ГлавнаяМорской архивИсследованияБиблиотека












Логин: Пароль: Регистрация |


Голосование:
Вам нравится наш сайт?


Отличный сайт!
Хороший сайт
Встречал и получше
Совсем не понравился





» » Военная разведка и контрразведка в России начала XIX века
Военная разведка и контрразведка в России начала XIX века
  • Автор: kolontaev |
  • Дата: 06-10-2013 18:44 |
  • Просмотров: 5547

Создание и деятельность в Российской империи единого органа военной разведки и контрразведки в 1810 – 1831 годах

 

Часть 1. Экспедиция секретных дел

 

Барклай-де-Толли Михаил Богданович (1761 - 1818 гг.)Став, в январе 1810 года военным министром генерал от инфантерии М. Б. Барклай де Толли доложил российскому императору соображения о необходимости наращивания усилий по сбору сведений о французской армии.

 

Для этих целей в составе Военного министерства он предложил создать отдел, который организовывал бы эту работу, а так же руководил деятельностью русских офицеров, входивших в состав посольств, определял им задачи по сбору сведений о французской армии и вооруженных силах других государств. Кроме того, эта структура должна была выполнять и контрразведывательные функции.

 

Предложения Барклая де Толли, были одобрены императором. Вскоре, в том же 1810 году, при военном министерстве была создана «Экспедиция секретных дел».

 

Сотрудники экспедиции секретных дел занимались организацией переписки военного министра с военными агентами и русскими послами, занимались рассылкой указаний и военного министра командующим русскими армиями по ведению их штабами разведывательной деятельности в сопредельных странах.

 

В посольства Российской империи, находящиеся в ряде европейских стран, были направлены офицеры русской армии, которых до 1917 года, стали называть военными агентами. В частности, в Дрезден был направлен майор В.А. Прендель, в Мюнхен - поручик П.Х. Граббе, в Мадрид - поручик П.И. Брозин. В Париже действовал полковник А.И. Чернышёв. В Вене и в Берлине - полковники Ф.В. Тейль фон Сараскеркен и Р.Е. Ренни.

 

Эти офицеры были опытными командирами, знали военное дело и иностранные языки, были любознательными и наблюдательными людьми. В дипломатических миссиях они официально состояли в качестве адъютантов послов, которые имели генеральские чины.

 

Стремясь активизировать сбор военных сведений, главным образом о наполеоновской армии, Барклай де Толли лично направлял по данному поводу письма русским послам, действовавшим в странах Западной Европы.Так, 26 августа (7 сентября) 1810 года в письме к посланнику России в Пруссии графу Х. Ливену - Барклай направил развёрнутый перечень интересующих военное министерство разведывательных данных.

 

В этом письме, военный министр исходя из того, что Пруссия и соседние державы, в том числе и Франция, по его словам: «во взаимных между собою отношениях заключают все виды нашего внимания», выразил интерес в добывании российским посольством в Пруссии, сведений «о числе войск, особенно в каждой державе, об устройстве, образовании и вооружении их и расположении по квартирам, о состоянии крепостей, способностях и достоинствах лучших генералов и расположении духа войск», просил посла максимально внимательно отнестись к потребностям вооруженных сил в соответствующей разведывательной информации.

 

Военный министр также регулярно просил российских послов и военных агентов «закупать издаваемые в стране карты и сочинения в военной области» и обещая: «Сколько же на это потребно будет суммы, я не премину своевременно выслать».

 

Барклай был заинтересован в получении и других сведений разведывательного характера. Так, он просил послов «не менее ещё желательно достаточное иметь известие о числе, благосостоянии, характере и духе народа, о местоположениях и произведениях земли, о внутренних источниках сей империи или средствах к продолжению войны».

 

Убеждая посланников в необходимости добывания военных сведений, Барклай писал: «Настоящее ваше пребывание открывает удобный случай доставать секретные сочинения и планы».

 

Подобные письма, в конце 1810 года были, так же направлены военным министром и другим российским послам, в том числе: в Австрию – графу П.А. Шувалову, в Саксонию – В.В. Ханыкову, в Баварию князю И.И. Барятинскому, в Швецию фон Сухтелену и во Францию князю А.Б. Куракину.

 

Однако усилия Барклая и экспедиции секретных дел были не очень результативными. Главы дипломатических миссий и состоящие при них военные агенты, недостаточно обращали внимания к военным приготовлений в Европе. Те же военные сведения, которые доходили дипломатическим путём в министерство иностранных дел, не всегда сообщались, оттуда военному министру.

 

Часть 2. «Особенная канцелярия» и «Высшая военная полиция» в 1812 – 1815 годах

 

Помимо нежелания министерства иностранных дел и его посольств в европейских странах заниматься военной разведкой, в этот период, когда шёл процесс нарастания военной угрозы со стороны Франции, военному министру нужна была такая собственная структура военной разведки, которая не просто бы осуществляла канцелярские функции, но непосредственно занималась и руководила разведывательной и контрразведывательной деятельностью в вооруженных силах., а так же самостоятельно организовывала и повседневно контролировала работу военных агентов, обобщая поступающие от них сведения, количество которых, непрерывно увеличивалось.

 

В результате, в качестве такой структуры новой военной специальной службы, стала «Особенная канцелярия» при военном министре, в которую была преобразована прежняя «Экспедиция секретных дел» военного министерства.

 

Непосредственный процесс создания новой военной спецслужбы происходил следующим образом. В январе 1812 года при непосредственном участии генерала Волконского в Петербурге была завершена разработка важного уставного документа, который получил название «Учреждение для большой действующей армии».

 

Согласно, этому документу, предусматривалось создание в военном министерстве «Особенной канцелярии». В связи с этим  «Экспедиция секретных дел» при военном министерстве, 27 января (8 февраля, по новому стилю) 1812 года была переименована в «Особенную канцелярию», но не в составе военного министерства, а при военном министре, что дополнительно повышало её статус.

 

флигель-адъютант полковник Алексей Васильевич ВоейковПервым директором «Особенной канцелярии», был назначен флигель-адъютант полковник Алексей Васильевич Воейков, который в начале своей военной карьеры был ординарцем А.В. Суворова.

 

«Особенная канцелярия», на момент своего создания, была очень немногочисленной и имела следующий штат сотрудников: директор, три экспедитора и один переводчик. Фактическим первым заместителем директора канцелярии, стал один из её экспедиторов подполковник Пётр Андреевич Чуйкевич.

 

Вскоре после создания  «Особенной канцелярии», ей были подчинены все офицеры -  военные агенты, находившиеся в составе российских посольств в европейских странах.

 

Спустя два месяца, после создания Особенной канцелярии ее вторым по счёту директором  в середине марта 1812, был назначен полковник Арсений Андреевич Закревский, боевой офицер, имевший одновременно и большой опыт штабной работы.

 

С самого начала деятельности Особенной канцелярии был придан особо секретный характер. Результаты её деятельности, не включались в традиционные ежегодные отчёты Военного министерства, а круг обязанностей её сотрудников определялся согласно закону «Об учреждении Военного министерства»: «особо установленными правилами».

 

Особенная канцелярия решала важнейшие задачи: ведение стратегической разведки, путем сбора стратегически важных секретных военных сведений за рубежом, сбор сведений об армиях иностранных государств, анализ добытых сведений, оценка их и разработка на основе этого анализа рекомендаций для военного министра, оперативно-тактической разведки (сбор данных о войсках противника на границах России), а так же военная контрразведка (выявление и нейтрализация агентуры противника действующей в отношении вооруженных сил).

 

Контрразведывательные функции в «Особенной канцелярии», выполняли две структуры. Помимо военной разведки, внешней военной контрразведкой занимались военные агенты, которые по своим каналам и источникам получали информацию о лицах направляемых в Российскую империю для ведения разведывательной работы, как из Франции, так и из других европейских государств, и сообщали об этом в «Особенную канцелярию».

 

Для ведения контрразведки, непосредственно в войсках, была создана подчинявшаяся «Особенной канцелярии», так называемая «Высшая военная полиция», первым начальником которой был назначен французский аристократ – эмигрант Яков Иванович де Санглен.

 

Кроме небольшой собственной канцелярии, в состав «Высшей военной полиции», так же входили десять оперативных сотрудников из числа гражданских и полицейских  чиновников. Часть, этих гражданских чиновников были отставными армейскими офицерами.

 

Эти оперативные сотрудники «Высшей военной полиции», были разделены на три группы и направлены в расположение трех находившихся в пограничной полосе армий для ведения в них контрразведывательной деятельности.

 

После начала Отечественной войны 1812 года, направленные в три действующие армии чиновники Высшей военной полиции, помимо контрразведки стали заниматься так же и тактической военной разведкой. В их задачу входило создание агентурных групп на оккупированных французами русских территориях. Такие резидентуры были в частности созданы в Полоцке, Могилеве и ряде других городов захваченных противником.

 

К примеру, сотрудники Высшей военной полиции П.Ф. Розен и Е.А. Бистром действовали в районе Динабург – Рига, А. Барц – в районе Белостока, где попал в плен к французам. В Подмосковье действовал - Ривофиннол. Шлыков оперировал под Полоцком и Смоленском, затем в полосе 3-й армии, позднее выявлял агентуру противника в Москве. И.А. Лешковский был прикомандирован к корпусу генерал-лейтенанта П.Х. Витгенштейна. Е.Г. Кемпен послан в Мозырь в корпус генерал-лейтенанта Ф.Ф. Эртеля для развертывания агентурной работы на территории Белоруссии. К.Ф. Ланг с приданными ему двумя казаками, специализировался на захвате «языков» (всего взял их десять), и, при этом был ранен. Вейс пропал без вести. В.П. Валуа на короткий срок попал в плен.

 

В результате, этой напряженной деятельности военных контрразведчиков, в канцелярию Высшей военной полиции постоянно поступала обширная информация о движении войск неприятеля, положении в его тылу.

 

Кроме ведения разведки и контрразведки, Высшая военная полиция так же занималась выявлением должностных преступлений офицеров-интендантов и поставщиков товаров для армии.

 

В сентябре 1812, после отставки Барклая де Толли с поста военного министра, де Санглен и его сотрудники, находившиеся в прямом подчинении главы военного ведомства, вместе с канцелярией министерства отбыли в Санкт-Петербург.

 

Новым директором Высшей военной полиции, был назначен бывший чиновник Министерства полиции - надворный советник барон П.Ф. Розен, до этого являвшийся помощником де Санглена.

 

В 1810 – 1812 годах российскими спецслужбами и, прежде всего, Особенной канцелярией и подчинявшейся ей Высшей военной полиции, на территории западных губерний было установлено и объявлено в розыск 98 французских и ряда агентов других европейских государств, в том числе и союзной Великобритании, из которых за этот же период было задержано 39 человек.

 

Часть 3. Создание и деятельность «Военно-секретной полиции» в 1815 – 1831 годах

 

Вскоре после окончательного разгрома наполеоновской Франции в битве при Ватерлоо 18 июня 1815 года, в ходе перевод русской армии на положение мирного времени, были упразднены Особенная канцелярия, и входившая в её состав - Высшая военная полиция.

 

Однако, это означало не полнуюликвидацию системы военных спецслужб в тогдашней Российской империи, а их децентрализацию, поскольку персонал обоих этих военных спецслужб был использован для создания аналогичных структур при штабах пограничных армий, петербургского генерал-губернатора и русского оккупационного корпуса во Франции. Эти структуры получили наименование «Военно-секретная полиция»

 

В особых условиях действовала военная контрразведка русских войск находившихся тогда во Франции. После полного завершения войны с Наполеон в 1815 году, во Франции был установлен режим военной оккупации союзными войсками. Русскую армию во Франции в период её военной оккупации союзниками, с 1815 по 1818 год, представлял «Отдельный оккупационный корпус», численность 35 тысяч человек.

 

Липранди Иван ПетровичПри штабе русского оккупационного корпуса во Франции, так же была создана отдельная служба военно-секретной полиции.

 

Её весь период оккупации возглавлял подполковник Иван Липранди.

 

В задачу военно-секретной полиции русского оккупационного корпуса во Франции входила разведка и контрразведка, а так же борьба с дезертирством среди личного состава, профилактика и расследование уголовных преступлений, совершенных как самими военнослужащими корпуса, так и против них.

 

Наиболее крупным структурным подразделением, тогдашней реформированной военной контрразведки была военно-секретная полиция созданная, в 1815 году, в Варшаве – столице так называемого «Царства Польского». Эта новая административно-политическая единица, была создана на базе тех польских территорий которые после окончания войн с наполеоновской Францией по условиям мирных договоров отошли к Российской империи.

 

Центральный аппарат военно-секретной полиции, находившийся в Варшаве, состоял из её начальника я, чиновника по особым поручениям, прикомандированного жандармского офицера и канцеляриста, ведавшего делопроизводством, а так же нескольких офицеров занимавшихся оперативной работой в войсках. Но и при столь небольшом штате руководящих сотрудников секретная полиция добивалась хороших результатов.

 

Варшавская военно-секретная полиция находилась в подчинении начальника Главного штаба «Его Императорского Величества» генерал-лейтенанта барона Ивана Ивановича Дибича, а непосредственное руководство ее деятельностью осуществлял начальник Главного штаба великого князя Константина Павловича генерал-лейтенант Дмитрий Дмитриевич Курута.

Курута Дмитрий Дмитриевич 

Основное внимание сотрудников этого органа было сосредоточено на польской армии Царства Польского (правителем Царства Польского в 1815–1830 годах, юридически был русский император, а его наместником, и непосредственным правителем русской части Польши, являлся его брат - великий князь Константин Павлович). Кроме того, сотрудники Варшавского отделения военно-секретной полиции, выполняли функции военной разведки и контрразведки в соединениях 1-й армии, которая располагалась на территории нынешней Белоруссии и Литвы.

 

Обязанности военно-секретной полиции в Царстве Польском были чрезвычайно широки. Прежде всего они касались ведения агентурной разведки и внешней контрразведки на территории соседних стран - Австрии и Пруссии, сбор военной и политической информации об этих странах,. отслеживали на их территории государств их собственных агентов, а так же агентов других европейских стран намеревавшихся проникнуть Российскую империю.

 

Кроме чисто военных аспектов розыскной деятельности, в компетенцию Варшавской военно-секретной полиции, входил политический сыск среди гражданского населения, а также борьба с контрабандистами, фальшивомонетчиками, религиозными сектами и масонскими ложами.

 

Для выполнения всех этих функций Варшавская военно-секретная полиция имела разветвленную сеть резидентур. В 1823 году, среди ее резидентов значились: подполковник Засс, полковник Е.Г. Кемпен, генерал Рожнецкий, руководивший Заграничной агентурой, начальник 25-й пехотной дивизии генерал-майор Рейбниц, организовавший ведение разведки в австрийской Галиции, прежде всего в стратегически важном пограничном округе Лемберг (Львов).

 

Чтобы не раздувать бюрократический штатный аппарат, для выполнения отдельных поручений регулярно привлекались армейские и жандармские офицеры, фельдъегеря, гражданские чиновники. Это были опытные и проверенные люди, которых посылали для ревизии деятельности агентуры на местах. Командиры воинских частей, расквартированных в западных губерниях Российской империи, также имели свою агентуру, выполнявшую задания Высшей военно-секретной полиции.

 

Аналогичные функции выполняла и военно-секретная полиция действовавшая при штабе 2-й армии, соединения и части которой, были расположены на территориях нынешней Украины, в том числе и в области политического сыска.

 

О выполнении структурами военно-секретной полиции помимо разведки и контрразведки, так же и функций политического сыска, свидетельствует инструкция - опросник «О предметах наблюдения для тайной полиции в армии», подготовленный, как для офицеров, самой военно-секретной полиции, так и предназначенной для командиров корпусов и дивизий 2-й армии, которые должны были вести наблюдения за настроениями личного состава во взаимодействии с военной контрразведкой.

 

В этой инструкции, по поводу осуществления политического сыска в армии, говорилось, в частности следующее: «Не существует ли между некоторыми офицерами особой сходки, под названием клуба, ложи и прочего? Вообще, какой дух в полках и нет ли суждений о делах политических и правительства? Какие учебные заведения в полковых, ротных или эскадронных штабах; учреждены ли ланкастерские школы, какие в оных таблицы: печатные или писанные и если писаные, то не имеют ли правил непозволительных».

 

Особенно интенсивно занималась политическим сыском военно-секретная полиция при петербурсгском генерал-губернаторе, который тогда был одновременно и командующим войсками находящимися в Петербурге и его окрестностях.

 

Это было связано с тем, что в период 1816 – 1818 года в Петербурге возникли первые тайные военные организации, позже получившие название – движение декабристов. Слухи о их появлении довольно быстро достигли императора и тогдашняя военная контрразведка, получила приказ заняться расследованием.

 

В результате, целенаправленных розыскных действий военно-секретной полиции при петербургском генерал – губернаторе, в 1821 году, произошел самороспуск, крупнейшего из тайных военных обществ – «Союза Благоденствия». Однако, в целом, предотвратить восстание декабристов, тогдашняя военная контрразведка, оказалась не в состоянии.

 

В целом работа структур военно-секретной полиции благодаря использованию офицеров армейских частей и чиновников местной администрации была довольно эффективной. Она не только организовывала разведку в приграничных государствах, а также контрразведку на своей территории за рубежом, но и по мере сил пресекала деятельность всевозможных сепаратистских националистических организаций, действовавших из-за границы.

 

Однако, последовавшие друг за другом, с достаточно коротким интервалом – восстание декабристов в 1825 году, а затем восстание в Царстве Польском в 1830 году, когда наместник этой территории – брат тогдашнего императора Николая I – великий князь Константин Павлович, едва не был убит в Варшаве, и ему, затем, с трудом удалось отвести русские войска в пределы Российской империи, после чего началась крупномасштабная российско-польская война, привели к тому, что вскоре после подавления польского восстания в конце октября 1831 года, структуры военно-секретной полиции в вооруженных силах Российской империи были расформированы.

 

Константин Колонтаев

Читайте также: