ГлавнаяМорской архивИсследованияБиблиотека












Логин: Пароль: Регистрация |


Голосование:
Вам нравится наш сайт?


Отличный сайт!
Хороший сайт
Встречал и получше
Совсем не понравился





» » Специальные исследования отдельных проблем в литературе 1940—1960-х гг.
Специальные исследования отдельных проблем в литературе 1940—1960-х гг.
  • Автор: Vedensky |
  • Дата: 16-08-2015 11:58 |
  • Просмотров: 1613

Специальные исследования, посвященные тем или иным аспектам политической истории буржуазии и ее организациям, ее взаимоотношениям с царизмом в годы ми­ровой войны, крайне немногочисленны. В1941 г. с такими исследованиями выступили Е.Д. Черменский, о работах которого речь будет идти в дальнейшем, и А.П. Погребинский. Интересуясь главным образом проблемами экономической истории, А.П. Погребинский в статьях «Военно-промышленные комитеты» и «К истории союзов земств и городов», опубликованный в 11-м и 12-м томах «Исторических записок», оста­новился в общих чертах и на политической стороне деятельности этих организаций. А.П. Погребинский справедливо указывал, что создатели военно-промышленный ко­митетов видели в них «представительные органы русской буржуазии», хотели превратить их в «массовые организации буржуазии, стоящие на платформе прогрессивного блока», во «все­объемлющий, разветвленный по всей империи аппарат, на который можно было бы опираться не только в экономическом, но и в политическом отношении»[1]. Под этим углом зрения

А.П. Погребинский рассматривал борьбу руководителей ВПК за право участия в раз­личных правительственных органах, с одной стороны, и за влияние на рабочих, с дру­гой. Он, однако, не анализировал позиций различных групп буржуазии по отноше­нию к ВПК, которые потому выглядели в его статье как орган буржуазии в целом, как средоточие всех «виднейших представителей русской буржуазии»[2]. Поэтому вопрос о раз­ногласиях в буржуазном лагере вообще не вставал в статье А.П. Погребинского.

После А.П. Погребинского буржуазные и буржуазно-помещичьи организации в годы мировой войны стали предметом нескольких кандидатских диссертаций — С.Л. Гисина «Всероссийский земский союз (политическая эволюция с июля 1914 г. по февраль 1917г.)» (М., 1946), Н.И. Разумовской «Центральный военно-промышленный комитет» (М., 1947) и В.Т. Цыплякова «Политическая деятельность Московского областного Военно-промышленного комитета» (М., 1949).

При многих общих для всех работ этого периода недостатках — схема «двух заго­воров», недооценка разногласий в правящих верхах, известная узость источниковед­ческой базы (хотя все диссертации написаны с привлечением архивных материалов), эти диссертации могли послужить началом серьезного научного изучения рассмат­риваемых в них вопросов. Однако они не были опубликованы и не оказали никакого влияния на последующую литературу, а их авторы не продолжили исследования. Бо­лее интенсивным и продуктивным было изучение рабочей политики военно-промыш­ленных комитетов, что выходит за пределы нашего обзора. Определенное внимание советских историков привлекал в послевоенные годы думский Прогрессивный блок. В 1945 г. со статьей «Прогрессивный блок» выступил А.Я. Грунт[3], основывавшийся главным образом на публикации записей Милюкова в «Красном архиве» и стенограм­мах Государственной думы. В своей статье, посвященной по сути дела только одному этапу в истории Прогрессивного блока — лету 1915 г., А.Я. Грунт указывал, что блок «не являлся чем-то новым в политической практике буржуазных партий», поскольку и до войны бывали случаи блокировки их в Думе, и подчеркивал «разногласия, разъедавшие блок». А.Я. Грунт считал, что в связи с неудачей блока в его планах добиться создания «правительства доверия» блок уже в сентябре 1915 г. «изжил себя» и наступил «крах бло­ка»[4]. В дальнейшем А.Я. Грунт резко изменил свою позицию и в статье в Советской Исторической энциклопедии характеризовал создание блока как «конец двух большинств в Государственной думе, полный крах политики бонапартизма»[5]. Также оценивает значение блока и Г.М. Деренковский[6].

Возвращаясь к статье А.Я. Грунта, опубликованной в 1945 г., нужно указать, что

А.Я. Грунт допустил в ней ряд ошибок, как фактического порядка (назвав, напри­мер, кадетом националиста А.И. Савенко)[7], так и в оценке группировок в блоке. Исходя из отдельных высказываний руководителей блока, он объединил в «уме­ренном» крыле блока Милюкова с лидером фракции центра П.Н. Крупенским (осве­домителем царского двора и правительства о действиях Думы), а в «радикальном» — лидера прогрессистов И.Н. Ефремова и правого члена Гос. совета В.И. Гурко[8].

В 1947 г. была защищена кандидатская диссертация И.М. Климова «Программа и тактика прогрессивного блока». Находясь под очень сильным влиянием концеп­ции «двух заговоров», И.М. Климов выделил даже специальный этап в истории бло­ка, основным содержанием которого он считал подготовку дворцового переворота. Предложенная им периодизация вообще отличалась искусственностью. В первый этап — подготовительный — он объединил и период «внутреннего мира» (до весны 1915 г.), и первые месяцы лета 1915 г., когда выступления оппозиции против пра­вительства приняли уже очень острый характер[9]. Началом «заговора царизма» он считал назначение Протопопова министром внутренних дел в сентябре 1916 г.[10] И.М. Климов не сумел правильно оценить расстановку сил в блоке, не придавая значения группам правее октябристов. Целый ряд фактических ошибок свидетель­ствовал о недостаточно глубоком изучении темы — так, И.М. Климов считал одним из руководителей блока А.И. Гучкова[11], называл прогрессистом очень видного каде­та Н.И. Астрова[12] и даже смешивал Государственный совет с Советом объединенно­го дворянства[13]. В диссертации, а затем в статье «К вопросу об отношении казанской буржуазии к прогрессивному блоку», вышедшей в 1952 г.[14], И.М. Климов, подчер­кивая контрреволюционную сущность блока, недооценивал степень противоречий между блоком и царским правительством.

Основные положения диссертации были повторены И.М. Климовым в тезисах его доклада на научной сессии по истории Первой мировой войны в Москве в 1964 г., в которых он уже придавал большое значение внутриполитический программе бло­ка и говорил, что «эти требования подводили законодательную базу под конституционную монархию и расширяли возможности политического участия буржуазии в управлении Российс­кой империей»[15]. В то же время он изменил предложенную им ранее периодизацию, сделав ее еще менее удачной. Подготовительный период в истории блока был им почему-то продлен до сентября 1915 г.[16], хотя уже в середине августа блок был со­здан, а в конце того же месяца развил бурную деятельность. Второй этап, ранее ох­ватывавший в схеме И.М. Климова август-сентябрь 1915 г., был передвинут на вре­мя с сентября 1915 г. до лета 1916 г., вобрав в себя резко различные моменты в исто­рии политической борьбы в правящих верхах России. Последний, четвертый этап (с ноября 1916 г.) по-прежнему объявлялся этапом, когда «в центре деятельности двор­цовый заговор против Николая II»[17].

Прогрессивному блоку был посвящен на сессии 1964 г. и доклад В.В. Бляхера, являвшийся изложением его дипломной работы (тезисы доклада не были опубли­кованы). Главное внимание в докладе было уделено предпосылкам образования блока буржуазных партий, вырисовывавшимся еще до начала войны и способство­вавшим созданию такого блока на более широкой основе в 1915 г.

Из работ, затрагивающих другие вопросы истории царизма и буржуазии в годы войны, нужно назвать статьи А.Л. Сидорова «Материалы о свержении царизма в фонде ЧСК»[18], а также Д.В. Ознобишина «Временный комитет Государственной думы и Временное правительство»[19]. Хотя последняя статья посвящена в основном перио­ду после Февральской революции, она затрагивает и проблему борьбы буржуазии за власть в февральские дни. Большой интерес представляет статья И.Ф. Гиндина «Русская буржуазия в период капитализма»201. В ней рассмотрен процесс формиро­вания буржуазии как класса, дана характеристика московской и петроградской группировок российской буржуазии в экономическом и политическом отноше­нии, поставлен вопрос о взаимоотношениях буржуазии и буржуазной интелли­генции. Выводы И.Ф. Гиндина использованы нами в настоящей работе. Вопрос о группировках внутри буржуазии, в частности об особенности политического лица московских промышленников рассматривается также в работах П.В. Волобуева[20]. Большое значение для освещения кризиса верхов имеют работы А.Я. Авреха, хотя хронологически они не относятся к рассматриваемому нами периоду[21].

Из работы «Историографическое введение к монографии «Русская буржуазия и царизм в годы Первой мировой войны 1914-1917».

Опубликовано в сборнике «Между двух революций 1905-1917» (Ежеквартальный журнал истории и культуры России и Восточной Европы «НЕСТОР» № 3, 2000)



[1]   Исторические записки. Т. 2. С. 177—178.

[2]   Там же. С. 162.

[3]   Вопросы истории. 1945. № 3—4. С. 108—177. В еще более кратком виде его взгля­ды были изложены в «Докладах и сообщениях исторического факультета МГУ» (М., 1945. Вып. 2).

[4]   Вопросы истории. 1945. № 3—4. С. 110,115,117.

[5]   СИЭ. Т. 4. М., 1963. С. 619.

[6]   История СССР/Под ред. А.Л. Сидорова. М., 1959. Т. 2. С. 644; То же. М., 1965. С. 609.

[7]   Вопросы истории. 1945. № 3—4. С. 112.

[8]   Там же. С. 110.

[9]    Климов И.М.Программа и тактика прогрессивного блока. М., 1947 (кандидатская диссертация). С. 116.

[10]   Там же. С. 189.

[11]   Там же. С. 45.

[12]   Там же. С. 168.

[13]   Там же. С. 203.

[14]   Ученые записки Казанского Государственного Университета им. В.И. Ульянова- Ленина. Т. 112. Кн. 5. Казань. 1952. С. 55—76.

[15]   Научная сессия по истории первой мировой войны. Тезисы докладов. Секция III. М., 1964. С. 142.

[16]   Там же. С. 143.

[17]   Там же. С. 143—145.

[18]   Исследования по отечественному источниковедению. М.; Л., 1964. С.

[19]   Исторические записки. Т. 75. С. 273—294.

[20]   Волобуев П.В. Пролетариат и буржуазия России в 1917 г. М., 1964.

[21]   Аврех А.Я. III Дума и начало кризиса третьеиюньской системы // Исторические записки. Т. 53. С. 50—109; Вопрос о западном земстве и банкротство Столыпина// Тамже. Т. 70. С. 61—112; Столыпинский бонапартизм и вопросы военной политики в III Думе // Вопросы истории. 1956. № 11. С. 17—33; Ленский расстрел и кризис третьеиюньской си­стемы //Тамже. 1962. № 4. С. 58—79.

Читайте также: