ГлавнаяМорской архивИсследованияБиблиотека












Логин: Пароль: Регистрация |


Голосование:
Вам нравится наш сайт?


Отличный сайт!
Хороший сайт
Встречал и получше
Совсем не понравился





» » » Всадничество в политической жизни Римской империи периода кризиса III века
Всадничество в политической жизни Римской империи периода кризиса III века
  • Автор: Malkin |
  • Дата: 12-11-2017 10:46 |
  • Просмотров: 79

Долгое время при анализе событий политической жизни Римской империи в период кризиса III в. ис­следователи игнорировали вопрос о роли в ней пред­ставителей всаднического сословия, сосредотачивая свое внимание на позиции сенаторов и армейских кругов.

В последние десятилетия в антиковедении по­явились публикации, авторы которых (Г. Альфель- ди, Ф. Кольб и др.) подчеркивают значение всад­ников в политической истории империи на всем протяжении III в. н. э., называют его временем наи­высшего могущества римского всадничества.

Действительно, в период кризиса III в. наблю­дается значительное возрастание роли представи­телей всаднического сословия в ряде важных сфер политической жизни римского государства.

Со времен правления императора Септимия Се­вера всадники получили доступ к должности легата легиона. При императоре Галлиене произошла пол­ная замена сенаторов всадниками на командных по­стах римских вооруженных сил.

С конца II в. н. э. начался процесс возрастания зна­чения представителей всаднического сословия и в управлении римскими провинциями. Септимий Север поставил всадника во главе образованной им провинции Месопотамии. На протяжении первой половины III в. н. э. всадники занимают должности наместников в ряде «старых» провинций, но офици­ально считаются временно действующими «вместо» наместников-сенаторов. Со времен правления Галлиена всадники вытесняют сенаторов с должности наместника в подавляющем большинстве провинций.

В период кризиса III века всадники во все боль­шей степени составляют ближайшее окружение им­ператоров и оказывают значительное влияние на характер их правления. Особенно отчетливо это проявилось при императоре Гордиане III. К 241 г. н. э. фактическим правителем империи стал Тимеситей (C. Furius Sabinius Aquila Timesitheus). Это был всадник из одной из провинций римского Вос­тока (возможно, из Сирии или Аравии). Будучи с конца 240 или начала 241 гг. н. э. единственным префектом претория и (не позже 12 мая 241 г. н. э.) тестем 16-летнего Гордиана III, он начал руководить действиями императора, отстранять от важных гражданских и военных постов сенаторов и заме­нять их всадниками.

К числу фаворитов Тимеситея принадлежали братья M. Iulius Philippus и C. Iulius Priscus. Они были арабского происхождения и, вероятно, воз­высились, занимая офицерские должности в араб­ских воинских соединениях, входивших в состав римской армии. В первые годы правления Гордиа­на III они уже занимали важные всаднические дол­жности. Юлий Приск в 242-243 гг. был префектом провинции Месопотамии, а с 243 г. н. э. — претори­анским префектом. О том, какие должности зани­мал Юлий Филипп до 243 г. н. э., нам ничего не из­вестно, однако его близость к Тимеситею позволяет предполагать, что это были какие-то важные всад­нические должности. После смерти своего тестя в се­редине 243 г. н. э. Гордиан III назначил и Юлия Фи­липпа на должность префекта претория и попал под влияние обоих братьев.

В начале 244 г. н. э. во время похода против пер­сов при не совсем ясных обстоятельствах Гордиан III погиб. Филипп сменил его на императорском престоле, а Приск остался в должности префекта претория и получил от своего брата чрезвычайные полномочия в качестве rector Orientis.

Таким образом, Филипп Араб стал третьим, пос­ле Макрина и Максимина Фракийца, римским им­ператором, не принадлежавшим на момент занятия престола к сословию сенаторов.

Но возрастание роли всадничества в политиче­ской жизни Римской империи периода кризиса III в. не было результатом целенаправленной борь­бы представителей этого сословия с сенаторами или верхушкой армейских кругов; оно было связано с особенностями внутри- и внешнеполитического положения Римской империи в III в. н. э. Даже пра­вители, которых принято считать «сенатскими» им­ператорами, не попытались вернуть сенаторам те военные и гражданские должности, которые были переданы всадникам их предшественниками на им­ператорском престоле. Сложность обстановки на границах империи и внутри ее в условиях глубоко­го политического кризиса заставляла их ставить интересы империи выше интересов сенаторского сословия.

Сергеев И. П. (Харьков)

Доклад на V Международной научной конференции, посвященной 350-летию г. Харькова и 200-летию Харьковского национального университета им. В. Н. Каразина.

4-6 ноября 2004 года

 

 

Читайте также: