ГлавнаяМорской архивИсследованияБиблиотека












Логин: Пароль: Регистрация |


Голосование:
Вам нравится наш сайт?


Отличный сайт!
Хороший сайт
Встречал и получше
Совсем не понравился





» » «Баба - в доме, мужик - в пригоне»: гендерное разделение труда у русских Алтая в первой половине ХХ в.
«Баба - в доме, мужик - в пригоне»: гендерное разделение труда у русских Алтая в первой половине ХХ в.
  • Автор: Malkin |
  • Дата: 06-08-2015 11:03 |
  • Просмотров: 2014

Статья написана на основе полевых материалов, собранных ав­тором в 2012-2013 гг. в Ельцовском, Советском, Усть-Калманском и Чарышском районах Алтайского края, а также в Усть-Коксинском районе Республики Алтай.

Традиционная система гендерного разделения труда у русских Алтая выстраивалась по формуле «баба - в доме, мужик - в приго­не». Хозяйственные обязанности женщины были связаны в первую очередь с домом, «внутренним» миром семьи, а мужчины - с «внеш­ним» миром, находившимся за пределами дома. Мужскими рабо­тами считались, прежде всего, полевые работы (пахать, сеять, сено косить и т.д.), заготовка дров, уборка скотного двора, уход за ло­шадьми, маралами, строительство и ремонт, выпас животных и т. п. [2, с. Ельцовка, с. Пуштулим; 3, с. Советское, с. Шульгин Лог; 4, с. Сентилек, с. Чарышское; 5, с. Усть-Калманка, с. Ново-Калманка, с. Огни, с. Михайловка; 6, с. Верх-Уймон, с. Мульта, с. Тихонькая]: «Мужик... землю пахал, хлеб сеял, сено ставил... со скотом, с коня­ми» [4, с. Тулата]; «Мужик... по хозяйству, скот был, со скотом. Сено ставили и дрова возили» [4, с. Тулата]. Занятия кустарными промыс­лами считались прерогативой мужчин [2, с. Ельцовка, с. Пуштулим; 3, с. Советское, с. Шульгин Лог; 4, с. Сентилек, с. Чарышское; 5, с. Усть-Калманка, с. Ново-Калманка, с. Огни, с. Михайловка; 6, с. Верх-Уймон, с. Мульта, с. Тихонькая]: «И кожи выделывали, и са­ни, и бочки... Кузницы были... Заготавливали древесный уголь... Три мельницы были» [4, с. Тулата].

 

Хозяин во дворе. С. Верх-Уймон. Фото начала 1970-х гг.

Рис. 1. Хозяин во дворе. С. Верх-Уймон. Фото начала 1970-х гг.

Женщина являлась «хранительницей домашнего очага» [4, с. Ту­лата]. Содержание ее хозяйственных функций заключалось в пре­вращении «природного» - неосвоенного, сырого - в «культурное» - освоенное, готовое. Женскими делами считались приготовление пищи, обработка льна, изготовление одежды и предметов убранства, уход за детьми и больными, поддержание чистоты в доме, обработка огорода, уход за домашним скотом и птицей и т. д. «Женщины тка­ли, пряли, хлеб пекли» [4, с. Тулата]. В полевые работы женщина обычно включалась в пору страды.

 

Хозяйка у печи. С. Верх-Уймон. Фото 2013 г.

Рис. 2. Хозяйка у печи. С. Верх-Уймон. Фото 2013 г.

При этом в случае необходимости женщины могли выполнять мужские работы, а мужчине традиция запрещала заниматься бабь­ей работой. Возможно, это было связано и с традиционными пред­ставлениями о необходимости воздерживаться мужчине от контак­тов с женскими вещами, орудиями труда, чтобы не потерять свою «мужскую силу». Наибольшая стойкость данных стереотипов отме­чена у старожилов Алтая, прежде всего, старообрядцев и казаков: «Принято было - ни в коем случае мужчина воду не носит. Особенно у староверов... Позор - бабью работу делает» [3, с. Советское]; «Муж­чины женщинам, жене не помогал, чтоб за водой идти - это позор» [4, с. Тулата]; «Даже вот в 56-м году... Был праздник, свекровки дома не было, мы пошли поливать. Я говорю: „Петь, пойдем польем", и мы пошли по воду с ним. Вот идет соседка: „Петька, это что, тебя молодая-то жена заставила воду носить?!" - он отмахнулся: „Ладно!" Разлили мы эту воду, пошли второй раз, идет мама: „Сынок, а че это ты по воду пойдешь? У тебя есть молодая жена, вот пусть она и по­ливает". Все, мой Петя больше за ведро не взялся» [4, с. Тулата]. Примечательно, что не только мужчины, но и старшие женщины следили за сохранением традиционной системы гендерного разде­ления труда. Заниматься женской работой, прополоть огород или вымыть пол, могли только мальчики до вхождения их в категорию взрослых парней [3, с. Советское].

Социально-экономические и демографические изменения в об­ществе, происходившие в 30-40-е гг. ХХ в., усилили тенденцию фе­минизации мужских хозяйственных занятий и в меньшей степени маскулинизации женских: «Промартель была, бочки делали, на фронт лыжи делали. Мама в промартели работала как мужчины с деревом» [6, с. Верх-Уймон]; «Мама рассказывала, женщины силос делали, сами яму капали, сами косили и силос закладывали» [4, с. Тулата]; «Она (мама - Е.К.) работала конюхом... Чистили мы сами, все, у коней с Лидкой... В базу сену завезем на ночь... (С мужем - Е.К.) 42 года прожили... Ни одного гвоздя не забил» [4, с. Тулата]. В это время женщины осваивали мужские профессии тракториста, шофе­ра, создавались тракторные бригады [1, л. 13-15; 2, с. Ельцовка, с. Пуштулим; 3, с. Советское, с. Шульгин Лог; 4, с. Сентилек, с. Ча- рышское; 5, с. Усть-Калманка, с. Ново-Калманка, с. Огни, с. Михай- ловка]. Но при этом полевые материалы свидетельствуют о том, что эти профессии, как физически очень тяжелые для женщин и губи­тельные для их здоровья, сохраняли статус мужских. Женщин, кото­рые всю свою профессиональную деятельность посвятили этим профессиям, было не так много. Можно выделить следующую тен­денцию в данной сфере: незамужние женщины овладевали профес­сией трактористки или шофера, работали до замужества и рожде­ния ребенка по данной специальности, после чего переходили на более легкий труд [2, с. Ельцовка; 4, с. Тулата; 5. с. Ново-Калманка].

В домашнем хозяйстве переселенцев информанты отмечают бо­лее гибкую систему разделения труда, особенно в советский период [2, с. Ельцовка, с. Пуштулим; 3, с. Шульгин Лог; 4, с. Сентелек, с. Ча- рышское; 5, с. Усть-Калманка, с. Ново-Калманка, с. Огни, с. Михай- ловка; 6, с. Верх-Уймон, с. Мульта, с. Тихонькая]: «Деления в семье не было, это мужская, это женская работа, у кого есть время тот делает» [3, с. Советское]; «А кого делить, кто первый встает, тот и управлятса» [4, с. Тулата]. Интересно, что выполнение женских хозяйственных работ мужчинами информанты-старожилы маркируют как «россей- ску», т. е. переселенческий стереотип поведения: «Ну потом ни чё, обрусели, стали носить все воду» [4, с. Тулата]. Но это не касалось та­ких «исконно» женских обязанностей, как приготовление пищи или уборка дома. Даже во второй половине ХХ в. мужчина, занимав­шийся «традиционно женской» работой, например выпечкой хлеба, вызывал недоумение односельчан и ироничное отношение, прежде всего к его жене, занятой в общественном производстве. Так, в селе Ново-Калманка как анекдот рассказывают о муже, который ушел с собрания в сельском совете потому, что «подошла квашня» и «хлеб нужно выкатывать» было, а жена осталась «сидеть» [5, с. Ново- Калманка].

В больших семьях женщины делили работу «понедельно» [2, с. Ельцовка, с. Пуштулим; 3, с. Советское, с. Шульгин Лог; 4, с. Сен- тилек, с. Чарышское; 5, с. Усть-Калманка, с. Ново-Калманка, с. Огни, с. Михайловка; 6, с. Верх-Уймон, с. Мульта, с. Тихонькая]: «Его мать (бабка информанта - Е.К.) замуж вышла, дома было шесть братовей и жили все вместе. Значит, шесть было снох... Две снохи хлеб пекут, две стирают, две, там, скот. И все парами делали» [4, с. Тулата]; «Старшая на кухне мать, она решает - кто из женщин сегодня всех кормит... Другая с ребятишками возится. Нас двадцать семь человек жили... Другая занимается стиркой» [3, с. Советское]. В мужской по­ловине семьи такого разделения труда не зафиксировано.

Трудовое обучение воспроизводило традиционную систему разделения труда [2, с. Ельцовка, с. Пуштулим; 3, с. Шульгин Лог; 4, с. Сентелек, с. Тулата, с. Чарышское; 5, с. Усть-Калманка, с. Ново- Калманка, с. Огни, с. Михайловка; 6, с. Мульта, с. Тихонькая]: «Отец еще научился от своего отца портняжить, и я еще буквы не знал, машинку заправлял» [3, с. Советское]; «Мама ткала, половики ткала.

Я помогала ей, это все шерстяное было, пряли шерсть, красили са­ми, больши дорожки всякие... Вышивали... вязали кружева» [6, с. Верх-Уймон]. Оно шло одновременно с вхождением детей в хозяй­ственные обязанности и было соразмерно возрасту: «Мне было лет 5-6... Они пойдут за ягодой (бабушки - Е. К.)... Она придет и скажет: ты старшая в семье, пошли-ка хоть битончик... [бидон]. Начинался битончик вот такой, маленьки, полтора литра, может, даже литро­вый... С возрастом у меня увеличивался» [6, с. Верх-Уймон]; «Нам пять-шесть лет было... пряли... семь или восемь лет - я уж ткала» [2, с. Ельцовка]. Хотя, если в семье не хватало рабочих рук, ребенка мог­ли привлечь довольно рано к ответственным, например, полевым работам или работе в колхозе: «С семи лет работали, привязывались под брюхо коня, и вот, и пахали, и сено возили, сеяли... Я сам вот в 12 лет пошел работать (в колхоз - Е. К.) в 45 году, 13-й было» [4, с. Тулата].

Овладение трудовыми навыками и выполнение хозяйственных обязанностей ребенком, особенно девочкой, считалось гораздо важ­нее получения школьного образования. Исключение составляли нравы казаков: «Все казаки, - писал Г.Д. Гребенщиков, - от мала до велика к грамоте относятся более чем снисходительно» [7]. Об этом свидетельствуют и полевые материалы: так, информант из семьи ка­заков рассказала, что родители ее матери настояли на получении ею образования, тогда как крестьяне, жившие по соседству, запретили дочери, «тяготевшей к грамоте», ходить в школу, сказав: «Куда тебе писать? Женихам письма? Парню-то хоть из армии написать, а тебе куда?» [4, с. Чарышское].

Таким образом, можно говорить о достаточно структурирован­ной системе гендерного разделения труда у русских крестьян Алтая в первой половине ХХ в. и связанных с ним стереотипов. Социально­экономические изменения советского времени лишь усилили пред­ставление об универсальности женского труда, практически не рас­ширив мужские хозяйственные функции.

Е.А. Коляскина

Из сборника «Полевые исследования в Прииртышье, Верхнем Приобье и на Алтае. 2013 г.: археология, этнография, устная история: вып. 9: материалы IX международной науч.-прак. конф.»

Источники и литература

  1. Архивный отдел Ельцовского района Алтайского края. Ф. 1. Оп. 1. Д. 1.
  2. Полевые материалы автора (далее ПМА). 2012. Ельцовский район, с. Ель­цовка, с. Пуштулим.
  3. ПМА. 2012. Советский район, с. Советское, с. Шульгин Лог.
  4. ПМА. 2012. Чарышский район, с. Сентелек, с. Тулата, с. Чарышское.
  5. ПМА. 2013. Усть-Калманский район, с. Усть-Калманка, с. Ново-Калманка, с. Огни, с. Михайловка.
  6. ПМА. 2013. Усть-Коксинский район, с. Верх-Уймон, с. Мульта, с. Тихонь­кая.
  7. Гребенщиков Г.Д. Река Уба и убинские люди [Электронный ресурс] / Рус­ский писатель Георгий Дмитриевич Гребенщиков. Электрон. текст. дан. [Б. м.], 2007-2008. Режим доступа: http://grebensch.narod.ru, свободный (дата обращения: 25.06.2008).

 

Читайте также: