ГлавнаяМорской архивИсследованияБиблиотека












Логин: Пароль: Регистрация |


Голосование:
Вам нравится наш сайт?


Отличный сайт!
Хороший сайт
Встречал и получше
Совсем не понравился





» » Постмариупольские погребения в каменных гробницах
Постмариупольские погребения в каменных гробницах
  • Автор: Malkin |
  • Дата: 08-03-2016 17:34 |
  • Просмотров: 1070

Тесленко Д. Л. (Днепропетровск)

Доклад на V Международной научной конференции, посвященной 350-летию г. Харькова и 200-летию Харьковского национального университета им. В. Н. Каразина.

4-6 ноября 2004 года

Проблема культурной принадлежности степных энео- литических памятников остается одной из остро дискуссионных, о чем свидетельствует динамика предлагаемых в последнее время интерпретаций. Се­годня вряд ли вызовет серьезные возражения тезис о присутствии погребений в каменных гробницах среди памятников всех известных степных энеолитических культурных групп. Однако вопрос появ­ления данной черты обряда, безусловно, требует ис­следования. В настоящей работе я считаю необхо­димым остановиться на немногочисленной группе энеолитических «вытянутых» захоронений, отли­чительной чертой погребального обряда которых яв­ляются каменные ящичные гробницы.

Сегодня известны 7 подобных захоронений, со­средоточенных в междуречье Буга и Днестра. Прав­да, в сводке постмариупольских/квитянских по­гребений Ю. Я. Рассамакиным учитывается также и ограбленная гробница из кургана 1 ус. Констан­тинова на Мелитопольщине.

Несмотря на разную степень сохранности гроб­ниц, существует возможность сделать некоторые наблюдения об их архитектуре. Количество плит, использованных при сооружении стен, колеблется от шести до девяти. Последние вкапывались в грунт или устанавливались на поверхности. Щели между плитами заполнялись мелкими камнями, иногда за­мазывались. Плита поперечной стены гробницы по­гребения № 7 кургана 14 ус. Марьевка имела паз для соединения с плитой продольной стены. Осо­бенность рассматриваемых гробниц — принцип по­перечного перекрытия, включающего 3-5 подпря- моугольных плит, среди которых встречаются и стеловидные камни. Однажды (Валовое 1/7) за­фиксирован куполовидный заклад, состоящий из 3-4 слоев плит, воздвигнутый над гробницей. На­конец, дно гробницы погребения № 35 кургана 1 у Висунска представляло собой прямоугольную из­вестняковую плиту. Помимо архитектурных особен­ностей постмариупольские/квитянские гробницы от­личаются от подобных энеолитических степных памятников и окраской внутренней поверхности стен охрой. Правда, сегодня известны только два таких случая (Марьевка 14/7, Висунск 1/35).

В шести гробницах сохранились вытянутые на спине скелеты, однако только троих погребенных уложили с вытянутыми вдоль тела руками и пря­мыми по всей длине ногами. В погребении № 7 кур­гана 1 у с. Валовое кости ног скелета были слегка согнуты в коленных суставах и расставлены в сто­роны. В погребении № 3 кургана 2 у Богдановского карьера правая рука погребенного была отведена в сторону в плечевом суставе, а в погребении № 17 того же кургана кисть левой руки находилась на тазовых костях.

Окраска костей варьируется от интенсивной (Бо­гдановский карьер, Марьевка) до посыпки отдель­ных частей скелета (Висунск, Валовое). На ниж­ней челюсти скелета из погребения № 7 кургана 14 у с. Марьевка обнаружены остатки смолы. Также охра отмечалась на дне гробниц, в том числе в виде пятен и традиционных для «вытянутых» погребений формованных «цилиндров». Инвентарь найден в трех погребениях и представлен: бронзовым лис­товидным ножом (Богдановский карьер 2/3) ям­ного типа; амфиболитовым молотом с парой попе­речных ободков, выполненных в технике нервюры, кремневым ножом и небольшой металлической пластиной (Валовое 1/7); а также лепным округло­донным горшком с невысоким отогнутым венчиком и округлыми плечиками, каменным молотом-клев- цом, двумя кремневыми наконечниками стрел и крем­невым орудием (Константиновка 1/1).

В курганах рассмотренные погребения занимали преимущественно основное положение, лишь в кур­гане 1 у Шевченковского карьера гробница погре­бения № 1 была установлена на вершине насыпи, возведенной над основным однокультурным захо­ронением. Обращают на себя внимание следующие факты. В курганах с постмариупольскими гробни­цами неизвестны, пока, во всяком случае, погре­бения других энеолитических культурных групп. В стратиграфии за ними следуют позднеямные за­хоронения. Все погребения в гробницах сопровож­дались насыпью или досыпкой, которые в четырех случаях были окружены кромлехами.

Показательно также то, что, исключая сооруже­ние гробницы, остальные черты ритуала — положе­ние скелета, оформление дна могилы, использова­ние охры — не выходят за рамки представлений о погребальном обряде постмариупольских/кви­тянских захоронений Правобережья Днепра.

Сказанное в полной мере относится и к наход­кам из «вытянутых» погребений в гробницах. Ос­тавляя в стороне проблемы происхождения тех или иных категорий инвентаря постмариупольских/ квитянских памятников, отметим, что имеющиеся артефакты свидетельствуют об относительно по­зднем (конец Триполья С 2) хронологическом по­ложении рассмотренных захоронений. Бронзовый нож имеет ближайшие аналогии в позднеямных па­мятниках Поднепровья, а амфиболитовый молот дает основания для синхронизации с Софиевкой, датирующейся по радиокарбонным калиброванным датам первой четвертью ІІІ тыс. до н. э. Да и архи­тектура гробниц, включающая наличие пазов на сте­нах, плит на дне, равно как и окраска стен, близки уже стандартам ямного времени.

Возвращаясь к вопросу о появлении каменных гробниц в обряде «вытянутых» энеолитических по­гребений, я позволю себе высказать некоторые за­мечания. Материалы рассмотренных памятников не дают оснований считать появление гробниц пока­зателем формирования в Буго-Днепровском меж­дуречье синкретической группы энеолитических памятников. Наоборот, очевидна определенная «чи­стота» постмариупольского обряда. В то же время престижные находки, попытки моделирования лица, значительные трудовые затраты на устройство по­гребения и насыпи традиционно рассматриваются как показатель социальной неординарности погребен­ных. Исходя из сказанного, можно предположить су­ществование, в первую очередь в Буго-Днепровском междуречье, «этнически чистых» постмариупольских могильников с захоронениями индивидов, пользующихся высокой степенью уважения коллектива. числе и на семейно-брачном уровне, а целенаправленным заимствованием социально-престижного погребального ритуала является, таким образом, не результатом механических межплеменных контактов, в том числе появление гробниц как составляющей - стандарта из инокультурной среды.

 

Читайте также: