ГлавнаяМорской архивИсследованияБиблиотека












Логин: Пароль: Регистрация |


Голосование:
Вам нравится наш сайт?


Отличный сайт!
Хороший сайт
Встречал и получше
Совсем не понравился





» » Крепости на Руси
Крепости на Руси
  • Автор: Vedensky |
  • Дата: 12-07-2014 16:23 |
  • Просмотров: 1294

В эпоху средневековья строительство оборони­тельных сооружений составляло видную отрасль архитектуры. Да иначе и не могло быть! Ведь от этого зависело существование значительной части населения. Столкновения между войсками отдельных феодалов были в ту пору повседневным, обычным явлением. Опасность грозила населению сел и городов не только во время вторжения иноземных войск, но и когда никакой «официальной» войны не было, при этом не только в пограничных райо­нах, но и в центральных частях страны. Военные дей­ствия тогда редко имели широкие масштабы; в них, как правило, участвовали очень небольшие армии, но зато эти военные действия происходили почти непре­рывно, и жизнь мирного населения постоянно была под угрозой.

Потому-то крепостные сооружения и приобретали в эпоху средневековья такое большое значение. Само социальное положение феодала как представителя гос­подствующего класса определялось тем, что он владел не только землей, но и укрепленным замком, позволяв­шим ему подчинить окрестное население и не бояться столкновений с войсками соседних феодалов. Замок — одновременно жилище феодала и крепость — одно из характернейших явлений феодальной эпохи. Но укреп­ления строили не только отдельные феодалы. Мощные крепости сооружала центральная власть раннефеодального государства; они защищали также и все сред­невековые города.

Подобная картина, хотя в совершенно различных формах, характерна не только для европейского, но и для восточного средневековья. Так было и на Руси. Слово город в древнерусском языке означало укреплен­ное поселение в отличие от веси или села — неукреп­ленной деревни. Поэтому городом называли всякое укрепленное место, как город в социально-экономи­ческом значении этого слова, так и собственно кре­пость или феодальный замок, укрепленную боярскую или княжескую усадьбу. Все, что было окружено кре­постной стеной, считалось городом. Более того, вплоть до XVII в. этим словом часто называли сами оборони­тельные стены.

В древнерусских письменных источниках, особенно в летописях, имеется огромное количество упоминаний об осаде и обороне укрепленных пунктов и о строи­тельстве крепостных сооружений — городов. Несомнен­но, что они играли очень важную роль в истории рус­ского народа. И совершенно естественно, что интерес историков к древнерусским крепостным сооружениям проявился уже очень рано. В 1858 г. вышел в свет I том работы Ф. Ласковского «Материалы для истории инженерного искусства в России» — первая попытка общего обзора истории древнерусского военно-инже­нерного искусства. Работа эта для своего времени была выполнена на высоком научном уровне. Автор широко использовал письменные источники и большое коли­чество графического материала из военно-инженерных архивов. Казалось, что в последующих работах исто­рия древнерусского военно-инженерного искусства должна была получить еще более детальную и яркую разработку. Однако все авторы, писавшие на эту тему во второй половине XIX и даже в первой половине XX в., в основном лишь повторяли выводы Ф. Ла­сковского. Его работа оказалась, таким образом, непревзойденной новыми исследованиями почти в те­чение целого столетия. Это объясняется тем, что Ф. Ласковский с большой полнотой использовал пись­менные источники. С того времени их фонд вырос незначительно; источники же вещественные, археоло­гические, как правило, в исследованиях не использо­вались.

Между тем основным источником для изучеция древ­нерусских крепостных сооружений должны служить сами остатки этих укреплений — городища. Военные историки их совершенно не учитывали, а археологи, изучавшие городища, рассматривали их лишь как остатки древних поселений, мало интересуясь военно­инженерными сооружениями.

Чтобы изучить историю древнерусского военно­инженерного искусства, было необходимо объединить для решения общих военно-исторических задач тща­тельный анализ письменных источников с археологи­ческим и историко-архитектурным исследованием остат­ков древнерусских оборонительных сооружений. Такая задача впервые была сформулирована на археологиче­ском совещании в Москве, состоявшемся в 1945 г. С тех лор археологи провели раскопки наиболее важных памятников древнерусского военного зодчества, таких, как укрепления Киева, Москвы, Владимира, Новгорода и др.; обследовали значительную часть древнерусских городищ и на некоторых из них выяснили конструкции оборонительных валов. На основе марксистской мето­дологии удалось связать развитие древнерусского кре­постного строительства с общеисторическими процес­сами и социальными изменениями в жизни русского народа.

Конечно, многие важнейшие памятники древне­русского военного зодчества еще и теперь не затронуты изучением, многие вопросы скорее только поставлены, чем решены, однако в результате исследований послед­них лет удалось с большой полнотой вскрыть общие закономерности развития древнерусского военно-инже­нерного искусства.

 

Система стрельбы является одной из наиболее существенных особенностей каждого оборони­тельного сооружения. Принцип современной фортификации, гласящий, что наиболее дей­ственны те искусственные препятствия, кото­рые поддерживаются стрельбой, по-видимому, ведет свое происхождение с глубочайшей древности.

Действительно, все русские оборонительные соору­жения с древнейшей поры были рассчитаны на то, чтобы затруднить противнику доступ внутрь укрепле­ния и задержать его в самом невыгодном положении, под обстрелом защитников.

Основой обороны всех древнерусских крепостей яв­лялась стрельба со стен и башен, а система этой стрель­бы неразрывно связана с системой организации са­мих оборонительных сооружений, их плановой струк­турой и конструкциями.

Но и система стрельбы, и общая система организа­ции обороны крепостей находились в прямой зависи­мости от развития военно-тактических принципов оса­ды и обороны. Все стороны этого процесса развития тесно взаимосвязаны: как развитие тактических прие­мов воздействует на формы оборонительных сооруже­ний, так и, наоборот, развитие форм этих сооружений в свою очередь воздействует на изменение тактики.

При этом можно отметить, что более активной, быстрее и раньше изменяющейся стороной является, очевидно, тактика.

Конечно, не вызывает сомнений, что в основе разви­тия военно-инженерного искусства в целом и тактики осады и обороны в частности лежит не творчество гениальных полководцев и градостроителей, а прежде всего самостоятельный, внутренний процесс развития, зависящий в конечном счете от производительных сил.

Но было бы неверно сводить влияние производитель­ных сил только к прямому воздействию их на военную технику и оружие. Конечно, случаи, когда совершен­ствование оружия оказывает прямое влияние на изме­нение форм оборонительных сооружений, нередки. Так было, например, в период широкого распространения камнеметов и особенно в пору роста мощи огнестрель­ной артиллерии.

Однако само развитие оружия часто оказывается связанным не непосредственно с развитием техники, а с гораздо более глубокими явлениями в социально- экономической жизни страны.

Поэтому влияние производительных сил на эволю­цию оборонительных сооружений в большинстве слу­чаев можно проследить лишь через изменение тактиче­ских приемов, в свою очередь объясняемых изменения­ми социальных отношений.

Таким образом, развитие производительных сил большей частью сказывается на крепостном строитель­стве очень опосредствованно, как воздействие общих социальных изменений, вызывающих такие же общие изменения в организации армии и приемах ведения боя.

Разделение истории древнерусского военного зод­чества на основные этапы, связанные с коренными изменениями схемы организации обороны, является основой периодизации этой истории. Но поскольку само это развитие обороны связано с явлениями со­циально-экономического Характера, периодизация истории военного зодчества должна в значительной степени соответствовать общеисторической периодиза­ции. Именно поэтому основные периоды в истории древнерусского военного зодчества, хотя и не точно хронологически совпадают, но в целом соответствуют основным периодам русской истории — эпохе сложения классового общества, раннефеодальному государству, феодальной раздробленности, феодальному централи­зованному государству. История развития русских крепостей в конечном счете отражает историю русского народа.

П.А. Раппопорт

Из книги «Древние русские крепости», 1965

Читайте также: