ГлавнаяМорской архивИсследованияБиблиотека












Логин: Пароль: Регистрация |


Голосование:
?


!



Самое читаемое:



» » » Ленинградское отделение Института Экономических Исследований НКФ СССР: страницы истории
Ленинградское отделение Института Экономических Исследований НКФ СССР: страницы истории
  • Автор: Malkin |
  • Дата: 29-05-2014 16:52 |
  • Просмотров: 1683

После событий октября 1917 года большое число ученых покинуло Россию. Однако некоторые, оставшиеся в России продолжали рабо­тать. Ниже речь пойдет об одном из научных учреждений нашего города, вокруг которого группировались экономисты, юристы и гео­графы, — Ленинградском отделении Института экономических ис­следований НКФ СССР. В литературе практически полностью от­сутствует обзор деятельности этого научного заведения,1 а между тем в нем трудились блестящие ученые первой половины ХХ в. Это прежде всего: А. И. Буковецкий, В. М. Штейн, В. Н. Твердохлебов, В. В. Степанов, А. Л. Рафалович, В. В. Новожилов, Я. С. Розен- фельд, А. В. Венедиктов, В. Э. Ден, И. А. Блинов и многие другие.

В 1924 г. для журнала «Наука и ее работники» была подготовлена историческая записка об истории создания института и его деятель­ности, которая так и не была опубликована. Автора записки устано­вить не удалось. Эта записка позволяет представить деятельность института за несколько лет его существования. В записке отмеча­лось, что в момент перестройки хозяйственной жизни страны на но­вых началах на очередь выдвигается вопрос о создании учреждения научно-исследовательского характера, деятельность которого была бы направлена на выяснение сложных факторов, из которых скла­дывается народное хозяйство страны. «Мысль о создании такого уч­реждения, по образцу существующих учреждений в Германии, Анг­лии, Италии и др. странах, зародилась у лиц, состоявших во главе Редакции периодических изданий Комиссариата финансов».2 Со­здать институт, который стал бы центром экономических знаний, проводил бы самостоятельные исследования и составлял бы справки по вопросам народного хозяйства, стало возможным благодаря ис­пользованию прежнего отлаженного аппарата редакции. Первона­чально аппарат состоял из штатных редакторов по отдельным эко­номическим вопросам и отраслям промышленности. Вокруг него группировался ряд специалистов — ученых и практиков, по отдель­ным вопросам. После того как было прекращено издание «Торгово­промышленной газеты» и «Вестника финансов, промышленности и торговли» в октябре 1918 г. этот многочисленный штат образовал основное ядро новых еженедельников «Финансы и народное хозяй­ство» и «Экономическая жизнь Севера».

Кроме налаженного аппарата, от редакции «Торгово-промыш­ленной газеты» и «Вестника финансов» сохранился и коллектив ста­тистиков, специалистов по экономическим вопросам и уникальная по подбору трудов библиотека — собрание печатных и рукописных записок различных ведомств дореволюционного периода по вопро­сам промышленности, торговли, труда и т. д., а также законодатель­ства России.

«В широком смысле, цель Института экономических исследова­ний определялась как финансово-экономические познание России и изучения ее производительных сил».3 Идея создания института получила конкретное воплощение в силу Декрета СНК РСФСР от 15 марта 1919 г. В момент возникновения Института его штат со­стоял из двух отделений — Московского и Петроградского. Каждое из отделений состояло из нескольких отделов, в составе представи­телей науки и практики. Петроградское отделение состояло из 5 основных отделов: 1) экономических исследований, 2) справочно­статистического и библиографического, 3) библиотеки и архива, 4) издательства и полиграфических заказов, 5) книжного склада и ма­газина «Экономист». Располагался институт по адресу пр. 25 Ок­тября (Невский пр.), д. 42.

В свою очередь отдел экономических исследований распадался на ряд секций, подсекций и постоянных комиссий. Были созданы секции: финансово-экономическая, по внешнему товарообмену, труду, транспортная, сельскохозяйственная, лесная, горнозавод­ская, металлургическая, химическая, текстильная, литературно-из­дательская и подсекции: мукомольная, сельскохозяйственного ма­шиностроения, метеорологическая. Кроме того, были основаны постоянные комиссии: уральская, по изучению богатств Олонец­кого края, по устройству народнохозяйственного музея — выстав­ки «Север». Целью создаваемого музея являлось собрание материа­лов по вопросам изучения хозяйственной жизни Севера. При спра­вочно-статистическом отделе института было создано и Особое справочное бюро, которое должно было выдавать широкой публи­ке справки законодательного, административного характера, о дея­тельности центральных и местных советских учреждений, профес­сиональных союзов, кооперативов и их организаций, библиогра­фические (о вновь вышедших изданиях), статистические по самым разнообразным вопросам.

Целью отдела издательских и типографских заказов было издание научных трудов (монографий, обзоров и обследований), серии по­пулярных брошюр, переиздание наиболее ценных дореволюцион­ных работ, издание на русском языке наиболее значимых работ ино­странных ученых.

В задачи книжного склада «Экономист» входило обслуживание органов власти, кооперативных и общественных организаций по экономически вопросам.

В августе 1919 г. институт был переименован в Редакционно-изда­тельскую коллегию Наркомфина. Кроме того, были сужены задачи коллегии, а деятельность всех секций была свернута. На коллегию были возложены задачи сбора материалов и проведения исследований отдельных отраслей, финансов и народного хозяйства в основном для нужд Наркомфина и ВСНХ. Государственным издательством был ут­вержден перечень трудов финансового характера, намеченных Нар­коматом финансов к изданию. С этого периода открывается второй весьма неблагоприятный этап деятельности института. Деятельность отдельных комиссий и секций, которые фактически еще оставались, начала постепенно замирать — прекратила работу комиссия по изуче­нию Севера, химическая, текстильная, металлургическая, труда. Чис­ло сотрудников стало резко падать. Во многом это было связано с тяжелыми условиями жизни в голодном Петрограде.

С наступлением 1920 г. и улучшением жизни в городе в деятель­ности института началось некоторое оживление. Ряд комиссий и секций, которые оказались маложизненными были ликвидированы (это коснулось горнозаводской, химической, электротехнической, металлургической, текстильной, комиссии по Уралу, мукомольной секции). Взамен были образованы секции по районированию и ра­ционализации народного хозяйства, комиссии — рыбная, топливно­лесная, радиофикационная, по составлению экономических запи­сок, росписи государственных доходов и расходов, по изучению эко­номических взаимоотношений Советской России с Италией и Румынией, по изучению расходов и последствий от эвакуации про­мышленных предприятий окраин вглубь России и т. д.

Секция по районированию и рационализации народного хозяй­ства должна была заниматься разработкой нового деления России на районы экономической деятельности, исходя из принципа рацио­нальности — требования дать населению наиболее дешевые продукты питания. Топливная комиссия должна была готовить предложения по устранению препятствий в работе лесозаготовительных организаций.

Кодификационная комиссия выработала проекты положений о доходах, промысловом и натуральном налогах и о налоге с город­ских немуниципальных недвижимостей, проект устава о гербовом сборе, положение о пошлинах с безвозмездно переходящих иму- ществ и т. п. Однако ни один из проектов не получил поддержки в виду отмены в стране всех прямых налогов.

До революции редакции «Торгово-промышленной газеты» и «Ве­стника финансов» занимались составлением объяснительной за­писки к государственной росписи доходов и расходов. В 1920 г. Наркомфин решил возобновить издание объяснительной записки, при­чем для этого имелся богатый опыт.

Ряд национальных комиссий (Польская, Финляндская, Латвий­ская, Румынская, Итальянская, Литовская) были созданы по зада­нию Наркомфина для анализа финансово-экономического взаимо­действия РСФСР с этими странами.

В 1920 г. продолжала работать финансово-экономическая секция с двумя подсекциями (финансовой и трудовых договоров), секция труда и литературно-издательская.

Следующий период в деятельности института начался с января 1921 г. Он открылся конференцией, собранной Петроградским отде­лением института. Там были намечены основные направления буду­щей деятельности:

1)  изучение финансовых вопросов, разрабатываемых по заданию Наркомфина;

2)    разрешение проблем, связанных с заключением договорных отношений между РСФСР и государствами, образованными на ок­раинах бывшей Российской империи.

Первое направление разрабатывалось финансово-экономиче­ской секцией и несколькими постоянными комиссиями, второе — секцией товарообмена и торговых договоров.

Очередное изменение структуры института произошло в октяб­ре 1921 г. Как отмечалось в записке «хотя самый характер научных трудов и исследований остался почти без изменений, но принорав­ливаясь к непрерывно меняющимся условиям хозяйственной жиз­ни Республики, они приняли несколько иной оттенок и потекли по новому руслу».4 Большую роль здесь сыграло расширение деловых связей РСФСР с заграницей и институт стал входить в круг задач Наркомвнешторга.

Секция внешнего товарообмена и торговых договоров была пре­образована в специальный отдел внешней торговли с тремя комис­сиями (таможенно-тарифной, по районизации экспортных центров, по торговым договорам) и двумя подкомиссиями (по делам Ближне­го Востока и Финляндии).

Таможенно-тарифная комиссия подвергла анализу статьи тамо­женного дохода до войны и составила проект нового таможенного тарифа, который послужил основой таможенного тарифа от 16 фев­раля 1922 г.

Комиссия по районизации экспортных центров выясняла райо­ны экспорта главнейших статей торговли: хлеба, масла, яиц, сахара, пеньки и т. п.

Комиссия по торговым договорам составила проекты нескольких договоров: русско-французского, русско-английского, русско-аф­ганского, русско-польского и русско-германского. Кроме того, был разработан вопрос о финансировании и кредитовании торговли и об учреждении экспортно-импортных товариществ.

Широкое развитие получила и редакционно-издательская дея­тельность. Было напечатано свыше 300 печатных листов различных изданий. Петроградское отделение института подготовило и издало три тома (т. 3—5) «Сборника декретов и распоряжений по финан­сам», содержащего законодательные материалы с июля 1920 г. по июль 1922 г.; «Обзор финансового законодательства. 1917—1921 гг.»; сборник «Денежное обращение, финансы и внешняя торговля инос­транных государств»; работу П. В. Оля «Иностранные капиталы в России»; работу А. Т. Арского «Финансовая наука. Краткий курс», четыре выпуска сборника «Народное хозяйство в 1916 г.», первый том «Материалов по денежной реформе 1895—1897 гг.» и другие из­дания. Кроме того, были подготовлены: сборник «Народное хозяй­ство в 1917—1918 гг.» и второй том «Материалов по денежной рефор­ме 1895—1897 гг.».5

Одним из направлений деятельности института был вопрос о но­вом ценностном измерителе труда. Дело в том, что по мере национа­лизации промышленности и введения военного коммунизма в дерев­не происходило сокращение частно-хозяйственной деятельности и отказ от денежных расчетов — возникла идея натурализации заработ­ной платы. Исполняя задание, Наркомфин выработал соответствую­щий проект декрета и положения, согласно которым за единицу изме­рения труда принимался один день труда рабочего первого тарифного разряда при выполнении им 100 %-ной нормы выработки. Прежде всего, введение такой характеристики необходимо было для целей учета. В институте проект этого положения был подвергнут детально­му анализу и было дано заключение, согласно которого исчисление материальных благ и услуг счетной трудовой единицей теоретически возможно. Но определение основной единицы счета представит зат­руднения — она не удовлетворяет требованиям необходимой точнос­ти, а составление необходимых прейскурантов потребует очень боль­ших затрат. В связи с этим институт указал на важность применения денег и отметил необходимость упорядочения денежной системы.

Введение нэпа поставило другую важнейшую задачу — стабилиза­цию курса рубля. В этом направлении разрабатывались следующие вопросы: о рационализации эмиссионных операций, выяснение воп­роса о регулировании процесса усвоения эмиссии товарным оборо­том. В результате рассмотрения этого вопроса институт пришел к сле­дующему заключению: «дальнейшее использование эмиссионной си­стемы, исторически доказавшей свою пагубность для народного хозяйства, может уничтожить все благоприятные результаты от ис­правления наших финансов, налогами, монополией и т. д. и послу­жить тормозом для дальнейшего экономического прогресса».6

Один из важнейших вопросов, который разрабатывался институ­том, был вопрос о возможности восстановления производительных сил в стране без надлежащего кредита и без сильной денежной сис­темы. Сотрудники института полагали, что регулирование денежно­го хозяйства должно быть возложено на один орган — Банк России, при условии отказа со стороны государства от эмиссионного права. Из-за нарушенной системы кредитования, институт считал целесо­образным широко привлекать иностранный капитал, «выдав соот­ветствующую концессию и обставив ее должными гарантиями».7

Определенные предложения института касались формирования бюджетной политики: считаясь с наличием «денежно-натурального строя», институт указывал, что стремление соединить в одно целое денежный и материальный бюджет представляет собой неразреши­мую проблему, а потому в бюджет следует включать лишь денежные доходы и расходы. Для натуральных поступлений следовало бы ввес­ти специальную систему учета.

Одно из направлений деятельности института этого периода — анализ налоговой системы. Институтом были даны рекомендации о восстановлении системы налогообложения, причем на первое место предполагалось выдвинуть оплату государственных услуг, на второе — пошлины, монополии, косвенные налоги, на третье — все виды прямого обложения. Институт рекомендовал также от­дать в концессию различные угодья, промышленные предприятия, образовать акционерные общества.

С июля 1922 г. в жизни института начался новый период — он превращается в научный орган и выполняет задания своего ведом­ства — Наркомфина. Главным образом институт давал коллектив­ное мнение ведущих специалистов Петрограда относительно важ­нейших экономических вопросов. Однако средства на содержание института были сокращены. Так, если на январь 1922 г. штат институ­та состоял из 28 человек, то с сентября 1922 г. он сократился до 23, а с февраля 1923 г. до 10 человек. Тем не менее, в институте работало около 70 внештатных сотрудников — крупных специалистов по от­дельным вопросам экономики, финансов и права.

Институт вынужден был расчленить свое ядро на комиссии: по вопросам денежного обращения, по вопросам бюджета и финансо­вой организации, по налоговым вопросам, по выяснению экономи­ческой конъюнктуры, по финансированию промышленности, по вопросам торговых договоров и торговой политики. Координацией деятельности комиссий занимался финансовый отдел, уцелевший при реформировании института.

Деятельность института в этот период была направлена на раз­личные сферы экономики и финансов. Так в области денежного об­ращения работа сводилась к предложениям по совершенствованию и упорядочению девизной политики, проблемам использования зо­лота в обращении, созданию легального денежного рынка, выясне­нию значения курсовых разниц в котировке банкноты на официаль­ном и неофициальном рынке. В области финансовой политики — это вопросы построения Государственного банка и системы ком­мерческих банков, структуры местных бюджетов, порядка их пост­роения и утверждения. В области налогов — изучение прямых и кос­венных налогов, их влияния на экономическую активность, анализ действующей системы промыслового обложения, недостатки систе­мы обложения предприятий, торгующих роскошью. В области ис­следования акцизов — изучение более активного их использования и устранение недостатков их применения в текстильной промыш­ленности. Особенно пристального внимания в работе института за­служивали работы в области изучения промышленности. Когда в 1921 г. после введения нэпа промышленность была переведена на хозяйственный расчет, предполагалось, что будет активно накапли­ваться оборотный капитал. Но обесценение бумажных денег очень быстро показало, что в обстановке падающей валюты проблема фи­нансирования вовсе не может быть разрешена. Институт поставил своей целью изучить финансовое положение промышленных пред­приятий, преимущественно Северо-Западной области (лесной, хими­ческой, кожевенной и металлургической промышленности). Со вто­рой половины 1923 г. институт стал заниматься вопросами экспорт­ных возможностей Северо-Западной области. Еще одним направлением исследования было изучение конъюнктуры Северо­Западной области — состояние денежного обращения в Ленинградс­ком регионе и изучение причин кризисов сбыта.

Обширная работа проводилась институтом по экономике и фи­нансам для делегации на международную конференцию в Генуе. Это, прежде всего, вопросы, связанные с ликвидацией старых рас­четов между Россией и заграницей, восстановление России как ча­сти мирового хозяйства. Институт полагал, что восстановление на­родного хозяйства и развитие производительных сил невозможно без самого широкого привлечения иностранного капитала — в форме денег или в форме технического оборудования. В материа­лах института подчеркивалось, что «участие иностранного капита­ла, в форме ли денег или технического оборудования, не должно быть монополией одной национальности и в отдельных отраслях хозяйственной деятельности, что предоставление монопольных прав национальным капиталам допускается лишь при эксплуата­ции отдельных предприятий, что участие государства в качестве пайщика или акционера, с преобладающим влиянием — является наиболее желательной формой организации, и предпочтение долж­но отдаваться капиталу, обеспечивающему свободу развития соб­ственных сил страны и тем отраслям, организация которых дает толчок развитию возможно большего числа видов хозяйственной деятельности».8

После закрытия Генуэзской конференции был поставлен вопрос об экономическом сближении с Германией и на институт было воз­ложено изучение вопроса о формах и методах работы германского капитала в различных отраслях народного хозяйства РСФСР. Сюда примыкали вопросы о русско-германской торговле, по пересмотру таможенного тарифа 16 марта 1922 г., о правовом вопросе транзита, о регулировании денежного рынка в связи с внутренней и внешней политикой Германии.

Развитие внешней торговли России в 1922—1923 гг. поставило вопрос о значении активного торгового баланса для урегулирова­ния вопросов кредита и денежного обращения. Это побудило Нар­комат финансов заняться проблемами торговой политики — воп­росом завоевания русским экспортом прежнего места на мировом рынке. В связи с этим институт занялся вопросами конъюнктуры мирового рынка важнейших экспортных товаров: хлеба, льна, пеньки, золота, серебра, бриллиантов. Поскольку внешняя торгов­ля напрямую зависела от транспорта, то институт посвятил ряд за­седаний транспортным проблемам. Сюда же примыкал вопрос и о страховании экспортных и импортных товаров.

Практически ни один вопрос, касающийся области финансов и выдвигавшийся на первый план, не остался без своевременного от­зыва со стороны института, который «неуклонно играл роль маяка, во всех случаях колебаний подымал в своих заключениях трезвый, строго-объективный и научно-обоснованный голос, в результате чего некоторые мероприятия, по понятию института вредные для государства и народного хозяйства, не получили осуществления, либо были изменены согласно его указаниям, либо проблемы, поды­мавшиеся институтом, привлекали внимание руководящих кругов и получили должное направление».9

Как отмечал автор записки о деятельности института, «история работ института как бы отражает в небольшом объеме историю фи­нансово-экономических и главным образом финансовых проблем и идей в последнее пятилетие и работы его <...> имеют громаднейший интерес, как материал для будущего историка финансов и экономи­ки переживаемой эпохи».10

Остановимся теперь на персональном составе института. На 1 ян­варя 1925 г. штат института выглядел следующим образом (в скобках год рождения):11

штатные сотрудники: А. Т. Арский (наст. фамилия Радзишевский) (1886) — директор, Г. С. Касперович (1879) — управляющий отделом,

В.        М. Штейн (1890) — зам. главного ученого секретаря, В. Н. Твердо- хлебов (1876) — председатель научной секции, С. Ф. Вебер (1857) — председатель бюджетной комиссии, А. В. Венедиктов (1887) — кон­сультант, В. В. Степанов (1868) — зав. библиотекой, В. В. Желватых (1859) — председатель комиссии финансов, А. В. Руднев (1888) — уче­ный секретарь, И. В. Новиков (1875) — научный сотрудник, В. В. Но­вожилов (1892) — ученый секретарь научной секции, Е. В. Стрекалова (1877) — зав. секцией, О. Н. Сячинтова (1883) — машинистка;

сверхштатные сотрудники: И. А. Блинов (1874) — председатель комиссии по торговым договорам, А. И. Буковецкий (1881) — пред­седатель денежно-кредитной комиссии, Р. Г. Гольдберг (1880) — ученый секретарь промышленной комиссии, С. В. Сигрист (1897) — ученый секретарь комиссии по торговли, А. Д. Брейтерман (1883) — ученый секретарь финансовой комиссии, Л. Н. Милославова (1898) — помощник ученого секретаря комиссии по торговым договорам,

Н.        И. Кузнецова (1900) — ученый сотрудник, А. П. Романова (1899) — исполняющая обязанности бухгалтера, Е. П. Цыбинина (1883) — де­лопроизводитель, Н. В. Кулибина (1873) — библиотекарь, Н. И. Одо- леева (1878) — помощник библиотекаря, К. А. Слатинцева (1896) — курьер, П. В. Калузина (1888) — курьер, Т. И. Николаева (1896) — курьер, Т. В. Эдлер — машинистка.

Практически еженедельно в институте заседали секции и комис­сии на которых обсуждались научные доклады сотрудников по тем или иным вопросам. Тематика докладов была чрезвычайно широкой. По результатам обсуждений принималось заключение, которое затем представлялось в Москву.

Большой интерес представляет издательская деятельность инсти­тута. Институтом был подготовлен проект издания «Библиотеки фи­нансовых знаний». В преамбуле к проекту указывалось, что «в дан­ную минуту в СССР, как и в других странах, наблюдается повышен­ный интерес к области финансовых знаний. Сложность современных экономических отношений заставляет интересоваться финансовыми вопросами широкий круг лиц, в прежнее время обыкновенно не стал­кивавшихся совершенно с финансовыми проблемами».12 И если на Западе появилось значительное количество новой литературы, кото­рая доступна не только специалистам, но и лицам, имеющим общую подготовку, то в СССР до сих пор таких изданий очень немного. Так, серия, задуманная П. Б. Струве до революции при издательстве «Рус­ской мысли», не пошла дальше трех книг. В серии «Экономика», на­чатой в 1921 г., вышли в свет порядка 12 книг и быстро разошлись. Поэтому потребность в новой литературе была существенна — «было бы желательно создать в СССР специальную серию книг, посвящен­ную по преимуществу финансовым вопросам в широком понимании данного определения, написанную в СССР для русского, вполне под­готовленного читателя <...>».13 Серия была задумана по весьма ши­рокому плану: денежное обращение, валюта и вексельный курс, фи­нансирование промышленности, кредитование экспорта, биржи и биржевые операции, государственный бюджет важнейших иностран­ных государств и СССР, косвенные налоги, торговые договоры, стра­хование, хозяйственное право и многое другое. Для составления библиотеки были привлечены: И. М. Кулишер, В. Н. Твердохлебов, М. Я. Пергамент, А. И. Буковецкий, В. М. Штейн, Ф. А. Вальтер, А. В. Руднев, Р. Г. Гольдберг. В результате в этой серии вышли книги: Налоги в иностранных государствах / Под ред. В. Н. Твердохлебова. М., 1926; Гензель П. П. Прямые налоги: Очерк теории и практики. Л., 1927; Микеладзе П. В. Косвенные налоги. Л., 1927; Понтович Э. Э. Финансовый контроль. Л., 1928; Александров А. М. Пошлины и на­логи на обращение. Л., 1929; Карпенко Б. И. Финансовая статистика: Статистика налогов и бюджетов. Л., 1929 и др.

Институтом с декабря 1920 г. по май 1921 г. издавался «Бюлле­тень по финансово-экономической жизни Запада» (вышел всего 151 номер). Эти бюллетени размножались на гектографе и печатались очень ограниченным числом экземпляров. В них кратко освещалась текущая информация на самые разнообразные темы хозяйственной и политической жизни Запада.14 Вот лишь некоторые темы бюллете­ней: производство сахара в Германии, Лондонская фондовая биржа в 1920 г., добыча золота в Трансваале, мировое производство пшени­цы в 1920 г., цены на швейцарском кожевенном рынке, защита ин­тересов английских сельских хозяев.

В 1921 г. началась подготовка «Справочника о России для загра­ницы». История создания этой книги следующая (информация об этом содержится в письме И. А. Блинова к А. Т. Арскому). Нарком финансов Г. Я. Сокольников будучи заграницей обратил внимание на то, что европейская печать и широкие круги крайне плохо и не­верно информированы о России. Поэтому по возвращении из-за границы он поручил составить книгу, которая могла бы служить це­лям получения правильной деловой информации. Сокольниковым была высказана мысль об издании этой книги на французском языке в Лейпциге, им же был разработан план книги. Написание справоч­ника выполнялось в Петрограде.15

В институте родилась идея издания первой в России «Финансовой энциклопедии». Авторами ее стали в основном сотрудники института. А редакторами ее стали А. И. Буковецкий и И. А. Блинов. Энциклопе­дия была издана в Москве в 1924 г. Второе издание энциклопедии вышло уже под общей редакцией Г. Я. Сокольникова, Д. П. Боголе­пова, А. И. Буковецкого, Н. Н. Деревенко и Д. Г. Тарасова. По су­ществу это было новое издание, поскольку ее материал на треть был обновлен, а остальные две трети — значительно переработа­ны.16 В архивном фонде института сохранились оригиналы статей для «Финансовой энциклопедии» с редакторской правкой.17

Во второй половине 20-х гг. деятельность института начинает по­степенно сворачиваться. Но на первый квартал 1926/27 г. был запла­нирован большой объем работ по каждой из секций.18 Окончательно институт прекратил свое существование в 1929 г.

А. Л. Дмитриев

Из сборника «РОССИЯ В XX ВЕКЕ», изданного к 70-летию со дня рождения члена-корреспондента РАН, профессора Валерия Александровича Шишкина. (Санкт-Петербург, 2005)

Примечания

1   Небольшая информация о деятельности института содержится в работе Л. Д. Широкорада «Проблемы финансовой политики и истории финансов Рос­сии в научной и педагогической деятельности А. И. Буковецкого», опублико­ванной в сборнике «История финансовой политики в России» (СПб., 2000).

ЦГА СПб. Ф. 4237. Оп. 1.Д.4. Л. 29.

Там же. Л. 30.

Там же. Л. 86.

Там же. Л. 89.

6   Там же. Л. 92. Сведений об издании второго выпуска «Материалов по де­нежной реформе 1895—1897 гг.» нет.

Там же. Л. 93.

Там же. Л. 105.

Там же. Л. 108.

10Там же.

11Там же. Оп. 1. Д. 10. Л. 2об—3.

12Там же. Оп. 3. Д. 52. Л. 1.

13Там же.

14Там же. Оп. 2. Д. 6.

15Там же. Оп.3. Д. 54. Л. 30.

16См.: Широкорад Л. Д. Указ. соч. С. 327.

17См.: ЦГА СПб. Ф. 4237. Оп. 3.

18Там же. Оп. 2. Д. 63. Л. 1086-1094.

 

Читайте также: