ГлавнаяМорской архивИсследованияБиблиотека












Логин: Пароль: Регистрация |


Голосование:
Вам нравится наш сайт?


Отличный сайт!
Хороший сайт
Встречал и получше
Совсем не понравился





» » » История изучения проблемы происхождения индоиранских народов
История изучения проблемы происхождения индоиранских народов
  • Автор: Malkin |
  • Дата: 22-02-2014 16:49 |
  • Просмотров: 1597

Проблема происхождения индоиранских народов уже четвертый век волнует умы ученых. Она была поставлена в 1771 г., когда Анкетиль Дюперрон опубликовал главную религиозную книгу иран­цев Авесту. Молодой французский аристократ Анкетиль Дюпер­рон, окончив Сорбонну, решил исследовать никому не известный древний язык, и с этой целью отправился в крайне опасное путе­шествие в Индию. После долгих скитаний, многократно рискуя жизнью, он наконец достиг Сурата, где познакомился со жрецами-дастурами-парсами — последователями древнеиранской религии зороастризма и хранителями священной книги Авесты. Он изучил ее и опубликовал, вернувшись в Париж (Кузьмина 19776).

В 1786 т. произошло другое важнейшее событие в лингвисти­ке; английский ученый из Оксфорда Виллем Джонс издал труд, в котором доказывал родство языка древней Индии — санскрита с латынью, древнегреческим и германскими языками. Так родилось сравнительное индоевропейское языкознание. В. Джонс впервые употребил слово «арий» в его научном значении. Это слово-само­название всех индоиранцев и означает «человек этого народа», «хо­зяин», «благородный» (Барроу 1976: 19).

Большое значение для исследования индоиранских языков име­ла дешифровка древнеперсидской клинописи Ахеменидов, осу­ществленная в 1802 г. Г.Ф. Гротефендом.

Французские энциклопедисты создали в XVIII в. популярный до сего дня миф об Индии. Ж. Бюффон первым поместил праро­дину человечества не в Передней Азии, где ее локализовали тол­кователи Библии талмудисты, а в Прикаспии, где был библейский рай — сады Эдема, откуда брахманы пришли в Индию, став хра­нителями древней цивилизации. П. де Соннера, Вольтер и Дидро признали прародиной человечества Индию, а брахманов — носи­телями древней мудрости.

Дальнейшее развитие индийская легенда обрела у немецких ро­мантиков. Значительный вклад в развитие сравнительного индоевро­пейского языкознания внесли братья A.B. и Ф. Шлегель. Основопо­ложник индологии Фридрих Шлегель в 1808 г. создал труд «О языке и мудрости индийцев». И.-Г. Гердер, а за ним Шопенгауэр искали в Индии истоки немецкого духа, а Ницше счел прародиной Персию, а носителем духовности — Заратуштру (L. Poliakov, 1994). Крупный индоевропеист Макс Мюллер — автор «Истории древней санскрит­ской литературы» — локализовал обще индоевропейскую прародину в Индии, полагая, что санскрит наиболее близок к индоевропейско­му праязыку, и ввел в применении ко всем индоевропейским, или, как их называли в немецкой науке, индогерманским языкам термин «арийские». Это было грубой ошибкой, так как ариец — это самона­звание только индийцев и иранцев. Вскоре термин «ариец» был под­хвачен идеологом немецкого фашизма графом Ж. А. де Гоби но и стал обозначать германца — представителя высшей белой расы, носителя германского духа. М. Мюллер выступил против расистского толко­вания термина, но он уже прочно утвердился, что способствовало в дальнейшем победе фашистской идеологии.

За почти два с половиной века развития сравнительного индо­европейского языкознания прародину индоиранцев локализовали то в арктической зоне, то на Дунае, то в Северном Причерноморье, то на Памире, то в Иране и Передней или Средней Азии, то, нако­нец, в Индии. Критический анализ выдвигавшихся гипотез дан в работах Э.А. Грантовского (1970), Б.Г. Гафурова (1972), Д. Мэллори (Mallory 1973), Э. Брайанта (Bryant 1999) и других, что избавляет от подробного критического анализа выдвинутых точек зрения.

Идея индийской прародины индоевропейцев была оставлена в XIX в. были выявлены многочисленные инновации и заимствования в индоиранских языках. Место теории родословного древа и единого праязыка, близкого санскриту, заняла теория диалектного континуу­ма Н.С. Трубецкого. Важнейшее значение имела работа О. Шрадера, реконструировавшего географическую среду и характер хозяйствен- но-культурного типа древних индоевропейцев, соответствующие Центральной Европе. О. Шрадер (1926; Schrader 1901) одним из пер­вых показал, что реалии культуры индоиранцев указывают на степ­ную зону их обитания и преимущественно скотоводческий характер их культуры. X. Краэ и другими были выявлены индоевропейские гидронимы, локализующиеся в Центральной Европе, а В.Ф, Мил­лером, а затем В.И. Абаевым —- иранские гидронимы в Северном Причерноморье. Это названия рек с иранским компонентом «дон» — «вода»: Дунай, Днестр, Днепр, Дон и многие другие гидронимы и то­понимы, анализ которых осуществлен В.Н. Топоровым и О.Н. Труба- чевым (1972). Эти факты, как и установленное совпадение названий индоевропейской флоры и фауны с Европой, привели к утверждению гипотезы европейской прародины индоевропейцев и степной праро­дины индоиранцев (Десницкая A.B. 1955; Оранский И.М. 1962).

В соответствии с утвердившейся в начале XX в. среди лингвис­тов в европейской науке гипотезой о локализации индоевропейской прародины в Европе предполагается отделение индоиранцев в конце III — начале II тыс. до н.э. и последующий уход части из них с пра­родины через евразийские степи в Среднюю Азию и отсюда далее на юг — в Индию и Иран. При этом некоторыми авторами допускается, что часть иранцев — предки скифов и, вероятно, киммерийцев — осталась на месте, в Европе. Другие исследователи предполагают возврат скифов в Европу из Казахстана и Сибири в I тыс, до н.э.

Расходятся мнения и о путях переселения индоиранцев с южно- русской прародины или (хотя бы частично) через Кавказ (П. Кречмер, Э.А. Грантовский, К. Йетгмар, В. Брйнденштейн, Р. Гиршман, Л. Бош- Гимпера, М.Н. Погребова) или через Среднюю Азию. Этой точки зре­ния придерживаются В. Гейгер (Geiger 1882), О. Шрадер (О. Schrader 1901), Эд. Мейер, В.В. Бартольд, Э. Бенвенист (Benveniste 1966), В. Пизани, Г. Камерон, А. Кристенсен (Christensen 1943), Э. Герцфельд (Her­zfeld 1947). И такие специалисты по индоевропейским и индоиран­ским языкам как В. Георгиев (1958), Г. Моргенстьерне (Morgenstierne, В. Порциг (1964), Т. Барроу (1976; Burrow 1973), В. Бранденш- тейн (Brandenstein 1948, 1962), X. Бейли (Bailey 1955,1957), Р. Хаушильд (Hauschild 1962), Р. Фрай (Frve 1972), М. Майрхофер (Mayrhofer 1966, 1976, М. Бойс (Воусе 1975), Я, Харматта (Harmatta 1981), А. Парпо- ла (Parpola 1974; 1988). Среди отечественных ученых ее разделяли В.В. Струве (1951), И.М. Дьяконов (1956, 1958, I960, 1981, 1982, 1995, 1996), И. Алиев (1960), М.М. Дьяконов (1961), И.М. Оранский (1963, 1979а,б), В.И. Абаев (1965,1972,1981), Г.М. Бонгард-Левин (Бонгард-Левин, Ильин 1969; Бонгард-Левин, Грантовский 1983), Э.А. Грантовский (1970, 1998), Т.Я. Елизаренкова (1972, 1989, 1995), Б.Г. Гафуров (1972), М.А. Дандамаев (Дандамаев, Луконин 1980) и первоначально В.В. Иванов (Иванов, Топоров 1960; Иванов 1963). При этом В. Георгиев (1958) высказывал мысль, что древнейшими индоиранцами могли быть носи­тели культур «могил с красной охрой», то есть ямной. ММ. Дьяконов (1961) помещал индоиранскую прародину в юго-восточной Европе к востоку от трипольской культуры. Э.А. Грантовский (1960) думал, что «эпоха ямной культуры может соответствовать общеарийскому пери­оду», В.И. Абаев (1965) считал срубную культуру иранской. М.М. Дья­конов (1961) и Э.А. Грантовский (1970) непосредственно связывали культуру иранцев или индоиранцев со срубной и андроновской об­щностями, а И.М. Дьяконов (1956), В. Бранденштейн (Brandenstein 1962), Т. Барроу (Burrow 1973) и М. Бойс (Воусе 1975) — только с анд­роновской. Причем И.М. Дьяконов (1970) предполагал уход индоиран­цев с прародины не позже второй четверти II тыс. до нэ.

Выводы этих лингвистов приняло большинство археологов, изучавших культуру евразийских степей и Средней Азии II тыс. до н.э. (Толстов 1948, 1962; Бернштам 1957; Черников 1957, 1960; Смирнов 19576, 1964; Смирнов, Е.Е. Кузьмина 1977; Массон 1959; Толстов, Итина 1960; Итина 1977; Мерперт 1961, 1966, 1974; Лит- винский 1962, 1963, 1964, 1967, 1981; Е.Е. Кузьмина 1963в, 1971а,в, 1972а, 19726, 1974а, 19746, 1981а, 1987а, 1988в, 1994, 1995, 1999; Сальников 1965; Мандельштам 1966а, 1968; Акишев 1973; Генинг 19776; Погребова 1977а; Членова 1981, 1983а, 1984, 1989; Березанс­кая 1982; Г.Б. Зданович 1992, 1995, 1999; И.Б. Васильев и др. 1995),

По их мнению, археологический материал культур бронзового века евразийских степей не противоречит этой гипотезе лингвис­тов и подтверждается устанавливаемой археологически прямой генетической связью ираноязычных скифов, савроматов и саков с носителями предшествующих срубной и андроновской культур.

Претендентами на роль индоиранцев выдвигались также носи­тели абашевской (Пряхин 1977) и катакомбной (Клейн 1980, 1981) культур, Н.Р. Гусева (1977, 1987) считала их срубниками и абашев- цами, позже и андроновцамн.

Кузьмина Е.Е.

Из книги «Арии - путь на юг», 2008

Читайте также: