ГлавнаяМорской архивИсследованияБиблиотека












Логин: Пароль: Регистрация |


Голосование:
Вам нравится наш сайт?


Отличный сайт!
Хороший сайт
Встречал и получше
Совсем не понравился





» » Русский след уходящих арьев
Русский след уходящих арьев
  • Автор: Prokhorova |
  • Дата: 20-05-2014 19:12 |
  • Просмотров: 1284

Аркаим — древнеарийское городище на южном Урале. Датируется XVIII-XVII веками до нового летосчисления. Город был в одну ночь покинут жите­лями примерно в XVII веке и сожжен. Больше они сюда не возвращались.

В 1956 году левобережье Урала было сфотогра­фировано с воздуха: у слияния речушек Утяганки и Караганки ясно просматривается кольцевая струк­тура неизвестного происхождения. В 1987 году архе­ологическая экспедиция Челябинского университета под руководством Г.Б. Здановича открывает древнее поселение и называет его по имени ближайшей высо­ты 399 м — Аркаим.

Отроги южного Урала, южно-сибирские степи хра­нят в себе памятники андроновской культуры эпохи неолита и ранней бронзы (название “андроновская” — типичная условность археологии: первые находки этой культуры были сделаны около селения Андроново). Андроновцы, ираноязычные арьи, были достаточно хо­рошо изучены и в науке уже сложилось представление о них. Их главным занятием было скотоводство, но знали они и земледелие, ремесла. Обычные андроновс- кие поселения представляют собой скопление земля­нок, разбросанных в беспорядке на некотором расстоя­нии друг от друга. Скромная домашняя утварь, нераз­витое хозяйство, родо-племенной строй... Другими словами, считалось, что это было одно из тех обществ, про которые говорят “отсталость”...

Аркаим заставил перечеркнуть сложившиеся стереотипы. Открытый город совершенно неожидан­но оказался принадлежащим той же самой андронов- ской культуре, причем он локализуется в самом ран­нем ее периоде (до XVI века до н.э.). Ученые не об­наружили поселений, которые могли бы служить пе­реходными формами между разрозненными землян­ками и укрепленными городами. Крепости на юж­ном Урале стали строить вдруг, сразу с двумя ряда­ми мощных стен, продуманной системой обороны, с двухэтажными жилыми помещениями... Определенно установлено, что их строили и населяли те же самые андроновцы, то есть древние арьи. В радиусе не­скольких десятков километров от Аркаима археоло­ги указывают более 20 подобных поселений. Все они просуществовали исторически короткий промежу­ток времени.

Экспедиция Г.Б.Здановича условно назвала весь ре­гион “Арья Варта” — Страна городов, о которой так много говорится в Авесте и Ригведе, священных кни­гах Ирана и Индии. Вывод напрашивается сам собой: 1) арьи научились строить города где-то в другом мес­те, где, очевидно, была выше плотность населения и уровень развития производительных сил; 2) южный Урал — провинциальные земли арийской прародины; 3) Страна городов — промежуточный этап в исходе арьев с прародины в новые земли. Другими словами, подобные поселения могут быть обнаружены как на севере, откуда, очевидно, они пришли, так и на юге, куда ушли впоследствии. Просуществовав всего одно историческое мгновение, города были оставлены, их население покинуло гостеприимные степи, а андронов- ская культура продолжала свое существование в пре­жнем виде (“разрозненные землянки”, “отсталость”) на той же территории еще 1000 лет, породив и уступив место скифам-скотоводам.

Несколько слов о слове арьи. Его написание че­рез Ь-Ерь (“мягкий знак”) — арьи — точная русская калька с санскрита; написание арии (через и) — за­падного происхождения, так как в латинице нет воз­можности передать на письме мягкое [р], как в рус­ском или санскрите.

Откуда и куда двигались арьи?

Сегодня все большее распространение получает те­ория исхода арья-славянских протоплемен с приполяр­ного севера, с берегов Ледовитого океана. 15 тысяче­летий назад на севере европейской части России уста­новился теплый климат, так называемый “оптимум го­лоцена” (см. Н.Р.Гусева. “Арктическая родина в Ве­дах”). Средняя годовая температура была не ниже, чем сегодня на широте Москвы, или даже выше, отме­чены березовые и широколиственные леса, другие при­знаки климата средней полосы. Установившееся тепло заставило грандиозный Скандинавский ледник отсту­пить. Общее направление движения ледника (северо-за­пад/юго-восток) наводит на предположение о том, что в то время северный полюс находился где-то около се­верной оконечности Гренландии.

Первое время, когда ледник уже значительно от­ступил, но огромные массы льда еще возвышались ки­лометровыми материками, береговая линия на совре­менном Русском Севере проходила много дальше, воз­можно, совпадала с границей континентального шель­фа. В течении нескольких тысяч лет вслед уходящему леднику двигались на север предки будущих арьев и славян. На широких просторах, богатых растительно­стью и животными, формировались основы современ­ных цивилизаций. Те времена, очевидно, и остались в памяти человечества “Золотым веком”.

По мере таяния льда повышался уровень океана, море наступало на землю, люди отходили к югу. Под воду уходили обжитые места, города и храмы.

Тема ухода людей от моря, затопление родных зе­мель — одна из основных в индоевропейских мифах. Около пяти тысяч лет назад наступило некоторое похолодание (современное). Возможно, это произош­ло в результате смещения земной оси. Начинается возвращение людей на юг. Одни ушли дальше — это позднейшие арьи, индийцы и иранцы, другие лишь несколько сместились и заняли все ту же среднюю полосу — это современные русские.

Почему в “теплые страны” ушли не все? Ответ, очевидно, мы найдем в патриархальной традиции, от­меченной, в частности, в русских сказках. Речь идет о распределении обязанностей в архаичных обществах. Старший сын остается при отце и по кончине главы рода заменяет его для всех родственников, становится хранителем отчего дома. По сути он закладывает ос­нову будущей касты брахманов (на санскрите для кас­ты применяется слово варна, что значит цвет; слово каста — португальское). Следующий сын занимается производством, торговлей, помогает старшему. Это будущая варна вайшьев, земледельцев, ремесленников, а также администраторов. Младшие дети — обречены искать новые земли. Они становятся профессиональ­ными воинами, кшатриями. Младшие прославляют свой род в “тридевятых” царствах и “тридесятых” го­сударствах. От взора позднейших исследователей скрыты подлинные хранители родовых корней, их зат­мевают подвиги младших братьев. Та же схема про­сматривается во всех русских сказках, построенных на приключениях трех братьев.

1. План Аркаима. Рельеф и археологические раскопки. 2. План Стоунхенджа. 3. Археологическая карта зоны исследований. 4. Жилище в поселениях типа Аркаима.

  1. План Аркаима. Рельеф и археологические раскопки. 2. План Стоунхенджа. 3. Археологическая карта зоны исследований. 4. Жилище в поселениях типа Аркаима.

Русское население северной Европы — вот кто хра­нит отчий дом индоевропейских народов. Именно для дискредитации подобных представлений немецкими наставниками русской науки была разработана в XVII-XIX веках концепция позднего прихода славян на север, где якобы уже тысячелетия жили угро-фины. Находки вологодской исследовательницы С.В.Жарни- ковой — эта замолченная сенсация. На сравнительном анализе топонимов Русского Севера (Архангельская, Вологодская, Мурманская области) она убедительно показала, что индоевропейские топонимы древнее угро-финских. Это значит, что праиндоевропейцы — автохтоны Приполярья, то есть они населяют эти мес­та с незапамятных времен. Если бы полярная теория была известна сто лет назад, русским ученым европей­ской школы не пришлось бы искать доказательства по­зднего появление славян на побережье Ледовитого оке­ана. Кстати, традиционные наименования Белого моря — Гандвик, и Шпицбергена — Грумант напрямую связывают русских поморов с нашими далекими пред­ками протоиндоевропейцами.

Прародина индоевропейцев не может быть одной. Во время последнего оледенения она должна быть на юге, возможно, в среднем течении Днепра; в период “оптимума голоцена” ее можно локализовать на со­временном шельфе северной Европы. Примерно четыре-пять тысяч лет назад начался массовый исход древ­них индоевропейцев на юг. Предки индо-ирано-арьев прошли вдоль Уральских гор и оказались в средней, центральной и южной Азии. Предки русских лишь не­значительно сдвинулись к югу, в целом оставшись у родного очага предков. Степень удаленности арьев и русов от прародины свидетельствует в пользу того, что в какой-то момент произошло масштабное разде­ление древнего общества, в результате которого бес­примерный исход на юг предприняли младшие ветви родов. Лишь позже они стали теми знаменитыми арьями, о которых так любят писать историки. О старших ветвях, о русах, мы находим лишь фрагментарные упо­минания, невнятные теории. Третьей и последней пра­родиной индоевропейских народов вот уже несколько тысяч лет остается Русский Север. Здесь живет пря­мой наследник прародителя белой расы, “старший брат”, русский народ. Свой реальный статус русские доказали во Второй мировой войне, разбив тех, кто больше других говорил об арийстве.

В свете полярной теории Аркаим приобретает свое законное место. По пути в новые земли арьи, очевидно, сделали остановку на несколько поколе­ний, чтобы окрепнуть, вырастить смену, зафиксиро­вать предания оставленной родины, закрепить в со­знании цель движения. Когда эти или подобные зада­чи были решены, они продолжили движение.

Археологи прослеживают укрепленные поселе­ния древних арьев по всей ширине черноморско-кас­пийских степей и дальше вплоть до Индии. Теория северного исхода подводит к мысли, что подобные городища должны быть обнаружены и на севере. К сожалению, академические археологи не любят ра­ботать на севере. Тем ценнее труд частных исследо­вателей, в частности В.Н.Демина.

Аркаим - обсерватория

Челябинский астроархеолог К.К.Быструшкин проводит тщательные замеры на раскопках Аркаима. Его выводы поразительны. Он указывает, что древние арьи были опытными астрономами, умели вести точные наблюдения за небесными телами, при­чем использовали для этого саму крепость. Она рас­положена таким образом, что в окрестностях, по ли­нии горизонта, без труда локализуется несколько десятков искусственных точек-ориентиров, по кото­рым можно определить солнечные восходы и другие явления в ключевых узлах годового цикла (весеннее и осеннее равноденствия, точка восхода в моменты солнцестояний и так далее).

Простейшая обсерватория, которая позволяет оп­ределить одно астрономическое явление, состоит из трех элементов: место наблюдателя, ближний ориен­тир и дальний ориентир. До открытия Аркаима са­мой совершенной обсерваторией неолита-бронзово- го века считался Стоунхендж. Это был единствен­ный для той эпохи инструмент, при помощи которо­го можно было наблюдать несколько значимых аст­рономических явлений. Всего таких явлений, связан­ных с солнцем и луной насчитывается 18. Для ха­рактеристики обсерваторий учитывают: 1) количе­ство наблюдаемых явлений, 2) количество элемен­тов обсерватории, которые позволяют наблюдать эти явления, и 3) точность измерения. Для Стоунхен­джа это — 22 элемента, 15 астрономических явлений и точность до 10 минут. Аркаим, будучи современ­ником мегалитической постройки в Англии, позволя­ет наблюдать все 18 явлений при помощи 30 элемен­тов с точностью до одной минуты дуги! Точность измерения древних арьев не была превзойдена и че­рез две тысячи лет в каталоге Альмагеста, который датируется началом I тысячелетия н.э. (около 10 уг­ловых минут).

Астрометрические исследования позволяют сде­лать независимую оценку возраста обсерватории. Это возможно благодаря постоянному смещению оси вращения Земли на 50 угловых секунд ежегодно, так называемой прецессии. Для астрометрического определения возраста необходимо установить ос­новные азимуты наблюдений и определить время, когда они совпадали с реальной картиной небесной сферы. Радиоуглеродный анализ древесных остан­ков Аркаима дал возраст около 3600 лет. Однако рассчеты К.Быструшкина показывают, что Аркаим как обсерватория действовал с наибольшей точнос­тью 4800 лет назад. Любопытно, что и Стоунхендж отмечен такой же странной особенностью: по астро­метрии он — ровесник Аркаима, ему должно быть 4800 лет, а по археологическим данным — 3800 лет. Может быть, прецессия земной оси — не равномер­ный процесс?

К.К.Быструшкин получил доказательства того, что древние арьи не только точно определяли астро­номические явления, но и имели представление о пре­цессии земной оси. До сих пор считалось, что само явление было обнаружено лишь древними греками, а измерено — в XIX веке. Уральский астроархеолог показал, что арьи еще почти четыре тысячи лет на­зад знали о прецессии и учитывали ее в своих на­блюдениях. Глубокое проникновение в тайны небес­ной сферы позволило арьям разработать одну из наиболее тонких астрологических систем в мире. Зо- роастрийская астрология до сих пор остается не­превзойденной вершиной в области соотнесения рит­мов человека, природы и Космоса.

Как обсерватория Аркаим во многом схож со Сто­унхенджем. Прежде всего бросается в глаза то, что обе обсерватории находятся практически на одной широте - 52-й градус северной широты (координаты Аркаима: 52о39' с.ш. и около 60о в.д.; Стоунхенджа: 51о 11' с.ш. и 1о 50' з.д.). Близки и физические размеры обо­их объектов: радиус кольца лунок Орби (Стоунхендж) - 43,2 метра — накладываются на кольцо детинца в Аркаиме с точностью до нескольких сантиметров. Именно эта, внутренняя стена и служила для астроно­мических наблюдений из городища.

Особое место в астрономии отводится и самой широте — 52-й градус. Считается, что именно на этой широте можно наблюдать максимальное коли­чество астрономических явлений, связанных с вос­ходами и заходами светил. Обращает на себя вни­мание еще одно странное совпадение. Как известно, Земля не является абсолютным шаром, ее форма не­сколько похожа на грушу или яйцо, вытянутое к се­верному полюсу. Если вписать реальную форму Земли в правильную сферу, то поверхности двух тел пересекутся в районе 52-го градуса северного полу­шария. Значение этого совпадения для астрономи­ческих наблюдений древних еще предстоит изучить.

Сравнение географических координат Аркаима и Стоунхенджа приводит к еще более неожиданным выводам. Расстояние между ними в градусах, поде­ленное надвое, укладывается в окружность Земли почти одиннадцать раз и три с половиной раза — в диаметр этой окружности (см. В.Г.Лукьянец. Миро­вые тайны). Таким образом, мы получаем соотноше­ние 22/7, которое дает значение (3,1428571...), близ­кое к числу Пи (π=3,1415926...). Если места располо­жения древних обсерваторий были неслучайны, то можно предположить наличие подобных комплексов и в семи других точках по 52-му градусу, приходя­щихся на сушу, в частности на Днепре, чуть выше Киева (как это утверждает Лукьянец), в верхнем те­чении Енисея (между Минусинском и Кызылом), возможно на южной оконечности Камчатки, на по­луострове Лабрадор, около озера Виннипег и где-то на побережье Тихого океана в Канаде.

Если увязка Стоунхенджа и Аркаима в единую систему наблюдения за небесной сферой имеет под собой объективную основу, то правомерно поста­вить следующие вопросы: 1) построены ли они в единой системе случайно, в силу естественных ус­ловий (наибольшее удобство наблюдений, климат и др.) и 2) созданы ли в рамках одной культурной об­щности, одними строителями?

При всей смелости подобных обобщений, нельзя без глубокого и всестороннего изучения основных факторов астрономической традиции отрицать воз­можность утвердительного ответа как на первый, так и на второй вопрос. Древние не раз уже препод­носили нам урок гениальной простоты своих реше­ний. Не исключено, что Аркаим станет тем звеном, которое свяжет воедино и загадки Стоунхенджа и тайны египетских пирамид, которые также, как из­вестно, использовались в качестве астрономических приборов. Кстати, К.К.Быструшкин считает, что и Аркаим и пирамиды построены в одной системе мер

—   еще одна загадка, случайность или шаг к следую­щему уровню знаний?

Аркаим — это крепость древних арьев, где мог­ло размещаться около 50 патриархальных семей (по количеству жилищ). Подобно позднейшим русским укрепленным городищам, она состояла из двух час­тей: собственно крепости и центрального детинца. Любопытно, что несмотря на то, что в непосред­ственной близости от Аркаима есть россыпи камня, древние строители не использовали его для возведе­ния своих построек. Это может быть указанием на то, что их строительные навыки сформировались до прихода на южный Урал, но, скорее всего, это — со­знательный отказ от перенесения камня на новое ме­сто. Все стены и перекрытия сооружены из букваль­но подручного материала: дерево, глина, земля, реч­ной ил, камыш. Жилища заглублены примерно на метр ниже уровня земли, стены и перегородки возве­дены методом бутовки полужидкой земляной массы в опалубку или бревенчатые колодцы. Так же стро­или свои крепости и русы, вплоть до средних веков, когда деревянные крепости уже не могли служить на­дежным препятствием развивающейся военной техни­ке. Перекрытия первого уровня подпирались столба­ми, поверх которых были устланы ветви, тростник, слой земли и дерн. Перекрытия получались достаточ­но прочными, чтобы предположить наличие второго жилого или служебного уровня. Над серединой жилого помещения оставляли большое отверстие. Это отвер­стие аркаимовского жилища, равно как и первые окна русских куренных изб — не только окно (для света), это и выдув (для дыма). Слово выдув стало, очевидно, основой для образования позднейшего английского window - окно (наблюдение В.Д.Осипова).

Жилье древних арьев разительно отличается от со­временных представлений о доме. Для древних место, где они проводят ночь, не должно резко отличаться от естественного ландшафта. Помещение было неотапливаемым, более того, все его убранство говорит о том, что они прилагали известные усилия для того, чтобы смоделировать в каждом жилище всю природу, весь космос. Так, в каждом жилище обнаруживается канав­ка от колодца на улицу. Никакого утилитарного зна­чения она не имела. Общие представления о мировоз­зрении арьев подсказывают, что это — модель реки, что пол — степь, столбы — лес, окно — небо и так да­лее. Экологические представления древних не позволя­ли им ютиться в маленьких, но теплых норах, их идеа­лы — естественны, продиктованы самой природой. Та же идея о жилище-модели вселенной ярко выражена в русских сказках. Для примера укажем, в частности, сказки “Про мышку-норушку и ее дом”, куда вселя­лись различные животные, “Зимовье зверей” и другие. Простота сюжета и рельефность образов говорят об архаичности. Животные в них — очевидно, тотемы различных племен. По мнению исследователя древней русской грамоты (объемное письмо) А.Ф.Абрамова русское слово терем означает в сказках вселенную, а изба — планету Земля.

Отношение древних индоевропейцев — как стар­ших, русов, так и младших, арьев, — к природе мож­но кратко охарактеризовать принципом “не насле­ди” (идея принадлежит А.Л.Захарову). Древние го­рода протославян и арьев чрезвычайно трудно обна­ружить, выделить из окружающей их природы. Это породило расхожее представление о низком уровне развития наших предков, их незнакомстве с городс­кой культурой, ремеслами и т.д. И действительно, много ли их обнаружено, свидетельств многотысяче­летнего существования наших народов на террито­рии современной России?

Взглянем на Европу: обилие археологического материала, пищи для создания исторических теорий и гипотез. Европа полнится следами прежних поко­лений. Россия же по большому счету чиста. Чистота - один из высочайших принципов зороастризма, критерий благородства, здоровья, свидетельство ве­личия. С точки зрения арьев, Европа, где человек давно и густо наследил, не заботясь о ее первоздан- ности, далека от идеала, вырвана из тела природы. Русская деревня, ранний русский город на практике показывают древнейший градостроительный прин­цип: если селение будет оставлено, уже через не­сколько десятков лет лес или поле совершенно поглотит это место и оно вернется в природу, не ос­кверняя ее чужеродными веществами и предметами.

Аркаим — шедевр экологического мышления древних, практическое воплощение зороастрийского культа Чисти, так по древне-персидски передается понятие учение. В русском языке авестийскому сло­ву чисти соответствует честь. В свою очередь честь восходит к чет (четность, сочетание) и оз­начает соответствие сути и формы, имени и функ­ции: ср. честная девушка, честной крест, честная компания и др. Слова честный и нечестный (честное слово) — уже позднейшие образования от первично­го чет. А русское чистый, похожее на авестийское чисти - учение, родственно каста. Причудливо пере­плетаются слова и значения в родственных языках! Может быть, жесткая кастовость индийского обще­ства также продиктована заботой о чистоте и чести своего рода, породив, таким образом, связь слов-по­нятий честь и чистота?

Первые признаки верного следования своему учению у зороастрийцев — красота, соразмерность и чистота. Жители Аркаима были большими ревни­телями порядка. На авестийском порядок будет арта, позднее — аша (за счет стяжения [рт] в [ш]). По тому же пути произошло превращение зороастрийс- кой Зари-Утрас в Ушас. Авестийскому арта - поря­док, закон полностью соответствует русское ряд (ср., например, рядить, по-ряд-ок). Родство просле­живается и в производных: арта, рита > рит-уал и ряд > об -ряд, ритуал - обряд.

В Аркаиме привлекает внимание внутренняя улица, устланная дощатым мостом. Под мостом на всем протяжении улицы проходит канава и через каждые несколько метров — отстойные ямы. Нам, детям городской цивилизации европейского типа, трудно представить себе назначение отстойников в Аркаиме. В наше время отстаивают стоки, отходы, по­мои. В Аркаиме же это — система сбора и отвода в землю дождевой воды, которая упала на землю и дол­жна уйти в нее первозданно чистой. В отстойниках не обнаружено никакого антропогенного мусора, только чистый песок и глина. Тысяча людей живет на пятачке земли радиусом всего 150 метров, а вода, упавшая на землю в этом месте, уходит в недра совершенно чи­стой. Все бытовые потребности удовлетворялись практически без загрязнения среды.

Авестийское предание предписывает (в передаче Г.Б.Здановича): “Если ты чистишь посуду — поду­май о чистоте воды. Вытри котел насухо. Если это не поможет — вычисти его песком. Если этого бу­дет недостаточно — смой грязь коровьей мочой. Только после этого можешь взять немного чистой воды....” или вот еще: “Если ты собираешься помыть руки — подумай о чистоте воды....” Последний со­вет особенно нагляден. О какой воде подумает современник? “Конечно, руки надо мыть чистой во­дой!” А что будет с той водой, которая стекает с твоих рук? Древние всегда думали об этом. Вспом­ним русскую пословицу “Чисто не там, где метут, а там, где не сорят”.

С этой же мыслью они строили свои города. Имен­но этим объясняется отказ от использования камня при строительстве. Перед уходом из Аркаима люди наве­ли в нем абсолютную чистоту и порядок (археологи жалуются, что в отличие от прочих раскопок здесь они почти ничего не находят). Затем город был сожжен. Кровля рухнула в те ямы, откуда был поднят грунт. Через несколько лет, когда сопрел деревянный остов, стены осыпались и соединились со рвом. Всего несколь­ко лет понадобится Природе для того, чтобы восста­новить это место, вернуть его степи, засеять травами и населить малыми животными. Люди сделали макси­мум от них зависящего, чтобы облегчить заживление нанесенной раны. Достойный пример для подражания.

Арктида, Гиперборея, Атлантида - прародина индоевропейцев

Популярное изложение исторического материала затруднено тем, что обычно читателю любопытно узнать не археологические подробности, а какие на­роды здесь жили. Археологи же стараются избежать прямой привязки древних культур к этническим об­разованиям современности и оперируют условными названиями (те же “андроновцы”, например, назва­ны по имени селения, около которого впервые были найдены их стоянки, также произошло и с “фатьянов- цами”, древними жителями окско-волжского междуре­чья, “срубники” — от сруба, “ямники” — от способа погребения в ямах и т.д.). Условные названия становят­ся привычными и как бы скрывают от нас самих со­здателей древних культур. Подобное “абстрагирова­ние” от реальности оправдано тем, что этническое на­полнение той или иной территории редко бывает по­стоянным в течении тысячелетий. Прямое возведение древних культур к современному населению в боль­шинстве случаев ошибочно. Так, нельзя считать, что свастичные орнаменты II тысячелетия до н.э., нахо­димые на Кавказе, были выполнены некими “прото­азербайджанцами”, поскольку тюрки выдвинулись на запад со своей прародины в районе Алтая еще позже угро-финов. Также финнизация Русского Се­вера совершенно скрыла от нелюбопытной науки и, соответственно, от нас более древнее прото-славянское население Приполярья.

Выявление этнической преемственности археологи­ческих культур — дело как чрезвычайной важности, так и величайшей ответственности. Для широкого круга любителей истории такая привязка является ос­новой интереса к древностям своего края. Или наобо­рот, отсутствием интереса. Например, славянская культура западной Европы, в частности, Арконы, не вызывает у немцев никакого интереса. С другой сто­роны, полное отсутствие исторической привязки древ­них культур скрывает от нас некоторую реальность, порождает завалы исторического мусора в сознании целых этнических групп, отдаляет их от подлинной ис­тории и, соответственно, от верного представления о современности (с “древними украинцами” могут по­спорить разве что “древние янки”).

Что касается андроновцев, историческое знание, обогащенное узкоспециальными исследованиями по множеству направлений (археология, сравнительная лингвистика, топонимика, этнография и другие) уже в состоянии сказать, что это были прямые предки более поздних жителей евразийских степей, скифов. История различает две большие группы скифов: ски­фы-скотоводы, обычно прослеживаемые в восточ­ной части степей, и скифы-пахари, царские скифы, которые жили в северном Причерноморье. Первых обычно возводят к ираноязычным арьям, вторые же были настолько близки антам-славянам, что греки, например, их просто не различали.

В Азовской Руси, по О.Н.Трубачеву, ясно про­слеживается присутствие индоязычных арьев-синдов, которые оставили свои топонимы и на Кубани, и в Крыму и по всему северному Причерноморью. Возможно, что это еще один поток древних арьев со своей полярной прародины на юг. Индийская (не­иранская) ветвь арьев, отмеченная далеко к западу от основного пути вдоль Урала, еще более сближает позднейших славян с предками индусов.

Заслуживает внимания близость санскрита и авестийского как архаичным формам русского, так и его современной живой речи.

Русские и санскритские параллели (из статьи Н.Р.Гусевой “Арктическая родина в Ведах”):

Русские и санскритские параллели

 Совпадают не только личные и указательные мес­тоимения, основные глаголы, счет, бытовые понятия, но даже и грамматические формы: приставки, суффик­сы, производные. К приведенному списку можно доба­вить сотни существительных, прилагательных и дру­гих частей речи.

На близости языков стоит остановиться особо. Санскрит, авестийский, русский язык и многие дру­гие относятся к семье индоевропейских языков. В силу родства можно практически любое слово одно­го языка проследить в той или иной форме в любом другом. Но дело в том, что различия иногда бывают столь значительны, что без скрупулезнейшего ана­лиза опытного лингвиста родство обнаружить не удается (например, англ. wheel и снкр. чакра). Бли­зость же русского санскриту очевидна любому. Она тем более удивительна, что нас разделяют не только тысячи верст через пустыни и горы, но и тысячи лет, в течении которых русский язык свободно раз­вивался. Напомним, что санскрит и авестийский яв­ляются мертвыми языками и с момента их фиксации в священных писаниях они практически не изменя­лись. Другими словами, оба этих письменных языка закрепили собой некую архаичную форму индоевро­пейского праязыка примерно трехтысячелетней дав­ности. Казалось бы, это должно еще более отдалить от них живой русский язык. Здесь мы сталкиваемся с лингвистическим чудом, о котором не любят вспо­минать европейские лингвисты: современный рус­ский оказался чрезвычайно архаичным.

Выдающийся лингвист первой трети XX века А. Мейе был убежден, что древнеславянский язык яв­ляется одним из самых древних в общеиндоевропей­ской семье и продолжает “без какого-либо перерыва развитие общеиндоевропейского языка: в нем нельзя заметить тех внезапных изменений, которые прида­ют столь характерный вид языкам греческому, ита­лийским (особенно латинскому), кельтским, германс­ким. Славянский язык — это индоевропейский язык, в целом сохранивший архаический тип.” Наш совре­менник, переводчик Ригведы Т.Я. Елизаренкова пря­мо укает на “большую степень соответствия между ведическим и русским в силу лучшей сохранности в нем (в русском — Ф.О.) архаизмов, чем в западных языках.” А также “большую близость русской... ми­фопоэтической традиции индо-иранской” (см. Ригве- да, с. 543). Непрерывность традиции, преемствен­ность в течении тысячелетий — вот что определяет современный русский язык как стержень языкового древа, а не ответвление. Прямое восхождение к кор­ню, к праязыку и обусловило близость русского к древним литературным языкам арьев.

Теория полярного происхождения индоевропейцев дает один из ответов на вопрос о нахождении “праро­дины”: по-новому звучат слова Арктида, Гиперборея, Атлантида.

Греческие мифы считают, что титан Атлант жил в Аркадии. Свое имя Аркадия получила от сына нимфы Каллисто Аркоса. Зевс поднял их на небо в виде со­звездий двух медведей: это Большая и Малая Медведи­цы, главные созвездия полярной области небосвода. Тогда и Аркадия должна находиться в Приполярье. Само слово Аркадия переводится как “медвежья’’ (гр. арктос - медведь, ср. ст.рус. аркуда - медведь). Полу­чается, что Атлант живет в Приполярье. Теперь стано­вится понятно, что символизирует сам титан как опо­ра неба — земную ось! Греческий миф об Атланте, ко­торый держит небо, — представление об оси вращения небесной сферы. Греки также считали Атланта сыном титана Иапета. Не тот ли это библейский Яфет, от ко­торого средневековые богословы выводили русский народ? Лексическое сходство налицо. В таком случае, мы получаем дополнительное — и весомое — подтвер­ждение справедливости полярной теории индоевро­пейской прародины: далекий север называется Ги- пербореей, сверх-северной страной, там, под созвез­диями Медведиц, в Аркадии, живут потомки Яфета. Это место называется Арктикой, а также страной титанов, Атлантидой.

Возможно, что затопление северных земель в ре­зультате таяния ледника либо катастрофического сме­щения земной оси и легло в основу предания о затонув­шей Атлантиде, она же — Арктида.

Обращает также на себя внимание совпадение име­ни древнеарийского поселения (как бы случайно на­званного Аркаимом уже в наше время) с именем арк­тической прародины (Арктида, Аркадия), только что ос­тавленной арьями, и с именем мифического царя-героя Авесты — Иимы: арка-йима. Может быть, Аркаим это “медведь Иима” или “по имени Медведь”? А. Асов счита­ет, что в мифическом царе древних иранцев — Йиме — зашифровано русское слово имя, которое возвращает нас к первым временам пребывания человека на земле, когда он, по божественному предназначению, давал имена вещам. Что ж, очень возможно, если учесть, что исход арьев из северной прародины перекликается с сюжетом библейского изгнания из рая.

Мировоззрение в символе

Религиозные, мировоззренческие представления жителей Аркаима поддаются восстановлению при помощи как более поздних учений Ирана и Индии, так и наиболее архаичных преданий западных наро­дов индоевропейской группы. Среди последних осо­бенно выделим греческие мифы и русские сказки, что мы уже проделали выше.

Другим указанием на мировоззрение арьев служит сам город, построенный в форме круга, в рисунке стен которого без труда угадывается свастика. О ней сле­дует сказать особо. Свастика на санскрите — су- асти-ка. Су- передает превосходную степень, это очень продуктивный формант во всех индоевропейс­ких языках, например, су-пер (англ. super). В русском языке ему соответствует приставка изъ-, изу-, напри­мер, изумительный, изощренный, изукрашенный, изящ­ный и др. Асти — глагол есть (быть, являться), кото­рый также широко распространен: руск. есть, ром. est, герм. ist. Ка — суффикс. Дословный перевод — высшее бытие, блаженство. Из тех же частей состоит полный аналог санскритского свастика — русское слово счас­тье (до-буквенно: с-ч-асти-ка, счастика с добавлени­ем -ч-). Характерно, что начальное с- сохранило свою архаичную форму, как в санскрите, в отличие от бо­лее поздних собственно русских образований на изу-. Кстати, соответствующий символ в русском языке на­зывается ярко, коловрат, гамматический крест и — с XIX века — свастика. Свастика представляет из себя вращающийся крест. Крест (как прямой, так и в фор­ме буквы X) — с древнейших времен символизирует излучающее начало со своими лучами. Крест с загну­тыми концами должен, следовательно, обозначать вра­щающееся светило. Считается, что свастика символи­зирует само Солнце. В наше время ни для кого не сек­рет, что оно вращается. Может быть, древние тоже знали это?

Каким образом символ Солнца был назван сло­вом счастьё.? Солнце как ярчайшее светило служило ипостасью высшего бога, дающего жизнь всему зем­ному. Под солнцем оживает природа, распускаются цветы, злаки наливают зерно. Повышение жизнен­ной активности всего в природе под благотворным воздействием солнца и соединило в одно целое гам- матический крест и представление о возвышенном бытие, которое передается словом счастье, свасти­ка. Свастика — обычный орнамент на глиняных из­делиях андроновской культуры. Она также является повседневным знаком современной Индии.

На высоком холме примерно в километре от го­рода обнаружен прокал грунта: на этом месте в те­чении многих лет постоянно горело пламя. Без со­мнения, здесь было святилище. Древние арьи были огнепоклонниками. Но поклонялись они не огню как таковому, а Солнцу, возжигали и сохраняли огонь как его частицу. Культ Солнца, возможно, и привел их к изучению звезд и планет, к разработке зороаст- рийской астрологии.

Тщательные астрономические наблюдения, культ дневного светила, огневое святилище, вычищен- ность самого городища, равно, как и его форма, — все свидетельствует о том, что здесь жили люди, чья вера близка зороастризму. Известно, что на родине пророка Заратуштры его учение не получило широ­кого распространения. Оно было признано государ­ством в лице шаха уже тогда, когда арьи достигли земель современного Ирана. Но где зародился зоро­астризм? Не исключено, что в Стране городов на южном Урале. Вспомним в связи с этим, как Зара- туштра входил в реку для того, чтобы набрать воды для ритуала: желая, чтобы вода была чище, он зашел в середину потока. Именно в этот момент, по преда­нию, и явились ему семеро бессмертных во главе с самим творцом. С этого эпизода начинается учение Заратуштры и его подвижническая деятельность. Очевидно, что зороастризм зародился к северу от Ирана, предание уточняет, что обряд совершался в святилище, расположенном недалеко от небольшой реки, которую можно перейти вброд. Где именно?

Когда речь заходит о том, что арьи пришли с се­вера, европеизированная наука, как заговоренная, отворачивает свой академический взор от русских земель Урала или Поморья. Арьев выводят из песча­ных пустынь Средней Азии, из необжитых гор Пами­ра или с высокогорного Тибета — лишь бы не про­звучало упоминание о русской земле, прародине ин­доевропейских народов.

Литература

Авеста в русских переводах (1861-1996). СПб., 1998.

Авеста. Избранные гимны из Видевдата. Перевод И.Стеблин-Каминско- го. М., Дружба народов, 1993.

Аркаим. Исследования, поиски, открытия. Труды заповедника “Арка­им”. Челябинск, 1995.

Ригведа. Мандалы I-IV. Перевод Т.Я.Елизаренковой. М., 1989.

В.И.Абаев. Скифо-европейские изоглоссы. М., 1965.

К.К.Быструшкин. Аркаим — суперобсерватория древних ариев? // Урал №2-3, 1996.

В.Н.Демин. Тайны русского народа. В поисках истоков Руси. М., Вече, 1997.

В.Ф.Генинг,  Г.Б.Зданович, В.В.Генинг. Синташта. Археологические памятники арийских племен Урало-казахстанских степей. Челя­бинск, 1992.

Н.Р.Гусева. Глубокие корни. // Дорогами тысячелетий. М., 1991. Н.Р.Гусева. “Арктическая родина в Ведах”. // Древность: Арьи. Славяне. М., Палея, 1996.

С.В.Жарникова.  Древние тайны Русского севера. // Древность: Арьи. Славяне. М., 1996.

Г.Б.Зданович. Аркаим: арии на Урале. Гипотеза или установленный факт? // Фантастика и наука, вып.25, М., 1992.

Г.Б.Зданович. Архитектура поселения Аркаим. // Моргулановские чте­ния 1990 г., ч.1, М., 1992.

В.А.Кочергина. Санскритско-русский словарь. М., 1996.

Кто они и откуда? Древнейшие связи славян и арьев. М., сборник Ин-та этнологии и антропологии РАН, 1998.

Е.Е.Кузьмина. Древнейшие скотоводы от Урала до Тянь-Шаня. Фрунзе, 1996.

В.Г.Лукьянец. Мировые тайны. // Светло-Яр. №1-3, 1992

О.В.Никанкин. Загадки Аркаима и “Страны городов”. // Русское чудо, №1, 1998.

В.Д.Осипов. Русские в зеркале своего языка. М., Агар, 1999.

Ф.Н.Разоренов. Аркаим в нашей истории. // Древность: Арьи. Сла­вяне. М., 1996.

О.Н.Трубачев. К истокам Руси. Наблюдения лингвиста. М., 1993.

О.Н.Трубачев. В поисках единства. М., Наука, 1997.

П.В.Тулаев. Гиперборейский полюс. // Наследие предков, №3, 1997.

Н.Л.Членова. Кто такие эти андроновцы? // Древность: Арьи. Сла­вяне. М., 1996.

Федор Озаренов

Из сборника «Варвары», 2009

 

Читайте также: