ГлавнаяМорской архивИсследованияБиблиотека












Логин: Пароль: Регистрация |


Голосование:
Вам нравится наш сайт?


Отличный сайт!
Хороший сайт
Встречал и получше
Совсем не понравился





» » Военное искусство сарматов и алан
Военное искусство сарматов и алан
  • Автор: Vedensky |
  • Дата: 16-08-2015 13:02 |
  • Просмотров: 2459

Рассмотрим военное искусство таких представителей азиатского воинства, как сарматы и аланы, которые в отличие от своих азиатских «коллег» враждовали не только с Римом, но и с государствами Закавказья и Передней Азии, интегрируя Северный Кавказ в большую имперскую игру на Ближнем Востоке. Сарматы и аланы стали грозой и бичом Подунавья, Закавказья и всего Ближнего Востока во многом благодаря своему военному искусству, которое для своего времени было на высоком уровне развития. Сарматскую (аланскую) стратегию, тактику и вооружение в большей или меньшей степени переняли скифы, боспорцы и даже такие великие воины, как римляне. Греческие колонисты редко конфликтовали с сарматами, поэтому в трудах греческих историков содержится мало сведений относительно их военного искусства. Однако римляне часто сталкивались с сарматским и аланским воинством, поэтому римские историки довольно подробно осветили их военное дело.

Военный прогресс сарматов был тесно связан с развитием приемов ближнего боя, следствием чего было появление длинных сарматских мечей. Мечи и копья стали главным оружием сарматских воинов, а лук и стрелы - вспомогательным. Длина сарматского меча составляла 70-110 см.

Характерной для него конструктивной особенностью было наличие закругленного навершия рукоятки. Сарматский меч появился сначала в Нижнем Поволжье, а затем распространился по всем степям, т.к., в отличие от скифского акинака, был значительно удобнее в конном рукопашном бою. Сарматские стрелы привлекли большое внимание многих античных авторов: Теофраста, Овидия, Павсания, Клавдия Элиана и др. Все они утверждали, что сарматы смачивали наконечники своих стрел змеиным или растительным ядом. При этом одни яды сразу убивали человека, а другие заставляли его умирать от истощения. Помимо всего этого сарматские и аланские воины имели аркан, использовавшийся для захвата пленных или для сбрасывания всадника с коня.

Из защитного вооружения сармато-аланы использовали панцири, сделанные из кожи и костяных накладок. Интересное описание процесса их изготовления оставил греческий писатель и географ Павсаний (II век): «Панцири делают они следующим образом: каждый из них держит много лошадей.... Лошадей они употребляют не только для войны, но и приносят в жертву туземным богам и употребляют в пищу. Их копыта они собирают, очищают, разрезают и делают из них нечто вроде змеиной чешуи. Кому не случалось видеть змеи тот, наверное, видел еще зеленые сосновые шишки, итак с бороздками, виднеющимися на сосновых шишках можно, пожалуй, безошибочно сравнить то, что делают из копыт. Эти пластинки они просверливают, сшивают лошадиными и бычьими жилами и употребляют в качестве панцирей, которые ни красотой, ни крепостью не уступают эллинским, они выдерживают даже удары и раны, наносимые в рукопашной».

Главным оружием сарматов и алан были лошади. Античные авторы при описании сарматской конницы акцентировали внимание на ее выносливости и благородстве. Сарматские кони могли проходить за день до 150 миль (220 км). Для дальних походов всадники имели сменных лошадей, что позволяло не переутомлять лошадь и поддерживать высокую скорость марш-бросков. Римский писатель Плиний Старший оставил описание системы подготовки сарматских лошадей к набегу: «Сарматы, собираясь в долгий путь, накануне не кормят лошадей, а дают им лишь немного попить, и таким образом они, сидя верхом, продвигаются непрерывно на расстояние 150 миль.». Благодаря всему этому кавалерия сарматов и алан могла преодолевать значительные расстояния и совершать молниеносные набеги.

Основную массу сарматского и аланского войска составляла конница, подразделявшаяся на легкую и тяжелую. Численность легкой кавалерии была значительно выше, чем тяжелой. Легковооруженные всадники были вооружены луками и стрелами, а тяжеловооруженные - копьем, мечом, кинжалом, а также доспехами. Наличие конницы как главного рода войск имело свои достоинства и недостатки. С одной стороны это значительно повышало мобильность сармато-аланского войска, а с другой стороны - ограничивало его проходимость и сезонность. Лошадям необходим был фураж, поэтому сарматы вынуждены были привязывать маршруты своих набегов к пастбищам, а также не могли эффективно вести военный действия зимой из-за недостатка фуража.

Помимо конницы сармато-аланское войско включало пехоту, игравшую вспомогательную роль и применявшуюся в редких случаях. Корнелий Тацит писал, что сарматы «крайне трусливы в пешем бою; но, когда появляются конными отрядами, вряд ли какой строй может им противиться». Вооружение пехоты ничем не отличалось от оружия легкой кавалерии. Обычно пехотинцы набирались из покоренного оседлого населения.

По форме комплектования сарматское войско представляло собой народное ополчение, которое собиралось только в случае войны, а после ее окончания распускалось. При этом в качестве добровольцев выступали не только мужчины, но и женщины, что послужило основой для греческих легенд об амазонках. Каждый воин должен был сам себя обеспечивать оружием, доспехами, лошадьми и продовольствием. Отсюда большое внимание уделялось военной добыче, за счет которой можно было улучшить свой оружейный комплект.

Скифская тактика основывалась преимущественно на дистанционном бое: конные лучники осыпали противника залпами стрел и, приблизившись к нему, отступали обратно, чтобы повторить обстрел; и так несколько раз до тех пор, пока не удавалось обратить врага в бегство. В основе сармато-аланской тактики, в отличие от скифской, лежал рукопашный бой:                                   сражение начинала легкая конница, осыпавшая

неприятеля дождем стрел, чтобы расстроить его ряды, затем следовал копейный удар тяжелой кавалерии, сразу переходивший в рукопашную схватку. В случае, когда сарматы и аланы хотели нанести внезапный удар с молниеносной скоростью, они атаковали неприятеля без предварительной лучной стрельбы. Этот момент засвидетельствовал Тацит: «Они все подстрекают друг друга не допускать в битве метания стрел, а предупредить врага сильным натиском и вступить в рукопашную; ...сарматы, оставив луки, которыми они не могли действовать так далеко, бросались на них (парфян - А.О. и Ю.И.) с копьями и мечами».

Обычно нанесение решающего удара проводила немногочисленная аристократическая гвардия, которая являлась главной ударной силой сармато-алан, определявшей исход сражения. Знатные всадники с выставленными вперед копьями врезались во вражеские порядки и орудовали длинными мечами, не сходя с коней. Атаку поддерживал, шедший вслед за всадниками-аристократами второй эшелон, составленный воинами-лучниками с короткими мечами. Остальные лучники, не имевшие клинкового оружия, не принимали участия в рукопашной схватке, т.к. они были бесполезны. В их обязанности входило обеспечение обхода противника с флангов и его преследование, а в случае неудачи прикрытие отступающих ударных отрядов.

Традиционно сармато-аланы начинали сражение с внезапного нападения на противника. Но если это не удавалась, начало боя нередко предваряли поединки между военачальниками или сильнейшими богатырями. Исход поединка оказывал сильное моральное воздействие на все войско и мог даже определить исход всего сражения. Поэтому многие предания пестрят детальными описаниями этих поединков, при этом последние часто описываются гораздо подробнее, чем сама битва.

Аланы практиковали несколько видов атак: лобовые, фланговые, тыловые и комбинированные. Базовым тактическим приемом была лобовая атака по центру вражеского строя с целью его прорыва. Однако самой эффективной была комбинированная атака: параллельно с лобовой атакой, с помощью охватывающего маневра наносились удары по вражеским флангам, а затем путем обходного маневра наносился удар в тыл неприятеля. Поэтому сармато-аланы редко полагались на один лишь лобовой удар. В случае необходимости сармато-аланы прибегали к серийным атакам: когда первый копейный удар не давал результата, они несколько раз повторяли атаки или отдельными отрядами, или целиком всей массой, пока противник не обращался в бегство. Данный момент был отмечен Тацитом при описании битвы соединенного сармато-иберо- албанского войска с парфянами в 35 г. Аналогичный момент был отмечен у Флавия Арриана. Сам факт проведения серийных атак отдельными подразделениями свидетельствует о наличии у сарматов и алан неплохо развитой войсковой координации.

Когда неприятелю удавалось отбить атаки сармато-алан, они обращались в ложное отступление, некогда широко применявшееся скифами. Далее вражеское войско бросалось в преследование, расстраивая свои ряды. В этот момент аланские всадники мгновенно разворачивали своих лошадей и стремительно контратаковали противника, расстроенные массы которого не выдерживали удара и обращались в бегство. Таким образом, благодаря военной хитрости сарматы и аланы превращали поражение в победу. Данная метода была отмечена еще сказаниях Нартского эпоса. Часто во время ложного отступления отступающие аланы использовали «скифские» выстрелы: отступающие всадники разворачивались в седле на 1800 и стреляли из луков в преследователей, при этом меткость стрельбы была достаточно высокой. Римский историк Тит Ливий (59 г. до н.э. - 17 г. н.э.) отмечал для аланских всадников «скифская» стрельба была весьма удобной, т.к. неприятель в этом случае не мог укрыться от стрел.

сарматский катафрактарий

Иногда «скифский» выстрел применялся сармато-аланами для изматывания неприятеля с целью повышения вероятности успеха последующего лобового удара. Всадники лавой внезапно атаковали противника, осыпая его дождем стрел, отступали обратно, продолжая обстрел, и снова атаковали его. Это действие повторялось несколько раз, до тех пор, пока неприятель не расстраивал свои боевые порядки. При наступлении этого момента, элитарные аланские части, расположенные в центре войска, стягивались в конный кулак и наносили решающий удар по противнику. Подобный случай был упомянут епископом Амвросием Медиоланским при описании аланского набега на Армению в 72 г.

Несмотря на иррегулярный характер сармато-аланского войска, боевой строй был не чуждой ему традицией. Для решения конкретной боевой задачи, с учетом особенности противника и ландшафта местности, принялись определенные виды построений.

Для разгрома глубоко построенного на ровной местности вражеского войска аланы использовали кавалерийскую фалангу, которая позволяла сконцентрировать всю силу многочисленной массы всадников в один мощный удар. Первую шеренгу и крайние ряды на флангах составляли тяжеловооруженные всадники (с копьем и длинным мечом), лошади которых были защищены доспехами. Это было обусловлено тем, что именно на них приходилась основная тяжесть ударного контакта, чреватого большим риском ранений и увечий. Вторую шеренгу составляли всадники, одетые в панциры, но их лошади не были защищены доспехами, поскольку в этом отсутствовала необходимость. Кавалеристы были вооружены мечами и длинными копьями (контосами), которые приходилось держать двумя руками одновременно. Таким копьем можно было колоть только вперед. Третья, четвертая и следующие за ними шеренги состояли из легковооруженных всадников, которые вводились в пробитую брешь или при необходимости вели рассыпной бой, отвлекая внимание неприятеля от тяжелой кавалерии. Но последняя, помимо оружия ближнего боя, была вооружена луками и в случае неудачной атаки, могла рассыпаться и отстреливаться от неприятеля. Замена погибших в строю происходила не путем выдвижения вперед позади стоящего, как в пехоте, а смыканием рядов - в случае гибели всадника, кавалеристы на ходу справа и слева сближались друг с другом, закрывая брешь.

Позднее кавалерийскую фалангу позаимствовали у сармато-алан часто воевавшие с ними византийцы. Однако византийская конная фаланга, в отличие от аланской, была неглубокого строя: она состояла из четырех шеренг, что делало ее более мобильной и удобоуправляемой, а следовательно - более эффективной в бою.

Приоритет рукопашного боя и развитие ударной тактики привело к появлению у сармато-алан клинообразного строя. В отличие от фаланги, он имел много преимуществ: он не имел слабых мест на линии фронта, был реализуем на пересеченной местности, не требовал больших кавалерийских масс и сложных действий в процессе построения. Наличие клина у сарматов и алан отмечало несколько авторов: Флавий Арриан, Аммиан Марцеллин и Лукиан Самосатский. Клинообразный строй позволял усилить мощь лобового таранного удара и разрезать вражеский строй надвое. Данный момент детально описал греческий писатель Лукиан Самосатский: «После долгого  и упорного сражения наши стали поддаваться, фаланга начала расстраиваться и, наконец, все скифское войско было разрезано на две части, из которых одна обратила тыл, но так, что поражение не было явным и ее бегство казалось отступлением; да и аланы не осмелились далеко преследовать; другую часть, меньшую, аланы и махлии окружили и стали избивать, бросая отовсюду тучи стрел и дротиков, так что наш окруженный отряд оказался в очень бедственном положении и многие стали уже бросать оружие».

Схема расположения воинов в клине была такая же, как и в фаланге: в первой шеренге и по краям, т.е. на лицевой стороне клина, становились тяжеловооруженные воины, за ними следовали всадники с контосами (контофорами), а центр занимали легковооруженные конники. В шеренгах клина могло находиться только четное или только нечетное количество бойцов. Например, в первом ряду - шесть воинов, во втором - восемь, в третьем - десять, в четвертом - двенадцать и т.д. Затем это число повторялось в каждой последующей шеренге по всей глубине строя.

Сарматы и аланы стали серьезными противниками для Римской империи. Доказательством, тому служит факт создания в римской армии специального пособия для борьбы с ними и заимствования римской кавалерией некоторых тактических приемов аланской конницы.

На Ближнем Востоке и Кавказе Азиатская цивилизация преградила дальнейшее продвижение Рима на Восток, поэтому эти регионы превратились в перманентную фронтовую линию. С одной стороны выступил Запад в лице римлян, а с другой - Восток в лице парфян, персов, сарматов и алан. Эти народы представляли собой мощнейшее воинство всей Азии. Их военная система носила следующие черты: иррегулярный характер вооруженных сил, главенство кавалерии над пехотой, приоритет дистанционного боя над ближним, универсальный функциональный характер конницы, слабое деление армии на рода и виды войск, преобладание индивидуальных действий над коллективными, низкий уровень дисциплины и единоначалия, отсутствие унифицированного вооружения и слабое применение боевого строя. Таким образом, произошло столкновение двух совершенно разных военных систем - западной и восточной, поэтому противоборство парфян, сарматов и алан с Римом было чрезвычайно напряженным, кровопролитным и затяжным. В этом противостоянии обнажились недостатки военной системы парфян, вызванные иррегулярным характером их армии. Парфяне пытались их устранить, но не успели этого сделать. За них это сделали Сасаниды создавшие регулярную армию, позволившую придать борьбе с Римом новый импульс и на равных сражаться с его легионами. Скорее всего, здесь присутствовало римское влияние: Сасаниды прекрасно осознали, что главное преимущество римлян заключается в регулярной основе их вооруженных сил, а недостатки военной системы парфян вызваны ее отсутствием. Поэтому одной из главных причин появления регулярной сасанидской армии является римское влияние. Это и есть одна из форм проявления межцивилизационного контакта и взаимообогащения в военной сфере сторон, представляющих собой разные культурные пространства.

Остахов А.А., Ильюшин Ю.В.

Из монографии «Кавказ в эпицентре внешней политики Рима на Ближнем Востоке (I в. до н.э. - ΙII в. н.э.)»

 

Читайте также: