тот Давид и брат его Спандиат, каковой Спандиат, как говорят они, получил от бога милость, что не мог быть поражен мечом на войне в какую-нибудь часть тела, кроме сердца, которое на войне он и защищал каким-то вооружением. Вследствие этого и боялись его персы. Он же победил их и покорил, и родичей (своих) ивиров поселил в трудно доступных местах, теперь ими занимаемых; оттуда они стали понемногу распространяться и увеличиваться и сделались великим народом. С тех пор как они переселились из Иерусалима в землю, теперь ими населяемую, прошло 400 или 500 лет до настоящего времени, т. е. до 10-го индикта 6460 года от сотворения мира» (т. е. 952 г. н. э. - С. Д)[12].

Уроженец Тао-Кларджетии, современник Константина Багрянородного, выдающийся грузинский писатель Георгий Мерчули называет «куропалата царя Ашота», родоначальника тао-кларджетской линии Багратионов, «государем, нареченным сыном Давида, пророка и помазанника господня»[13].

Потомками пророка Давида считает Багратионов также древнегрузинский историк Джуаншер, а фамильный летописец Сумбат Багратиони, оставивший нам один из самых важных источников для истории своего рода, подробно развивает ту же самую генеалогию в начале тридцатых годов XI века.

Артануджскому, или тао-кларджетскому, владетельному дому основание положил, в начале IX века, упомянутый Ашот Багратиони, который сюда пришел из Тбилиси, где он занимал высокий пост, но рассорился с арабами. Через него, говорит Мерчули, «утвердилось над грузинами господство («мтаварство») его и сыновей его до скончания века»[14].

История этого дома и самого княжества также хорошо известна по грузинским, византийским, армянским и арабским сообщениям. Бежавши из Тбилиси, Ашот оседает первоначально в Кларджетии, избирает своей резиденцией древний грузинский город Артануджи, - в котором строительство вел еще в V веке известный грузинский царь Вахтанг Горгасал, - и поскольку эта область тогда политически входила в пределы Византии, Ашот провозглашает императора своим сеньором. Отсюда - византийские придворные звания в роду тао-кларджетских Багратионов, в том числе и высшее - «куропалат». Но постепенно потомки Ашота фактически освобождаются от этой вассальной зависимости и в Х веке являются сюзеренными правителями, сохраняя вместе с тем прежние титулы, и прежде всего титул куропалата, который носит старший в роде.

В Тао-Кларджетии рано складывается своеобразный удельный строй, напоминающий строй Киевской Руси, но вместе с тем здесь иерархия многочисленных владетелей выражена очень отчетливо. Глава всего царства титулуется грузинским куропалатом, что засвидетельствовано всеми вышеназванными группами источников. К концу IX века здесь же появляется титул грузинского царя, а к концу следующего - царя-царей. Указанное политическое состояние правдиво отражено в записи Мерчули, сообщающей, что «Житие (Гр. Хандзтийского) написано спустя 90 лет после его преставления, в 6554 году от начала мира (в 950 г. н. э.), ...в господство над грузинами куропалата Ашота (ум. в 954 г.), сына Адарнерсея, царя грузин, ...во дни эристава эриставов Сумбата, сына царя Адарнерсея, в магистерство Адарнерсея, сына магистра Баграта, когда эриставом был Сумбат, сын мампала Давида»...[15]

Потомство основателя княжества Ашота к исходу IX века и в Х веке представлено двумя ветвями: кларджетской, или артануджской, начало которой положил старший сын Ашота Адарнасэ, и таосской, предком которой является средний сын Ашота куропалат Баграт I. Упомянутые в записи Мерчули первые три властителя являются представителями таосской ветви, последний, Сумбат, - артануджской.

Сильно расширив пределы своих владений еще в первой половине IX века, тао-кларджетские Багратионы постепенно включили в свое царство земли по верхнему течению Куры - Кола, Ардаган, Джавахети, Самцхэ - и по Чороху, где в частности было занято и Тао. Эти земли и поделили между собой Ашотовы потомки.

Поскольку Токарский специально заинтересован состоянием этого края именно в Х веке, обратимся и мы к данному периоду. В начале Х века во главе Тао-Кларджетского царства стоит Адарнасэ II (888-923), правнук Ашота I (куропалат Ашот I - куропалат Баграт I - куропалат Давид I - куропалат Адарнасэ II). Император Константин Порфирогенет много о нем рассказывает в своем сочинении «О народах», называя его «Адранасиром, куропалатом Грузии (Иверии)» (так 3 раза в гл. 43)[16] или очень часто просто куропалатом, отмечая этим саном одного только тао-кларджетского владетеля среди всех прочих владетелей Ближнего Востока.

С Адарнасэ II близко был знаком также армянский католикос и историк Иоанн Драсханакертский, одно время длительно гостивший при дворе Адарнасэ, будучи вынужден оставить свою родину вследствие очередного арабского нашествия. Для Иоанна Адарнасэ является «великим князем грузин», mec i}xann Vra%, (в ранний период), или «великим куропалатом грузин», mec kowrapauatn Vra%, (так назван Адарнасэ в тексте Иоанна 2 раза), или «царем грузинской страны», ]agawor Vra% a}xarhin, или «грузинским царем», ]agawor Vra%, (так 14 раз!), или просто «куропалатом» (2 раза).[17] Иоанн определяет и границы Тао-Кларджетского царства, не оставляя на этот счет никаких сомнений. Так, Иоанн рассказывает, что гонимый арабами царь Сумбат бежал из Ширака, своего домэна, «в укрепленные места Тайка, находившиеся во владениях его друга, куропалата Адарнасэ».[18] Иоанн причисляет Тао к владениям Адарнасэ и в другом случае[19]. Наконец, тот же автор, повествуя о трагической судьбе армянского царя, сообщает, что арабский полководец «гнал царя Сумбата, идя за ним по пятам, и гнал его до страны грузин, пока Сумбат не укрылся в неприступных крепостях Кларджетии»[20]. Следовательно, для передовых армян двадцатых годов Х века Тао (арм. Тайк) и Кларджетия были бесспорно грузинские области.

Так пишут современные Адарнасэ армянские историки; а современные нам некоторые историки пишут: «В начале Х в., как свидетельствуют грузинские хроники, грузинский царь Адарнасе построил в соседней Тайкской епархии в селении Бана (ныне Пеняк) храм» (Токарский, стр. 98). Тао для Адарнасэ является «соседней епархией»! Насколько это правдиво хотя бы субъективно, можно усмотреть уже из того, что на той же 98-й странице, несколькими фразами ниже, Токарский, по странной оплошности, пишет: ...«не в далеком Вагаршапате, а у себя в Тайке нашел Адарнасе тот образец, которому решил следовать» (имеется в виду Ишхани).

Иоанн Драсханакертский (так же, впрочем, как и имп. Константин) хорошо знает и другую, младшую в политическом смысле, - артануджскую, или кларджетскую - ветвь грузинских Багратионов, наиболее выдающимся представителем которой при нем был князь-князей («эриставт-эристави») Гурген. Иоанн его величает «великим князем грузин», mec i}xann Vra% или просто «князем грузин», а удельные владения Гургена по верхнему течению Куры и в других районах также относит к «стране грузин» .

У куропалата Адарнасэ II было четверо сыновей (что известно и имп. Константину), поочередно принимавших бразды правления Тао-Кларджетией и соответствующие титулы. Так, сам имп. Константин Багрянородный саном куропалата, или, говоря его же словами, «отеческим званием куропалата», почтил второго сына, Ашота II.[21]

Для имп. Константина, который пишет о Южной Грузии в 952 году, тао-кларджетские Багратионы - грузины, или иверы, их подданные - также грузины, их страна - Грузия, или Иверия. Две главы его труда «О народах», посвященные Южной Грузии и ее владетельному дому, носят соответствующие заглавия: «О грузинах» (гл. 45) и «О родословной грузин и о крепости Арданучи» (гл. 46). У Константина засвидетельствовано и национальное самосознание Тао-кларджетских Багратионов. Сообщая о домогательстве ими. Льва, имп. Романа и своем собственном получить у Багратионов их крепость Кеццей, «чтобы там не добывал себе хлеба Феодосиополь (Эрзерум)», находившийся в это время в руках арабов, Константин рассказывает, как византийские власти «убеждали куропалата и его братьев, что по взятии Феодосиополя они отдадут им эту крепость, но грузины не хотели делать этого вследствие любви к феодосиополитам и чтобы не повредить городу Феодосиополю, но отвечали господину Роману и нашему величеству: «Если мы это сделаем, то будем в бесчестии у соседей наших, именно у магистра и владетеля Абазгии, владетеля Васпуракана и владетелей армян, так как те скажут, что император не оказывает доверия грузинам (ивирам), — куропалату и братьям его».[22]

Представителем этого дома и был знаменитый куропалат Давид III, правнук Адарнасэ II и внучатый племянник его венценосных сыновей: царя Давида II (умер в 937 г.), куропалата Ашота II (ум. в 954 г.) и куропалата Сумбата (ум. в 958 г.). Дед Давида III, Баграт, третий сын Адарнаса II, носивший титул магистра, умер в 945 г., не дождавшись сана куропалата, которым в это время по старшинству обладал Ашот II. Удовлетворение получил сын его (т. е. магистра Баграта) Адарнасэ III» верховный владыка Тао-Кларджетии и грузинский куропалат в 958-961 г.г. Приведенная нами выше запись Мерчули называет и Адарнасэ: в момент составления этой записи (950-1 г.) Адарнасэ был еще только магистром; один из его дядей, Ашот II, был куропалатом и главой Тао-Кларджетского государства, а другой, - Сумбат, - эриставт-эриставом. Адарнасэ III-му наследовал его прославленный сын Давид III (961-1001 г. г.).

Не соответствуют действительности утверждения Токарского, будто Давид III «никогда не носил царского титула» (стр. 200), будто он по собственному почину «отказался от первоначального намерения передать свои земли Баграту III» (стр. 201), будто «правление Давида не было омрачено какими-либо серьезными военными потрясениями» (там же).

Вот главные факты царствования Давида III, в самом кратком, конечно, изложении.

У куропалата Адарнасэ III было двое сыновей: старший - эриставт-эристав Баграт и младший - магистр Давид. Согласно издавна установившейся среди тао-кларджетских Багратионов традиции, уже в это время Давид III, наравне с братом, не говоря об отце, должен был величаться и царем. И действительно, в широко известной грузинской строительской надписи Ошкского храма мы читаем: ...«Начали богом венчанные цари наши строи­тельство сего святого храма,... сии великие цари наши»... на сред­ства богом благословенного Адарнасэ куропалата, эриставт-эрис- тав Баграт и магистр Давид, святая троица да будет покровом десницей своей им всем троим».[23] Шатбердский деятель Иоанэ Берай, переписавший в 973 году «Пархальский четвероглав» (один из известных списков грузинского перевода евангелия) для грузинского монастыря в Пархали (южное Тао), в записи к этой рукописи сообщает новые данные, упоминая «царей наших, бо­гом возвеличенного царя грузинского Баграта, магистра Давида, эриставт-эристава Сумбата и богом дарованных их сыновей», и в другом месте: ...«богом венчанного царя-царей (да возвеличит его бог!) богом поставленного магистра Давида»[24]. Таким образом, в 973 году Давид III еще остается магистром, но уже выступает с титулом «царь-царей», что представляет собой первый случай в истории тао-кларджетских владетелей.

Это вполне соответствовало реальному положению вешей: Давид III, больше чем его отец и деды, предшествовавшие ему грузинские куропалаты, был верховным властителем всей Южной Грузии. Ему «добровольно покорились все государи», как говорит современный Давиду армянский историк Степанос Таронскии[25]. В числе владетельных князей, признавших сюзеренитет царя-царей Давида III, были и не грузинские, например соседние армянские, владетели.

Затем Давид принимает и титул «куропалат». Это проис­ходит по-видимому в 978-9 гг. «Грузинским куропалатом» (Vra% kiwrapauat) называет Давида писатель XI века, такой же востор­женный почитатель Давида, как и Степанос Таронский, армянский историк Аристакес Ластивертский, рассказывающий о Давиде в связи с известным восстанием Склира и вопросом о наследстве Давида[26]. Также и Византийские историки: Кедрен именует Давида «архонтом грузин»[27], а Зонара вернее - «куропалатом», владения которого находятся в Грузии»[28]. В армянской историографии правильные сведения о Давиде III сохранялись на протяжении веков: так, у Матфея Эдесского (XII в,) Давид выступает как «куропалат, правитель Грузии»[29].

Рост влияния Давида III происходил очень быстрым темпом. В другой известной грузинской рукописи «Самотхэ», переписанной в Ошки, одна запись от 977 года все еще называет Давида «царем нашим, магистром Давидом», а другая запись, которая моложе первой на несколько лет, уже величает его «могущественным и совершенно непобедимым куропалатом Давидом» или даже «куропалатом всего Востока».

Новое, огромное усиление царя Давида явилось результатом его вмешательства во внутренние дела Византии, спасшего императорский трон от посягательств Варды Склира. По просьбе константинопольского двора Давид направил против мятежного полководца 12 тысяч отборных грузинских всадников, которые совместно с сохранившими верность Македонской династии войсками наголову разбили Склира у берегов Галиса весной 979 года. Благодарное византийское правительство уступило Давиду за оказанную помощь, как сообщает об этом Степанос Таронский, огромную территорию: Каринский (нын. Эрзерумский) округ, соседний с ним - Басианский (ныне Пасин), области Харк и Апахуник (к северо-западу от Ванского озера) и другие[30]. Южная граница владений Давида была передвинута к гор Эрзинджану. Кроме того, грузинские войска взяли огромную добычу, которая частью пошла на покрытие расходов по строительству знаменитого средневекового центра грузинской образованности и просвещения на Афоне (Халкидонский полуостров). Об этой победе имеется много сообщений в грузинских источниках. В частности, грузинская надпись Зарзмского храма (в Самцхэ) повествует: «Когда в Греции восстал Склярос, куропалат Давид (да возвеличит его бог!) помог святым царям и нас всех послал в поход, Скляроса мы в бегство обратили»...[31]

Но впоследствии одна большая неудача постигла Давида: он оказался замешанным в новом восстании (Фоки) против императора Василия. Поскольку восставшие потерпели поражение, Давид оказался вынужденным обещать императору свои владения после своей смерти. Так рассказывает об этих фактах арабский историк Ях'я Антиохииский[32]. Есть основание думать, что в этом вынужденном «завещании» Давида речь шла именно о полученных перед тем от Византии областях. Фактически эти земли были заняты византийскими войсками лишь после смерти Давида.

Будучи пламенным грузинским патриотом, Давид активно занимался и общегрузинскими делами, несмотря на обременявшие его обширные интересы и обязанности на Ближнем Востоке. Давид III явился главным инициатором и организатором объединения всех грузинских областей. На престол объединенного Грузинского царства он посадил своего воспитанника (Давид был бездетен) и близкого родственника Баграта III Багратиона, объявив всенародно, по словам грузинского историка: «Сей есть наследник Тао, Картли и Абхазии, сын и воспитанник мой, я же его попечитель и помощник. Ему подчиняйтесь все». Это дело Давида отвечало объективно сложившимся в Грузии условиям и увенчалось полным успехом.

Иначе (и, конечно, противоречиво, как всегда) освещает события Токарский: «Начало объединения грузинского государства (Карталиния и Абхазия) было положено, - пишет он, - при самом деятельном участии Давида, завещавшего даже первоначально свои владения Баграту III; правда, это завещание перед смертью было изменено в пользу императора Василия. Такое независимое положение тайкского феодала определялось особыми причинами, препятствовавшими ему объединиться с соседними Грузией или Арменией. Основную массу населения составляли армяне, бывшие здесь исконными приверженцами халкидонитства (отсюда вышел в VII в. знаменитый католикос Нерсес Строитель). Это, конечно, не могло содействовать их вхождению в возрожденное армянское царство. Они чувствовали себя гораздо ближе к единоверной Грузии и, живя бок-о-бок с грузинскими переселенцами, появившимися в IX в. в опустошенном арабами и Эпидемиями крае, стали медленно денационализироваться. Объединение с Грузией грозило усилением и ускорением этого процесса. По­тому-то, возможно, Давид и отказался от первоначального намерения передать свои земли Баграту III» (стр. 200-201). Читатель опять в недоумении: с одной стороны, Давид принимает «самое деятельное участие» в объединении Грузии, с другой, стороны - наносит этому объединению решительный удар, завещая свои владения византийскому императору по тому единственному соображению, что от воссоединения с Грузией его государство может окончательно огрузиниться. Читатель спрашивает, как же такой «умный, энергичный», «знаменитый», «выдающийся тайкский правитель» (определения Токарского)» как Давид Куропалат, не мог догадаться об этой грозившей его народу смертельной опасности двумя десятилетиями раньше? Но здесь мы имеем тот редкий случай когда Токарский приводит факты в обоснование своего положения. Вот, что он сообщает в подтверждение своего тезиса: «Особое положение тайкского куропалата нашло даже отражение в его монетах, один из редких экземпляров которых имеется в Ленинграде в Государственном Эрмитаже. В то время как монеты Баграта III подражают имевшим хождение в Грузии дирхемам, воспроизводя даже арабские легенды, на монетах Давида лицевая сторона имеет надпись «Христе, помилуй Давида», а оборотная - изображение креста с буквами между его ветвями, которые читаются как слово «куропалат» (стр. 201). Вот и все. Но мы позволим себе прибавить к этим фактам еще один, замолчанный Токарским: надписи на монетах (и не только на монетах) Да­вида Куропалата сделаны по-грузински. Итак, по Токарскому, монеты Давида Куропалата, монеты оригинального образца с христианской эмблемой и с грузинскими надписями, свидетельствуют об антигрузинских настроениях Давида, а монеты его преемника Баграта III, первого царя объединенной Грузии, подражающие арабским монетам и имеющие арабскую надпись, свидетельствуют об обратном! Если это рассуждение Токарского не отличается фундаментальностью, зато оно, безусловно самобытно.



С. Джанашиа, „К политической географии Иберского (Картлийского) царства в древнейший период", Сообщения АН ГССР, 1942 г., № 7.

[2] Annalles, ХШ, 37.

[3] De bello Gothico, VIII, 2.

[4]  Сочинения Константина Багрянородного: «О фемах» (De thematibus) и «О народах» (De administrando imperio). С предисловием Г. Ласкина, М., 1899. «О народах», гл. ч. 5, стр. 167; там же, стр. 168.

[5]  Текст „Географии" представлен в нескольких редакциях. См., напр., „Армянская География VII в, ПО P. X. (приписывавшаяся М. Хоренскому). Текст и перевод... изд. К. Патканов, С.-Пб. 1877, стр. 38-40, 16-17 (текст); Geographie de Moise de Согепе d'apres Ptolemee, ed. p. A. Soukry, Ven., 1881, p.p. 37-39.

[6]   Patmow]iwn U!ondeay meci vardapeti hayo%, S.-P.,1887, стр. 168.

[7]  Там же, стр. 138.

[8] «История Армении Моисея Хоренского. Новый перевод Н. Эмина», М., 1893, стр. 133.

[9]   Н. Адонц, «Армения в эпоху Юстиниана», СПб, 1908, стр. 402-404.

[10] Там же, перев., стр. 69 и 108.

[11] Там же, кн. II, гл. 3, стр. 53; арм. текст, цит. изд., стр. 104-105.

[12] Цит. изд., стр. 162-3.

[13] Георгий Мерчул, «Житие св. Григория Хандзтийского», изд. кад. Н. Марра, СПб, 1911, стр. оЪ (перевод Марра в этом месте, стр. 96, не совсем точен).

[14] Мерчул, стр. ой и 92.

[15] Мерчул, стр. 148-149.

[16] Цит. изд., стр. 155-157.

[17]      Yovhannow ka]ouikosi Drasxanakerte%woy Patmow]iwn hayo%, ]., 1912, стр. 144-310.

[18]   ...”i koumans amro%a%n Tayo% i kalowacs Atrnersehi”; там же, стр. 185.

[19]  Там же, стр. 207-8.

[20]   ...”min§! ya}xarh Vra% tareal mueal haneal zna, min§! ankan&r mer> yanmat§eli yamowrsn Kuarja%”; там же, стр. 214-5.

[21] Цит. изд., стр. 172.

[22] Там же, стр. 164-165.

[23]  M. Brosset, „Inscriptions georgiennes ...“ S.-Р., 1864, стр. 7.

[24]  т. дой^абоа, ,,^йобокд&о....“, I, 95.

[25]  Patmow]iwn tiezerakan, S.-P.,1885, стр. 275.

[26]   Patmow]iwn, ]., 1912, стр. 19, 3, 22. - Хотя Степанос Таронский Давида именует обычно «куропалатом Тао» или просто «великим куропалатом», но он не оставляет никакого сомнения в том, что Давид-владетель именно грузинский. Так, рассказывая очень много о войнах Давида, Степанос обозначает его войска только как «войска грузинские» и это - многократно. В одном случае, кн. III, гл, XL, Степанос рассказывает об инциденте, происшедшем у стен Хлата (на берегу Ванского озера), когда осаждавшее этот город Грузинское войско куропалата Давида заняло под свои конюшни и стоянки армянские церкви и архиерейский дворец. «Татчики с Городских стен кричали:          «Так вы, христиане, обращаетесь с святыней Христианской?» Грузины отвечали: «Мы одинаково относимся к армянской церкви и к вашей мечети!» Степанос считает, что вследствие этого грузин постиг гнев божий: они потерпели поражение от мусульман, (Цит. изд, стр, 268).

 

 

27  Migne, II, col. 164

28  Epit. hist., I, lib XVII, cap. VII.

29  Вrosset, «Additions et eclairclssements...», стр. 176.

[30] Цит. изд., стр. 192-3; «Василий, царь Греческий, вызвал к себе полководца Торника, родом грузина, монаха с Святой горы (Афон), и послал его к куропалату Тао Давиду. И обещал дать Халдой-арич вместе с Клисурой» Чормайри и Карин, Басиан и крепостцу Севук, что в Мар- далии, Харк и Апахуник, - что и отдал на самом деле, - если Давид пришлет ему на помощь войско. Куропалат Давид, собрав грузинские войска во главе с князем князей Джоджиком, послал их вслед за Тор- ником сразиться с тираном Вардой. Начиная от пределов Тао, они стали опустошать страну греческую, подвластную тирану ... (Император Василий дал Фоке) всю западную армию греческую и вместе с грузинским войском направил о6а лагеря против тирана Варды»... ; См. также «The Cambridge Medieval History» IV, 86 и У. Гелъцер, «Очерк политической истории Византии», 100.

[31] Е. Такайшвили, «Археологические экскурсии», I, 18.

[32] В. Розен, «Император Василий Болгаробойца», 27.

Читайте также: