ГлавнаяМорской архивИсследованияБиблиотека












Логин: Пароль: Регистрация |


Голосование:
?


!



Самое читаемое:



» » Нестранная война. Воздушные бои в Европе в начале Второй мировой
Нестранная война. Воздушные бои в Европе в начале Второй мировой
  • Автор: Vedensky |
  • Дата: 21-11-2014 21:31 |
  • Просмотров: 2978

Над углом трех государств

В отличие от побережья Германии действия авиации противников вдоль франко-немецкой сухопутной грани­цы не выливались в ожесточенные воздушные баталии. Однако активность авиации в этом районе была неиз­меримо выше, чем активность наземных родов войск.

Обе стороны старались оградить свое воздушное про­странство. И если сначала истребители перехватывали одиночные разведывательные самолеты, то к концу это­го периода истребителям пришлось иметь дело с круп­ными отрядами бомбардировщиков.

В отличие соединения Шумахера, прикрывающего Германию с севера фактически разрозненными подраз­делениями, истребительные части вдоль так называемо­го Западного вала стремительно набирали численность, получая одно пополнение за другим. На Западный фронт направили не только большую часть групп, завершив­ших участие в Польской кампании, но и несколько вну­тренних воздушных флотов, после того как стало оче­видно, что союзники не собираются бомбить объекты в глубоком тылу Германии. Кроме того, полным ходом шло формирование новых авиачастей, которые должны были войти в состав тех истребительных эскадр, которые пока имели только по одной-две группы.

Первые несколько дней после объявления войны со­юзники не проявляли никаких признаков активности.

Одна из первых воздушных стычек произошла лишь 5 сентября, около 7.00, когда «Шварм» (звено из 4 ис­требителей) Bf-109E из I./JG53 во главе с обер-лейтенантом Вернером Мёльдерсом в районе Ландау—Сааргемунд, северо-западнее Карлсруэ, перехватило шесть французских истребителей «Куртисс» Н.75А «Хок» из GC II/4[1], сопровождавших самолет-разведчик. В ходе непродолжительного боя французские летчики сержант- шеф Касенобль и адъютант Вилле заявили о двух побе­дах, но немецкая сторона подтвердила потерю лишь од­ного самолета, причем самого Мёльдерса!

В том скоротечном бою его «Мессершмитт» получил серьезное повреждение двигателя. Во время вынуж­денной посадки поблизости от деревни Вольферсвайль лучший немецкий ас испанской войны получил легкое ранение, поскольку его самолет на рыхлом грунте ска­потировал. К месту посадки прибежали три местных крестьянина с расположенной невдалеке фермы, кото­рые попытались перевернуть самолет, но не смогли это­го сделать. И только после прибытия солдат-зенитчиков Мёльдерса удалось вытащить из кабины. Он получил до­вольно сильный ушиб позвоночника и затем был вы­нужден провести несколько дней лежа.

Вечером того же дня «Ротге» (пара самолетов) Bf-109D из 11./JG72[2] патрулировало воздушное пространство в районе Рейна. В ходе полета немецкие пилоты обнару­жили французский разведывательный ANF «Муро-115», целью которого, очевидно, был мост у Келя. Немцы не­медленно атаковали разведчика, и со второго захода оче­редь, пущенная лейтенантом Паулем Гутбродом, приве­ла к тому, что француз взорвался в воздухе.

На следующий день «Хоки» из GC II/4 снова встрети­лись с мессерами. Во второй половине дня французские истребители сопровождали разведчик «Муро-115» из GAO 1/520. На этот раз ни одна из сторон не заявила о победах. Аналогичный инцидент произошел и 11 сентября.

Позицию немецкой зенитной артиллерии около Энс- хейма французы начали атаковать сразу же после объяв­ления войны, как артиллерией, так и с воздуха. Но без ощутимого результата. 9 сентября три французских бом­бардировщика МВ-200 из GB II/31 предприняли очеред­ную попытку уничтожить позицию немецких зениток. Как только они пересекли границу, они были сразу обна­ружены парой патрульных мессеров из отдельной авиа­группы JG152. Гауптман Карл Хайнц Лизман и обер- лейтенант фон Ботхмер около Беквайля вместе сбили один из МВ-200, причем командира одной из эскадрилий полка GB II/31 Андре Энсле. Весь экипаж из пяти чело­век успешно спрыгнул с парашютами, но попал в плен.

Другой МВ-200, командира GB 11/31 Эжена Делозан- на, был также перехвачен немецкими летчиками и раз­бился на Рорбахских холмах, упав на одну из ферм. Вполне возможно, что и он стал жертвой пары Лизмана и фон Ботхмера. Однако, по некоторым данным, его мог сбить лейтенант Вильгельм Хоффман из 3-й эскадрильи JG53 или обер-лейтенант Фридрих Карл Рхинов из 4./ZG76 (JGr.176). Хоффман и Рхинов доложили о воз­душной победе над МВ-200 примерно в одно время и примерно в одном районе.

Все пять членов французского экипажа погибли, кро­ме того, под обломками их машины погиб 9-летний фермерский мальчик. Французские летчики были похо­ронены с воинскими почестями на близлежащем сель­ском кладбище.

6 сентября обер-фельдфебель Вальтер Гриммлинг из 1-й эскадрильи JG53 открыл сезон охоты на француз­ские разведчики-бомбардировщики типа «Авион Мар­сель Блох» МВ-131[3], сбив около полудня северо-восточнее Саарбрюккена один них. Пара Bf-109E из 1./JG53 в составе: ведущий — унтер-офицер Генрих Бецнер, ведо­мый — обер-фельдфебель Вальтер Гриммлинг — взлете­ла с аэродрома в Висбадене около 11.00. Их заданием было патрулирование сектора Трир — район Пирмазенц. Пара на высоте 6100 м уже находилась северо-восточнее Саарбрюккена, как вдруг летчики заметили одинокий двухмоторный самолет. Противник их тоже обнаружил и сразу со снижением стал уходить вправо к своей гра­нице. Мессеры быстро догнали его, и Гриммлинг с близ­кой дистанции открыл по нему огонь[4]. На MB-131 вспых­нул правый двигатель, и он, оставляя дымный шлейф, продолжая снижение, пересек границу.

Мессеры, имея приказ не пересекать французскую границу, прекратили преследование своей жертвы, кото­рую, к слову сказать, Гриммлинг опознал как британский «Бленхейм», и потеряли его из виду. Подтверждение этой воздушной победы впоследствии было получено от не­мецких наземных войск, расположенных в том месте.

Следующий день ознаменовался четырьмя победами летчиков I./JG53. Причем их жертвами во всех случаях стали разведчики «Муро-115». Французы настойчиво интересовались районом Саарбрюккена. Сначала отли­чится ветеран боев в Испании, командир 2-й эскадрильи обер-лейтенант Рольф Пингель[5], а затем под вечер в те­чение 3 минут летчики из 1-й эскадрильи сбили еще 3 французских разведчика. Победы записали на свой счет Генрих Бецнер, Вальтер Гриммлинг[6] и Герг Клаус.

Затем снова последовал недельный перерыв в разго­равшейся битве в небе Западной Европы. 16 сентября лейтенант Хартман Грассер из 3./JGr.l52 расстрелял французский аэростат, а на следующий день около Мерс- баха отличился обер-лейтенант Винфред Бальфанц из штабного звена I./JG53[7], заявивший о победе над развед­чиком МВ-131 из GR I/22[8]. Из трех членов французского экипажа в живых остался только один.

Следует заметить, что не из всех воздушных боев не­мецкие летчики выходили победителями. Так, 19 сентя­бря после схватки в небе с двумя французскими само­летами разбился у местечка Гехленберг Bf-109. Летчик погиб. По всей видимости, им был унтер-офицер Гюн­тер Дилль из 3./JG53, погибший в тот день примерно в 11.15. Днем ранее из-за боевых повреждений сел на аварийную посадку около деревни Лаутерекен другой Bf-109 из той же I./JG53, но в тот раз обошлось без жертв.

Читатель, видимо, обратил внимание, что все при­веденные выше эпизоды происходили в одном рай­оне — от южной оконечности герцогства Люксембург вдоль Саара до Карлсруэ. В этом районе проходила се­верная часть франко-германской границы, ограничен­ная с севера Люксембургом. Этот район немцы называ­ют Драйлендерек (угол трех государств). Еще дальше к северу враждующие стороны разделялись нейтральной Голландией. Поэтому участок южнее «угла» был самым коротким маршрутом для разведывательных самолетов союзников. Однако пилоты из JG53 надежно перекрыли этот воздушный коридор, и многие разведывательные полеты союзников заканчивались на границе. Лишь не­многие самолеты союзников просачивались через их кордон, поэтому истребители из 2-го воздушного флота, находившиеся вокруг Кельна, скучали без дела до мая 1940 г.

20 сентября лучший ас легиона «Кондор» — Вернер Мёльдерс, залечив ранения, получил шанс взять реванш у французских «Хоков», и он его не упустил. Одна из двух таких машин, потерянных французами в тот день, была на его счету.

Из рапорта Мёльдерса: «Я взлетел со своим звеном в 14.27 на перехват шестерки вражеских монопланов, обна­руженных к югу от Трира. Поскольку звено пересекло Саар около Мерзига на высоте 4500 м, 6 самолетов были за­мечены южнее Конца на высоте 5000 м. По широкой дуге на север я поднялся выше противника и неожиданно ата­ковал последнюю машину. Я открыл огонь приблизительно с 50 м, после чего «Куртис» стал рыскать хвостом. Затем последовал взрыв, и полетели куски конструкции. Я по­терял его из виду, так как спикировал для выхода из-под возможной атаки других самолетов противника, которые приблизились к месту боя»'.

Успех Мёльдерса был подтвержден всеми летчиками его звена, которые в своих рапортах указали, что фран­цузский летчик выпрыгнул с парашютом, а его «Хок» разбился западнее Мерзига[9].

Второго «Хока» сбил Гюнтер Фреунд через 10 минут после Мёльдерса. Немцы также понесли потери. Из это­го вылета не вернулся самолет Мартина Винклера из 3-й эскадрильи JG53, совершивший аварийную посадку в 15.00 южнее Юберхеррна, в 600 м от немецких и 1000 м от французских позиций. Тяжело раненного летчика вы­тащили с ничейной полосы немецкие пехотинцы из 7./IR 107 и передали в госпиталь, где он скончался че­тыре дня спустя. Вполне возможно, что Винклер стал жертвой «Хока» S/С Леграна из GC II/5, с которыми и вели бой летчики Мёльдерса.

События того столкновения разворачивались следу­ющим образом. Практически одновременно и с одина­ковыми заданиями с обеих сторон границы в воздух поднялись 6 «Хоков» из GC II/5, сопровождавшие раз­ведчика «Муро-117», и одиночный Bf-109E из I./JG53, эскортирующий тактический разведчик HS-126A. При встрече противников на встречных курсах боевого кон­такта не произошло, но немецкий истребитель сопро­вождения вызвал подмогу (звено Мёльдерса) и навел их на цель. Несмотря на потерю двух своих истребите­лей, французы не подпустили немцев к своему развед­чику.

Однако первую в тот день победу I./JG53 принес фельдфебель Игнац Прештеле из 2-й эскадрильи, про­дырявивший разведывательный аэростат в 7.45. Анало­гичного успеха спустя 2 часа добился командир 6./JG53 обер-лейтенант Хеанц Бретнюц. Еще через пару часов очередную в тот день победу для I./JG53 принес Вилли­бальд Хайн из 3-й эскадрильи, отправивший вниз фран­цузский истребитель «Моран» MS.406, который все же смог перетянуть через границу.

20 сентября экспедиционный корпус RAF также по­нес потери от действий мессеров. Примерно в 10.00 три легких бомбардировщика «Бэттл» из 88-й Sqdn. RAF взлетели с французского аэродрома Мюрмело для раз­ведки линии фронта. Около полудня западнее Саар­брюккена они были атакованы тремя Bf-109D из штаб­ного звена JGr.152 и Дитрих фон Ботхмер с Вильгельмом Лизманом сбили два английских разведчика. Однако бортстрелок третьего «Бэттла» флаинг-офицер Л.Х. Бей­кер после возвращения заявил, что подбил один из Bf-109, правда, немецкая сторона это не подтвердила.

Имеются данные, что в тот день еще одержали по­беды лейтенанты Хайнц Рихерт и Курт Лидке из 5-й эс­кадрильи JG53, сбившие по «Бленхейму», но каких-либо подробностей этого загадочного боя найти не удалось, тем более что эти победы были одержаны над француз­ской территорией.

21 сентября «Потэ-390» из GAO 505 и «Муро-115» из GAO 507 под вечер в сопровождении девяти «Моранов» из GC 1/3 вылетели на разведку в район Сааргемюнда. Вскоре группа французских самолетов была обнаружена тремя Bf-109E из Stab I./JG53 и сразу же атакована. В этой неожиданной атаке гауптман Эрих Микс, ветеран Первой мировой войны, сбил «Моран» sous-lieutenant Мариуса Блейзе, который выпрыгнул с парашютом, но неудачно — парашют сгорел. Один из разведчиков — «Потэ-390» получил сильные повреждения, но все же смог дотянуть до линии фронта и сесть на вынужден­ную. Позднее он был отремонтирован и возвращен в строй.

На следующий день имел место похожий воздушный бой в районе Цвайбрюккена между «Моранами» из GC III/2 и звеном Bf-109 из 6./JG53, сопровождавшим раз­ведчик Do-17P из 3.(F)/22. Сержант Морис Роми смог подобраться к немецкому двухмоторному самолету и под­бить его. «Дорнье» попытался совершить аварийную по­садку, но неудачно — два члена экипажа погибли, один получил ранения. Один мессер, который загорелся и вы­шел из боя, почему-то не был заявлен французами как победа. Между тем это была первая боевая потеря 6-й эс­кадрильи JG53. Во время этого боя сержант Дуклос по ошибке совершил вынужденную посадку на немецкой территории и был взят в плен. Несколько позднее его «Моран» был уничтожен французской артиллерией.

24 сентября шесть «Хоков» из GC 11/4 примерно в 14.30 взлетели для сопровождения разведчика «Потэ-637» из GR 11/52 в район Хорнбах-Эппенбрюн. Около 15.30, спустя полчаса с момента вылета на патрулирование, пара Bf-109D из JGr.152 восточнее Хорнбаха обнаружила французский самолет-разведчик и его сопровождение. С ходу завязывается ожесточенный воздушный бой. Адъ­ютант Дардане сбивает мессер, который падает у Пи- рамзенса. Тяжелораненый обер-лейтенант Бёрт у самой земли все же выравнивает свою машину и садится на вы­нужденную, но попадает в плен к французам.

В этот момент к району боя подходит звено Bf-109E из I./JG53 и вступает в бой. Адъютант Камиль Плюбо сбивает один из мессеров и садится вместе с коллегой адъютантом Тессерю на хвост двум другим немецким ис­требителям. Бой распадается на пары. Вскоре из свалки вываливаются два Bf-109 и идут на вынужденную по­садку. Один садится около Вайлербаха, другой у Бинге­на. За миг до этого из горящего «Хока» выпрыгивает с парашютом сержант Де Ла Шаппелле. Он стал жертвой Хартмана Грассера, который, в свою очередь, попав под атаку пары Плюбо—Тессерю, вынужден был призем­литься у Бингена. Обер-лейтенант Вернер Шноор и лей­тенант Курт Розенкранц повреждают «Хоки» адъютанта Дардане и лейтенанта Дюппере, которые все же смогли вернуться на свой аэродром. Что касается объекта их за­щиты, то «Потэ» лейтенанта Лиссье, умело маневрируя, скрылся в облачности и благополучно вернулся на свой аэродром в окрестностях Нанси.

Кроме Шнура и Розенкранца, дважды в тот день воз­душные победы на свои счета записали и другие летчи­ки JG53: унтер-офицер Альбрехт Баун, фельдфебель Вальтер Жиковски и лейтенант Вальтер Рупп.

Когда началась Вторая мировая война, I./JG51 бази­ровалась в Ойтингене и подчинялась Люфтгау VII, но с прямым подчинением Stab/JG52. Три недели спустя, 23 сентября, группа была передислоцирована в Шпайер для прикрытия юго-западной части французской грани­цы. Уже на второй день после своего переезда группа имела боевой контакт с противником. Французскому разведчику «Потэ-637» из GR 11/52, как и накануне, было приказано осуществить аэрофотосъемку герман­ских позиций в районе Вейсенбурга. Его непосредствен­ный эскорт осуществляли три «Хока» из GC II/4, а еще шесть «Куртисов» прикрывали весь этот отряд сверху. Когда французские самолеты были обнаружены немец­кими постами воздушного наблюдения, то для их пере­хвата была поднята шестерка Bf-109E из I./JG51. Обна­ружив французский разведчик и его эскорт, немецкие летчики остались не замеченными верхней группой их прикрытия. Первым пошел в атаку командир 1-й эскад­рильи гауптман Дуглас Питцайрн. В 12.07 его пули до­стигли своей цели, и один из истребителей противника задымил и направился на запад. Вскоре воздушный бой разбился на отдельные дуэли летчиков. В 12.30 унтер- офицер Хайнц Бар сбил еще один французский истре­битель. В свою очередь, французский летчик Пьер Вер- ри по возвращении на базу заявил об одной воздушной победе и об одной вероятной, однако немецкие истре­бители вернулись на свой аэродром в полном составе. Между тем на машинах Карла Шмида и Йозефа Огло- дека во время послеполетного осмотра были обнаруже­ны легкие, менее 10%, повреждения. По всей видимо­сти, Пьер Верри принял желаемое за действительное.

27 сентября Питцайрн и Бар за свои первые успехи были награждены Железными крестами 2-го класса.

Однако этот боевой эпизод на этом не закончился. Верхнее прикрытие французского разведчика вскоре было перехвачено «Мессершмиттами» из 6-й эскадрильи JG53 и усилиями Эдуарда Шредера, Вальтера Жиковски и Хайнца Бретнюца французы потеряли три «Хока». На оставшиеся «Куртисы» напали Bf-109D из 2./JGr.l02, и обер-лейтенант Эрих Грот сбил еще одного француза. И наконец, в 15.50 был сбит и сам виновник столкнове­ний, описанных выше, — самолет-разведчик из GR 11/52. Победу над ним записал на свой счет гауптман Лотар фон Янсон из I./JG53.

Следующий день для I./JG51 стал не таким удачным, как их первый на Западном фронте. Унтер-офицер Георг Пафензингер на Bf- 109Е-1 (W.Nr. 3326, красная 9+[10]) в сложных метеоусловиях потерял ориентировку и совер­шил вынужденную посадку, как оказалось, на француз­ской стороне линии фронта и попал в плен.

27 сентября центром воздушных боев стал француз­ский городишко Битш. Сначала на тройку английских «Бэттлов» напали по ошибке три французских «Хока», к счастью, обошлось без жертв. Как только ошибка была осознана, в небе появилось звено Bf-109 из JGr.152. Обер-ефрейтор Йозеф Шерм подбил одного из «Бэтт­лов», который все же смог совершить аварийную посад­ку, но и сам попал под огонь другого англичанина. В отличие от своей жертвы ему не повезло. Он разбился около фермы Киршхаймер-Хоф в окрестностях Брейт- фюрта. В тот же день лейтенант Карл Вильгельм Хаймбц из 1-й эскадрильи JG53 в районе Форбащ (Франция) сбил разведчик типа «Потэ-63».

28 сентября рутинные полеты по защите промышлен­ного региона и западной границы Германии для эскадры JG26 закончились. В этот день она одержала свою первую воздушную победу и понесла первую боевую потерю. Пара мессеров из 2-й эскадрильи во главе с лейтенантом Йозефом Бюршгенсом получила приказ сопроводить раз­ведчик Hs-126 из 1.(Н)/12 над Сааром, то есть южнее, чем находилась зона ответственности подразделения. Перед самым возвращением на обратный курс Бюршгенс заме­тил прямо под ним 11 французских «Хоков» из GC II/5. Для того чтобы дать «Хеншелю» возможность уйти, Бюршгенс атаковал истребители, сковав тех боем. «Хок» сержанта Хеме, дымя, вышел из боя и разбился около Тюнсдорфа, однако эта победа Бюршгенса не нашла под­тверждения, поскольку его ведомый потерял визуальный контакт со своим ведущим. Оставшись без прикрытия хвоста своего Bf- 109Е-1 (красная 5), Бюршгенс вскоре сам был подбит и сел на вынужденную в районе Метлах— Мерзиг. Среди других немецких летчиков, воевавших на Bf-109, в тот день отличились Клаус Фабер из 3./JG1 и Рихард Фогель из 4./JG53.

30 сентября стал одним из самых насыщенных боевы­ми столкновениями днем, причем для немцев он сложил­ся весьма позитивно. Первый воздушный бой произошел в окрестностях Саарбрюккена в полдень. Для выполнения воздушной разведки района Меца взлетели 6 «Бэттлов» из 150-й Sqdn., при этом один из них из-за технических проблем сразу же вернулся на базу в Экюри-сюр-Коль. Над Саарбрюккеном на высоте 7000 м англичане были перехвачены Bf- 109Е из 2-й эскадрильи JG53 и вся пятер­ка была сбита в полном составе. Отличились Рольф Пин- гель, Игнац Прештеле, Франц Кайзер, Ханс Корнац и Йозеф Вюрмхеллер. При этом последний сбил «Бэттл», пилотируемый ведущим группы сквадрен-лидером Мак­дональдом, уже над французской границей. Раненый Макдональд смог дотянуть до аэродрома в Экюри-сюр- Коль, но на посадке одно из колес шасси взорвалось, ма­шина скапотировала и загорелась. Самолет Джона Р. Сандерса врезался в землю недалеко от кладбища в Дюд- вейлере, расположенного между холмами юго-западнее города. Другой англичанин Джи Джей Спрингетт, вы­прыгнувший с парашютом, приземлился на крышу дома на Шахтштрассе в Дюдвейлере, но получил ранения от соприкосновения с электролинией и был пленен. Еще один британский летчик был найден мертвым с нерас- крывшимся парашютом в районе Зульбах-Наувейллера.

Примерно в то же время над Энсхаймом патруль из II/JG53 перехватил «Потэ-637» из GR II/52, шедший под прикрытием семи истребителей MS.406C1 из GC 1/3 и GC II/3. Несмотря на равенство сил, немцы сразу сби­ли разведчик. Отличился гауптман Гюнтер фон Мальт- зан из штабного звена.

Несколько часов спустя произошла похожая воздуш­ная стычка. «Потэ» из GR П/52 в сопровождении семи «Моранов» из GC 1/3 и GC IH/3 были атакованы не­сколькими мессерами из 3-й эскадрильи JG53. Горящий разведчик ушел на французскую территорию, один «Мо­ран», обстрелянный Виллибальдом Хайном, вынужден­но сел в районе Бишмихайма, а сам Хайн, получивший смертельное ранение в голову, разбился недалеко от ме­ста посадки француза.

Спустя 15 минут в районе Бюдингена разгорелся еще один воздушный бой между мессерами и «Моранами», в котором отличился обер-лейтенант Вольфганг Лип- перт. Почти ровно через год он будет награжден Рыцар­ским крестом. Еще один французский истребитель сбил его ведомый фельдфебель Эрих Кухльман.

Под вечер произошло еще одно боевое столкновение, на этот раз в районе Мерцига и между мессерами из I/JG53        и «Хоками» из GC III/3. Немцы потеряли три машины и двух летчиков: лейтенантов Карла Вильгель­ма Хаймбса из штабного звена и Вильгельма Хоффмана из 3-й эскадрильи. Унтер-офицер Фриц Уль выпрыгнул из своего подбитого самолета с парашютом. В свою оче­редь, французы потеряли два истребителя, победы над ними были записаны на погибшего Хаймбса и фельдфе­беля Карла Куля.

Около 17.00, возвращаясь с патрулирования над зо­ной Альтенштадт—Шебенхардт, восьмерка мессеров из II./JG53 напоролась на 12 «Хоков» из GC II/4, сопрово­ждавших пару «Муро». В скоротечном бою были под­биты один французский разведчик и истребитель. По­беды записали на свой счет обер-лейтенант Рудольф Гой и унтер-офицер Йоахим Хинкелдей. Но не обошлось без потерь и у немцев, получивший пробоины Bf-109E Шульц-Бланка был вынужден приземлиться в районе Карлсруэ.

На Западном фронте без перемен

В октябре 1939 г. на фронте образовалась своеобразная пауза, вызванная как погодой, так и желанием обеих сто­рон восстановить и перегруппировать силы. В это время в люфтваффе проходило формирование сразу нескольких новых истребительных групп, а часть уже существовав­ших рокировали со спокойных участков фронта на самый горячий сектор — от южной точки Люксембурга вдоль Саара до Карлсруэ.

Участок южнее «угла» был самым коротким путем для разведывательных самолетов союзников, целью которых чаще всего был Рур.

Вскоре после полудня 6 октября экипаж одного из первых экземпляров новейшего французского двухмо­торного бомбардировщика LeO-451 из GB 1/31, разме­щенной в Конантрэ, получил приказ о выполнении воз­душной разведки системы ПВО южных районов Рура.

Самолет (Liore et Olivier, сокр. LeO), принятый на вооружение незадолго до начала войны, был типичным представителем такого рода машин, созданных в это время в разных странах. Он имел размах крыльев 22 м и длину 17 м, мог летать со скоростью 420 км/ч и нести 1500 кг бомб. Вооружение бомбардировщика состояло из двух пулеметов и одной 20-мм пушки, находившейся в выдвижной башне наверху фюзеляжа.

Так уж совпало, но незадолго до этого I./JG52 была передислоцирована под Бонн-Хангелар. Именно по при­чине появления таких гостей в группе на боевом дежур­стве в готовности № 1 постоянно держали звено мессе­ров. Как только стали поступать доклады от наземных пунктов воздушного наблюдения об обнаружении нару­шителя, в воздух были подняты два звена истребителей для обнаружения и перехвата самолета-нарушителя. Од­ним из восьми летчиков был лейтенант Ханс Бертель, член довоенной немецкой пилотажной группы, а теперь ведомый командира 2-й эскадрильи обер-лейтенанта Вольфганга Эвальда вспоминал: «Я, как считали в эска­дрилье, был самым зорким. Мы уже летели некоторое вре­мя, когда я, задолго до моих товарищей, заметил вдалеке крошечную точку самолета и, естественно, с такого рас­стояния я не мог его идентифицировать как французский бомбардировщик LeO-451. По радио я доложил о своем на­блюдении, но многие со скептицизмом, как я узнал позднее, отнеслись к моему рапорту.

Все мы, как я и мои товарищи, так и противник, ле­тели между двух слоев облаков. Француз также обнару­жил нас и, как только я направился к нему, он опустил нос и начал круто пикировать, пытаясь скрыться в ниж­нем слое облаков. Я направился за ним, понимая, что ле­теть придется вслепую и что моя красная 1 не была осна­щена соответствующим оборудованием.

К счастью, слепой полет не должен был быть долгим. Когда я вырвался из облака и снова оказался в нормальных условиях, я был очень удивлен, обнаружив француза почти прямо передо мной, точнее, немного в стороне от меня. Мы были самое большее в 100 м над землей.

Вражеский задний стрелок заметил меня сразу и быстро открыл огонь. К счастью, он не попал в меня — я говорю к счастью, потому что при всем волнении, — в конце концов, это была моя первая встреча с врагом, не говоря уж о том, что по мне впервые стреляли, — я отчаянно дергал и тянул куда-то необходимые для начала стрельбы кнопки и пере­ключатели в кабине, чтобы открыть предохранительные защелки и привести в готовность мое оружие. В процессе моих судорожных движений я даже включил освещение и фары. Они оставались в том же положении до моей посад­ки, что вызвало обычную иронию моих товарищей, о кото­рой они не забывали еще долгое время после этого случая.

В действительности это заняло несколько секунд, пока мое оружие не было приведено в боевое положение, но в тот момент это казалось вечностью. Моя первая очередь поразила один из двигателей француза, который немедлен­но загорелся. Пилот LeO быстро выпустил шасси — не­сколько необычное и опасное решение для выполнения ава­рийной посадки. В этом случае это было особенно опасно для меня! Шасси от сильного удара о землю тут же раз­валилось. Его обломки полетели в воздух, едва не задев мою красную 1 — я на большой скорости пересек линию движе­ния француза. Что произошло бы, если бы колесо, которое пролетело рядом с кабиной, попало бы в меня? Даже если бы это только привело к небольшой вмятине, то мне все равно пришлось бы еще долго выслушивать неизбежные шутки моих товарищей.

Как затем выяснилось, в то время, случайно, майор Готхард Хандрик, в прошлом олимпийский чемпион 1936 г. в Берлине по современному пятиборью, а сейчас летчик- истребитель (в настоящее время командир группы I./JG26, базирующейся в Бонне-Одендорфе), находился в Вашендор- фе (в 28 км юго-западнее Бонна). Встревоженный громким шумом двигателей, он наблюдал за боем с земли. Он-то позднее и подтвердил официально мою победу или, по край­ней мере, описал весь бой, включая аварийную посадку LeO моему командиру[11].

Я в течение некоторого времени покружил над горящей французской машиной. Затем мое наблюдение было резко прервано радиосообщением. Пункт воздушного наблюдения сообщал о присутствии нескольких английских истребите­лей над холмами в Эйфеле. Воспылавшие духом преследова­ния, мы развернулись в нужном направлении, чтобы выйти на англичан. Прибыв в нужное место, мы не обнаружили и следа от противника. Покрутившись еще некоторое время в поисках, мы вскоре возвратились в Хангелар»1.

Через неделю после победы Бертеля над LeO лейте­нант Курт Кирхнер принес вторую и, как оказалось, по­следнюю воздушную победу I./JG52 в «сидячей войне». Его жертвой стала также одиночная машина противника, на этот раз английский «Бленхейм» Mk. IV из 114-го Sqdn., вылетевший на дальнюю разведку.

12 сентября на базе 1./JG71 и 11./JG72 в Беблингене под командованием гауптмана Ханса Гюнтера Корнац- ки[12] была официально сформирована II./JG52, и к концу первой недели октября группа была полностью оснаще­на Bf-109E, а уже 27 октября вновь созданная группа вместе со штабом эскадры была переброшена под Ман­гейм на бывший довоенный международный аэропорт, а теперь военную авиабазу.

В октябре была сформирована новая группа — III./ JG53, во главе которой встал уже совсем оправившийся после ранения Вернер Мёльдерс. В конце месяца погода улучшилась, аэродромы подсохли и воздушная актив­ность противоборствующих сторон возросла.

30 октября тройка «Бленхеймов I» из 18-й Sqdn. RAF отправилась на разведку с аэродрома в Меце. Сначала «Бленхеймы» перехватило звено из 5-й эскадрильи JG53, патрулировавшее район восточнее Трира, и победу на свой счет записал унтер-офицер Йоахим Хинкелдей. За­тем к месту боя подошли штабное звено III./JG53 и са­молеты из 9-й эскадрильи. Вскоре первую победу новой группы и вторую личную победу в войне одержал Мёль­дерс: «Я заметил деятельность зенитной артиллерии око­ло Трира. Я подкрался примерно на 50 м к вражеской машине и мог вполне ясно различить опознавательные бри­танские круги. Я открыл огонь почти в упор. От заднего стрелка не было никакого ответного огня, левый двига­тель скрылся в густом облаке белого дыма, который бы­стро стал черным. Я летел рядом и видел, как самолет полностью охватил огонь. Я заметил парашют, кажется, он тоже горел. «Бленхейм» разбился близ Клюзерата-на- Мозеле»х.

Третий разведчик ушел от перехватчиков и добрался до Оснабрюка, где был сбит уже парой Bf-109 из I./JG21. Эта группа всего три недели назад была передислоциро­вана из Польши и за это время уже успела сменить Bf-109D на более новые Bf-109E. Победу записал на свой счет лейтенант Хайнц Ланге, будущий командир JG51 и кавалер Рыцарского креста.

Интересно, что англичане подтвердили потерю 30 ок­тября лишь двух «Бленхеймов» из 18-й Sqdn. над Три­ром! Это были машины L1415 и L6694. Третьим поте­рянным (не уничтоженным) в тот день самолетом была машина L1246 из 57-й Sqdn. С большой долей вероят­ности можно утверждать, что именно ее и подбил Ланге. «Бленхейм» дотянул до Орли и сел там на брюхо. Эки­паж не пострадал.

В конце октября, а точнее, 26-го числа I./JG51 бы­ла переведена в Мангейм-Зандхофен для прикрытия Пфальца и Саара. В это же время в Мюнстер-Хандор- фе началось формирование нового подразделения — Stab/JG51. Его командиром и соответственно всей 51-й эскадры был назначен оберст-лейтенант Тео Остер- камп — ас Первой мировой войны. Практически одно­временно со штабом в Фюрстенфельдбрюкке шло фор­мирование и II./JG51. Первоначально группа имела всего 6 Bf-109D-1, но затем к концу месяца получила штатное количество Bf-109D-1 и Bf-109E-l/E-3. 28 октя­бря она была передислоцирована в Эйтинген около Тю­бингена.

После успешного завершения Польской кампании все больше подразделений люфтваффе переводилось на Западный фронт, что привело к увеличению воздушной активности над границей. Более регулярные разведыва­тельные и патрульные полеты все чаще и чаще приво­дили к контактам с вражескими самолетами. Союзники в ноябре 1939 г. также увеличивали свою воздушную группировку. В числе прочих частей во Францию пере­бросили 607-ю и 615-ю Sqdn., вооруженные бипланами «Гладиатор».

«Они что, собираются меня сбить?»

В первый день ноября погода снова резко ухудши­лась, в результате чего был разбит один Bf- 109Е-1 из 7./JG53, еще три повреждены (все из 7-й и 9-й эскадри­лий). В тот же день из-за потери управления был по­врежден и Bf-109E-1 из 2./JG52.

2 ноября из Польши на Западный фронт перевели еще одну авиагруппу — I./JG76, сначала группа действо­вала из Вены, а затем из Франкфурта-на-Майне.

К концу недели, 5 ноября, погода стала улучшаться, чем воспользовались союзники, отправив в Рур свой вы­сотный разведчик «Потэ-637» из GR II/33, но в 15.15 за­паднее Лосхайма он был перехвачен и сбит обер-лейте- нантом Хансом Карлом Майером из 1-й эскадрильи JG53. Самолет врезался в землю юго-восточнее Сарр- бурга.

На следующий день воздушные бои начались с само­го утра. Сначала Эдуард Козловски из 9./JG53 над Мер- зигом перехватил и сбил «Муро-117» из GAO 1/506. Примерно через полчаса над германо-бельгийской гра­ницей Франк Вернер Ротт из 3-й эскадрильи сбил дру­гой разведчик — «Бленхейм» из 57-й Sqdn. Спустя пару часов отличился уже Якоб Штолль из 9-й, сбивший оче­редной «Муро» из GAO 2/506. Но все это были не глав­ные события того дня.

6  ноября на Западном фронте произошло самое круп­ное воздушное сражение из всех, что происходили до сих пор. Этот бой дорого обошелся люфтваффе. Хорошо известный нам гауптман Йоханнес Гентцен поднялся с аэродрома в Лахен-Шпайердорфе во главе 27 Bf-109D-1 из так же хорошо известной отдельной авиагруппы JGr.102 и повел их патрулировать воздушное простран­ство над Сааром. Там они обнаружили сразу девять французских «Хоков» из GC II/5, сопровождавших раз­ведчик «Потэ-63.11» из GR И/22. Общего боя не полу­чилось — сражение распалось на несколько индивиду­альных поединков, в которых было сбито шесть мессеров. В числе погибших оказались два командира эскадри­лий — обер-лейтенанты фон Роон и Келлнер-Штайнмец. Офицер связи группы лейтенант Войгт и фельдфебель Гиел попали в плен. Унтер-офицер Хеннинге получил ранения при вынужденной посадке. Еще один «Мессер- шмитт» совершил более удачную вынужденную посадку. Две немецкие машины, несмотря на сильные поврежде­ния, все же достигли своего аэродрома. У французов все Н-75А вернулись на свою базу, при этом три из них с довольно серьезными повреждениями. Спустя несколь­ко дней потерпевшую поражение JGr.102 отправили на давно ожидаемое перевооружение с Bf-109D на Bf-110. Таким образом, «Хоки» в ряде случаев оказались достой­ными противниками мессеру.

На следующий день после провала JGr.102, то есть 7 ноября, свою первую воздушную победу одержал бу­дущий ас люфтваффе лейтенант Йоахим Мюнхеберг из

  1. /JG26. В начале второй половины дня он сбил «Блен­хейм» из 57-й Sqdn. над Леверкузеном. Спустя чуть более часа счет побед открыл и обер-лейтенант Вольф Дитрих Вильке, другой будущий ас, а в тот момент командир 7-й эскадрильи JG53, разделавшийся с «Потэ-63.11» из GR 11/22 над Сааром.

Начав счет своим победам в один день, оба летчика и дальше имели почти одинаковую карьеру и судьбу. Оба получили мечи к дубовым листьям, сбили более ста самолетов (Мюнхеберг 135, Вильке 162), были назначе­ны на должность командиров эскадр (Мюнхеберг в JG77, Вильке в JG3)... и оба погибли в боях. Мюнхеберг был сбит английскими «Спитфайрами» в Северной Аф­рике 23 марта 1943 г., а Вильке — американскими «Му­стангами» над рейхом ровно год спустя — 23 марта 1944 г.

Кроме Вильке пару «Потэ», но на этот раз 637 и из GR 1/33, в тот день сбили фельдфебели Хайнц Рахлмай- ер и Франц Гавлик, а также лейтенант Якоб Штолль, все из 9-й эскадрильи JG53.

8 ноября уже II./JG52 заявила свои первые две по­беды. Сначала в первом часу дня обер-лейтенант Хайнц Шуман, командир 4-й эскадрильи, сбил французский воздушный шар в районе Карлсруэ. Примерно полтора часа спустя уже лейтенант Карл Фауст из 5-й после ско­ротечного воздушного боя около Битша сбил «Моран» из GC II/5. Аналогичных успехов в тот день добились и летчики JGr.102, причем это были последние их победы, одержанные на Bf-109. Отличились все тот же Йоханнес Гентцен, подбивший «Моран», и Эрих Грот — воздуш­ный шар. Последний факт говорит о том, что в начале войны на Западе в условиях позиционных боев все еще в ходу были методы предыдущей, Первой мировой!

В середине ноября 1-ю эскадрилью JG52 переброси­ли назад из Бонн-Хангелара, где группа действовала в северном секторе в составе 2-го воздушного флота в кооперации с JG26 и JG77, в Лахен-Шпайердорф. Там 1./JG52 в первый раз перешла под контроль своего род­ного штаба эскадры, размещавшегося в близлежащем Мангейме и подчинявшегося 3-му флоту, прикрывавше­му южную часть франко-германской границы. В герман­ской авиации сложная система подчинения и действия разных групп и эскадрилий, а в редких случаях даже экипажей, Независимо друг от друга являлась обычной практикой.

21 ноября командиру I./JG52 гауптману с очень слож­ной фамилией Дитриху Графу фон Пфайль унд Кляйн- Эллгуту исполнилось 32 года, и по этому случаю в офи­церской столовой был дан праздничный обед. Виновнику торжества от лица подчиненных был подарен на велико­лепном деревянном подносе небольшой набор стаканов в серебряных с гравировкой подстаканниках. Подарок тут же был наполнен ликером и применен по прямому на­значению собравшимися, в том числе и Пфайлем. После нескольких тостов командир группы объявил, что должен выполнить патрульный вылет, и покинул помещение вместе со своим ведомым, адъютантом группы, лейтенан­том Кристофом Геллером. Как оказалось, это было судь­боносное решение...

Направляясь на запад, пара мессеров была встречена полудюжиной французских «Хоков» из GC II/4. В пер­вой же атаке машина Пфайля была сбита и пошла в огне вниз. Она врезалась в землю в районе Хинтервейденталя восточнее Пирмазенса. Командир хоть и сумел выпрыг­нуть из горящей машины, но получил тяжелые ожоги[13], особенно лица. Геллер смог выйти из боя и почти до­тянул до своей базы — совершил аварийную посадку в 5 км от Лахен-Шпайердорфа.

Для JG52, как для многих других подразделений, раз­мещенных вдоль линии Зигфрида[14], ухудшение погоды означало резкое сокращение воздушной активности. Видимо, по этой причине преемник фон Пфайль унд Кляйн-Элл гута не назначался в течение трех месяцев, затем, наконец, командиру 2-й эскадрильи обер-лейте- нанту Вольфгангу Эвальду было приказано взять коман­дование группой на себя.

20 ноября неудачной была встреча с «Хоками», прав­да на этот раз из GC II/5, и у звена из 9./JG53, хотя все Bf-109 и вернулись на свой аэродром, ни одной победы одержано ими не было. Все немецкие самолеты имели боевые повреждения и выглядели как решето.

Следующий день также нельзя занести в актив бое­вой деятельности подразделений, оснащенных Bf-109. В тот день JG52 понесла первую небоевую потерю.

1-я эскадрилья выполняла обычный патрульный полет, как вдруг Bf- 109Е-1 (W.Nr. 3372, красная 4+[15]) Ханса Йоахима Хеллвига вошел в крутое пике. Летчик вы­прыгнул с парашютом, но ударился о киль и погиб. Са­молет же врезался в землю юго-восточнее Хаттена, то есть на французской территории. Комиссия, впослед­ствии расследовавшая этот инцидент, сделала вывод, что виной аварии стало нарушение в работе системы питания двигателя.

Бывали и более курьезные случаи. 22 ноября обер- фельдфебель Херфрид Клоймюллер из 2-й эскадрильи JG51, вылетевший на патрулирование на своем Bf-109E-1 (W.Nr. 1215; красная 14+), потерял ориентировку в ту­мане и по ошибке приземлился в Страсбурге, где и был мирно взят в плен французами. Этот самолет 28 ноября перегнал в Туль командир GC II/4 Cmdt. Константин Ро- занофф, до войны служивший в Виллакоубле, испыта­тельном центре французских ВВС летчиком-испытате- лем. Впрочем, истребитель продолжил свою неудачную «карьеру». Во время захода на посадку он столкнулся с сопровождавшим его «Хоком», который отрубил ему хво­стовое оперение. Розанофф сумел выпрыгнуть с парашю­том, но мессер был разбит.

В тот день это был не единственный Bf-109, попав­ший в руки к французам в более-менее приличном со­стоянии. Так, Bf-109E-3 (W.Nr. 1304; 1+) фельдфебеля Карла Хара из 1-й эскадрильи JG76 был сбит в бою лет­чиками из GC 1/3 над районом между Хорнсбургом и Битшем. Хар совершил вынужденную посадку в Гоерс- дорфе северо-восточнее Войрта и был захвачен в плен. Самолет же был отремонтирован и испытан во француз­ском летно-испытательном центре (Centre d’Essais en Vol) в Орлеане-Бриши, а затем в мае 1940 г. в Амьене он был передан англичанам[16].

В бою, в котором был сбит Хар, немцы потеряли еще одну машину, а летчик также попал в плен. Это был лейтенант Хайнц Шульц из 3./JG76 на Bf-109E-3 (W.Nr. 1251; 11+). При аварийной посадке в районе Ремелин- ле-Путтелан машина была разбита и восстановлению не подлежала. Останки этого мессера были выставлены на всеобщее обозрение в январе 1940 г. на Елисейских По­лях в Париже.

Бой с «Хоками» 22 ноября можно рассматривать как боевую ничью. Немцы потеряли два своих истребителя, но одержали две победы, отличились обер-фельдфебель Эрвин Клей и лейтенант Хельмут Вик из 3-й эскадрильи JG2. Это были их первые воздушные победы в карьере, причем для последнего, 24-летнего Вика, она стала го­ловокружительной. Всего за год, начав с командира зве­на в 3-й эскадрилье, он стал командиром JG2 «Рихтхо- фен»! Вик так описал свою первую победу в журнале люфтваффе «Дер Адлер»: «Поскольку французы не часто залетали на нашу территорию, я и мой ведомый решили сами наведаться к ним. Попутный восточный ветер по­могал нам в этом. Возле Нанси я внезапно заметил боль­шую группу самолетов, шедших на высоте 6000 м. Мгно­венно сообразив, что это самолеты противника, мы начали кружить. Два самолета отделились от общей груп­пы и, резко снижаясь, направились к нам. Теперь я смог определить тип самолетов — это были истребители «Кур- тисс». Тогда мы снизились и начали ожидать, пока фран­цузы догонят нас. Один из французов сел мне на хвост, и я начал набирать высоту, пытаясь оторваться. Я до сих пор отлично помню красно-бело-синие концентрические круги на французском самолете. Сначала француз действо­вал сломя голову, паля в мою сторону изо всего бортового оружия. Скажу вам, что это довольно неприятное ощуще­ние — чувствовать себя на мушке.

Неожиданно для француза я переложил штурвал, начал пикировать и, воспользовавшись превосходством в скоро­сти, легко ушел от преследователя. Когда мой противник исчез вдалеке, я посмотрел влево в поисках других само­летов, но никого не обнаружил. Когда же я глянул вправо, то сначала не поверил своим глазам. Прямо на меня нес-

лись четыре самолета с радиальными двигателями, и каж­дый стрелял в мою сторону. В голове у меня промелькнула глупая мысль: «Они что, собираются меня сбить?» Но это была секундная слабость. Что, опять удирать от врага? Нет! Настало время нанести ответный удар.

Один из самолетов противника начал снижаться. Сжав зубы, я переложил штурвал, нажал на педаль и начал пра­вый вираж, чтобы атаковать приближающийся француз­ский самолет. К тому времени как я выполнил разворот, первый самолет уже открыл огонь. Второй истребитель французов шел вслед за первым. Я пошел в атаку на перво­го. Это был страшный момент, когда я видел прямо пере­до мной ствол, изрыгающий огонь. Однако мы находились слишком близко друг от друга, чтобы вести прицельный огонь. Французы пролетели надо мной, и я оказался нос к носу с третьим самолетом. Я слегка подправил прицел и, когда самолет противника оказался точно в центре, на­жал на гашетку. Все происходило как на занятиях в лет­ной школе. Очередь, пущенная мною, попала точно в цель, вырвав несколько кусков обшивки истребителя. Оба ведо­мых сбитого француза развернулись и отлетели в сторону. Четвертый французский самолет также обстрелял меня, но все мимо. Тем временем два отлетевших самолета про­должали набирать высоту. Я последовал их примеру. То­плива у меня оставалось ровно столько, чтобы дотянуть до аэродрома. Мой ведомый, который тоже вернулся на базу в целости и сохранности, потерял меня в общей су­толоке боя после первого же моего маневра».

Его ведомый Эрвин Клей дает другие детали того боя: «Наше звено было атаковано со стороны солнца. Мы ушли из-под атаки и стали набирать высоту, но снова были ата­кованы со стороны солнца. У меня на хвосте висели два «Хока», обстреливающие меня снизу. Мне удался маневр, и один из моих противников попал в мой прицел. Я открыл огонь, и самолет противника сразу же пошел вниз, думаю, я попал в летчика. Другой французский самолет тут же атаковал меня с еще большей агрессивностью, между нами началась собачья свалка с энергичным маневрированием и

стрельбой. Вдруг я заметил, как к моему ведущему пристро­ился Куртис, и я развернулся ему наперерез. Я открыл огонь и закончил стрелять лишь тогда, когда он врезался в землю. Так я одержал две победы (на самом деле только одну. — Авт.) в своем первом боевом вылете».

Как затем стало известно, Клей и Вик сбили «Хоки» из GC II./4 с № 169 и 95 соответственно. Кроме Клея и Вика 22 ноября победы одержал гауптман Эрих Микс из штабного звена I./JG53, но это уже было под вечер и в районе южнее Саарбрюккена. Однако подтверждение имеется лишь для одной его победы. Это был «Моран» из GC II./6, аварийно севший около Фрейбоуса.

На следующий день два звена 1./JG51 более получаса вели бой с девяткой MS.406 из GC III./7, и весьма удач­но. Свои первые победы одержали Фридрих Эберле, Георг Клаус и Херман Фридрих Йоппин, причем по­следний и сам был атакован противником и еле дотянул на своей 5+ до базы под Мангеймом.

В конце ноября погода в районе Саара вновь ухудши­лась, и воздушную активность проявляли лишь самоле­ты-разведчики, да и то ближе к концу года. Именно в тот период произошло первое столкновение немецких и английских истребителей. 22 декабря Bf-109E из III./JG53 во главе с Вернером Мёльдерсом сопровожда­ли пару разведывательных Do-17P. Группа летела вдоль Саара, когда далеко внизу показались три английских истребителя. Устремившись вниз, Мёльдерс сбил левого англичанина с первой попытки. Спустя секунду правый самолет противника завалил командир 8-й эскадрильи JG53 обер-лейтенант Ханс фон Хан — еще одна будущая звезда люфтваффе. Оба истребителя, которых первона­чально немцы приняли за «Мораны», начали падать вниз, оставляя за собой характерные хвосты дыма и пла­мени. В действительности это были «Харрикейны» N2385 и L1967 из 73-й Sqdn. RAF. Оба английских лет­чика, сержанты Дж. Уинн и P.M. Перри, погибли.

Плохую погоду люфтваффе использовало для продол­жения реорганизации своих подразделений и их передислокации для подготовки к вторжению во Францию. Так, I./JG53 была переведена в Дармштадт-Гисхайм, а 19 декабря вся эскадра, ранее подчинявшаяся напрямую Люфтгаукоммандо XII, была передана 3-му воздушному флоту, который уже готовился к воздушному прикры­тию вторжения во Францию, запланированного на на­чало следующего года.

С середины декабря 1939 г. люфтваффе, пользуясь плохими погодными условиями, постепенно стало сни­жать деятельность на Западном фронте — начиналась подготовка к предстоящим кампаниям.

Читатель смог заметить, что так называемая «стран­ная» или «сидячая» война не была таковой для против­ников в воздухе. В ходе этой войны летчики Bf-109 за­писали на свои счета порядка полутора сотен воздушных побед, причем примерно половина из них была одержа­на в районе Саар, самом горячем участке Западного фронта. В воздушных боях над Западным валом засияла на небосклоне люфтваффе новая звезда, звезда первой величины — Вернер Мёльдерс. Воздушные бои осени- зимы 1939/40 г. показали, что Bf-109E является грозной боевой машиной, но у него уже стали появляться до­стойные соперники и мессеру необходима модерниза­ция! Однако обо всем по порядку.

Из книги «Воздушные дуэли»

 



[1]  Официальное название французских ВВС — Armee de I'Air, бук­вально — Воздушная армия; GC сокр. от Groupes de Chasse — истре­бительная группа.

[2]  С 1 сентября 1939 г. эскадрилья была переименована в 5./JG52, но в документах еще некоторое время использовалось старое обозначение.

[3]  Это был МВ-131 из французской 14 GAR. Самолет разбился в 11.36 около Блисраибаха. Летчик Буври и два других члена экипажа погибли.

[4]  По всей видимости, ведущий пошел наперерез противнику, от­секая его от границы.

[5]  Экипаж в составе лейтенанта Жильберта Лелу и сержанта Молля погиб и в тот же день был похоронен с воинскими почестями около Энсдорфа.

[6]   Бецнер и Гриммлинг сбили самолеты из GAO 1/520. Жертва Бецнера разбилась около Гросблейерстроффа, а Гриммлинга села на вынужденную посадку в окрестностях Ауерсмахера. Экипаж разбив­шегося разведчика также был похоронен с воинскими почестями. За успехи 10 сентября Бецнер и Гриммлинг были награждены Железны­ми крестами 2-го класса.

[7]  Бальфанцу ассистировал гауптман Эрих Микс, который свои первые воздушные победы одержал еще в Первую мировую войну.

[8]   С большой долей вероятности можно утверждать, что немецкий летчик ошибся в идентификации своей жертвы, поскольку все вы­пущенные к сентябрю 1939 г. MB-151 не были оснащены воздушными винтами и прицелами!

[9]   Это был сержант Куин на самолете Н-75А-1 (№ 21, Х820).

[10] В истребительной авиации, в отличие от других подразделений люфтваффе, существовала упрощенная система бортовых обозначений самолетов. Она состояла из порядкового номера истребителя в эскад­рилье и креста. При этом каждая эскадрилья имела свой цвет цифр. Таким образом, код красная 9+ выглядел как красная цифра 9 рядом с крестом.

[11] Следует уточнить, что еще до атаки Bf-109 французский развед­чик был поврежден зенитками из Flakabt.84.

[12]  Stab II./JG52 вновь сформированный; в 4./JG52 была 16 октября 1939 г. реорганизована 1./JG71; в 5./JG52 была 1 сентября реоргани­зована 11./JG72 и, наконец, 6./JG72 была вновь сформированной эскадрильей.

[13] Пфайль вернулся на воинскую службу спустя 2 года, несмотря на все усилия врачей, вернуть ему полноценное зрение так и не уда­лось. Он погиб в 1944 г. во время нападения французских партизан на его автомобиль.

[14] Линия (позиция) Зигфрида, она же Западный вал, — зона германских укреплений, прикрывающих границу от Голландии до Швейцарии. Зигфрид — мифический герой древней германской саги о нибелунгах, обладавший неуязвимостью. Во время Первой ми­ровой войны имя Зигфрида носила германская позиция, с которой немцы перешли в марте 1918 г. в наступление. Таким образом, гер­манское командование не впервые дает своим позициям название Зигфрид — символ прочности и неприступности (Карбышев Д.М. Ли­ния Мажино и позиция Зигфрида // Военная мысль. 1939. № 11).

[15] В отличие от бомбардировочной, штурмовой, разведывательной,

морской и других видов авиации, на самолеты которых, как правило, наносился четырехсимвольный код, у истребителей он обычно состо­ял из одной или двух цифр рядом с крестом, обозначавших порядко­вый номер машины в подразделении.           '

[16] Там он был облетан летчиком Брауном из 1-й Sqdn. RAF. Вско­ре последний провел на Bf-109 учебные воздушные бои с «Хоком» и «Харрикейном». 4 мая этот мессер перегнали в А&АЕЕ (Aeroplane & Armament Experimental Establishment RAF) в Боскомби-Дауне для первоначальных летных испытаний, и 10 дней спустя его отправили в Испытательный центр в Фарнборо, где ему присвоили регистрацион­ный номер АЕ479 и провели всесторонние испытания. В апреле 1942 г. машину передали американцам, и в том же году в ноябре она была разбита в одном из испытательных полетов на аэродроме в Чанут- Файлде.

Читайте также: