ГлавнаяМорской архивИсследованияБиблиотека












Логин: Пароль: Регистрация |


Голосование:
?


!



Самое читаемое:



» » » Древнебалтские гидронимы на территории левобережной лесостепной Украины и их археологическая интерпретация
Древнебалтские гидронимы на территории левобережной лесостепной Украины и их археологическая интерпретация
  • Автор: Malkin |
  • Дата: 03-10-2015 20:57 |
  • Просмотров: 2182

В результате многолетних исследований В. Н. То­порова, О. Н. Трубачева, А. С. Стрыжака, В. В. Се­дова и В. Э. Орла, а также автора доклада в Лево­бережной Лесостепной Украине выделено более 20 древних балтских названий рек и водоемов. К таковым специалисты относят гидронимы Голтва, Лтава, Олава, Смож, Ромен, Локня (всего 8 при­токов Псла, Сулы и Сейма), Лопань, Мосея, Оль- шанка, Уды (Уда), Яндоля (Ендоля) и Казинка. Изучение словообразовательных типов гидронимии в интересующем нас регионе позволяет расширить этот перечень. В частности, древнебалтские гидронимические форманты -ея и -ейка представлены в водных названиях Галейка, Гордейка и Шумейка. В гидрониме Гордейка также содержится и балтский апеллатив «gard». Гидронимы Можалея и Мжа (Мож) роднятся с балтским «maza» («малая»). Примечательно, что упомянутая выше лесостепная водная номенклатура чрезвычайно близка к гидро­нимам Верхнего Поднепровья, Подесенья и Посеймья, где издревле обитали различные балтоязыч- ные этносы. Недавние изыскания В. Н. Топорова и О. Н. Трубачева (1997) завершились выделени­ем не менее 30 балтских элементов в гидронимии Верхнего Подонья (от истоков до реки Воронеж) и Среднего Поочья, что позволяет перенести юго-восточную границу расселения древнебалтских пле­мен от Сейма до пограничья лесостепи и степи.

Закономерно возникает вопрос о времени воз­никновения этих гидронимов и их культурной атрибутации. В поисках ответа на него необходимо провести сопоставление лингвистических и архео­логических карт. Общеизвестно, что в бассейнах рек Сула, Ворскла и Северский Донец от неолита до раннего средневековья обитали племена 17 архео­логических культур. Наиболее полное террито­риальное совпадение, при наложении упомянутых карт, обнаруживается между древнебалтским гид- ронимическим ареалом к юго-востоку от Сейма с территорией распространения бондарихинской культуры финального этапа позднего бронзового века. Этот вывод подкрепляется еще и тем, что та­кое же совпадение наблюдается и за пределами Ле­вобережной Лесостепной Украины — в Лесостеп­ном Подонье и Среднем Поочье. Следовательно, появляется возможность поставить под сомнение реальность гипотезы о финно-угорской этнической принадлежности носителей бондарихинской куль­туры, выдвинутой В. А. Ильинской, С. С. Березан­ской, поддержанной С. И. Воловиком и др.

Противоположная попытка связать воедино ареалы бондарихинской культуры и финно-угорских гидронимов является малоубедительной. Еще П. Д. Либеров утверждал, что к западу от Северского Донца финно-угорская топонимия и гидронимия «в сколь-нибудь выразительной форме не обнаруже­на». По общему признанию, более аргументирован­ными являются выводы А. С. Стрыжака о принад­лежности названия Ворскла и производного от него Ворсклицы к иранской гидронимии. Вызывает удивление дополнительный список якобы финно­угорских речных названий, предложенный С. И. Во­ловиком. Дело в том, что гидронимы Лопань, Мжа, Ольшанка и Цна лингвисты однозначно относят к древнебалтским названиям. Нет никаких основа­ний относить к финно-угорским гидронимам р. Ко- диму. по всей видимости, он датируется XVI-XVIII вв. и хорошо известен по топонимам в Херсонской и Одесской областях, где обозначает местность вдоль реки. За пределами бондарихинского ареала проте­кают реки Воргол и Ворожба.

Важно отметить, что скрупулезный анализ то­понимов в границах Среднего и Верхнего Подонья, проведенный А. П. Медведевым, позволил ему ос­тавить в этом регионе всего 5-6 финно-угорских на­званий, да и то совпадающих с ареалом городецкой культуры раннего железного века. С ней же связаны все аналогичные гидронимы в бассейне Средней Оки. Весьма вероятно, что и такие гидронимы, как Балаклейка, Нежеголь, Оха и Чепель имеют позднее происхождение, поскольку в них полностью отсут­ствуют древнейшие финно-угорские топоформан- ты -кса и -кша, широко представленные в между­речье Волги и Оки и в мордовских землях. Не просматриваются какие-либо финно-угорские формантные основы у гидронимов Олега и Тетле- га. Первый из них вообще появился в XVIII в. (ва­рианты: Олег—Олех), а в середине XVII в. имено­вался как р. Ольховая. Приведенные нами данные, с учетом интерпретации общеисторической обста­новки в Днепро-Донском лесостепном междуречье от эпохи неолита до раннего средневековья, указы­вают не на финно-угорскую, а на древнебалтскую этническую атрибутацию большинства носителей бондарихинской культуры. Об этом же свидетель­ствует значительное сходство между синхронными археологическими комплексами бондарихинской и лебедовской культур.

Буйнов Ю. В. (Харьков)

Доклад на V Международной научной конференции, посвященной 350-летию г. Харькова и 200-летию Харьковского национального университета им. В. Н. Каразина.

4-6 ноября 2004 года

 

Читайте также: