ГлавнаяМорской архивИсследованияБиблиотека












Логин: Пароль: Регистрация |


Голосование:
Вам нравится наш сайт?


Отличный сайт!
Хороший сайт
Встречал и получше
Совсем не понравился





» » Бриг «Мингрелия» и Пушкин
Бриг «Мингрелия» и Пушкин
  • Автор: usoltcev |
  • Дата: 14-08-2013 11:53 |
  • Просмотров: 2802

Посвящается 175-летию памяти А. С. Пушкина

Шел 20-й год XIX столетия. Молодому поэту Александру Сергеевичу Пушкину шел 21-й год. Его стихи все больше и больше овладевали умами и сердцами современников. Появившаяся ода "Вольность", направленная против крепостного права и "неправедной" власти, вызвала гнев императора Александра I и придворной знати.

Над поэтом нависла угроза ссылки в Сибирь или на Соловки. Но заступничество влиятельных друзей смягчило наказание. Александр I велел сослать сочинителя "вольнодумных" стихов на юг России. Ссылка была оформлена как служебная командировка в Екатеринослав (ныне Днепропетровск).

Поэт уезжал из столицы с "пашпортом", в котором говорилось:
«По указу его величества государя императора Александра Павловича, самодержца Всероссийского, и прочая, и прочая, показатель сего, Ведомства Государственной коллегии иностранных дел коллежский секретарь, Александр Пушкин отправлен по надобности службы к главному попечителю колонистов Южного края, г. генерал-лейтенанту Инзову; посему для свободного проезда сей пашпорт из оной коллегии дан ему. В Санкт-Петербурге майя 5-го дня 1820-го года".


6 мая 1820 года в сопровождении дядьки Никиты Козлова Пушкин выезжает из столицы в Екатеринослав. До Царского Села его провожают Дельвиг и Яковлев. Путь поэта лежал через Великие Луки, Оршу, Могилев. Ехал он на переклад¬ных, в красной русской рубашке, в опояске, в поярковой шляпе. В Киев он приехал 14 мая, остановился у Раевских. Через два дня он уже в Екатеринославе. Здесь его посетили местный помещик Клевцов и профессор семинарии Понятовский, чтобы отдать дань уважения «славному поэту».

17 мая в Екатеринославе состоялось знакомство Пушкина с генералом И. Н. Инзовым. Искупавшись в холодных еще волнах Днепра, Пушкин заболел лихорадкой. Здесь его разыскало семейство героя Отечественной войны 1812 года генерала Николая Николаевича Раевского, совершающее путешествие на юг. Пушкину выхлопотали длительный отпуск, и он вместе с Раевскими отправился вначале на Кавказ, а затем в Крым.

Впервые поэт ступил на крымскую землю 15-го августа. Первым городом, с которым он познакомился, была Керчь, не оставившая у него особых впечатлений.

Феодосия Пушкину показалась такой же скучной, как и Керчь. Вокруг такие же выжженные холмы, такое же запустение. Лишь остатки древних башен напоминали о бы¬лом могуществе города. Два дня, проведенные на даче быв¬шего служащего департамента иностранной коллегии и быв¬шего градоначальника города С. М. Броневского, знатока древностей Крыма, послужили для поэта как бы введением в историю этого края.

На рассвете 18-го августа путешественники отбыли из Феодосии на военном корабле. Их путь лежал в Гурзуф, или Юрзуф, как тогда называли это небольшое поселение, расположенное на южном берегу Крыма.

Корабль шел медленно, ловя верхними парусами легкий ветер. За мысом Ильи скрылась Феодосия, открылась бухта Двуякорная с обрывистыми берегами. За мысом Киик-Атлама, замыкающим Двуякорную бухту, показались бухта Коктебельская и горные массивы КараДага. Черные и суровые утесы Кара-Дага, подымающиеся отвесною стеной прямо из глубины моря, вместе с коктебельскими высотами и долиною, представляли весьма оригинальную и живописную картину.

Вначале Пушкин скучал. Пустынные берега не привлекали его, но по мере приближения к Кара-Дагу внимание поэта привлекла поднимающаяся из моря скала – «Золотые ворота», которую он позже нарисует в черновике главы «Евгения Онегина». Постепенно мерное покачивание корабля, проплывающие за бортом обрывистые берега и скалы начали очаровывать поэта и настраивать его на поэтический лад.

Пушкин ходил по палубе, и в его голове начали складываться слова и рифмы. Так родилась "Элегия".

Погасло дневное светило,
На море синее вечерний пал туман,
Шуми, шуми, послушное ветрило,
Волнуйся подо мной, угрюмый океан.
Я вижу берег отдаленный,
Земли полуденной волшебные края,
С волненьем и тоской туда стремлюся я,
Воспоминаньем упоенный...
Шуми, шуми, послушное ветрило,
Волнуйся подо мной, угрюмый океан...

Положенная композитором Геништой (1795-1853 г.г.) на музыку "Элегия" исполнялась с большим успехом. Ее неторопливый ритм был навеян легким покачиванием корабля на морских волнах. Троекратно повторенное обращение поэта к «послушному ветрилу» и «угрюмому океану» придает "Элегии" особую размеренность: "Шуми, шуми, послушное ветрило..." Созвучие - шшш... шшш...шшш... - напоминает и шелест парусов, и шипение волн у борта корабля.

Бриг «Мингрелия» и Пушкин«Элегия» слагалась вблизи берегов между Судаком и Алуштой. Расстояние в 90 миль корабль при попутном ветре мог бы пройти за 10-12 часов, но маловетреная погода продлила это путешествие, и сумерки застали путников в районе мыса Чабан-Басты. Утомленный Пушкин заснул, когда корабль приближался к Алуште.

Проснулся он от шума бросаемых якорей. Если ночь скрывала от поэта "полуденные" краски, то утро принесло ему ни с чем не сравнимое пробуждение. "Корабль остановился в виду Юрзуфа, - писал он. – Проснувшись, увидел я картину пленительную; разноцветные горы сияли; плоские кровли татарских хижин издали казались ульями, прилепленными к горам; тополи, как зеленые колонны, стройно возвышались между ними; справа огромный Аю-Даг..."

И кругом «это синее чистое небо, и светлое море, и блеск, и воздух полуденный…».

Увиденное с корабля надолго запомнилось Пушкину. Через много лет он, вспоминая морское путешествие, в "Путешествии Онегина" напишет:

Прекрасны вы, брега Тавриды,
Когда вас видишь с корабля,
При свете утренней Киприды,
Как вас впервой увидел я;
Вы мне предстали в блеске брачном,
На небе синем и прозрачном
Сияли груды ваших гор,
Долин, деревьев, сёл узор…

Пушкинист Б. В. Томашевский, изучивший старые дорож¬ники и крымские записи поэта, установил, что морское путешествие он совершил на военном парусном бриге, носящем имя "Мингрелия".

Эта информация вызывает определенный интерес у историков и краеведов. Возникает ряд вопросов. Где, когда и кто построил бриг? Кто был командиром брига, беседовавшим с Пушкиным?  Изучение архивных документов, научно-исторической литературы о Черноморском флоте и Крыме позволили мне найти ответы на эти вопросы.

Первое, что надо было уяснить - сколько бригов Черноморского флота носили имя "Мингрелия". Ответ давал документ "Список русских военных судов с 1668 по 1860 г.", составленный военным историком Феодосием Фёдоровичем Веселаго в 1872 году.

Бриг «Мингрелия» и ПушкинБриг был заложен 24 июня 1810 года на стапеле севастопольского адмиралтейства вскоре после спуска на воду корвета "Крым". Архивные документы позволили проследить ход строительства брига. В донесениях Черноморской исполнительной экспедиции сообщалось, что "...заложенный 24 июня 1810 г. 16-пушечный бриг оканчивается набором, что составляет до полной отстройки 3/8 части".

В другом донесении от 1-го декабря 1811 года указывается: "В Севастополе заложенный 24 июня 1810 г. бриг 16-ти пушечный ... внутренней обшивкою оканчивается. Время спуска по случаю обращения мастеровых к исправлению флота - определить не можно".

Строительство брига затянулось на три года. 16 июля 1813 года корабельный мастер Андрей Иванович Мелихов произвел спуск брига на воду. Бриг - быстроходный двухмачтовый военный корабль - предназначался для разведывательной, дозорной и посыльной службы. При длине около 26 метров и ширине 8,5 метров бриг развивал скорость до 12 узлов. На открытой палубе размещалось 16 орудий. Команда - 130 человек. Бриг назван именем феодального княжества Западной Грузии Мегрелии (Мингрелии), в 1803 году добровольно вошедшего в состав Русского государства. Достройка и вооружение брига затянулись еще на два года. В мае 1815 года первый командир брига, капитан-лейтенант Василий Федорович Савич увел его к кавказским берегам для несения дозорной службы. Крымские и кавказские берега, Николаев, Одесса, Керчь, Феодосия, Севастополь, Константинополь - таков боевой путь брига "Мингрелия".

В 1820 году командиром брига был назначен капитан-лейтенант Михаил Николаевич Станюкович, будущий адмирал, кругосветный путешественник, исследователь Тихого океана и Аляски. Бриг входил в состав керченского отряда и нес дозорную службу у крымских берегов. В середине августа командир брига получил приказ о следовании в Севастополь и далее в Николаев. 17 августа "Мингрелия" вошла в Феодосийский порт, где М. Н. Станюкович получил дополнительное распоряжение о доставке семейства генерала Раевского в Гурзуф.
Путешественники сошли в Гурзуфе, а бриг продолжил путь. По прибытии в Севастополь командир брига доложил ко¬мандиру севастопольского порта контр-адмиралу Филиппу Тимофеевичу Бычинскому о путниках, которых он доставил из Феодосии в Гурзуф, и что генерал Н. Н. Раевский и молодой поэт А. С. Пушкин в начале сентября прибудут в окрестности города для осмотра Георгиевского монастыря и мыса Фиолент, а оттуда убудут в Бахчисарай.

Встречался ли командир севастопольского порта с героем Отечественной войны 1812 года генералом Раевским и молодым Пушкиным, еще остается загадкой. Время покажет. А пока вернемся в Гурзуф...

В Гурзуфе Раевские и Пушкин поселились в доме Ришелье, бывшего в 1805-1814 годах генерал-губернатором Новороссийского края и правителем Крымского полуострова.

В этом доме Пушкин прожил две "счастливейших недели". Здесь он наслаждался полуденной природой, совершал пешеходные прогулки в Партенит (Фрунзенское), Кучук-Ламбат (Кипарисное) и Карасан (Южное).

Близился конец отпуска. Ему предстоял отъезд в Кишинев, куда перевели его начальника Инзова. Оставшиеся дни решено было посвятить осмотру Южного берега, Георгиевского монастыря, мыса Фиолент и Бахчисарая, посещаемых всеми путешественниками.

Наняв татар с лошадьми, путники 3 сентября покинули Гурзуф. Они направили своих коней по тропе через Ай-Данильский лес в сторону Никитского ботанического сада, заложенного в 1812 году ботаником X. X. Стевеном, затем спустились в Ялту, в то время крохотное селение.

Отсюда их путь лежал через Аутку (Чехово), Ореанду, Кореиз и Гаспру. В Алупке они переночевали и утром отправились дальше, в Симеиз. За Кикенеизом (Оползневое) они совершили восхождение на яйлу по Шайтан-Мердвени (Чертовой лестнице), крутым и обрывистым ступеням, высеченным в распадине горы. В то время лестница была единственным путем, соединяющим Южный берег Крыма с Байдарской (Орлиновской) долиной.

Поднявшись на яйлу, Пушкин и Раевские по римской дороге спустились в Байдарскую долину и через селения Байдары (Орлиное), Варнутка (Гончарное), Кучук-Мускомия (Резервное) вышли в Балаклавскую долину и, минуя Балаклаву, в середине дня 4 сентября прибыли в Георгиевский монастырь. После непродолжительного отдыха они отправились на мыс Фиолент. По преданию, в этом месте на краю скалистого обрыва стоял древний храм тавров, где приносились жертвы богине Артемиде (Диане). В память о пребывании у храма Пушкин высек на камне свое имя. Но неумолимое время стерло эту пушкинскую надпись.

Переночевав в монастыре, путники 5 сентября отбыли в Бахчисарай по дороге, по которой в 1787 году проходил кортеж Екатерины П: долинами рек Черной, Кара-Коба и Каралез.

Так закончилось пребывание Пушкина на севастопольской земле.
В память о визите Пушкина в Севастополе и в селе Фруктовом улицы названы его именем. На территории Георгиевского монастыря установлен памятник - бюст поэта.

Владимир Усольцев

Статья из альманаха «Морской архив», №1 (2), 2012
Председатель редакционного Совета Марков А.Г.
Главный редактор Маслов Н.К.

Читайте также: