ГлавнаяМорской архивИсследованияБиблиотека












Логин: Пароль: Регистрация |


Голосование:
Вам нравится наш сайт?


Отличный сайт!
Хороший сайт
Встречал и получше
Совсем не понравился





» » » Как сталинский режим разрушал народную нравственность в самых святых ее основах
Как сталинский режим разрушал народную нравственность в самых святых ее основах
  • Автор: Malkin |
  • Дата: 24-12-2017 17:25 |
  • Просмотров: 93

Материалы кровавого 1937 года свидетельствуют, что в народе было упорное противодействие наступлению кровавого режима на достоинство честь и нравственность человека. Сталинскому режим}' нужен был человек, не обремененный этими качествами. Без излишнего анализа можно увидеть, как "простые люди" отстаивали честь, достоинство и хранили нравственные основы жизни, и как сталинский режим разрушал народную нравственность в самых святых ее основах. Жены, дета и другие родственники стойко защищали арестованных и безвестно исчезнувших близких.

Быкова Елизавета Васильевна 26 сентября 1939 г. писала в НКВДЩ "Наркомвнудел тов. Берия... Прошу о пересмотре дела моего мужа Быкова Александра Петровича, рождения 1863 г.(!) Арестован Омским НКВД 29® VTI-1937 г. и вот уже два года, как я о нем никаких сведений не имею, где он находится и жив ли он. Мой муж - дряхлый старик 76 лет, инвалид революционной армии, уволен в отставку до болезни с июня 1916 г., поел» чего ни в каких белых армиях не служил, а получал с 1916 г. пенсию Омского казначейства по месту его постоянного жительства. При власти Колчака в армии и ни в каких гражданских учреждениях не служил, спекуляцией и торговлей не занимался, а всецело находился на моем иждивении, так как работать ни физически, ни умственно не мог ввиду его престарелого возраста и болезни, ревматизма ног, сидел безвыходно в квартире.

В чем его обвиняют, меня крайне удивляет, но, со своей стороны, считаю, что здесь какое-то недоразумение...” Трудно назвать недоразумением сталинскую механику массового истребления людей. Бывший полковник русской армии был арестован по делу офицерско-повстанческой организации. 17 сентября 1937 г, омская особая тройка вынесла постановление относительно 70 обвиняемых в принадлежности к этой заговорщиче­ской организации, дело о которой было всецело сфальсифицировано след­ствием. Среди "заговорщиков" был и А.П. Быков. Возраст и состояние здо­ровья бывшего полковника не смутили фальсификаторов из омского следствия. В этой группе был заговорщик и постарше. Полковнику Кобцеву Николаю Давыдовичу было 89 лет (!) Он родился в 1848 г. Из 70 человек, представших перед особой тройкой, к расстрелу приговорены 68. Отсюда; возврата не было.

Два года (может быть, и больше) жена расстрелянного полковника! безуспешно пыталась узнать о судьбе мужа, доказывала его невиновность. Она хорошо знала, что такая защита небезопасна.

Прямо-таки героически боролась семья рядового царской армии Валиулина С.И., осужденного по этому же делу. Жена и дети писали несколь­ко раз наркому Ежову, а затем Берии. Одно из писем детей. . .

В народный комиссариат Внутренних Дел тов. Берия от детей Валиулина С.И. Галины 16 лет, Людмилы 15 лёт, Гения 14 лет Валиулиных, проживающих по ул. Партизанская 2, кв. 71, г.Омск.

Заявление. С этой просьбой мы обращаемся уже в 3-й раз. Просим пересмотреть дело нашего отца, который был 10 августа 1937 г. арестован по ложному доносу и выслан в Томск в Ачинские лагеря. Первый раз было послано заявление в феврале 1938 г. на имя тов. Ежова, в мае 1938 г. меня вызвали в Омское НКВД, мне убедительно сказали: не расстраиваться, учиться и что папа выслан, но он скоро вернется домой, но пока его все еще нет дома.         •

Материально жить становится все трудней. Мы уже писали автобио­графию отца, из которой видно, что он не может быть врагом народа и как пионеры за отца врага мы бы просить не стали. Еще раз просим снять это позорное пятно с него, а также с нас, нам нужно вступать в комсомол, а % нам стыдно даже говорить, что отец арестован, да и не можем найти по­этому поручателей.

Убедительно просим вас, тов. Берия, пересмотреть его дело, проверить отца и освободить как можно скорей. Дать возможность нам жить счастливой и радостной жизнью, учиться и в будущем работать на благо нашей счастливой родины.

С пионерским приветом Галина, Людмила, Гений Валиулины. 19-1-39 г."

Рядовой С. Валиулин был одним из двух осужденных на 10 лет концлагеря из тех 70, среди которых находились полковники Кобцев, Бы­ков и другие. Произошел редкий случай. В связи с некоторым "послаблением” в репрессиях и чисткой в НКВД после расстрела Ежова, Валиулин был освобожден.

В той же группе "заговорщиков" проходил бывший поручик старой армии, Иван Георгиевич Ханов, Сын крестьянина-бедняка. Родился, как сказали бы теперь, в многодетной семье. В анкете записано, что з 1937 г. были живы его братья и сестры Анисья, Наталья, Прасковья, Марфа, Ва­силий, Клавдия. После службы в старой армии и в армии Колчака прошел полагающуюся проверку. В апреле 1922 г. омский губнаробраз назначил его "инструктором п/отдела национальных меньшинств Тарского уездного отдела народного образования". В последующее время работал учителем физики в Таре, затем в Омске. В роковом списке приговоренных 70 "заговорщиков" значится под N 13. Расстрелян. Остались жена Анфиса Яковлевна, дочери Наталья и Валерия.

Началась борьба за честь мужа и семьи, которая так и не узнала о судьбе близкого и родного человека.

Последнее письмо жены Анфисы Яковлевны прокурору СССР. Декабрь, 1956 г.

В 1937 г., 14 августа в 2 ч.15 минут дня был арестован мой Ханов Иван Георгиевич, 1891 г. рождения, учитель ней школы N Ю г. Омска.

Каждые пять лег я запрашивала в Москве о своем муже и получал! ответ, что жив и осужден на 10 лет без. права переписки с пребыванием fj дальних лагерях.

Прошло 15 лет, ответ тот же, теперь скоро будет 20 лег, желаю узнать, жив ли он? Почему 10 лет растянулись на 20 лет, в чем его вина?

Суда над ним не было, а, следовательно, защитить его ни я, ни его сотрудники и учащиеся не могли.

Прожив с ним 17 лет, я только могла бы сказать, что такого человека, каким он был, трудно найти. Не пьяница, не завистник, не взяточник, не вор, не лгун, беспристрастен к деньгам, наживе, своему благоустройст­ву. Словом, жили так, что при аресте и денег не смогла ему дать в тюрьму; только на хлеб 2 руб. 23 коп.

Бесследно ушел человек, о котором я ни на секунду не забывала в течение шедших (так в тексте - Авт.) лет; осталась 39 лег, теперь скоро 60, жизнь ушла, и прошу вас, пошлите хотя похоронную и посмертное оправдание, которое и мне пока нужно, чтобы, уходя в могилу, не услышать больше "жена взятого по линии НКВД".

4 декабря 1956 г. Ханова".

В июне 1957 г. Анфиса Яковлевна получила уведомление:

"Постановление тройки УНКВД Омской области от 17 сентября 1937 г. отменено в отношении Ханова И.Г. за отсутствием состава преступления. Ханов Иван Георгиевич реабилитирован посмертно".

А о том, что по тому "постановлению тройки" Ханов был расстрелян, жена и дочери так и не узнали...

Партийные жены партийных мужей тоже боролись за невинно пострадавших: Здесь реакция официальных органов была оперативной. Нака­зывали... жен, расправлялись с родственниками. Это за их связь с врагами народа. Сначала родственников и жен исключали из партии. Затем следо­вали другие "меры”.

Протоколы омской партийной коллегии комиссии партконтроля свидетельствуют. Будницкая Антонина Семеновна "за связь с арестован­ным мужем из рядов ВКП(б) исключена... Установлено, что Будницкая систематически поддерживала связь с мужем, арестованным органами НКВД за контрреволюционную деятельность, носила ему передачи в тюрьму, не порвала эти связи до настоящего времени.

Учительница Москаленской начальной школы Хаенко Анна Владимировна "за период работы в Тюкалинском совхозе и во время процесса троцкистско-зиновьевского центра не вскрыла политических ошибок мужа прошлом. После ареста мужа органами НКВД докладывала парторгани­зации, что он никогда к троцкистской оппозиции не принадлежал. Федорова Мария Григорьевна “систематически поддерживала связь с аресто­ванным мужем - троцкистом Федоровым, писала ему письма, носила пере­дачи”. Еще и еще подобные обвинения жен, мужья которых были “разоблачены" и арестованы.

Председателя омского союза кино-фотоработников Кузьменко обвиняли в том, что "имел связь с врагом народа братом (ныне арестованным за троцкизм)". Кагановичский райком партии исключил из ВКП(б) Дмит­риева Михаила Семеновича за то, что "жил вместе с братом - врагом наро­да и арестованным органами НКВД". Его контрреволюционную работу не разоблачил”. Куйбышевский РК ВКП(б) исключил из партии Шильмовера Семена за то, что "оказывал материальную помощь брату в момент его исключения из партии за троцкистскую деятельность, арестованному в настоящий момент органами НКВД". Пантелеев Павел исключен за то, что "имел связь с тестем Дрогайцем", не разоблачил его. И еще немало подобных обвинений за родственные связи с близкими, обвиненными в троц­кизме или объявленными врагами народа. Документы раскрывают насаж­дение безнравственности. "Установлено, что Шилин имеет родственную связь с кулачкой (сестрой) и троцкистом (его брат)". Васильченко Иван Иванович "имел связь с врагом народа Васильченко (его брат)".

Власов Иван Андреевич служил в ВЧК, в 1937 г. являлся председа­телем линейного суда омской железной дороги. Исключен из партии "за притупление политической бдительности, примиренческое отношение к разоблачению троцкистов и сокрытие от партии троцкистской деятельно­сти брата и сына" (т.е. за недоносительство на них). Расправа за это опре­делена партийным решением: "Власова И А. за пособничество контррево­люционерам из рядов ВКП(б) исключить.

ОСОБО: материалы на Власова И.А. передать органам НКВД”. По требованию партийных органов полагалось родителям отказываться от своих детей, объявленных врагами народа. Соответственно дети должны были отрекаться от родителей. Жены должны были отрекаться от мужей...

Можно было бы и не судить строго за действия, которые касались внутрипартийных дел. Принимать или исключать из своих рядов партия вольна. Но в данном случае важнее нормы нравственности. Воспитывалось (вернее, грубо насаждалась) откровенная безнравственность, поощрялось предательство, доносительство. Кроме того, исключенные из партии за такого рода “преступную связь" неизменно попадали в руки НКВД, как правило, они следовали в ГУЛАГ.

Мораль доносительства начинала действовать. Один из образцов действия этого порочного механизма. Рекало Андрей Григорьевич из Таврического района "в августе месяце (1937 г. - Авт.) у себя дома в квартире сорвал рамку с портретом Ленина, ударяя им свою сноху, затем разорвал, бросил на пол и стал топтать, говоря: "Еп этот черт висит в моей избе, довел до того, что все мое имущество кровопийцы растащили, давно бы надо всех этих чертей ядом вытравить, как нечистых духов ладаном из церкви, чтобы не мучили нас, православных". Такое могли сообщит только родственники (возможно, что сами сочинили эту историю). А следствие к этому добавило, что Рекало создал группу из 5 человек. Трое из участников группы были расстреляны.

А еще вынуждали лжесвидетельствовать во имя интересов партии. На лжесвидетельствах строили политические процессы против Каменева, Зиновьева, Бухарина, Тухачевского... Лжесвидетельство стало стержнем всех фальсификаций о вредительских, повстанческих, шпионских организациях.

Об этой гнусной, безнравственной морали точно сказал А.Т. Твардовский:

“А мы, кичась, неверьем в Бога,

Во имя собственных святынь

Той жертвы требовали строго: отринь отца и мать отринь ...

Ясна задача, дело свято  

С тем к высшей цели - прямиком.

Предай в пути родного брата

И  друга лучшего тайком.

И душу чувствами людскими

Не отягчай, себя щадя.

И лжесвидетельствуй во имя,

И зверствуй именем вождя". (

"По праву памяти").

И все это под руководством направляющей и вдохновляющей силы...

Доктор  исторических наук, профессор Омского педагогического университета Вениамин Самосудов

Из сборника «О репрессиях в Омском Прииртышье», - Омск: Изд-во ОмГПУ, 1998.

 

 

Читайте также: