ГлавнаяМорской архивИсследованияБиблиотека












Логин: Пароль: Регистрация |


Голосование:
Вам нравится наш сайт?


Отличный сайт!
Хороший сайт
Встречал и получше
Совсем не понравился





» » Катафрактарная революция в античном военном искусстве
Катафрактарная революция в античном военном искусстве
  • Автор: Vedensky |
  • Дата: 16-08-2015 13:22 |
  • Просмотров: 3817

Длительное противостояние военных систем Греко-Римской и Азиатской цивилизаций на Кавказе и Ближнем Востоке, превратило данные регионы в межцивилизационный фронтир - пограничье между двумя разными цивилизациями, где они контактируют друг с другом и, взаимопроникая, формируют новое синкретическое культурное образование. При этом контакты могут быть самыми разнообразными: военными, политическими, экономическими, межэтническими, культурными, религиозными и т.д. Этим новым синкретическим образованием, являвшимся продуктом долгого римско-иранского противостояния, стала катафрактарная кавалерия. Постепенное ее развитие и усовершенствование вылилось в масштабную военную (катафрактарную) революцию, изменившую облик римского и азиатского воинства. Сначала рассмотрим ее предысторию.

Могущество и величие цивилизации проявляется не только в культурной или политической сфере, но прежде всего в военной. Ибо свои цивилизационные ценности необходимо не только защищать с оружием в руках от враждебных посягательств представителей иных миров, но и доказывать им их величие, нередко путем насильственной прививки. Греция, как родоначальница Западной цивилизации, доказала величие своих культурных ценностей во многом благодаря главному достижению гоплитской революции - пехотной фаланге (прил. 4-1). Именно в этой стране началось великое возрождение пехоты, которая на протяжении столетий во всех странах Азии была запущенным родом войск, служанкой кавалерии. В Греции были все условия для пехотного ренессанса. Ее природно-климатические условия и гористый ландшафт препятствовали развитию коневодства, которое было развито только в двух областях - Фессалии и Беотии. Большинство древних греков-эллинов проживало в сравнительно небольших городах-государствах (полисах), где каждый свободный человек был гражданином, а каждый гражданин - потенциальным воином, защитником своего полиса. Главной ударной силой здесь стала тяжелая пехота - гоплиты. Стандартный оружейный набор гоплита составляли шлем, панцирь, поножи, большой круглый щит, короткий меч и два копья. Для осуществления передвижений и умелых действий в этих доспехах, масса которых достигала 30 кг., требовалась хорошая физическая подготовка. В связи с этим физическое совершенство в Греции было возведено в высокую культурную ценность, стимулировавшую греков тратить много времени и сил на атлетику.

Виды боевых порядков фаланги

Гоплиты вступали в бой в тесно сомкнутом строю из нескольких шеренг, встречая врага щетиной длинных копий, будучи хорошо защищенными тяжелыми доспехами, делавшими пехотинцев малоуязвимыми для стрел и копий. Этот боевой порядок назывался фалангой, которая стала символом революции в военном искусстве. Она сражалась в ближнем (рукопашном) бою. Лук со стрелами не пользовался большой популярностью в Греции и считался атрибутом слабых и изнеженных созданий, типа гомеровского Париса, не способного сражаться с настоящими мужами в честном поединке на мечах. Главной проблемой было сохранение строя во время движения. Для этого каждый воин имел твердо закрепленное за ним место и клялся «не покидать товарища, с которым будет идти рядом в строю».

Вскоре настала эпоха греко-персидских войн (V в. до н.э.), на фронтах которой молодая Греческая цивилизация столкнулась с могущественной Азиатской. В сражениях при Марафоне, Фермопилах и Платеях греческая фаланга показала себя грозным и высокоэффективным оружием, которое подобно волнорезу рассекало многочисленные персидские армии. Результат оказался обескураживающим: маленькая страна, разделенная на множество отдельных и часто враждующих между собой полисов, нанесла поражение огромной империи, вобравшей в себя все ресурсы Передней Азии. Фаланга превратилась в верного защитника, стоявшего на страже Свободы Греции. Победа греков над персами развеяла миф о непобедимости кавалерии, стимулировав начало заката эпохе ее многовекового господства на поле боя. Греческие гоплиты стали весьма желанными во многих азиатских странах и даже в самой Персии, поэтому их массово нанимали на службу.

Далее последовали междоусобные войны греческих полисов, в ходе которых фиванский полководец Эпаминонд изобрел новый тактический принцип - массирование сил в точке атаки. Он перенес его на фалангу, которая теперь, вместо старого равномерного боевого порядка, стала использовать косой строй: один из флангов усиливался путем углубления строя, т.е. придания дополнительных шеренг, и превращался в ударный кулак (прил. 4-1). Во время боя этот фланг наносил сокрушающий удар, который невозможно было остановить из-за мощного резерва в виде дополнительных шеренг. Благодаря этому строю фиванцы смогли дважды разгромить доселе непобедимую спартанскую фалангу и, одержав победу в войне, вывести Беотийский союз на первые позиции в греческом мире.

македонская фаланга

Вскоре наступила эпоха Александра Македонского и его грандиозно­фантастического похода в глубины Азии. Персидская конница снова терпела одно поражение за другим и была бессильна перед македонской фалангой, которая была намного совершенней, чем классическая гоплитская фаланга. Македонская фаланга имела более глубокий строй и удлиненную щетину копий, которые стали намного длиннее - до 5-7 м., отчего приходилось их держать двумя руками (прил. 4-2). Несмотря на то, что Александр высоко ценил и лично предпочитал конницу, крах великой Персидской империи окончательно скомпрометировал кавалерию, поэтому в армиях эллинистических государств она играла вспомогательную роль. Главное внимание уделялись фаланге. Пехота торжествовала над конницей, а фаланга на несколько столетий стала господствующей силой во всех эллинских армиях.

Но пехотная революция не остановилась на фаланге, а пошла еще дальше. Новый, еще более мощный, импульс ее развитию придали римляне, которые умели побеждать, но еще лучше умели хорошо учиться, в т.ч. у побежденных. В это время развитие военного дела резко замедлилось и шло в тупик. Различные страны и народы слепо копировали греческую фалангу без каких-либо изменений. Сражения сводились к простому столкновению фаланг. Тактика все больше становилась шаблонной. В этой ситуации массового тактического копирования преимущества фаланги отошли на второй план, а на первый вылезли ее недостатки. Она имела крайне уязвимые фланги и тыл, поэтому если противнику удавалось проникнуть в ее тыл, длинные копья гоплитов и их сомкнутый строй из преимущества обращались в недостаток: фаланга просто не успевала развернуться и была обречена на уничтожение. В Греции данный недостаток компенсировали тем, что ставили на фланги легкую пехоту и конницу, которые их прикрывали.

виды боевого строя легиона

Римляне, также пользовавшиеся пехотной фалангой, пошли намного дальше своих «братьев по общему оружию». Видоизменив фалангу, они создали новый вид построения тяжелой пехоты - легион, ставший символом нового этапа развития пехотной революции (прил. 2). Легион состоял из отдельных подразделений, действовавших в бою самостоятельно, но координируемых в рамках боевой задачи общей для всего войска. Вооружение легионера было значительно легче и удобнее для ближнего боя, чем оружие гоплита, при этом надежно защищало его. Благодаря этим моментам легион был намного маневреннее фаланги и более эффективен в бою. Помимо этого боевая мощь легиона многократно увеличивалась за счет превосходной выучки, дисциплинированности, отработанной организации, гибкой тактики и хорошо поставленной системы тылового обеспечения. Благодаря всему этому легион долгое время оставался непобедимым, а вместе с ним по-прежнему непобедимой оставалась пехота.

Но усиление продвижения Рима на Ближний Восток, а вместе с ним и греко-римской цивилизации, положило начало многовековому противостоянию Запада и Востока. Кавказ и Ближний Восток превратился в военный полигон, на котором столкнулись разные народы, одни из которых (боспорцы, селевкиды, римляне) были носителями западной военной системы, а другие (сарматы, парфяне, персы) - восточной. В этом столкновении, азиатская система, базировавшаяся на кавалерии, показала свою неэффективность и испытала острый тактический кризис. Срочно потребовалось найти антикризисное средство для выхода из тактического тупика и оно было найдено в виде катафрактариев.

Катафрактарии - это особый вид тяжелой кавалерии, где всадники с ног до головы были закованы в броню и действовали в тесно сомкнутом строю. Специфической чертой катафрактариев, определявшей их сущность, было наличие тяжелого оборонительного доспеха, как у самого всадника, так и у его лошади. Само название произошло от древнегреческого наименования всаднического доспеха - «катафракта».

Доспех всадника состоял из шлема, металлического панциря, набедренника, а также защитных приспособлений для рук (наручи) и ног (поножи). Шлем был конической формы с металлической маской или бармицей, защищавшей лицо. Тело всадника защищал пластинчатый или чешуйчатый панцирь. Парфянские катафрактарии применяли чешуйчато­пластинчатый доспех, в котором грудь прикрывалась крупными прямоугольными вертикальными пластинами. Для защиты рук использовали чешуйчатые рукава панциря или металлические ламинарные наручи из широких поперечных полос, кольцами охватывающими руку. Ноги всадника закрывали ламинарные поножи. В некоторых случаях для защиты рук и ног могли использовать наручи и поножи изготовленные из кожи.

Конский панцирь был сделан из кожи, с нашитыми на нее металлическими пластинами. Изначально самым распространенным был панцирь из перекрывающих друг друга железных чешуек, нашитых на кожаную подкладку. Иногда вместо чешуек использовались металлические пластины. В начале новой эры на смену чешуйчатым пришли комбинированные доспехи, в которых чешуйки и пластины сочетались с кольчугой. Голова лошади защищалась чешуйчатой маской, а грудь в некоторых случаях - выпуклыми круглыми пластинами. Но конский панцирь не был обязательным элементом снаряжения катафрактарии, поэтому на многих изображениях их лошади не имеют доспехов.

парфянские катафрактарии

Главным наступательным оружием катафрактария было длинное копье (4-4,5 м), которое античные авторы прозвали «контосом». Данный момент отмечался Плутархом: «Ведь вся сила этой броненосной конницы - в копьях, у нее нет никаких других средств защитить себя или нанести вред врагу, так как она словно замурована в свою тяжелую негнущуюся броню». Удары контоса могли пронзить насквозь сразу двух человек. Из-за большой длины и массивности, копье надо было держать двумя руками. Гелиодор описал технику боевого применения контоса: «Когда наступает время битвы, то, ослабив поводья и горяча коня боевым криком, он мчится на противника, подобный какому-то железному человеку или движущейся кованой статуе. Острие копья сильно выдается вперед, само копье ремнем прикреплено к шее коня; нижний его конец при помощи петли держится на крупе коня, в схватках копье не поддается, но, помогая руке всадника, всего лишь направляющей удар, само напрягается и твердо упирается, нанося сильное ранение, и в своем стремительном натиске колет кого ни попало, одним ударов часто пронзая двоих». Дополнительно катафракт имел на вооружении длинный меч, кинжал и лук со стрелами, но все они играли вспомогательную роль и использовались в экстренных случаях.

Другими словами, у катафрактариев было три специфических атрибута, отличавших их от обычной тяжелой кавалерии: наличие тяжелого защитного доспеха у всадника, длинной пики и конского доспеха. Стоит отметить, что вооружение сарматских, парфянских и сасанидских катафрактариев не имело принципиальных отличий. Единственное, доспех персидского клибанария был более совершенным и полностью покрывал все тело всадника, а не только его уязвимые места; конский доспех также был сложнее, но легче по массе и был более широко распространенным. Однако эти отличия не носили качественного характера.

Особенности вооружения катафрактариев обусловили специфическую систему их применения в бою. Тактическим назначением катафрактариев был прорыв и рассечение вражеских рядов, что обусловило следующий принцип действия: всадник на полном скаку стремился поразить врага колющим копейным ударом, при этом бег коня увеличивал силу удара, и в стремительном натиске на вражескую пехоту катафрактарию часто удавалось одним ударом пронзить двоих воинов; далее, если ему удавалось глубоко вклиниться во вражеские массы, он доставал меч и рубил их.

Но банальная лобовая атака катафрактариев была заранее обречена на провал: каждый всадник своей пикой мог пронзить не более двух бойцов, а остальные ряды были вне досягаемости, поэтому не могли быть опрокинуты наскоком. Поэтому удар предварял длительный обстрел конных лучников (легкой кавалерии), изматывавший противника и нарушавший его строй. Только после этого следовали атаки катафрактариев, наносивших последний удар и прорывавших вражеские ряды. Обычно за волной катафрактариев следовала легкая кавалерия или спешенные всадники, которые устремлялись в пробитую брешь и развивали прорыв, полностью рассеивая неприятеля. Поэтому боевая мощь катафрактариев в полной мере раскрывалась только при взаимодействии с легкой кавалерией.

Ярким примером такого взаимодействия служит выше описанная битва при Каррах. Парфяне, оценив глубину построения римского войска и опасаясь больших потерь, быстро отказались от первоначального замысла прорвать вражеские ряды атакой катафрактариев. Вместо этого они охватили римлян полукругом и стали методично расстреливать их из луков, одновременно пытаясь обойти крыло Красса Младшего и зайти в тыл основному войску. Катафрактариев выпускали только тогда, когда надо было отразить контратаки римлян или оттеснить их на невыгодные позиции. При этом, помимо лобовых атак, катафракты могли проводить охват противника или комбинированную атаку, сочетавшую прорыв с охватом.

Однако у катафрактариев был один существенный недостаток, который определял специфику их действий и отличал их от обычной тяжелой кавалерии. Обычные тяжеловооруженные всадники могли действовать в индивидуальном порядке: после удара их отряды сразу рассыпались и каждый конник самостоятельно проводил рукопашный бой, не согласовываясь с остальными. Тогда как катафрактарии могли сражаться только коллективно, сообща, в составе цельных подразделений. Причиной тому была большая тяжесть доспеха, из-за которой воины были крайне неповоротливы, что делало их сильно уязвимыми по отдельности. Так, например, Тацит писал, что тяжелые панцири катафрактариев «действительно непроницаемы для стрел и камней, но если врагам удается повалить человека в таком панцире на землю, то подняться сам он уже не может». Зная это, противники пытались отбить катафрактов от их отряда и свалить на землю.

Избежать этой опасности можно было за счет тесно сомкнутого строя, который наилучшим образом реализовал преимущества их вооружения и сводил до минимума его недостатки (ограниченную подвижность и слабую маневренность). Поэтому катафрактарии всегда атаковали противника тесно сомкнутым строем, в этом случае они представляли грозную силу, ибо были почти неуязвимы для стрел и хорошо защищены от вражеских копий и мечей. Тацит отмечал непреодолимую мощь их атаки: «Когда они появляются конными отрядами, вряд ли какой строй может им сопротивляться». При этом форма боевого построения, в зависимости от конкретной задачи и тактических особенностей неприятеля, могла быть разной: парфянские катафрактарии предпочитали атаковать конной фалангой, тогда как аланские - клином (прил. 8).

битва при Каррах

Каковы были условия, вызвавшие появление и развитие катафрактариев? По мнению А.М. Хазанова, подробно исследовавшего данный вопрос, этому способствовали три фактора:

  1. Народы, которые в течение длительного времени воевали с греками и римлянами, должны были выработать эффективное оружие против македонской фаланги и римского легиона, но т.к. они представляли Восток, где традиционно конница преобладала над пехотой, такое оружие могло быть создано только путем реформы кавалерии, а не создания пехоты аналогичного образца.
  2. Процесс развития военного искусства у кочевников евразийских

степей и в Иране шел по линии усиления роли ближнего боя и приспособления к нему наступательного и оборонительного оружия кавалерии, что привело к увеличению удельного веса тяжелой конницы, а т.к.                                                    противник имел сильную пехоту, эта тенденция развития

превращалась в необходимость и ускоряла свои темпы, приводя к трансформации обычной тяжелой кавалерии в катафрактарную.

  1. Наличие тесных культурных и этнических связей между кочевниками Восточной Европы, Средней Азии и Южной Сибири, с одной стороны, и земледельческими районами Средней Азии и Ирана, с другой, привели к тому, что любое новшество в области вооружения или тактики быстро распространялось на весьма обширной территории. Отсюда у сарматов, алан, парфян, персов и др. народов прослеживается общность многих типов оружия и тактических принципов.

Таковы были три главных фактора, приведшие к появлению катафрактарной конницы. Конечно, в разное время и у разных народов действие каждого из них, взятого в отдельности, было неодинаково, хотя они и привели к сходным результатам.

Впервые катафрактарии появились у сарматов, поэтому их родиной следует считать Сарматию. В ходе многочисленных столкновений с эллинским и римским воинством, военное искусство сарматов показало свое бессилие против главного военного достижения греко-римского мира - пехотной фаланги. Данный момент был отмечен Страбоном: «...роксоланы, несмотря на то, что выказали себя народом воинственным, но против стройной и хорошо вооруженной фаланги всякое войско оказывалось слабым, слишком легко вооруженным, и роксоланы, которых было около 50.000, не могли устоять против 6.000 выстроенных под предводительством Диофанта, полководца Митридатова, и большая часть войска их погибла». Это привело к тактическому кризису сарматского воинства и усиленному поиску новых тактических приемов и вооружения для выхода из него. Хорошо усвоив суровые уроки своих поражений, сарматы в течение I в. до н.э. и I в. н.э. провели военную реформу, итогом которой стало создание катафрактариев (прил. 5).

Катафрактарии составляли меньшую часть сарматского, а позднее аланского, войска, но играли решающую роль в сражении. С их появлением начались серьезные изменения в устройстве сарматского общества. Со временем катафрактарии превратились в отдельное привилегированное сословие со своей идеологией и особым образом жизни, а чуть позже закрепили за собой господствующее положение в сарматском обществе. Для вхождения в состав этого военного сословия, недостаточно было принадлежать по рождению к старой военной знати, необходимо было пройти все этапы становления профессионального воина (овладение воинскими искусствами и духовное очищение). Следование духовно-нравственному кодексу, верность друзьям и полководцам, радостное стремление навстречу опасности и войне - все это составляло набор высших жизненных ценностей сарматского воина-аристократа.

Появление катафрактариев стимулировало переход к новой военной организации, позволившей окончательно преодолеть систему родоплеменного разделения. Новые воины были спаяны уже не родством, а воинским братством и верностью своим полководцам. Эта новая сарматская знать - военное сословие тяжеловооруженных всадников - возглавила объединение разрозненных племенных союзов в аланский этнос, ставший историческим преемником сарматов и вобравший в себя все их наследие.

Аналогичным образом появляются на свет парфянские катафрактарии, развивавшиеся в тесном контакте с сарматскими, о чем свидетельствует большая близость сарматского и среднеазиатского вооружения, иногда доходящая до полной идентичности. Причина сходства парфянского, сарматского и оружия народов Средней Азии, объясняется тесными связями Парфии с кочевым миром. Как уже было сказано выше, парфяне, придя в Иран, принесли с собой вооружение и тактику, которые сложились на их среднеазиатской родине.

Изначально конница, как главная сила парфянского войска, была преимущественно легковооруженной, что делало ее крайне уязвимой в противостоянии с эллинистической пехотой. Хотя парфяне выигрывали войны с Селевкидами, что в значительной степени было обусловлено внутренней неустойчивостью селевкидского государства, но в отдельных сражениях их кавалерия часто терпела поражения. Неудачей закончилось и первое столкновение с Римом. Сначала парфяне предприняли попытку создать по примеру эллинистических государств наемную тяжелую пехоту, но она оказалась ненадежной (наемники в бою переходили на сторону противника) и поэтому идея создания боеспособной пехоты была отброшена.

Однако потребности борьбы с пехотой Селевкидов, а затем римлян все более настойчиво требовали реорганизации парфянского войска. И она была проведена путем реформы кавалерии. В период со II - нач. I вв. до н.э. парфяне создают специализированную тяжелую конницу и постепенно вырабатывают искусство ее наилучшего применения в бою. Она создавалась на базе отборных воинских частей, укомплектованных представителями аристократической среды, которые были лучше всех вооружены и чаще практиковали рукопашный бой. Вооружив всадников усовершенствованным наступательным и оборонительным оружием, а их лошадей конским доспехом, парфяне трансформировали эти полки в катафрактарную кавалерию (прил. 6). Ее главной и единственной задачей стала атака противника и прорыв его линии в ближнем бою. Одновременно шла отработка тактических приемов и поиск наилучших способов взаимодействия между катафрактариями и легкой конницей. Парфяне не сразу научились правильно использовать этот новый вид оружия на поле боя, поэтому сначала они терпели поражения. Аналогичная ситуация была и с армянскими катафрактариями, разгромленными войсками Лукулла в битве у Тигранакерта. Но Парфия учла этот печальный опыт и основательно подготовилась к вторжению Красса; в битве при Карах отработанная тактика катафрактариев проявила себя отлично, обеспечив громкую победы над непобедимым римским воинством.

Сасаниды, будучи преемниками Парфянского царства, продолжили этот процесс и вывели катафрактарную революцию на более высокий уровень. У парфян вся кавалерия была иррегулярной, тогда как у Сасанидов после военной реформы шаха Хосрова Ануширвана появилась регулярная катафрактарная кавалерия. Она была постоянной и не распускалась после окончания военных действий, ее полки имели постоянной место дислокации в мирное время. Уровень дисциплины и вертикали управления был значительно повышен: вся полнота власти главнокомандующего была в руках шаха или назначаемых им лиц. Обеспечение и выплата жалования всадникам производилась из государственной казны. Было стандартизировано и поставлено на регулярную основу система воинского обучения: всадники с юного возраста обучались в специально созданных военно-учебных школах, расположенных по месту дислокации каждого полка. Социальный состав мобилизационной базы был значительно расширен: призывники теперь набирались из знати, а также из числа мелких землевладельцев и свободных крестьян. Это позволили значительно увеличить численность сасанидских катафрактариев, которая было гораздо выше, чем в парфянской армии.

Полный оружейный комплект персидского тяжелого всадника включал следующие элементы: шлем, кольчуга с высоким воротником для защиты шеи, нагрудник, латные рукавицы, набедренники, длинное копьё, меч, боевой топор, колчан с двумя луками, двумя тетивами и 30 стрелами, дротик, иногда аркан и праща, конные доспехи.

Сначала снаряжение сасанидских катафрактов не отличалось от парфянского и изготавливалось в аналогичном стиле, но со временем оно было усовершенствовано. Пластинчатые доспехи вскоре были заменены сначала чешуйчатыми, а затем кольчужной броней. Также как и парфяне, персы заковывали в броню не только всадника, но и лошадь. Однако сасанидские тяжелые всадники, в отличие от парфянских, были с головы до ног закованы в комбинированный пластинчато-чешуйчатый доспех. Поэтому некоторые авторы, чтобы подчеркнуть это отличие, называли их «клибанариями», а не катафрактариями (прил. 7). По утверждению британского историка П. Конноли, катафрактарий и клибанарий это несколько разные вещи и их следует отличать друг от друга, хотя у многих авторов эти два термина часто употребляли как синонимы. На наш взгляд, действительно было бы корректнее называть персидскую тяжелую кавалерию клибанариями, т.к. она отличалась от парфянских иррегулярных катафрактариев не только более полным вооружением, но и регулярной основой. Само название было образовано от греческого слова «клибанос» (греч. κλίβανος) - «металлическая печь», следовательно, слово «клибанарий» переводится как «носитель металлической печи» и четко отражает тяготы, которые испытывал всадник, сражавшийся в тяжёлых доспехах под палящим солнцем.

Клибанарии, являвшиеся прообразом настоящего танка, оставляли неизгладимое впечатление у очевидцев, поэтому античные источники сохранили их яркие описания. Одно из них содержится в сочинениях Свиды: «.все они сидели на своих лошадях, как статуи, к их конечностям были подогнаны доспехи, которые точно соответствовали формам человеческого тела. Они покрывали руку от запястья до локтя, а оттуда до плеча, в то время как пластинчатая броня защищала плечи, спину и грудь. Голова и лицо были покрыты шлемом с металлической маской, которые делают их носителя выглядящим как статуя, потому что даже бедра и ноги и самые кончики ног покрыты доспехом. Он соединен с панцирем прекрасным кольчужным плетением, наподобие ткани, так что ни одна часть тела ее остается видимой и непокрытой, потому что это плетеное покрытие защищает руки и так гибко, что носители его могут даже сгибать пальцы». Другое интересное описание персидской тяжелой кавалерии оставил Аммиан Марцеллин: «То были закованные в железо отряды; железные бляшки так тесно охватывали все члены, что связки совершенно соответствовали движениям тела, и прикрытие лица так хорошо прилегало к голове, что все тело оказывалось закованным в железо, и попадавшие стрелы могли вонзиться только там, где через маленькие отверстия, находившиеся против глаз, можно что то видеть, или где через ноздри с трудом выходит дыхание».

Сасаниды успешно использовали клибанариев против римской пехоты. На протяжении долгого времени они были гарантом величия и могущества Сасанидской империи, контролировавшей почти всю Переднюю Азию. Впоследствии соседние державы - Византийская империя и Арабский халифат - создали свою конницу по образу сасанидской кавалерии.

В итоге, катафрактарии стали мощным ответом Восточной цивилизации на военную экспансию Западного мира, опиравшегося на несокрушимую мощь римских легионов. С их помощью, Азиатский мир, в лице парфян, персов, сарматов и алан, смог дать суровый отпор продвижению Римской империи на Восток. Поражение Красса было самым тяжелым ударом, нанесенным римскому оружию со времени битвы при Каннах. После этого парфянские катафрактарии неоднократно теснили некогда несокрушимые римские легионы (прил. 8, 9). Таким образом, парфянская армия, несмотря на наличие ряда недостатков, превратилась в единственную действенную в мире силу, способную на равных противостоять римской военной машине. Позже в I в. сарматские катафрактарии несколько раз громили римлян на дунайской границе их империи, прорываясь сквозь пограничные кордоны и опустошая целые провинции. В битве с катафрактариями доселе непобедимый римский тяжелый пехотинец-легионер лишался большинства своих преимуществ. Тяжелая конница оказалась единственным родом войск, способным не эпизодически, а постоянно противостоять легиону. В итоге борьба римлян с парфянами, персами, сарматами и аланами перешла в плоскость затяжного военного противостояния, которое превратило Кавказ и Ближний Восток в зону межцивилизационного фронтира. Если легион был высшим достижением античной военной мысли в отношении пехоты, то катафрактарии были тем же в отношении кавалерии. В итоге, к IV в. произошел очередной переворот в истории военного дела - катафрактарная революция привела к преобладанию тяжелой конницы над тяжелой пехотой.

Горький опыт поражений от парфянских катафрактов впервые познакомил Рим с тяжелой кавалерией восточного образца и подтолкнул его к исправлению недостатков своей военной системы, путем усиления конницы и легкой пехоты с метательным оружием. В 38 г. до н.э. римское воинство, возглавляемое Вентидием, нанесло первый ответный удар по Парфии. Вентидий, четко осознавая необходимость противопоставления парфянским стрелам метательного оружия равной дальности и силы, сформировал отборный отряд пращников. Используя последних, в сочетании с искусным применением окопов и ловкого маневрирования ему удалось разгромить парфян. Победа Вентидия нанесла решительный удар парфянам и задвинула их царство в прежние границы, позволив римских орлам снова парить от Атлантического океана до Евфрата.

Успешный опыт данного похода способствовал дальнейшему усилению кавалерии и пращников в римской армии. Так, например, последние получили вместо камней куски свинца, которые имели большую дальность и силу удара. Поэтому когда Марка Антоний вторгся в Парфию, в его войске было 10.000 галльских и испанских всадников, 6.000 всадников армянских всадников, 30.000 легкой пехоты и конницы азиатских союзников. Общая численность его войска достигала 113.000 человек, из которых 30.000 - 35.000 являлись кавалеристами. Несмотря на столь значительную силу, поход окончился неудачно. Сначала парфяне окружили и полностью истребили 10.000-й отряд Статиана, а затем уничтожили римский обоз с осадными орудиями, вынудив Антония снять осаду их столицы и начать отступление. Римская армия отступала под постоянными нападениями парфянской конницы и потеряла около 40.000 человек.

В дальнейшем римляне провели еще четыре экспедиции в Парфию, из которых только одна, Авидия Кассия, окончилась вполне удачно. При императорах Траяне и Севере римлянам удавалось огнем и мечом пройти по всей стране и даже временно занять столицу, но они никогда не могли утвердиться на этой земле и из-за этого почти всегда отступали. А отступление из Парфии было равносильно катастрофе, ибо как только оно начиналось, со всех сторон появлялись вражеские всадники, которые охватывали разъезды, препятствовали фуражировкам и не давали ни минуты покоя, засыпая градом стрел.

Параллельно все эти события индуцировали серьезные изменения в римской военной системе, где постепенно приоритет стал отдаваться кавалерии. Сначала римляне выработали для своих пехотинцев-легионеров специальные приемы борьбы с катафрактами. Но этого было недостаточно, поэтому в римской императорской армии постоянно растет удельный вес кавалерии, в т.ч. и тяжеловооруженной. В период II - III вв. этот процесс становится особенно активным.

Изначально кавалерийские части в римской армии рекрутировались из варваров или жителей восточных провинций (например, сирийские сагиттарии). Так, во времена ранней Римской империи (эпоха принципата) основную часть конницы составляли галльские всадники, единообразно вооруженные и организованные в алы под руководством римских префектов. Нумидийцы и другие легкие конники действовали по своим обычаям и своим оружием, но под руководством префектов. Стоит отметить, что нумидийцы славились как лёгкая кавалерия, метающая дротики и невероятно мобильная. Галлы, иберы и германцы использовались как ударная кавалерия. В охране императора имело от 1000 до 2000 всадников-батавов.

Во II в. появляются конные отряды, состоящие из романизованных жителей, которые сражались на варварский манер и варварским оружием. Таким, например, был отряд «ala Ulpia contaricorum civium Romanorum», где всадники был вооружены длинными копьями и применяли сарматскую тактику в борьбе с квадами. При Траяне после парфянских походов появилась первая ала дромедариев, которые получили своё название от верблюда дромедара. Они набирались в пустынных провинциях восточной части Римской империи для замены легкой кавалерии в условиях пустыни, где верблюд был более приспособленным. Дромедарии преимущественно использовались для разведки, а иногда и в сражениях против вражеской конницы, т.к. лошади приходили в ужас от верблюжьего запаха. В основном они использовались для охраны пустынных участков границ Римской империи.

Вскоре в составе римской армии появляются отряды катафрактариев, роль которых еще более возросла в III - IV вв. Их, как и Сасанидских тяжеловооруженных всадников, античные авторы называют клибанариями. Первая регулярная часть катафрактов появилась при Адриане (прил. 10). Для эффективной борьбы с кавалерией персов, сарматов и других народов император Галлиен централизовал управление различными кавалерийскими частями. Наряду с этим для более эффективной защиты границы им была создана целая конная армия из далматов и мавров (легкие кавалеристы, вооруженные легкими пиками и доспехами), эквитов саггитариев (конных стрелков), эквитов скутаторов (всадников со скутумами), эквитов стаблезианцев (конные легионеры из охраны наместников провинции) и отдельно действующей легионной конницы (промотов). Несколько позже реформа принесла хорошие плоды: далматы отразили вторжение готов в Иллирию после гибели армии императора Деция. При императоре Аврелиане численность клибанариев в римской армии значительно увеличивается. В его правление, далматы вместе с мавританской конницей сумели разбить пальмирских (сирийских) катафрактов Зенобии. Галерий использовал сарматских катафрактариев в качестве личной стражи вместо преторианцев и опирался на них во время персидского похода. Позднее Диоклетиан включил некоторые из этих отрядов в состав комитаторов, а остальные оставил на границе. В это же время был сформирован конный эскорт императора, а при Константине были созданы гвардейские конные отряды, полностью заменившие преторианцев. Тогда же усиливалась роль конных стрелков и катафрактариев как ответ на персидскую и германскую конницу.

В IV в. римский военный теоретик Флавий Вегеций Ренат, оплакивая упадок классической легионарной пехоты, отмечал сильно возросшую роль катафрактариев и улучшение их вооружения. Доспехи для римских клибанариев изготовлялись на специально созданных государственных фабриках в Антиохии, Кесарии, Никомедии и других местах. Конница стала почетнее и лучше оплачиваемее пехоты.

Флавий Вегеций и некоторые другие античные авторы с предубеждением относились к клибанариям, потому что у последних, наряду с преимуществами, были еще и недостатки, которые нередко проявлялись в сражениях с варварами. Вот какую характеристику римской тяжелой кавалерии дал Вегеций: «.вследствие тяжёлого вооружения, которое они носят, защищены от ран, но вследствие громоздкости и веса оружия легко попадают в плен: их ловят арканами; против рассеявшихся пехотинцев в сражении они пригоднее, чем против всадников. Однако поставленные впереди легионов или смешанные с легионарной конницей, когда начинается рукопашный бой грудь с грудью, они часто прорывают ряды врагов». Недостатки клибанариев во многом были связаны с техническими причинами: отсутствие стремян затрудняло использование копейных таранных ударов, применявшихся при конной атаке на пеший строй; производство доспехов было весьма трудоёмким и дорогостоящим занятием, поэтому не позволяло увеличить численность клибанариев. Помимо этого сказывалась и неотработанность тактики. Так, например, в битве у Мильвийского моста, когда Максенций бросил в бой свою тяжёлую конницу, пехотинцы Константина просто расступились перед ней и, заманив всадников в середину строя, забили их дубинами. Другим недостатком клибанариев была их трусость в бою, из-за которой римская пехота оказывалась на грани разгрома. Так, например, было в битве под Аргенторатом (Стразбургом), когда после бегства катафрактов пехота осталась один на один с превосходящими по численности германцами, но не растерялась и одержала победу. Аналогичная ситуация была в битве при Адрианополе в 378 г., когда пехота римлян после бегства конницы была окружена и уничтожена. После Адрианополя римляне активно использовали конных федератов - гуннских конных лучников и готских конных копейщиков.

После падения Западной Римской империи и Великого переселения народов, в эпоху Раннего Средневековья, катафрактарии не исчезли, а продолжали существовать в лице византийской и арабской тяжелой конницы, которые являлись прямыми наследницами парфяно-сарматских катафрактариев. Но в евразийских степях, бескрайние просторы которых выводили на первый план скорость и маневренность, началась новая военная реформа кавалерии, приведшая к исчезновению катафрактариев (VI в.). Кочевники, за счет широкого применения технических новшеств - стремян и жестких седел, кольчуги вместо панциря и сабли вместо меча - значительно усовершенствовали и облегчили снаряжение всадника, позволив ему эффективнее управлять лошадью и увереннее чувствовать в ближнем бою. За счет этого появился новый вид кавалерии, представлявший собой нечто среднее между тяжелой и легкой кавалерией предшествующего времени. Получив новое мощное оружие, кочевники (авары, арабы, венгры) обрушили неиссякаемый поток своих нашествий на Западную Европу. Это давление стимулировало тенденцию развития тяжелой кавалерии в среде европейских народов, которая привела к появлению воина нового типа - рыцаря, ставшего символом средневековой Европы. По мнению С.П. Толстова, средневековый рыцарь являлся отдаленным потомком античного катафрактария, но, в отличие от него, был более специализированным воином. Таким образом, «античность выдумала кентавра, раннее средневековье сделало его господином Европы».

В заключение отметим, что катафрактарная революция стала ярким порождением многовековой борьбы между римлянами с одной стороны и парфянами, персами, сарматами и аланами с другой. Это не просто продукт длительной борьбы сверхдержав Античного мира, это продукт длительного контакта представителей Западной и Восточной цивилизаций в военной сфере. Катафрактарная кавалерия родилась у сарматов в столкновении с эллинистической фалангой, а у парфян - с римским легионом. Постепенно, усовершенствовав свою тактику, парфянские и сарматские катафрактарии стали давать римским легионерам суровый отпор. Сасанидские персы еще дальше продвинулись в деле их усовершенствования, превратив катафрактарную конницу в регулярное войско, которое представляло серьезную угрозу для римского воинства. В итоге, этот процесс обнажил недостатки военной системы римлян и вынудил их создать собственную катафрактарную кавалерию. После римлян это достижение позаимствовали германцы, активно контактировавшие с сарматами. Сначала тяжелая кавалерия появилась у готов и вандалов, а потом и у других народностей. В долгом противоборстве с римскими легионами германская конница значительно усовершенствовалась, став полноценной тяжелой кавалерией, на базе которой появилось рыцарское воинство. Другими словами, достижения катафрактарной революции составили задел для появления рыцарской кавалерии.

Остахов А.А., Ильюшин Ю.В.

Из монографии «Кавказ в эпицентре внешней политики Рима на Ближнем Востоке (I в. до н.э. - ΙII в. н.э.)»

Читайте также: