ГлавнаяМорской архивИсследованияБиблиотека












Логин: Пароль: Регистрация |


Голосование:
Вам нравится наш сайт?


Отличный сайт!
Хороший сайт
Встречал и получше
Совсем не понравился





» » Немецкие и советские спецслужбы в Крыму и Севастополе
Немецкие и советские спецслужбы в Крыму и Севастополе
  • Автор: kolontaev |
  • Дата: 21-08-2013 15:16 |
  • Просмотров: 3369

Историография и источниковедение деятельности немецких и советских спецслужб в Крыму и Севастополе

Часть 1. Актуальность и степень исследованности темы деятельности и противоборства германских и советских спецслужб, в Крыму и в Севастополе, в годы Великой Отечественной войны

Несмотря на то, что по внешним признакам тема истории событий Великой Отечественной войны на территории Крыма и Севастополя 1941–1944 годах, к настоящему времени, выглядит, чуть ли не исчерпывающе исследованной, однако, на самом деле она сулит еще немало весьма существенных исторических находок и открытий.

Немецкие и советские спецслужбы в Крыму и СевастополеИ, одним из важнейших разделов, этой темы, который все еще ждет своего серьезного и вдумчивого исследователя, является - роль и значение противоборства спецслужб нацисткой Германии и Советского Союза в Крыму и Севастополе, во время Второй Мировой войны.

Данный раздел истории боев за Крым и Севастополь в годы Великой Отечественной войны и сейчас, в начале ХХI века, спустя почти 70 лет после этих исторических событий, всё еще является белым пятном. Тем более, что отсутствие пусть малочисленных, но хотя бы четких данных по этому вопросу заменяется мифотворчеством, которое в освещении темы казалось должно быть особенно неуместным.

Говоря о деятельности и противоборстве немецких и советских спецслужб в Крыму и Севастополе, в период Великой Отечественной войны, приходится отметить, что на момент начала написания данной работы (март 2011 года), то есть 67 лет спустя, информационные данные, по этой теме, пока все еще достаточно отрывочны и скудны.

Однако, если для советской историографии, для такой ситуации служили оправданием целый ряд обстоятельств объективного характера, как в виде официальной государственной и партийной цензуры, так и неофициальной ведомственной цензуры, в лице, прежде всего, как КГБ в целом, так и его органов на местах, то резко изменившаяся по этой теме, в сторону большой открытости и доступности информации ситуация, наступившая после распада СССР, не дает теперь, никаких объективных оправданий для сохранения прежнего уровня состояния  научно – исследовательской работы по данному вопросу.

А как показало второе издание в январе 2009 года энциклопедического справочника «Севастополь», предпринятое Национальным музеем героической обороны и освобождения Севастополя, это невежество благодаря косности научного персонала данного музея продолжает сохраняться до сего дня практически в полной неприкосновенности.

Возьмем, к примеру, в данном энциклопедическом справочнике, такую большую по объему статью, как «Немецкая оккупация Севастополя», автор, которой на момент ее написания, около сорока лет возглавлял и до сих пор возглавляет «Музей коммунистического подполья Севастополя», который входит на правах отдела в Национальный музей героической обороны и освобождения Севастополя.

В этой, энциклопедической статье, которая, по сути, должна быть краткой обобщающей работой по данному вопросу, без каких-либо изменений воспроизводится  набор традиционных исторических мифов или мягко, говоря исторических неточностей. Среди, них - миф о повешенных якобы за отказ работать на немцев трех комсомольцах, а так же продолжает по прежнему иметь место быть полное перевирание фамилии начальника управления немецкой службы безопасности (SD) Севастополя, в период его немецкой оккупации.

Что касается казненных комсомольцев, то  я лично еще в 1998 году показывал автору данной статьи, имеющиеся в библиотеке музея подшивки севастопольских газет «Слава Севастополя» и «Флага Родины» за ноябрь 1947 года, содержащих материалы по Севастопольскому судебному процессу над немецкими военными преступниками. В этих, опубликованных данными газетами материалах судебного процесса, один из подсудимых, а именно - обер-лейтенант полевой жандармерии Шреве, по приказу которого эти подростки были повешены, на допросах в ходе процесса, показал, что эти трое подростков были казнены не за какие-то конкретные провинности перед немецкими оккупационными властями, а исключительно, в целях постоянного запугивания населения оккупированного Севастополя.

После этого я предложил ей на основании этих новых документально подтвержденных данных внести изменения в соответствующий раздел экспозиции Музея подполья объясняя, что подлинная причина смерти этих подростков будет намного больше подчеркивать беспредел, творимый оккупантами, чем  мифология, сварганенная по известному совковому принципу:  «Хотели как лучше, а получилось как всегда». Но на голове взращенных бывшим директором музея Мазеповым «научных» кадров можно тесать не то что кол, а лом, из легированной стали, но все будет без толку.

В результате, до сих пор, за почти сорок пять лет, прошедших с момента создания в Севастополе Музея коммунистического подполья, нет не только, никаких изменении в его экспозиции, но и с тупым упорством идет повторение его заведующей прежней псевдоисторической мифологии в соответствующей статьях, как первого, так, и второго издания энциклопедического словаря «Севастополь».

«Но нет их не вразумишь!», так писал, правда по другому поводу, поэт Тютчев. О чем свидетельствует в этой же  статье, упоминание в качестве начальника немецкой службы безопасности в Севастополе некоего штурмшарфюрера Майера. Для заведующей Музеем подполья уже около 40 лет, если не больше, я проработавший в музее научным сотрудником 5 лет, могу объяснить, что согласно многочисленной изданной в последние 15 лет справочной литературе «штурмшарфюрер» - высшее унтер-офицерское звание в войсках СС. В «общих СС», в том числе и службе безопасности использовалось соответствующее ему звание «гауптшарфюрер». Оба этих эсэсовских звания приравнивались к армейскому чину «штабсфельдфебель», что в переводе на современную систему отечественных воинских званий означает - «старший прапорщик».

Немцы, конечно, иногда бывают большие оригиналы, но и они думается все же, в то время для управления службы безопасности в таком стратегически для них тогда важном городе как Севастополь нашли бы начальника с офицерским званием. И действительно реальным начальником Севастопольского управления SD являлся оберштурмбанфюрер Фрик.

По этому поводу можно указать, что в фондах Севастопольской Морской библиотеки с 1999 года хранится  сборник немецких архивных материалов по боевым действиям и оккупации Севастополя в 1941-1944 годах  изданный немецким исследователем  Нойманом в 1998 году, где целый массив документов подписан начальником Севастопльского управления СД оберштурмбанфюрером Фриком. (Звание оберштурмбанфюрера СС в нацисткой Германии соответствовало армейскому званию подполковник).

Таким образом, в результате отсутствия обобщающих и четких данных по этому вопросу до сих пор еще пышным цветом процветает мифотворчество, которое в освещении данной темы, казалось должно быть особенно неуместным.

Особенно неуместным в этом плане была деятельность в данном вопросе во времена СССР в данном вопросе Севастопольского городского отдела КГБ Украинской ССР, после распада СССР, аналогичная мифологическая деятельность севастопольского управления Службы безопасности Украины.

Одним из примеров этого является участившиеся особенно в последнее десятилетие, с подачи как севастопольских ветеранов органов государственной безопасности, так и руководства севастопольского управления Службы безопасности Украины, своего рода «хороводов» вокруг личности и памятника офицера контрразведки военно-воздушных сил Черноморского флота младшего политрука (младшего лейтенанта) Силаева Павла Михайловича (1916–!942), который согласно этой мифологии, будучи взятым немцами в плен 4 июля 1942 на мысе Херсонес, якобы подорвал спрятанный в одежде гранатой немецкого авиационного генерала, к которому его привели на допрос.

Это один из многих мифов сопровождающих историю Второй обороны Севастополя опровергается легко и просто. За весь период боев за Севастополь в 1941–1942 годах не погиб ни один немецкий генерал – ни сухопутный, ни авиационный. И поэтому во всех рассказах о Силаеве, как-то забывают упомянуть имя, полное звание и должность «взорванного» Силаевым немецкого генерала. А ведь генерал в любой армии это не иголка в стогу сена.

Часть 2. Состояние историографии по деятельности и противоборству германских и советских спецслужб, в Крыму и в Севастополе, в годы Великой Отечественной войны, к началу второго десятилетия 21-го века

В 1997 году, автор данной книги (Константин Колонтаев - РЕД.), стал первым в странах бывшего СССР исследователем темы действий и борьбы между немецкими и советскими спецслужбами в Севастополе и Крыму в период Великой Отечественной войны.

Началом этих исследований стала моя статья «Севастопольский Нюрнберг», которая была написана мной в качестве научного сотрудника отдела «История Великой Отечественной войны» Музея героической обороны и освобождения Севастополя - 16 октября 1997 года, к 50-летию Севастопольского судебного процесса над немецкими военными преступниками, который проходил в октябре-ноябре 1947 года в Севастопольском Доме офицеров Черноморского флота.

Впервые, эта статья была опубликована в севастопольской газете «Флаг Родины» (печатный орган командования Черноморского флота) в номерах за 3, 4 и 5 декабря 1997 года. Следующая публикация, этой статьи была в симферопольской газете «Крымское время» от 20 января 1998 – с. 8-9. Затем, эта статья была опубликована в московской газете «Дуэль» - 1998 - № 15 – с. 6.

Последующие публикации этого исторического материала о «Севастопольском Нюрнберге», были сначала в виде статьи в энциклопедическом справочнике «Севастополь», изданном Музеем героической обороны и освобождения Севастополя дважды, в 2000 и 2009 годах, а потом была публикация этой статьи в севастопольской газете «Колесо» - 2007 - № 38 – с. 10 – 11. и, затем её публикации в севастопольском историческом альманахе «Город – герой Севастополь. Неизвестные страницы» - 2007 - № 4 - с. 110 – 114, а так же в крымском военно-историческом журнале «Милитари Крым» (Симферополь) - 2008 - № 8 – с. 52 – 55.

Немецкие и советские спецслужбы в Крыму и СевастополеВ статье «Севастопольский Нюрнберг», рассматривая личности подсудимых  на данном процессе, я, в том числе, обратил внимание на целый ряд подсудимых, являвшихся офицерами, различных германских спецслужб. Например, на Эрнста Шреве, обер-лейтенанта полевой жандармерии (военной полиции), члена НАСДАП с 1933 года. Родился в 1895 году, уроженец деревни Иосселькорст, округ Биллефельд. На службе в гражданской полиции с 1921 по 1940 год. В 1940-1942 годах - офицер полевой жандармерии гарнизона немецких оккупационных войск в Париже. Начальник полевой жандармерии Севастополя с 3 июля 1942 по 4 мая 1944. Был арестован советскими оккупационными властями в Германии 10 мая 1945.

Прибыв из Парижа в Севастополь 3 июля 1942 начальник местной военной комендатуры Шреве уже спустя несколько дней организовал облавы и расстрелы заранее определенных к уничтожению германскими оккупационными властями категорий населения города (до 2 тысяч человек). Известен и ряд конкретных эпизодов его военных преступлений: расстрел в конце июля 1942 в районе «Сады Бреславского» ( в настоящее время «4-й километр») 150 советских военнопленных из лагерного лазарета, находившегося в здании городской тюрьмы, имевших тяжкие увечья (отсутствие двух и более конечностей).

Другое его военное преступление - арест в конце августа и повешение 1 сентября 1942 на Пушкинской площади (ныне площадь Суворова) трех подростков в возрасте 15-16 лет, по обвинению в саботаже, тогда как на самом деле причиной было желание с помощью периодических казней запугивать население города, даже если с этой целью приходилось казнить случайных людей.

Другой подсудимый, также офицер полевой жандармерии – капитан Пауль Кинне,1914 года  рождения, уроженец деревни Риттервальде, округ Найсе, земля Верхняя Силезия. В 1936-1942 гг. служил в гражданской полиции на территории Германии. В июне 1942, после окончания курсов офицеров полевой жандармерии направлен на Восточный фронт. В 1943 году, непродолжительное время был военным комендантом города Старый Крым. Но основное место службы в 1942-1945 гг. - начальник полевой жандармерии 13 танковой дивизии. Основные эпизоды военных преступлений: на Кубани в феврале 1943. при конвоировании колонны 600 советских пленных из станицы Тимашевской в Краснодар, его подчиненными было расстреляно в пути более 200 человек, из числа падавших или отстающих; в Молдавии 10-11 мая 1944 в районе деревни Бума (в 25 километрах от Кишинева) его командой был произведен расстрел 100 тяжелораненых советских пленных, которых, по словам Кинне, отказались принимать в лагерь для военнопленных. Кроме этого, ему вменялось в вину постоянно проводимые его командой фельджандармерии сжигание деревень и угон их жителей в Германию во время отступления 13-й танковой дивизии по территории Украины на запад.

И, наконец - Фридрих Радатус, служивший переводчиком в абверкоманде - 302 (одно из подразделений военной контрразведки 17-й немецкой армии), действовавшей в районе Старый Крым – Феодосия, с июля 1943 по 10 апреля 1944. Родился в1903 году, уроженец города Рига, Лифляндская губерния, Российской империи, балтийский немец, член НАСДАП с 1943 года.  В ходе процесса, он обвинялся в участии в пытках во время допросов, и в расстреле 31 заключенного.

Первым написанным мной большим материалом, посвященным истории создания, а так же структуре и действиям германских спецслужб в годы Второй мировой и Великой Отечественной войны стала статья  «Мифы о гестапо». Она была написана 22 июня 2001 года, и впервые была опубликована в московской газете «Дуэль» - 9 октября 2001- №  41 – с. 6. Затем  была напечатана в севастопольской газете «Колесо» - 2007 - № 51 – с. 10 -11.

Найденный мной материал о деятельности органов военной разведки и контрразведки, непосредственно в составе частей и соединений германской армии, так называемых «отделов 1С» (1Ц) в период Великой Отечественной войны был помещен мной в качестве иллюстрации одного из тезисов моей статьи «Был ли сталинский режим тоталитарным?». Эта была написана 19 июля 2001, и пока еще до сих пор не публиковалась.

Продолжением темы немецких спецслужб, но уже применительно к их действиям периода боев за Севастополь 1941 – 1942 годов стала моя статья «Немецкий оккупационный режим в Севастополе», которая была написана 25 апреля 2006 года. Впервые была опубликована в севастопольской газете «Флаг Родины» - 4 мая 2006 – с. 10. Затем была напечатана в газете «Севастопольский меридиан» - 2006 - № 36 –с. 7. Следующая ее публикация в московской газете «Дуэль» - 2007 - № 15 – с. 6. Завершающие ее публикации  были в 2007 году в севастопольской газете «Колесо» - 2007 - № 18 – с. 7, и в историческом альманахе «Город – герой Севастополь. Неизвестные страницы» - 2007 - № 4 – с. 108 – 109.

Эта же тема была продолжена моей статьей «Бериевский нарком в Крыму и Севастополе», посвященной личности и деятельности народного комиссара внутренних дел Крымской АССР майора государственной безопасности (общевойсковой эквивалент того времени – полковник) Каранадзе Григория Трофимовича и его наркомата накануне Великой Отечественной войны и в  ходе  ее боевых действий на территории Крыма. Эта статья была написана в период с 1 августа по 11 сентября 2007 года. Первая и пока единственная ее публикация была в 2010 году в специальном выпуске № 1 крымского военно-исторического журнала «Милитари Крым» (Симферополь).

Особенностям формирования советских спецслужб, которые в дальнейшем оказывали значительное влияние на особенности их деятельности, в том числе, и в годы Великой Отечественной войны была посвящена моя статья «Но, вот однажды к нам прислали очень честного, чекиста верного и зоркостью известного». Эта статья была написана в период с 1 по 19 ноября 2008. Впервые была опубликована московской газете «Дуэль» - 2009 - № 1-2 – с. 6 – 7. Затем в севастопольской газете «Литературная газета + Курьер культуры: Крым – Севастополь» - 2009 - № 5 – с. 5, а так же в качестве приложения к моей книге «История русской полиции», изданной в Севастополе в апреле 2009.

Что касается отечественной историографии то, как уже указывалось в начале этого обзора, она, уделяя большое внимание истории деятельности германских спецслужб в годы Великой Отечественной войны и создавая весьма солидные научные труды по данной теме, например по истории гестапо в виде монография Д. Е. Мельникова. Империя смерти: Аппарат насилия в нацистской Германии. 1933-1945 годы – М.: «Политиздат», 1987., очень мало внимания уделяло региональным событиям этой темы, отдавая их на откуп мемуаристам и местным историко-краеведческим музеям. Однако региональные историко-краеведческие музеи находясь, по данной теме под жестким контролем местных партийных органов и местных структур КГБ, интересовались ею крайне осторожно, и что самое печальное - старательно избегали по ней научных публикаций.

Первым солидным трудом в котором в более-менее значительном объеме была рассмотрена деятельность немецких спецслужб в Крыму, стала монография Сергея Геннадьевича Чуева «Спецслужбы Третьего рейха» - М. - СПб.: Нева, Олма – пресс, 2003., которая была издана в двух книгах. Затем эту тему продолжил сборник документов и архивных материалов «Партизанское движение в Крыму в годы Великой Отечественной войны» – Симферополь: «Сонат», 2006.

Начиная с 2007 года тема деятельности немецких, и в меньшей степени советских спецслужб в Крыму и отчасти в Севастополе начала получать некоторое освещение в монографиях крымского историка Оле́га Валенти́новича Романько́ - доктора исторических наук, специалиста по проблемам коллаборационизма в годы Второй мировой войны, военно-политической истории нацистской Германии и межнациональным отношениям в XX веке. К настоящему времени – это 12 монографий и более 100 статей, опубликованных на русском, украинском и английском языках. Однако, в трудах Романько, тема деятельности германских и советских спецслужб на территории Крыма, носит вспомогательный характер, основное внимание он уделяет военизированным  коллаборациони́стким формированиям создавшихся в Крыму германскими спецслужбами и вооруженными силами.

Весной 2011 года архивное управление Главного управления Службы безопасности Украины в Автономной Республике Крым выпустило книгу под претенциозным названием «Структура и деятельность органов германской разведки в годы Второй Мировой войны» - Сиферополь, 2011.

Однако даже при самом поверхностном знакомстве с этим изданием сразу бросается в глаза, что содержание данной работы, во-первых охватывает не Вторую Мировую войну 1939-1945 годы, а только Великую Отечественную войну на территории СССР то есть период с 1941 по 1945 годы. Во-вторых, в книге, вопреки ее названию, речь идет не о всей германской разведки периода Второй Мировой войны, а только о военной разведке и контрразведке «Абвер», тогдашних германских вооруженных сил. И, наконец, третье и самое главное – содержание, этой книги на 95 % состоит из откровенного плагиата содержания только что упоминавшейся здесь книги С. Г. Чуева  «Спецслужбы Третьего рейха» - М – СПб.: Нева, Олма – пресс, 2003. Только 5% объема книги занимают документы из архива крымского главка СБУ и то все они послевоенного времени 1946-1949 годы.

Последним трудом по данной теме на сегодняшний день стала книга севастопольского историка Вадима Петровича Махно «Казачьи войска Третьего рейха» – Севастополь, 2012. В этой книге содержится довольно большое количество данных по структурным подразделениям германских спецслужб в Крыму и Севастополе и их сотрудникам.

Константин Колонтаев

Читайте также: