ГлавнаяМорской архивИсследованияБиблиотека












Логин: Пароль: Регистрация |


Голосование:
Вам нравится наш сайт?


Отличный сайт!
Хороший сайт
Встречал и получше
Совсем не понравился





» » Рубен Абгарович Орбели - основоположник отечественной подводной археологии
Рубен Абгарович Орбели - основоположник отечественной подводной археологии
  • Автор: admin |
  • Дата: 14-12-2013 15:19 |
  • Просмотров: 2708

Вячеслав Таскаев
Из сборника «Античная подводная археология северного Причерноморья», Москва, 2009

Идея К.Э. Гриневича об использовании материально-технической базы и научно-исследовательского потенциала ЭПРОНа в интересах подводной археологии получила своё дальнейшее развитие благодаря огромным организаторским способностям профессора Рубена Абгаровича Орбели.

Заслуга профессора Р.А. Орбели состоит в том, что он не стал механически переносить методы и приёмы, применявшиеся в водолазном деле, в подводную археологию, а разработал практически заново теоретические основы этой отрасли исторической науки, определив на многие десятилетия перспективы её развития, которые не утратили своей актуальности и в настоящее время. Именно благодаря этому профессор Р.А. Орбели по праву считается в России родоначальником подводной археологии как самостоятельного научного направления, а его книга «Гидроархеология: Подводные исторические изыскания близ древних греческих городов на Черноморском побережье» стала первым учебным пособием для многих поколений подводных археологов в нашей стране.

Профессор Рубен Абгарович Орбели

 Профессор Рубен Абгарович Орбели.

1880 -1943

Обосновав целесообразность совместной работы подводных археологов с профессиональными водолазами в деле изучения памятников истории и материальной культуры, Р.А. Орбели стал инициатором Приказа № 100 от 5 августа 1937 года, изданного за подписью начальника ЭПРОНа Ф.И. Крылова, который гласил: «Придавая исключительное значение производству научно-исследовательских работ с целью изучения находок под водой и в грунте, относящихся к древностям, а также произошедших в береговой полосе изменений, приступить к обследовательским работам близ Керчи, Феодосии, Херсонеса и Ольвии в течение августа - сентября текущего года. Для выполнения водолазных работ начальнику Военно-морского техникума выделить необходимое количество учеников, водолазов и соответствующие средства, а также ответственное лицо для руководства водолазными работами. Общее руководство указанными ис­следовательскими работами возлагаю на профессора Р.А. Орбели».

Р.А. Орбели отмечал, что водолазная организация «впервые в мире становится под знамя науки, переходит к систематическим раскопкам под водой, приступает к охране памятников древности, сама делается силой, способствующей развитию исторических знаний. Водолаз в условиях советской действительности получает возможность, при наличие интереса, перерасти в историка. Рождается новая отрасль исторической науки - подводная археология или гидроархеология». Именно эту дату следует помнить каждому занимающемуся археологическими исследованиями под водой, считая её своим профессиональным праздником.

Р.А. Орбели уже в 1937 году определил первоочередные задачи, которые предстояло разрешить в ближайшие десятилетия с использованием водолазных, судоподъёмных и аварийно-спасательных организаций. Не отвергая самой идеи привлечения водолазных специалистов к подводным археологическим изысканиям, Р.А. Орбели считал необходимым наладить подготовку профессиональных подводных археологов, способных самостоятельно «ориентироваться под водой в исторической обстановке и умеющих сочетать задачи хозяйственного подъёма древностей с научной целью». Профессором была продумана система подготовки подводных археологов, которая предусматривала наличие специального стационар­ного научного учреждения и обучение в уже действующей оперативной археологической экспедиции.

Профессор Орбели предполагал ввести в план своей научной деятельности специальный раздел - «подводная историческая география», что послужило бы основой для составления гидроархеологической карты. Цель разработки такой карты - «учет всех точек, где существуют или предполагаются залитые водой памятники древности». Это в конечном счете помогло бы составлению конкретного плана работ «по извлечению вещей или исследованию древних сооружений». «Карта, снабжённая научными комментариями, подскажет последовательность, в которой должны быть проведены работы, будет ли это подготовительное изучение места или рекогносцировка под водой», - писал Орбели.

Выявление и последующее изучение памятников подводной археологии требовали «предупредительных мероприятий» по их охране. Профессор Орбели уже тогда настаивал на организации «постоянного контроля за состоянием объектов, подверженных разрушению при различных технических работах, естественному разрушению, включая прибрежные полосы древних городов».

Эта проблема приобрела большую актуальность, поскольку повсеместно на суше и под водой происходило массовое разграбление археологических памятников, в результате чего многие исторические раритеты оказывались «на черном рынке».

По убеждению Р.А. Орбели, становление гидроархеологии могло стать возможным при создании на государственном уровне соответствующего института подводной археологии, организаторская и научная деятельность которого «направляла бы научную деятельность хорошо оснащенных подводных экспедиций, освободив ЭПРОН от ответственности за неизбежное, но практически непосильное расширение её научно-исследовательской деятельности».

По мере развития подводных археологических исследований в стране, по мнению учёного, должен был появиться музей подводных изысканий. Уже после экспедиции 1937 года им была составлена докладная на имя руководителя Академии Наук СССР В.Л. Комарова с предложением создать музей, «собирающий найденные и поднятые вещи в морях, реках и озёрах страны». Своё предложение Р.А. Орбели аргументировал тем, что ни один из ныне существующих исторических институтов в системе Акаде­мии Наук не мог вместить в себя всю сложную и многообразную систему знаний, навыков и приёмов подъёма, обработки и хранения материала, которые со временем могли быть предоставлены новой отраслью исторической науки.

В 1937 году Р.А. Орбели была организована первая подводная археологическая экспедиция, поставившая своей целью произвести поиск и изучение портовых сооружений и древней гавани возле Херсонеса Таврического.

Первоначальный этап работы заключался в проведении обмеров наиболее разрушающейся части этого эллинистического города и осмотре дна вдоль всего побережья. Р.А. Орбели пришел к выводу о необходимости обязательного применения специального подводного оборудования для ведения раскопок под водой. «Для проведения научно-исследовательской работы, - писал ученый сразу после завершения собственных изысканий у берегов Херсонеса, - требуется собственная плавучая единица, специ­альные приборы, грейферы, грунтососы, гидромониторы, полная технически оснащенная экспедиция». Но даже при тех возможностях, которыми располагал Р.А. Орбели, ему, в конце концов, удалось установить местонахождение древней гавани Херсонеса и остатков оборонительных сооружений на дне Карантинной бухты.

В этом же полевом сезоне с помощью Одесского аварийно-спасательного отряда было успешно проведено обследование прибрежной акватории другого античного города - Ольвии, располагавшейся некогда на берегу Бугского лимана. Несмотря на крайне плохую видимость в воде, небла­гоприятные погодные условия и ограниченный срок работы водолазов, археологи смогли найти место предполагаемого нахождения гавани площадью более 11 тыс. кв. метров и сохранившиеся остатки портовых сооружений. В ходе работ в Ольвии Р.А. Орбели установил, «что Нижний город Ольвии находится под водой, под водой и гидротехнические сооружения античной древности».

В 1939 году первым объектом, к изучению которого приступила гидроархеологическая экспедиция, стала Феодосийская бухта. Найденные на дне, в районе городского порта, напротив древней крепостной стены, остатки каменной гряды стали доказательством существования припортового сооружения в виде мола в I-II веках до н.э. Уже после завершения исследований в Феодосийском порту Р.А. Орбели пришел к выводу, что изучение и датировка гидротехнических сооружений, возведенных из камня, представляется «очень трудной задачей, требующей научного анализа камней, их размеров, формы и техники обработки».

Приступая к подводным работам в Коктебеле, по словам самого Р.А. Орбели, он прежде всего исходил «не из догадок на основании древних авторов, а из данных самой местности». Осмотр акватории с высоты берега позволил выявить обширную отмель, сужающуюся в глубь моря. Именно в пределах этой отмели на расстоянии 150 метров от современной пристани водолазы смогли обнаружить скопления камней постельной формы, оставшихся от некогда существовавшего здесь гидротехнического сооружения. Находки на дне Коктебельской бухты позволили установить, что «в отдаленном прошлом Коктебель представлял собой портовый центр, связанный со всем черноморским побережьем». По мнению Р.А. Орбели это был порт скифо-тавров. Со временем, с появлением эллинов, порт опустел. В раннее Средневековье это был крупнейший порт между Судаком и Феодосией.

Подводные работы Р.А. Орбели в Керчи были более масштабны по своему объёму и продолжительности, поскольку проводились совместно с гидрографической службой Черноморского флота и отрядом водолазов ЭПРОНа. Обследование поверхности дна в районе старокерченской гавани позволили выявить строительные остатки Пантикапея, относящиеся к II-I векам до н.э. Со дна моря были подняты массивные каменные блоки, наличие которых «приблизило разрешение проблемы о местонахождении Пантикапейской гавани», о существовании которой в своё время писал ещё Страбон. В пределах развалов каменных кладок были осуществлены многочисленные находки якорей, рыболовных грузил и крючков, остатков керамических изделий, включая целые экземпляры амфор и пифосов.

Р.А. Орбели, стремясь определить, когда именно и из каких пород камня были возведены найденные под водой постройки, обследовал многие древние и ныне существующие каменоломни в окрестностях Керчи. Это дало возможность не только ответить на эти вопросы, но и определить места, откуда строительный материал доставлялся в Пантикапей. Так по крупицам учеными приобретался опыт, столь пригодившийся будущим по­колениям подводных археологов.

Разработанная Р.А. Орбели долгосрочная программа подводных археологических исследований в СССР предполагала построение системы подводных изысканий на Черном море. С учетом его предложений работы с целью изучения сохранившихся строительных остатков на дне Бугского лимана следовало бы продолжить в Ольвии и прилегающей к ней акватории. Археологическому исследованию подлежали в первую очередь участки черноморского побережья возле мыса Тарханкут, Керчи, Фанагории, Феодосии и Коктебеля.

В состав первоочередных были включены работы на обширной акватории в районе Таманского полуострова, где «находка и подъём мраморных колонн прольёт свет на вопросы исторической географии Боспора Киммерийского».

Начавшаяся Великая Отечественная война и смерть профессора Р.А. Орбели в 1943 году на долгие годы приостановили исследования в области подводной археологии. Качественно новый этап в развитии отечественной подводной археологии наступил в середине 1950-х годов.

Читайте также: