ГлавнаяМорской архивИсследованияБиблиотека












Логин: Пароль: Регистрация |


Голосование:
Вам нравится наш сайт?


Отличный сайт!
Хороший сайт
Встречал и получше
Совсем не понравился





» » » О роли наёмничества в политической истории Спарты конца V в. до н. э.
О роли наёмничества в политической истории Спарты конца V в. до н. э.
  • Автор: Malkin |
  • Дата: 23-10-2014 11:24 |
  • Просмотров: 1298

Участие наёмников (μισθοφόρι ξένοι) под предво­дительством греческих командиров в походе Кира Младшего и их «восхождение» в Элладу вряд ли можно рассматривать как крупное историческое со­бытие. Однако в контексте политической и соци­альной истории классической Греции этот факт за­служивает особого внимания.

На рубеже V-IV вв. до н. э. феномен наёмниче­ства, известный древнему миру и ранее, находит наиболее яркое выражение именно в греческом кон­тинууме. Пауперизация и маргинализация полисно­го населения, вызванные Пелопоннесской войной, стимулировали стремительное развитие наёмниче­ства. Военная служба за плату (μισθοφορία) стано­вится основным источником существования, обра­зом жизни множества разных людей. В «Анабасисе» Ксенофонт приводит ряд примеров, на основе ко­торых можно определить социально-психологичес­кие типажи «солдат удачи» (бедняки, изгнанники, преступники, бывшие рабы, различные авантюрис­ты и т. д.). Отличительной чертой наёмничества как метаполисной страты являлись высокая степень гражданской отчужденности, социальная автономия и высокая психологическая динамичность. Пасси­онарные порывы μισθοφόροι представляли серьез­ную угрозу социально-политической стабильности в государствах: в Греции всегда был спрос на услуги наемников. Иногда «солдаты удачи» забывали про обязательства перед нанимателями, и тогда они ста­новились стихийной, но достаточно самостоятель­ной силой. В Элладе не было и, очевидно, не могло быть авторитета, способного полностью контроли­ровать эту пассионарную массу. Поэтому в конце V в. до н. э. спартанцы, установившие свою гегемонию в Элладе, столкнулись с актуальнейшей проблемой: как в отсутствие тотального контроля над наемни­ками обезопасить социально-политическую ситуа­цию в полисах.

Можно было привлекать «солдат удачи» на служ­бу, но в то время Спарта не нуждалась в большом постоянном войске, содержание которого дорого обходилось и не имело смысла: после Пелопоннес­ской войны лакедемоняне не вели масштабных во­енных действий. Полностью отказаться от услуг на­емников они также не могли: такими солдатами можно было комплектовать спартанские гарнизо­ны, а на случай большой войны μισθοφόροι пред­ставляли дополнительный военный ресурс. Реше­ние проблемы подсказывала давняя практика найма на службу за пределами Греции, которая в годы Пе­лопоннесской войны, вероятно, осуществлялась сла­бо. Исход огромной массы наемников из Эгеиды за короткий период вряд ли был возможен без коор­динации из единого центра. Таким центром пред­ставляется Спарта.

Лакедемон из всех греческих государств был наи­более заинтересованным в удалении большого коли­чества наемников из зоны собственной гегемонии. Так, в 401 г. до н. э. около 13 тыс. «солдат удачи» при­соединились к армии Кира Младшего. В чем заклю­чались другие интересы лакедемонян? Во-первых, смута в Персии, хотя и временно, предоставляла сво­боду действий спартанцам в малоазийских полисах. Во-вторых, после вполне прогнозируемой победы Кира в борьбе за ахеменидский престол Спарта, учи­тывая прошлые отношения с ним, могла рассчиты­вать на лояльность персидского царя. Усиленное на­емными контингентами (μισθοφορικόν) анатолийское войско имело неплохие шансы на успех в столкнове­нии с армией Артаксеркса II. В его составе насчиты­валось около 13 тыс. μισθοφόροι и от 70 до 100 тыс. варваров (Diod., XIV, 19; 21; Xenoph. Anab., I, 7, 10).

Источники скупо сообщают о причастности спартанцев к сбору μισθοφορικόν и походу Кира Младшего, на основании чего нельзя утверждать о безразличии Спарты к проблеме наёмничества или персидским делам. В этих делах Спарта соблю­дала особую осторожность: результат борьбы на Востоке не был ясен, а сохранить свои позиции в ма- лоазийских полисах необходимо было при любом исходе. Поэтому косвенным подтверждением та­кой причастности является характер этнополитического представительства наёмников в армии Кира.

В «Анабасисе» Ксенофонт называет имена ко­мандиров и рядовых солдат, указывает на их эт- нополитическую принадлежность и количество по родам войск. На основе анализа устанавливаются

4  категории наемников, первые три из которых эл­линские: солдаты-пелопоннесцы (большинство ар­кадцы и ахейцы), солдаты из материковой Греции и Эгеиды, солдаты с греческой «периферии» (Крит, Сицилия, Италия и т. д.), солдаты-варвары (фра­кийцы, энианы и др., некоторые из них, вероятно, бывшие рабы). Первая и вторая категории по чис­ленности самые крупные. Обращает внимание то, что μισθοφόροι из Пелопоннеса, материковой Греции, Эгеиды и отчасти солдаты-варвары (например, фракийцы) — это выходцы из «проблемных» обла­стей спартанской Архэ, политическая нестабиль­ность в которых не соответствовала интересам геге­монии лакедемонян.

Способствуя удалению излишнего маргинально­го элемента за пределы Эллады, в первую очередь из Пелопоннеса, Спарта прежде всего снижала полити­ческую и социальную напряжённость в зоне своего влияния. Такая практика проводилась и ранее. На­пример, в годы Пелопоннесской войны ее походные армии собирались из неодамодов и союзников, а экипажи пелопоннесских кораблей комплектовались наёмниками. Но после завершения войны Спарта была вынуждена канализировать массу лишних на­ёмников за пределы Эгеиды и поэтому поход Кира Младшего оказался удобным случаем.

Таким образом, в конце V в. до н. э. греческое на­ёмничество представляло собою силу, с которой при­ходилось считаться и которую Спарта использовала как средство для решения политических задач. Зна­чение μισθοφόροι для Эллады заключалось в том, что они являлись таким взрывоопасным социальным ре­сурсом, само наличие которого принуждало к его ос­торожному, но активному использованию. Очевид­но, этим и было обусловлено дальнейшее развитие наёмничества в классической Греции.

 

Филиппов А. М. (Харьков)

Доклад на V Международной научной конференции, посвященной 350-летию г. Харькова и 200-летию Харьковского национального университета им. В. Н. Каразина.

4-6 ноября 2004 года

 

Читайте также: