ГлавнаяМорской архивИсследованияБиблиотека












Логин: Пароль: Регистрация |


Голосование:
?


!



Самое читаемое:



» » Мифы Египта
Мифы Египта
  • Автор: Malkin |
  • Дата: 22-05-2014 16:24 |
  • Просмотров: 12940

На поверхности камня отражается власти сиянье

И со звездами царская близость.

С той поры, как вы промелькнули меж храмов,

Ваши лбы источают божественность

Дальней жизни, и святость, как прежде,

Вместе с важностью обнимают ваши колени.

Невозмутима ваша краса.

Ее родина - вечность.

Герман Гессе

Древние греки рассказывали о каменной статуе египетского героя Мемнона, которая издавала звуки, как только её касалось лучами солнце. Такими поющими камнями оказались каменные статуи и плиты, испещренные письменами. Когда их удалось прочесть, они запели гимны богам, сотворившим небесные светила и землю, поведали о судьбах умерших в подземном мире. Солнцем оказался человеческий Разум, воспетый А.С. Пушкиным как раз в те годы, когда Франсуа Шампольон совершил свое великое открытие.

К песням камня присоединили свои голоса египетские пески, сохранившие папирусы с письменами. Так раскрылась перед человечеством картина фантастического мира, в чем-то сходная с той, которая была ему известна из Библии и из творений греческих поэтов, но во многом и отличная от нее.

К несчастью, песни камней и песка часто обрываются на полуслове. То, что нам известно, - это отрывки богатейшей религиозно-мифологической литературы Древнего Египта. Немалые трудности при воссоздании цельной картины вызваны противоречивостью египетских рассказов о богах, обусловленной обстоятельствами многовековой истории египетского народа. На протяжении тысячелетий египтяне жили в отдельных, мало связанных друг с другом областях - номах. В каждом номе почитали своих богов. Подчас это были воплощения одних и тех же сил природы с разными именами. Так, богом земли в одних номах был Акер, в других - Геб, богиня-мать в одном номе именовалась Мут, в другом - Исида. Представления о боге с одним именем в разных номах были также противоречивы. Если в мифах нома Гелиополя бог Сет - злейший противник солнечных богов, то в мифах нома Гераклеополя он "очаровывающий Сет" - помощник бога солнца Ра, спасающий солнечную барку и её "команду" от смертельной опасности. С необычайной текучестью представлений о богах связывалась также возможность изменения их родословной и отождествления одних богов с другими.

Египетские боги и богини часто выступали в облике животных, птиц, пресмыкающихся, и это очень удивляло греческих путешественников, которые привыкли мыслить своих богов в человеческом облике. Греческий историк Плутарх, объясняя почитание египтянами бегемота и крокодила, писал, что это следствие страха перед этими самыми ужасными из диких животных. Но в Египте поклонялись и другим животным, не вызывавшим ужаса, например зайцу, газели, лягушке. Поэтому греки придумали и другое объяснение удивлявшего их облика египетских богов: чем-то напуганные, боги в страхе надели звериные маски и в них остались.

Современные исследователи доказали, что культ животных у всех народов древнее почитания богов в человеческом облике. Таким образом, стало ясно, что египетская мифология сохранила черты глубочайшей древности. Однако это отнюдь не свидетельствует о её примитивности. Религиозно-мифологическая система Египта отличается такой изощренной доскональностью, какой не знает ни одна из развитых религий древности.

Египет был страной древней земледельческой культуры, и героями египетских мифов становились боги, покровительствующие земледелию: "кормилец Нил", солнечные божества Ра, Амон, Атон, - враждебные богам окружающих долину Нила пустынь, откуда дули губительные, иссушающие ветры и приходили племена, жадные до египетских богатств.

Героев-полубогов, типа месопотамского Гильгамеша, египетская мифология не знала, как не знала она ни их подвигов в борьбе с дикой природой, ни их благодеяний человечеству. Возможно, это связано с характером политической системы, когда "героическим" считалось продвижение чиновника по бюрократической лестнице (Большаков, Сущевский, 1991, 3 и сл.).

Как и другие народы Переднего Востока, египтяне почитали юного умирающего и воскресающего бога растительности, называя его Осирисом. Любовь Осириса и его супруги Исиды - тема одного из главных циклов египетских мифов, отражающих природный цикл (рождение, увядание, смерть, возрождение). С воскресением Осириса связывалась возможность возвращения к жизни умерших при условии сохранения тела как вместилища души. Отсюда не имеющее параллелей по разработанности и затрате средств стремление уберечь человеческие останки от гниения с помощью мумификации и сооружения гробниц из вечного камня. Культ вечности наложил отпечаток на все стороны египетской идеологии и культуры, в том числе и на мифологию.

В египетских мифах нашло отражение складывание сословной общественной организации деспотичного государства, равно как и противоречия между "Двумя Землями", как египтяне называли вытянувшуюся с юга на север зажатую пустынями узкую долину Нила и обширную его Дельту. Некоторые боги становились покровителями царей при жизни и охранителями нетленной мумии. Но и сам находящийся под покровительством богов царь мыслился богом: при жизни - Гором, а после смерти - Осирисом.

Во всех мифологических системах, начиная с самых примитивных, почитались воды в виде речных духов, богов и богинь. Но ни одна из рек не занимает места, сопоставимого с тем, какое принадлежит в египетской мифологии Нилу. Хапи (как называли реку египтяне) пронизывал не только страну, но и сознание её обитателей. Он мыслился стержнем жизни и смерти, существуя не только как зримая река, создающая плодородие, но и как небесный поток, снабжающий водою все народы. И в то же время Нил протекал по полям подземного мира и был связан с водами смерти, с умирающими и воскресающими богами, с похоронными обрядами. Нил мыслился богом и отцом богов.

Огромную услугу в понимании египетских мифов оказывают находящиеся в распоряжении науки изображения богов на рельефах в гробницах и храмах, статуи и статуэтки. Сохранившиеся изображения египетских богов - это окаменевшие мифы. Боги представлены в своем полуживотном-получеловеческом облике (с человеческими телами, но головами кошек, соколов, шакалов) с атрибутами своей власти. Создатели этих произведений удивительным образом донесли своеобразие духовной жизни египтян. Но застывший язык форм и жестов настолько условен и символичен, что его дешифровка не уступает по сложности дешифровке иероглифов. В египетских росписях и рельефах, несмотря на их реалистическую манеру, нет ничего от иллюстрации к эпизоду мифа. При этом загадочен как каждый элемент изображения, так и их сочетание (Рак, 2000, 19 и сл.).

Сотворение мира

(Гелиопольское сказание) [1]

Говорит Владыка Вселенной после того, как он воссуществовал:

- Я тот, который воссуществовал как Хепри [2]. Я воссуществовал, и воссуществовали существования, и многие существа вышли из моих уст. Не было ещё ни неба, ни земли. Не было ещё ни суши, ни змей. Простирался неоглядный Нун, застывший в неподвижности погруженный в непроницаемую тьму [3]. Выйдя из него, я не отыскал места, куда ступить, и поэтому создал вечный холм Бен-Бен. Став на него, поразмыслил я перед лицом своим и приступил к творению. Будучи один, я выплюнул Шу [4] изо рта, изрыгнул Тефнут [5]. И произнес тогда Нун : "Да возрастут они!" Но затерялись созданные мною Шу и Тефнут во мраке, ибо не было ещё тогда света, и пришлось мне послать на их поиски свое Око. Слишком долго не возвращалось оно, и сотворил я себе другое, новое Око и наделил его великолепием.

Между тем разыскало мне старое Око во тьме Шу и Тефнут и вернулось вместе с ними ко мне. И радуясь тому, что вновь со мной мои дети Шу и Тефнут, я омыл их ручьями слез. Потекли слезы на землю, и там из них слепились люди. Око же разгневалось на меня за то, что на его законном месте появилось другое Око [6]. Но я успокоил его, укрепив на моем челе, чтобы стало мне Око вечной защитой, даже когда творения мои удаляются от меня.

1. Текст представлен на папирусе Бремнер-Ринд времени Александра, сына Александра Македонского, и датируется 312 - 311 гг. до н. э. Однако его содержание восходит к эпохе фараонов, к так называемым "Текстам пирамид", которые также частично использованы в нашем переложении.

2. Хепри - одно из имен солнечного божества Атума, усиливавшее в подлиннике аллитерацию: слово "Хепри" произведено от египетского глагола "существовать". Возможно, в русском языке эту аллитерацию можно было бы передать словами "воссуществовали как сущность".

3. Нун - во всех египетских космогониях олицетворение первозданных вод праокеана, окружавшего землю. В Гелиополе из вод Нуна возникло солнце Атум. В Гермополе Нун и его супруга Наунет составляли первую пару богов в образах лягушки и змеи. В Мемфисе Нун был отождествлен с Птахом, а в Фивах - с Амоном.

4. Этот способ творения - фактически аналог характерного для многих космогоний варианта творения словом. Шу - бог воздуха, точнее, персонификация пространства между небом и землей, ибо имя его означает "пустота". По другой версии мифа, Атум выдохнул Шу через нос. Шу изображался в виде человека с распростертыми крыльями, держащего в руках символы жизни.

5. Тефнут - богиня влаги и в то же время богиня мирового порядка. Ее земным воплощением считалась львица. Тефнут была так тесно связана с Шу, что часто их воспринимали как пару богов в облике львов.

6. В некоторых толкованиях старое Око рассматривается как правое, олицетворенное с Солнцем, новое - как левое, олицетворение Луны. Символ защиты бога и его восприемников фараонов - Солнечное око, изображаемое в виде змея-урея - входило как составная часть в корону богов и фараонов.

Сотворение мира (Мемфисское сказание) [1]

Было время, когда не существовало ещё мира, не существовало и богов. Первым появился Птах [2], никем не рожденный, сам по себе. Он-то и создал мир и населивших его богов. Зародилась в сердце Птаха мысль в образе Атума, возникла она на языке в этом образе. Сначала сотворил Птах Ка [3] - свой двойник, и анх - знак жизни, которую решил создать на земле. И прежде чем приступить к заселению земли богами, Птах создал их силу, чтобы вселить в богов в момент их сотворения. Птах в каждом теле, во рту каждого из богов, всех людей, всех зверей, всех червей и всего живущего, ибо он мыслит и повелевает всеми вещами, какими хочет. Девятка богов Атума возникла из его семени и пальцев, но Девятка богов Птаха - это зубы и губы в этих устах, которые произносят названия всех вещей и из которых вышли Шу и Тефнут. Девятка Птаха создала зрение глаз, слух ушей, обоняние носа, дабы они все передавали сердцу, ибо всякое истинное знание происходит от восприятия, язык же повторяет лишь то, что замыслено сердцем. Именно так были рождены все боги, Атум и его Девятка. И каждое божественное слово возникло из того, что задумало сердце и выговорил язык. Так были созданы не только боги, в том числе Хемсут [4], давшая пищу, без которой прекратилась бы жизнь на земле. Так дана была жизнь миролюбивому и смерть преступному. Так были сотворены всякие работы, всякие искусства, и среди них согласное движение рук, ног и тел по приказу, задуманному сердцем и выраженному языком. И было сказано о Птахе: "Он, сотворивший все сущее и создавший богов". И так было установлено и признано, что его могущество превосходит могущество других богов. Сам Птах, супруга его Сехмет и их сын Нефертум, в чье владение отдал Птах всю растительность земли, составили триаду. И умиротворился Птах, создав все вещи, и произнес божественные слова. Он породил богов, создал города, основал номы, водрузил богов в их святилища, учредил их жертвоприношения, основал их храмы. И вошли по его воле боги каждый в свое тело из всех древесных пород, камня и глины и приняли в них свой облик [5].

1. Данный текст относят ко времени царя XXV эфиопской династии Шабаки (около 710 г. до н. э.). В это время древний политический и религиозный центр Мемфис вновь стал столицей и "весами обеих земель", главным религиозным центром, и это потребовало обоснования в виде прославления Птаха.

Во вводной части "Стелы Шабаки" сказано, что фараон нашел в храме полуистлевший папирус и велел воспроизвести его текст на камне. Это явно выдумка, так же как и сообщение о находке в храме Йахве в Иерусалиме текста древних законов. Такого восхваления Птаха не могло быть в древние времена. Нововведением является то, что мир и боги созданы не с помощью физического акта, как это характерно для древних космогонии и теогонии, а мыслью и словом. Мемфисский текст делает понятным появившийся примерно в то же время в Палестине рассказ о сотворении мира Йахве.

2. Птах (Пта) - главный бог Мемфиса, культ которого приобрел общеегипетский характер и был распространен также в Нубии, на Синае, в Палестине. Он имел титул "главный руководитель ремесленников" и изображался в одеянии, плотно стягивающем все тело, кроме кистей рук, с посохом. Греки отождествляли Птаха, как покровителя ремесел, с Гефестом (Herod., III, 37).

3. Ка - первоначально олицетворение жизненной силы богов и царей, воплощение их могущества. Часто богам приписывалось несколько Ка. Впоследствии обладание Ка стало приписываться и людям, так что оно понималось не только как жизненная сила, но и как двойник человека, нераздельно существующий вместе с ним и при жизни, и после смерти.

4. Хемсут - женская параллель Ка.

5. Совсем по-иному рисуется образ Птаха в гимне эпохи Нового царства: "У тебя нет отца, который вскормил тебя после рождения, у тебя нет матери, которая тебя родила. Ты сам себе Хнум (т. е. творец)... Ты вступил в страну как правитель... Ты прогнал мрак и небытие лучами своих очей, этих барок, плывущих по небу... Твои оба глаза преобразуют день и ночь, твой правый глаз - Солнце, твой левый глаз - Луна, твои отображения - вечные звезды". В эту эпоху храм Птаха в Мемфисе был огромным комплексом, включавшим храм Аписа и многих других богов. Птах приобрел их черты.

Сотворение мира

(Гераклеопольское сказание) [1]

Создал владыка обеих земель для людей, своего стада, вышедшего из тела его, небо и землю, уничтожив хаос и сотворив воздух для дыхания. Сотворил он растения, животных, птиц и рыб для их пропитания. Сотворил он на благо живущих по их желанию свет и, восходя на небе, плывет по нему, чтобы могли люди созерцать его. Создал он правителей, поручив им поддерживать слабого, сотворил чары, чтобы могли люди защищаться от предстоящего, и воздвиг места для молитв, откуда мог слышать их плач и мольбы.

Но грозен он по отношению к тем, кто злоумышляет против него, даже если это его собственные дети, беспощадно истребляет он врагов своих.

1. Гераклеопольский рассказ о сотворении мира составляет часть сочинения XXII в. до н. э. "Поучение гераклеопольского царя своему сыну", хранящегося в Эрмитаже.

Город Хенсу, известный грекам под названием Гераклеополь, считался одним из мест, где творец впервые вступил на сушу из первозданной океана. О главном боге Гераклеополя Хершефе в одном из текстов говорилось: "Где он восходит, земля озаряется, его правое око - солнце, левое - луна, его душа - свет, из носа его выходит дуновение, чтобы все оживлять".

Хнум - творец мира [1]

Благотворен божественный Хнум, сын Нуна. Исходит из него сладостное дыхание севера. Вдохнули его рожденные им боги, вдохнули его вылепленные им на гончарном круге люди, пронизало оно все, что имеет форму, движется и живет. Хнум создал обе земли, построил города и разделил поля.

1. Текст, на котором основывается изложение, обнаружен в греко-римском храме селения Эсне. Центрами почитанияХнума - одного из древнейших египетских богов, кроме Эсне, были остров Элефантина, Антиноя и многие места Нубии. Первоначально Хнум мыслился в облике барана с закрученными рогами, впоследствии - человека с бараньей головой. Хнум считался подателем воды, хранителем истоков Нила. Рисунки, изображающие его лепящим человека и его двойник Ка на гончарном круге, появились в Египте в середине II тыс. до н. э., в период правления XVIII династии.

Великая восьмерка

(Гермопольское сказание) [1]

Вначале были Хаос и Бездна, Беспредельный и Беспредельная, Мрак и Тьма, Воздух и Буря - четыре супружеские пары, восемь божественных стихий. Они создали Свет и первозданную Твердь, на которой появился первый из городов - Хемену [2].

1. Эта легенда о сотворении мира бытовала в городе Среднего Египта Хнуме ("Восьмерке"), который греки называли Гермополем - городом Гермеса, поскольку он был центром почитания Тота, отождествляемого ими с Гермесом. Восьми стихиям в египетском оригинале соответствуют Нун и Наунет, Хух и Хаухет, Кук и Куакет, Амон и Амаунет. Изображались они с головами лягушек и змей, живущих в болоте.

В отличие от космогонии других египетских городов здесь два первых элемента мироздания - свет и твердь - порождение четырех мужских и женских начал-стихий. Не исключено, что первоначально четыре пары мыслились как четыре сменяющих друг друга мировых периода (золотой, серебряный, медный, железный века), а соединение их - позднейшая жреческая конструкция, призванная объяснить название города.

2. Существовала и менее абстрактная версия рождения мира, согласно которой появился на изначальном холме лотос, и родился из цветка лотоса лучезарный Ра. Заплакал младенец от радости, что обрел жизнь, и слезы его, касаясь холма, превращались в людей. И создали люди на первозданном холме город Гермополь. А может быть, Ра появился не из лотоса, а из яйца, снесенного на первозданном холме Великим Гоготуном, который первым прорезал своей белизной извечную тьму и нарушил вечное безмолвие Нуна своим раскатистым гоготанием. Но каково бы ни было рождение Ра, с его появлением разлился свет по земле. И в освещенном им мире создал Ра первую пару богов - Шу и Тефнут, от которых и пошли все остальные боги.

Бог Тот [1]

Призвал к себе однажды Ра своего сына Тота и сказал ему:

- Будь моим лунным глазом на небе, когда я освещаю страну блаженных. И станут говорить о тебе с почтением: "Это Тот, заместитель Ра".

Так стал Тот помощником Ра, его визирем, и оказалось в его ведении время, а вместе со временем также и счет. Перешли к нему знания и священное письмо. Стал он на земле покровителем тех, кто пишет и ведет счет, а в загробном мире сам выполнял работу писца на великом суде богов [2]. И поскольку у него на глазах постоянно взвешивали сердца умерших прежде, чем решить их судьбу, Тот стал владыкой Истины [3] и помощником судей в вынесении справедливых приговоров.

1. Миф о Тоте, как и предшествующий о восьмерке богов, связан с городом Гермополем. Бог Тот, как полагают египтологи, получил имя от названия одного из мест его культа. Тот почитался в облике болотной птицы ибиса, пожирательницы змей, или обезьяны павиана. Его считали богом Луны и, подобно другим лунным богам, волшебником и знатоком магии. В эпоху Древнего царства Тота считали "владыкой чужестранцев" и "господином кочевников", позднее от этой функции у Тота сохранилось представление о нем как о знатоке языков разных стран. В эпоху Среднего царства Тот приобретает функции Судьи, божества времени и медицины (Тураев, 1898, 34 и сл.).

2. От эпохи Нового царства дошли обращенные к Toтy молитвы писцов. У древних египтян существовала и особая богиня искусства письма - Сешат, которая в ряде мифов фигурирует как его жена.

3. Богиня истины Маат, хотя и реже, чем Сешат, мыслилась супругой Тота.

Явление Амона [1]

Первым из богов появился Амон, великий владыка Фив, первой земли, выступившей из начальных вод. Никем не сотворенный, Амон создал сам себя. Он явился в облике прекрасного нильского гуся. И прозвучал его голос, голос великого гоготуна, голос, нарушивший безмолвие только что рожденного мира.

И стал он дыханием жизни всего сущего. Ведь имя его - жизнь. Из глаз его появились люди, из уст - боги, сотворил он растения и все, что есть на земле живого и мертвого. А когда появился песок и обозначились границы пахотных земель и основной земли на холме, Амон указал людям их пути, и благоустроили они города.

1. В космогонии Фив, ставших столицей Египта, на главную роль вышел один из второстепенных членов восьмерки богов - Амон-Амаунет. Его отождествили с древними богами Мемфиса и Гелиополя, провозгласив древнейшим из богов обеих земель. В соответствии с этим и город Амона Фивы стал считаться древнейшим из городов, а его воды и суша объявлены "первозданными".

По укоренившейся в Египте привычке мыслить богов в образах животных, Амона представили в облике барана той новой курдючной породы, которая в эпоху Нового царства вытеснила старые породы этого животного. Гуси, бывшие излюбленной пищей египтян, приносились в жертву богам как особое лакомство. Может быть, отсюда образ прекрасного нильского гуся, который приобрел в фиванском мифе Амон-Ра.

Центром почитания Амона в Фивах стал грандиозный Карнакский храм, позволивший считать Фивы новым Гелиополем. В этом храме к Амону обращались следующим образом: "О Ра, которому мы молимся в Карнаке, великий в доме обелисков, гелиополитанец, господин новолуния, царь и владыка всех богов, сокол, глава всех людей, прячущий от своих детей свое истинное имя в имени Амон".

Гимн Атону [1]

Великолепен, Атон, твой восход на горизонте.

Живой солнечный диск, положивший жизни начало,

Ты восходишь на восточном горизонте,

Красотою своей наполняя пространство.

Ты прекрасен, велик, светозарен и возвышен над землею,

Лучами ты обнимаешь пределы земель, тобою сотворенных.

Ты - Ра, ты тянешься к ним и их достигаешь.

Ты подчиняешь их для тобою возлюбленного сына [2].

Ты заходишь на западном горизонте - и земля во мраке;

Как мертвые, спят люди, с головою укрывшись, не видя друг друга.

Добро, что под их головами, незаметно уносят воры.

Из логовищ львы выходят, и из песка выползают змеи,

Ибо земля безмолвна, и скрылся все сотворивший.

Но снова земля расцветает, когда ты, Атон, восходишь

Солнечным диском, когда ты сияешь, мрак разгоняя лучами.

Обе Земли, ото сна пробуждаясь, к тебе простирают руки.

Тела свои омывая, облачаясь в одежды, они за работу берутся,

Тебя прославляя. Зеленеют повсюду деревья и травы

Тебя прославляя, когда ты сияешь... И щиплет стадо траву.

Птицы из гнезд вылетают и взмахами крыльев

Твою прославляют душу. Скачут, резвятся все твари с восходом.

Плывут корабли на юг и на север путями, какие открыты сияньем,

И рыба речная играет. Когда же в глубины морей свет проникает,

Жемчужина зреет в своей оболочке и семя растет в мужчине,

Дитя - в материнской утробе. Даешь ты рожденным дыханье

И им уста отворяешь. Зародыш тебя, Атон, в яйце прославляет,

Птенчику сквозь скорлупу ты даруешь дыханье.

Ее пробивая клювом, к тебе он стремится на шатких ножках.

Неисчислимо тобой сотворенное и сокрыто от глаза людского.

Земли ты единый создатель и всего, что её населяет,

Людей, скота и всех тварей, имеющих ноги и крылья.

Каждого, где бы он ни был, ты судьбой наделяешь.

Пусть языки людские различны и разного цвета кожа людская,

Всех одаряешь ты пищей, всем жизни предел назначаешь.

И Нил тобой сотворен в глубинах подземных.

По собственной воле ты его вывел из мрака,

Наружу, обеим Землям на радость.

И дальние страны лучей твоих милостью живы,

Нилом с небес ниспадая, ты им пропитанье даруешь,

Каждую пашню лучи твои холят, ты поднимаешь побеги,

Их в колосья выводишь, в меру давая тепла и прохлады,

Ты сам небосвод свой воздвиг, чтобы им подниматься,

И созерцать творенья свои и чтоб они тебя лицезрели,

Города и селенья, все реки твои, все поля и дороги.

Ты - единый во многом, солнечный диск животворный,

Пылающий, сияющий, бесконечно далекий и близкий,

Тысячью проявлений в сердце, познавшем тебя, пребываешь,

В созданном Ра, и даешь ему постичь твои очертанья.

Ведаю я, Эхнатон, одной твоей правдой живущий,

Что все в деснице твоей, что люди тобою лишь живы,

Ты их пробуждаешь ради царя, плоти твой частицы,

Ради живущего правдой, - пусть дни его в мире продлятся.

И ради прекрасной красою Атона Нефертити [3], царицы

Обеих земель, - да будет жива она, здрава и не стареет.

1. Правление фараона Аменхотепа IV (1365 - 1348 гг. до н. э.) знаменательный эпизод в истории распространения культа бога Солнца. При отце Аменхотепа IV, Аменхотепе III, произошло соединение в одном лице светской и религиозной власти. Царский визирь Птахмос стал одновременно верховным жрецом Амона. Во дворце в Фивах возникает оппозиция, религиозным знаменем которой становится солнечный диск Атон, одна из древних гелиополитанских форм бога Ра. Во главе этой оппозиции становится наследник престола. Прийдя к власти, на шестом году своего правления, Аменхотеп IV совершив религиозный переворот, переменил свое имя на Эхнатон (составной его частью стало имя Атон), провозгласил Атона главным богом Египта и перевел свою резиденцию во вновь построенный город Ахетатон ("Горизонт Атона").

В этом городе и был обнаружен "Гимн Атону", написанный, как можно думать, самим царем-реформатором. Он интересен и как художественное произведение, которым может быть открыта книга шедевров мировой поэзии, и как религиозно-мифологический памятник, свидетельствующий о том, что Восток и его культура не были неподвижны и что им известны выдающиеся творческие личности.

Новым в этом гимне, по сравнению с гимнами другим богам, является религиозный универсализм. Атон рассматривается как божество, облагодетельствовавшее не один Египет, а все человечество. Гимн написан в то время, когда египтяне владели захваченными ими частями Сирии и Нубии. Знакомство с этими народами и их религиями дало возможность убедиться, что чужеземцы почитают под другими именами того же Атона. Признание этого факта в гимне, рассчитанном на исполнение в храмах, было необычайной смелостью, подобной проповеди первыми иудеями-христианами Библии среди чужеземцев.

2. Имеется в виду сам фараон, переменивший первоначальное имя Аменхотеп ("Амон доволен") на Эхнатон ("Полезный Атону").

3. Нефер-Неферу-Атон - тронное имя жены Эхнатона царицы Нефертити, возможно, его сводной сестры. Особой известностью она стала пользоваться после открытия в новой царской столице в мастерской ваятеля Тутмеса скульптурных её портретов, ныне хранящихся в музеях Каира и Берлина.

Миф о будущих бедствиях [1]

Судьба, предназначенная вам ещё в давние времена, в век Девяти богов, свершится. Доблестный муж грядет, скорбя о том, что свершается в стране...

Грязь повсюду. Нет мужа, одеяние которого было бы в это время белым. Воистину: земля перевернулась, как гончарный круг. Грабитель стал владельцем богатств; богач превратился в грабителя. Воистину: чужеземной землей стал Египет. Номы разгромлены. Варвары извне пришли в Египет. Нет больше нигде египтян. Воистину: золото, ляпис-лазурь, серебро, малахит, сердолик украшают шеи рабынь. Благородные женщины скитаются по стране. Владычицы дома говорят: "О если бы было, что поесть". Тела их обезображены лохмотьями, сердца их разрываются, когда они молят богов о здоровье того, кто раньше молил сам. Воистину: вскрыты лари из эбенового дерева. Воистину: строители гробниц стали земледельцами. Те, которые были уже в ладье бога, впрягаются в плуг. Воистину: смех забыт. Он нигде не слышен. То, что можно услышать в стране, - это стенания, смешанные с воплями. Воистину: волосы выпали у всех. Не различается сын мужа от такого, который не имеет отца.

Маленькие дети говорят: "О если бы отец не дал бы мне жизнь!" Воистину: детей знатных разбивают о стены. Дети любимые лишены погребения. Хнум скорбит из-за бессилия своего. Воистину: те, которые лежали в месте бальзамирования, брошены на холмы. Тайны бальзамировщиков раскрыты. Воистину: человек, ожесточившись сердцем, кощунствует: если бы я знал, где бог, то принес бы ему жертву! Воистину: убивает человек братьев матери своей. Дороги обезлюдели, ибо на всех путях засады. Воистину: нет человека вчерашнего дня. Страна в бессилии своем, подобно сжатому льняному полю. Воистину: зерно гибнет на всех путях. Едят траву и запивают её водой, отнимают пойло ото рта свиней.

Воистину: закрома разрушены, стражи их повергнуты на землю, люди лишены платья и умащений. "Нет ничего", - говорят они. Воистину: похищены скрижали из великолепной судебной палаты, вскрыты архивы, податные списки и списки по учету урожая уничтожены, свитки законов выброшены, и топчат их перекрестках всех дорог. Воистину: великолепная судебная палата стала местом, открытым для всех, бедняки вхожи в Великие дворцы, а дети вельмож выгнаны наружу. И невежде кажется прекрасным все совершающееся на его глазах.

Смотрите: огонь вскинулся высоко; его пламя исходит от врагов страны. Свершились дела, о которых нельзя было и помыслить. Царь захвачен бедными людьми. Немногие, не знающие закона, лишили его власти.

Смотрите: в один час разрушена столица и стали известны тайны царей Верхней и Нижней страны. Столица встревожена всеобщей бедностью. Все стремятся разжечь междоусобицу. Тот, кто не мог сбить себе гроба, стал владельцем гробницы, а погребенный соколом выброшен из пирамид, и опустела пирамида. Смотрите: тот, кто не мог построить себе и хижины, теперь владеет домом, а придворные изгнаны из домов царя. Смотрите: вельможи ютятся в опустевших закромах. Тот, кто не спал даже рядом со стеной, стал собственником ложа. Смотрите: щеголявший роскошью одеяний теперь в лохмотьях. Тот, который никогда не ткал для себя, теперь облачен в тонкое полотно. Смотрите: тот, который никогда не строил себе даже лодки, стал теперь судовладельцем. Истинный же собственник судов взирает на них, но они уже не принадлежат ему. Смотрите: тот, который не имел опахала, живет в тени. Бывшие же в тени охлаждаются только дуновением ветра. Смотрите: простолюдины страны стали богатыми. Собственники богатств стали неимущими. Тот, который был сам посыльным, посылает другого. Смотрите: тот кто не имел своего хлеба, стал собственником амбара. Его кладовая наполнена чужой собственностью. Смотрите: та, которая узнала себя лишь по изображению на воде, стала собственницей зеркала. Смотрите: начальники страны спасаются бегством, они не находят даже милостыни. Смотрите: скот разбегается. Нет никого, кто бы его собрал. Каждый приводит его к себе и ставит свое клеймо. Смотрите: благородные женщины голодны, мясники же сыты тем, что они закалывали для других.

Смотрите: убивают человека рядом с братом его, и брат бежит, чтобы спасти себя. Смотрите: тот, который не имел даже своей упряжки, стал владельцем стада. Смотрите: тот, который брал в долг зерно, теперь сам дает его. Смотрите: все приближается к гибели. Ремесленники не работают. Похитили враги страны её ремесла. Смотрите: тот, для кого собирали жатву, не получает её. Тот, который не пахал для себя, получает урожай. Жатва созревает, а о ней никто не заботится. Писец сидит в своей канцелярии, руки его бездействуют.

1. Египетский текст "Речение Ипувера" можно назвать мифом о будущих бедствиях. Такие мифы были распространены в соседней с Египтом Палестине, где они назывались пророчествами, и в ряде других стран Древнего Востока. Можно также сопоставить египетский и индийский мифы о будущих бедствиях и убедиться в том, сколь много и них общего как в структуре повествования, так и в отдельных описаниях, хотя не вызывает сомнения, что древние индийцы, описывая грядущие бедствия, были независимы от египтян. Близость содержания однотипных текстов объясняется тем, что их создатели использовали один и тот же прием воссоздания ужасного будущего: переворачивали существующие, реальные условия жизни и социальные отношения. Этим же нехитрым приемом пользуются и современные авторы фантастических романов, также исходящие из современного состояния и делающие различного рода допущения.

Несмотря на существование параллельных текстов, не позволяющих трактовать "Речение Ипувера" как описание реальной социальной и политической катастрофы, этот памятник истолковывали как рассказ о действительно имевшем место социальном перевороте, восстании рабов и бедняков 1750 г. до и. э., т. е. времени, отделяющего Среднее царство от Нового царства. Эта дата неприемлема, ибо списки "Речения Ипувера" относятся к эпохе Древнего царства.

Возвращение пламенного Ока [1]

Давным-давно, когда бог Ра был ещё царем Египта, дочь его Тефнут, которую из горячей любви к ней он сделал своим пламенным Оком, поссорилась с ним и ушла. Грозной львицей бродила она по пустыням Нубии, опаляя пламенем песок и камни, повергая врагов дыханием своим. И погрузился Египет во мрак и траур [2]. Покинула радость дома и хижины. Никто не украшал их цветами. Никто не пил хмельного. Были забыты пляски и пение. Горевал и дряхлый Ра. И призвал он к себе сына своего Шу и вместе с ним бога Тота. И сказал он им:

- Не уберег я своего солнышка. Разыщите и приведите его!

Приняли Шу и Тот личины обезьян и отправились в путь-дорогу. Увидев пламенную дочь Ра, Шу и Тот почтительно обратились к богине и передали просьбу великого бога вернуться в Египет. Но не рассеялся гнев Тефнут и обрушилась она на посланцев Ра, грозя растерзать их острыми когтями, если не скроются они с глаз её.

Тогда Шу и Тот применили хитрость. Они кривлялись перед нею, стали они увеселять её прыжками и умиротворили сердце грозной богини. И оставила Тефнут в песках гнев свой. Решила она вернуться на чело отца своего. В радости сняли Шу и Тот обезьяньи шкуры и приняли приличиствующие им образы. Пошли все вместе в Египет. Еще в Нубии, в городе Омбосе, произошла встреча дочери и отца. Там же соединились в браке Тефнут и Шу, дети Ра, брат и сестра.

В день созревания виноградной лозы и половодья Тефнут возвратилась в Египет, чтобы лицезреть египетский Нил вместе со всеми чудесами своей возлюбленной земли. И возликовала она. Жрецы несли в дар Оку Ра таких же быстрых, как Тефнут, газелей, гусей-гоготунов. Они встречали её сосудами с вином и чашами с пенящимся пивом. Они украшали её цветами, ветвями финиковой пальмы и сикомора, сверкающими диадемами, пестрыми тканями. Жрицы в праздничных одеяниях били в бубны, потрясали систрами [3]. Они пели:

- О, как прекрасен твой лик, Тефнут, когда ты возвращаешься в возлюбленную страну! Как ликует Ра при твоем появлении!

Многие, переодевшись в обезьяньи шкуры, потешали народ и, прыгая, призывали богиню:

- Иди, Тефнут! Спустись к Египту, о газель пустыни, великая и могучая в Нубии!

1. Миф о возвращении Тефнут, как многие другие сходные сюжеты, возник из ритуала возрождения плодородия, расцвета природы, совпадавшего с половодьем Нила. Такой календарный праздник существовал у всех народов Переднего Востока. Его связывали с возвращением Адониса, Таммуза, Аттиса и других умирающих и воскресающих богов. В отличие от них и от родственного им египетского бога Осириса, Тефнут - женская богиня, которую мыслили Оком солнечного бога Ра. Частью праздника Тефнут был её брак с братом Шу. Такие родственные браки не только не запрещались в Древнем Египте, но считались угодными богам.

Праздник Тефнут включал церемониальное шествие, сопровождаемое народным гулянием, поднесением статуе богини даров, пеняем гимнов. Очевидно, статуя Тефнут водружалась на свое пустовавшее место в храме Ра в городе солнца Гелиополе.

2. В основе изложения мифа - Лейденский папирус. В более ранних текстах Солнечным оком Ра именуется Хатор, как и Тефнут, отождествлявшаяся с львицей.

3. Уход Тефнут совпадал с наступлением засухи.

4. Систр - музыкальный инструмент. Изображения его часто носили как амулет, охраняющий от злых духов.

Истребление людей [1]

Состарился бог Ра, царствовавший в Египте над людьми и богами. И замыслили люди против него зло. Узнав об этом, сказал его величество тем, кто был в свите:

- Позовите, приведите мне Око мое, Шу, Тефнут, Геба, Нут вместе с их родившими, с теми, которые находились вместе со мною, когда я был ещё частью Нуна. Пусть явится и сам Нун со свитой своей. И да не увидят их люди. Пусть соберутся боги в Великом присутствии, в том месте, где я создал сам себя, и скажут все, что они думают о людях, замысливших против меня зло.

Были приведены боги, и распростерлись они перед его величеством, и обратились они к Ра:

- Скажи свои слова старейшему из нас!

И обратился Ра к Нуну:

- Бог старейший! Боги-предки! Люди, созданные из моего глаза, замыслили против меня зло. Я бы мог их истребить, но я призвал вас, чтобы услышать ваше мнение.

Тогда сказал Его величество Нун:

- Сын мой Ра, бог более великий, чем создавший его и чем сотворившие его. Крепок твой трон и велик страх перед тобой. Да направится твое Око против оскорбивших тебя.

Оглянулся Ра и не увидел людей.

- Смотрите, - сказал он богам, - сердца их в страхе, они убежали в пустыню.

Тогда сказали боги Его величеству:

- Отправь Око свое, пусть оно догонит людей, пусть поразит их, ибо нет другого Ока, кроме того, что сходит в образе Хатор.

И отправилась свирепая львица Хатор-Сохмет в пустыню. И начала она истреблять людей день и ночь.

Стояла она в крови и пила её с ликующим сердцем. Крикнул Ра:

- Ты совершила то, что тебе приказано. Возвратись!

Но она не повиновалась и продолжала убивать людей. Тогда сказал Ра своим быстрым гонцам:

- Бегите в Элефантину [2]. Принесите побольше красного камня.

И принесли они много красных камней. Призвал Ра бога-мельника из Гелиополя. Приказал он ему превратить камни в пыль. Служанки тем временем размололи ячмень и приготовили 7000 сосудов пива. Бросили в сусло красную пыль, и оно уподобилось крови.

И явился Его величество царь Верхнего и Нижнего Египта Ра вместе с богами, чтобы взглянуть на это пиво, ибо близилось утро истребления людей богиней. Посмотрел Ра на пиво, подобное крови, и обрадовался:

- Оно прекрасно! Я спасу им людей. Снесите его туда, где свирепствует Хатор.

И вылили сосуды на поля, и заполнили со всех четырех сторон влагой. Утром явилась свирепая львица Хатор-Сохмет и стала лакать, и сладостно было ей. И побрела она, опьянев, не узнала людей, которых замыслила истребить всех до последнего человека.

И сказал ей Ра:

- Иди в мире. Пусть в этот день каждый год тебе приносят сосуды с пивом по числу моих служанок, моловших ячмень.

1. Миф об истреблении людей богами возник как объяснение праздника в честь Хатор-Сохмет, когда богине приносили окрашенное пиво, заменявшее кровь человеческих жертв. Это тот же праздник, который описывается в мифе о возвращении пламенного Ока, и сам миф является вариантом мифа, изложенного выше.

2. Элефантина - остров ниже первого порога Нила, в эпоху фараонов военная база, торговый и религиозный центр Египта.

Исида

чаровница и вымогательница [1]

И состарился Ра, величайший из богов, создавший самого себя, сотворивший землю, небо, воду, воздух, богов, людей, зверей, скот, червей, птиц и рыб. Он стал содрогаться в кашле, дрожали его губы, выделяя слюну. Стали его белые кости серебром, загорелые руки и ноги - золотом, пышные волосы - лазуритом, память же притупилась.

И отвернулись лица богов и людей от пресветлого бога, и обратились к Исиде, ибо во всем подобная Ра, она была молода, сильна и обладала знанием всего, чем богато небо.

Сокрытого же имени Ра Исида не знала, и замыслила она открыть эту тайну, неведомую никому из богов и людей, ибо ведающий имя бога обретает над ним власть.

Подобрала Исида слюну Ра, стекающую на землю, растерла её с пылью в своей ладони и растянула образовавшийся комок в длинного змея с головою в виде наконечника стрелы, - да не убежит от него никто живой.

Со змеем в руке отправилась Исида на путь Ра, которым он обходит обе земли Египта. Только Ра приблизился, как змей его ужалил. И задрожали его челюсти, затряслись руки и ноги, почернело лицо. Яд заливал его тело, подобно тому, как Нил во время наводнения заливает берега.

Собрался великий бог с духом и, укрепив свое сердце, воззвал к богам за помощью:

- Вы, вышедшие из меня, выслушайте, что со мной произошло: пронзило меня болью нечто, чего я не смог увидеть и схватить. Сердце мое пылает, тело дрожит... Не огонь ли это? Не вода ли это?

Услышав эти слова, явились к Ра его дети и при виде отца залились бессильными слезами. Одна Исида не плакала, не рыдала. Выступила она вперед и произнесла с невинным видом:

- Что с тобою, отец? Не наступил ли ты на змея, самим же сотворенного? Не подняло ли на тебя голову одно из творений твоих?

- Откуда это мне знать, дочь моя, - простонал Pa. - Не видел я причинившего мне боль. Но я то холоднее воды, то горячее огня. Я не вижу неба, влага выступила на моем теле, как у смертных.

Выслушав это, Исида сказала:

- Назови мне имя твое, божественный отец. Ибо живет тот, кто имеет имя, а у умершего нет имени.

- О каком имени ты говоришь, дочь моя? - проговорил Pa. - Всем известно, что я создатель неба и земли, отверзающий очи, творящий свет, смежающий очи и творящий мрак, отмечающий год, месяцы и дни, разливающий Хапи. Утром я Хепри, в полдень - Ра, вечером - Атум.

- Не было твоего имени во всем, что ты перечислил, - отозвалась Исида. - Поэтому ты дрожишь и покрываешься потом. Назови свое имя, и тело твое выбросит яд. Ибо живет тот, чье имя изречено.

А яд жег, распространяясь по всему телу. Жар его был сильнее пламени. Не вынес Ра этой муки и, наклонившись к уху своей дочери, прошептал свое сокрытое имя. Не спрашивайте его у меня! Ибо сказанного Ра не услышал никто, кроме Исиды.

И возликовало её сердце, радуясь тому, что его госпожа стала владычицей всего мира. И разверзла Исида свои уста:

- Вытекай яд, удалялся из Ра, отца моего.

Ра перестал дрожать, лицо стало белеть, испарился пот.

- Вот мне стало легче! - выдохнул он. - Пойду-ка я своим путем.

И зашагал он. Боги же потянулись за ним.

Осталась одна Исида-чаровница. Когда боги скрылись из глаз, богиня не стала скрывать своей радости.

- Я владычица мира, я владычица! - восклицала она. - Сам Ра во власти моей!

1. В тексте этой легенды, записанной на "Туринском папирусе" конца Нового царства, Исида выступает в роли покровительницы египетской магии. Ей удается обрести власть над Ра, выведав его сокровенное имя. Слова, сказанные для излечения Ра от укуса ядовитой змеи, воспринимались египтянами как действенное заклинание.

Осирис и Исида [1]

Родился у богини неба Нут и бога земли Геба первенец. Голос с неба возвестил всему живому: "Появился Осирис, могучий бог, творящий добро, владыка земли до её пределов".

Взглянул Ра со своей солнечной высоты на прекрасное лицо младенца с сияющими глазами и доброй улыбкой. Великая любовь к Осирису вошла в его сердце.

Позднее у Нут и Геба родился второй сын, которому дали имя Сет [2]. Был он высок ростом, с телом человека и головою осла.

Еще позднее на свет появились две прекрасные сестры Осириса и Сета богини Исида и Нефтида [3].

Став властителем земли, Осирис отучил людей от дикарского образа жизни, показал, как возделывать землю, сеять и выращивать полезные злаки, сажать виноградники, изготавливать из ячменя пиво, а из гроздьев винограда вино. Он же обучил, как добывать и обрабатывать руды, строить города и прогонять болезни, а также почитать богов. Странствуя, он подчинил себе всю землю, но не оружием, а словами убеждения.

В жены себе он взял Исиду, которая полюбила его и помогала во всем. Она умела останавливать кровь, излечивать от укуса змей и скорпионов, прогонять злых духов. Женою Сета стала Нефтида.

Люди полюбили Осириса и восхваляли его силу и благость. В одном из гимнов они пели:

О, Осирис, ты - луна, находящаяся на небе.

Ты становишься юным по собственной воле.

Ты и Хапи великий на берегах в начале Нового года.

Люди и боги дышат влагой, какую ты из себя изливаешь.

Только один Сет ненавидел Осириса за его силу и доброту, за любовь, которую он внушал к себе всему живущему на земле. И решил Сет погубить Осириса и захватить трон, который тот занимал по праву первородства и с согласия всех богов. И замыслил он злодейский план, не посвятив в него никого, даже жену свою Нефтиду, ибо знал, что она ему не позволит причинить брату зло.

Как-то, когда Исида отлучилась из дому, а Осирис спал, растянувшись на ложе, в дом прокрались соглядатаи Сета и сняли с Осириса мерку. По ней был сколочен и затейливо украшен деревянный ящик. День спустя пригласил к себе Сет гостей, поставив на видном месте тот ящик. Его красота вызвала оживление и похвалу мастерству столяра. Кое-кто потянулся к ящику, чтобы его ощупать. Тут хозяин дома сказал:

- Я подарю этот ящик тому, кому он придется по росту.

Один за другим ложились в ящик гости Сета, но был он всем велик. Когда же в него лег Осирис, он сразу же уперся подошвами в край. Тут Сет дал знак своим притаившимся сообщникам. Они выбежали из своих укрытий, захлопнули крышку ящика, заколотили её гвоздями и залили расплавленным свинцом.

Так ящик Сета стал для Осириса гробом. Подхватили его гости, и, выйдя потаенным протоком к Нилу, раскачали и бросили его в воду. Вернулась Исида в дом свой и не нашла возлюбленного супруга. Сразу же возникло подозрение, что это козни Сета. От слуг злодея узнала Исида, как был погублен Осирис. Облачилась богиня в траурные одежды, отрезала прядь своих прекрасных волос и, выйдя на берег Нила, зарыдала. Ее услышала Нефтида. Стали они обе призывать Осириса: "О, прекрасный юноша, вернись в свой дом! Давным-давно мы не видим тебя. Да вернешься ты в прежнем образе твоем..."

Пропев песню до конца, приняли сестры облик птиц: Исида - птицы Хат, Нефтида - соколицы. Взмахнув крыльями, они полетели на поиски Осириса, одна - налево, другая - направо. Но Сет, знавший, откуда был брошен ящик и какое его понесло течение, отыскал его раньше. Вытащив труп брата-врага, он разрезал его на двенадцать частей и разбросал по обеим землям Египта и по номам.

- Пусть теперь поищет Исида своего возлюбленного супруга! - злобно произнес Сет.

1. Миф об Осирисе (егип. Усир) восстанавливается на основании обстоятельного пересказа, принадлежащего греческому писателю Плутарху, и по многочисленным египетским текстам. Полагают, что первоначально Осирис был божеством города Джеду, расположенного в восточной части дельты Нила. Очень рано Осирис был отождествлен с богом того же города Анджети и заимствовал его атрибуты (два пера на голове, посох и плеть). Заняв центральное место в царском культе, Осирис стал почитаться в месте погребения фараонов Абидосе, вытеснив бога мертвых Анубиса, ставшего его спутником и слугой. Установление родства с богом земли Гебом превратило Осириса в бога земных глубин, бога, держащего на своих плечах вселенную и рождающего из пота рук своих Нил. Впоследствии (с конца Нового царства) Осирис был связан с Ра и стал изображаться с солнечным диском на голове. Сюжетообразующим элементом мифа является борьба Осириса с его братом Сетом, мыслимом как воплощение засухи и вообще зла. Геродот отождествлял Осириса с Дионисом (II, 144).

2. Сет - в египетской мифологии бог чужих стран, пустыни. Его священными животными считались свинья, вызывавшая у египтян отвращение, а также осел. По другим представлениям, Сет - великий бог-воитель, помощник Ра в его борьбе с чудовищным змеем Апопом. Греки отождествляли Сета с Тифоном, сыном Геи и Тартара.

3. Нефтида ("Владычица дома") - супруга Сета, по другим версиям Осириса. Функции её достаточно неопределенны.

Собирание частей тела Осириса [1]

Просчитался Сет в своих замыслах, ибо не одна Исида, а многие боги отправились искать части тела Осириса, разбросанные по всем городам и номам.

Нелегко пришлось богам: лишь с семнадцатого дня четвертого весеннего месяца начали они их находить одну за другой. Первой была обнаружена голова, спрятанная на горе Запада и охраняемая хищной птицею и волком. Бог Тот приподнял голову и увидели боги под ней скарабея. Его отдали в некрополь Абидоса. На следующий же день удалось найти глаза цвета растущего папируса, спрятанные в толще горы Запада.

А потом на протяжении двенадцати дней обнаружили боги и тело, и сердце, находившееся под охраной крокодила и спрятанное им под собственным сердцем, и кишки, принявшие облик живого змея, и легкие, запрятанные в зарослях папируса на болотах дельты, и ребра, которые стерег Анубис. Когда в Восточной области нашли ногу, она породила серебряного змея. Боги поместили его в голову быка по имени Анти [2]. А на следующий день в Средней области удалось обнаружить детородный член Осириса, который поместили в храме Белого барана. Потом выпахали из земли внутренности Осириса. Из них вышли четыре бога, которых назвали Владыками внутренностей. И наконец, последний день месяца стал днем отыскания руки Осириса. На ней сидел лев, чтобы её невозможно было найти. Но с неба опустились два сокола, один схватил и приподнял львиную лапу, другой выхватил руку Осириса.

Все эти дни, дни пахоты, когда были найдены и сложены части разбросанного Сетом тела Осириса, отмечаются по всему Египту.

1. Миф о собирании частей тела Осириса сохранился в позднем документе, на папирусе конца I в. до н. э. ("Папирус Жермильяк"), содержащем описание праздника пахоты, длившегося двенадцать дней. В каждый из этих дней боги отыскивают одну из частей тела Осириса, которые затем складывают как обломки разбитого вдребезги драгоценного сосуда.

2. Имя Анти читается в последнее время как "Немти". Он считался божеством пустыни и изображался в виде сокола на полумесяце. Греки отождествляли его с Антеем (Рак, 2000, 359).

Рождение Гора

Во время поисков брата и супруга ощутила Исида в себе биение семени Осириса и, возликовав, обратилась к богам:

- О, боги! Семя Осириса в моем чреве. Я создала образ бога в яйце, и он будет управлять этой землей. Он унаследует Гебу. Он будет сохранять память о своем отце. Он отомстит Сету, врагу своего отца.

И молвили боги:

- Пусть зреет семя Осириса. Создадим защиту соколу, находящемуся в чреве. Пусть родит Исида согласно нашей воле.

И родился младенец в болотах, и был назван матерью Гором. Был прекрасен сирота. Любовалась им Исида и прятала его, чтобы не убили.

Однажды она отправилась в город, когда же вернулась, застала младенца недвижимым. И закричала она что было сил:

- Вот я! Вот я!

Услышали рыбаки вопль богини. Побросали сети, оставили свои дома и явились на помощь Исиде. Но какая была от них помощь, если они даже не могли понять, что с младенцем? Наконец, пришла богиня болот, владеющая искусством оживлять, со знаком жизни в руках. Она сказала:

- Не бойся! Не бойся, Гор! Не унывай! Не унывай, мать бога! Ребенок недоступен недругам. Заросли непроходимы. Смерть через них не пройдет. Ищи настоящую причину заболевания, и оживет Гор для своей матери. Думаю, что его ужалил скорпион или укусил змей.

Тогда вложила Исида свой нос в рот Гора, чтобы выведать запах его головы. И она нашла, что он ужален.

Обняв Гора, она заметалась, словно рыба, брошенная на жаровню:

- Ужален Гор, ужален Гор, - причитала она. - Ужален Гор, младенец прекрасный, золотой, дитя невинное, сирота.

На причитания явилась Нефтида, и её вопль разнесся по всему болоту, переполошив его обитателей. Явилась богиня Серкет и посоветовала Исиде:

- Воззови к небу! Да поднимут весла гребцы Pa. Да не движется ладья Ра, пока сын твой недвижим.

И обратила Исида вопль к небу. И солнце остановилось над нею, не двигаясь с места. Бог Тот явился со своими чарами и успокоил Исиду:

- Нет вреда для твоего сына Гора! Защита его - ладья Ра. Она пребудет на своем месте, пока не исцелится Гор. Я же спустился с неба с дыханием жизни.

Обращаясь к Гору, Тот проговорил:

- Пробудись, Гор! Защита твоя крепка. Ладья стоит над тобой. Будут закрыты истоки Хапи, иссохнут растения, пока Гор не будет исцелен.

Торжество Гора

Исцелившись и возмужав, Гор вступил в битву с Сетом, в первую из длительных и жестоких войн, какую знала многострадальная страна Хапи. Во время сражения Сет вырвал у Гора око, разрубил его на шестьдесят четыре части и разбросал по всему Египту. На помощь сыну Осириса пришел Тот, он отыскал шестьдесят три части глаза и вернул его юноше.

Потеряв надежду одолеть Сета, решил Гор доверить свою судьбу решению девяти богов. Тяжба с Сетом была не столь длительной, сколь их война, но в ходе её возникали острые моменты. Судьи-боги, которым было представлено дело, не могли прийти к согласию и даже оскорбляли друг друга. Пришлось обратиться за советом к самой богине Нейт. Ее ответ последовал незамедлительно:

- Отдайте сан Осириса его сыну Гору, не совершайте великой несправедливости.

После этого суд продолжался ещё много лет. Давление на судей стала оказывать нетерпеливая мать Гора Исида. Ответчик Сет потребовал удалить её, пригрозив, что сам покинет заседание и суд не состоится. Сочтя это требование справедливым, председатель суда Геб перенес суд на остров. Лодочнику было приказано не перевозить на остров ни одной женщины, похожей на Исиду. Исида же, приняв облик дряхлой горбатой старухи, подошла к лодочнику и, поскольку ни в чем не походила на себя, была перевезена на остров.

Судьи в это время, кажется, по случаю переезда на новое место, устроили пир. Укрывшись в зарослях, Исида наблюдала за ними. Когда же появился Сет, сердце её вспыхнуло яростью. Она приняла облик птицы Хат и, устроившись на вершине акации, стала осыпать Сета оскорблениями. И снова Сет заявил суду протест. И было решено наказать лодочника, перевезшего на остров Исиду, и тут же он был наказан палками.

После этого судьи переправились на западный берег Хапи и удалились в горы. Там они приняли решение возложить корону на голову Гора и возвести его на трон Осириса. Но Сет не смирился. И тогда боги пришли на помощь Гору. Геб поставил свою сандалию на голову Сета, а Гор заключил убийцу отца в оковы. И лишь тогда он отправился на Запад, чтобы увидеть своего отца.

- Я пришел к тебе, о отец, - сказал он - Я победил твоего врага Сета. Дрогнуло его сердце, ибо он уступает тебе величием, Рожден ты был ранее его, и доблестью ты превосходишь его. Я нанес ему удар и спас свой глаз от его руки. Я отдаю его тебе, в нем - твоя душа и мощь. Я привел Сета в оковах и поместил его под тобой, чтобы он нес тебя и трепетал под тобой. О Осирис! Гор отомстил за тебя.

И взял Осирис око из рук сына, и пробудился он, и встал, и овладел своим телом. И возрадовался Атум, отец богов, возликовали Шу с Тефнут, Геб с Нут.

- Иди к нам! - сказали они, - Или к нам, Осирис, наш старший брат.

Бата и Ануп [1]

Жили два брата от одной матери, от одного отца. Старшего звали Ануп, младшего - Бата. Был у Анупа дом, поле и скот. Имел он жену. Бата находился на попечении Анупа, как сын. Ануп его кормил и одевал, Бата пас скот, обрабатывал поле, собирал урожай. Младший был прекрасным юношей. Второго такого не отыскать во всей стране: сила бога была в нем. Каждый день по своему обыкновению он уходил из дома со скотом, вечером же возвращался нагруженный сеном, молоком, сучьями и иной добычей полей. Все это он ставил перед старшим братом, восседавшим рядом с женой, наскоро ел, пил и отправлялся в хлев на ночлег. И так каждый день-деньской. Бата слушался брата и даже коров слушал. Говорили они ему: "Вон там хороша трава", - и он вел их туда, куда им хотелось. Коровы тучнели и давали богатый приплод.

Было это перед пахотой. Ануп сказал Бате:

- Поле уже очистилось от воды. Готовь упряжку и семена для посева. Утром начнем пахать.

С утра они пахали вместе, чтобы не дать высохнуть земле. Работа спорилась. И радовались этому их сердца. Но вот не хватило семян, и сказал старший младшему:

- Сбегай-ка за семенами. Амбар тебе откроет жена.

Бата застал жену перед бронзовым зеркалом. Она делала себе прическу. Запыхавшись, он сказал ей:

- Побыстрее дай мне семян. Брат мой ждет.

- Пойди возьми сам, - сказала женщина. - Видишь, я причесываюсь.

Юноша взял из хлева большой горшок, наполнил его в амбаре семенами и взвалил на плечо. Когда он поднялся, женщина ждала его у входа.

- Сколько ты взял семян? - спросила она.

- Три меры пшеницы, две ячменя. Всего пять мер, - ответил Бата.

- Ты очень сильный, - сказала жена брата. - Я любуюсь тобой каждый день.

Подойдя ближе, она обняла Бату и сказала:

- Давай полежим вместе. Тебе это будет на пользу. Сошью я тебе красивую одежду.

Бата же стоял с тяжелой ношей на плече. Лицо его покрылось красными пятнами, как у южной пантеры.

- Как же так, - сказал он, кипя от гнева. - Ты мне вместо матери, брат мне вместо отца. Не повторяй больше этих гнусностей, и я тоже буду молчать.

И отправился Бата в поле, где его ждал брат, и они работали до темноты. Старший отправился домой первым. Младшему надо было пойти за скотом и собрать сено.

Жена в тот вечер не ждала Анупа у порога. Никто не зажег света, не подал воды для рук. Ануп зажег светильник и увидел жену на ложе. Лицо её, как показалось, было в синяках, ибо лживая женщина в нескольких местах намазала его сажей.

- Кто тебя обидел? - спросил он.

- Твой младший брат, - ответила она со стоном. - Он явился за зерном и, увидев меня, сказал: "Пойдем полежим". Когда же я ему сказала: "Разве я не мать тебе? Разве твой брат тебе не вместо отца?", он меня избил, и так сильно, что я не могу встать.

Услышав это, стал Ануп похож на южную пантеру. Он наточил нож, открыл ворота хлева и, сжимая нож в руке, стал за ними, чтобы убить брата.

Он же возвращался, по своему обыкновению нагруженный полевым добром. Пока он его сгружал у ворот, животные сами стали входить в хлев. И вот слышит Бата голос первой коровы:

- Беги! Брат твой стоит с ножом, чтобы тебя убить.

Бата знал, что животные его любят и не станут обманывать. Но он не поверил сказанному. Тогда послышался голос второй коровы:

- Беги, Бата!

Юноша наклонился и, увидев под воротами ноги брата, бросился бежать.

Ануп же за ним с ножом. Видя, что его догоняют, взмолился Бата Ра:

- О, Владыка благой, знающий правду и ложь, мне помоги!

И простер Ра между двумя братьями реку, кишевшую крокодилами, так что Бата оказался на одном берегу, Ануп - на другом. И крикнул младший старшему:

- Не уходи, пока не выйдет из мрака солнечный диск. Перед ликом его я докажу свою правоту. Воздаст он по заслугам каждому из нас. Но с тобою я не останусь, уйду в Долину кедра.

И вот осветилась земля, и увидели братья друг друга, и сказал младший старшему:

- Вот ты хотел меня убить, даже не выслушав меня, хотя ты мне вместо отца. А было так. Я явился, чтобы взять зерна, а твоя жена мне говорит: "Пойдем полежим". Клянусь Ра, что так это было. Если же тебе мало моей клятвы, то смотри.

Он взял острый тростник и оскопил себя на глазах брата. Ануп же, видя это, метался по берегу и рыдал. Он хотел обнять Бату и просить у него прощения, но река кишела крокодилами.

- Теперь, - сказал Бата, - возвращайся домой и ходи сам за скотом, у которого больше совести, чем у твоей жены-блудницы! В Долине кедра я вырву из груди свое сердце и возложу его на самую вершину древа. Я буду жить вместе с ним. Если же кедр срубят, явись, чтобы найти мое сердце. Не сразу ты его найдешь! Не падай духом! Положи его в чашу с прохладной водой, и я оживу.

Так разошлись братья, один направился в Долину кедра, другой, сжимая нож, домой. Достигнув дома, Ануп убил жену и отдал её тело на съедение псам и шакалам. После этого он осыпал себя пылью и сел оплакивать брата.

Бата же достиг Долины кедра. Все дни он проводил в охоте, ложился спать под кедром, на верхушке которого он укрепил свое сердце. Затем он решил построить себе дом и построил его, заполнив всем необходимым для жизни. Так он жил, пока однажды не встретил у дома Девятерых богов, обходивших землю, чтобы исполнить ей предначертанное.

Увидели боги Бату и обратились к нему:

- Эй! Телец Девятки богов. Неужели ты живешь один с тех пор, как покинул своего старшего брата из-за его жены? Знай же, ты отомщен, ибо убита та негодная женщина.

Бата молчал. Лицо его не выражало ни радости, ни горя.

Глядя на Бату, боги сокрушались сердцем. Ра же сказал Хнуму:

- Слушай! Сотвори для Баты жену, чтобы не жил он один.

И сотворил Хнум деву. Была она лицом и телом прекраснее всех женщин, ибо вложено в неё семя каждого из богов.

И явились боги посмотреть на работу Хнума. Хатор же, взглянув на красавицу, предрекла:

- Она умрет от ножа.

И хотя Бата уже не был мужчиной, взял он деву к себе. Она поселилась в его доме. И вновь проводил он дни в охоте за дичью и, принося добычу, складывал её у ног девы. И сердце его трепетало. Перед тем, как погрузиться в сон, он говорил ей:

- Не выходи наружу, чтобы тебя не похитило море, потому что ты женщина и сама не сможешь спастись, мое же сердце покоится на верхушке кедра.

И открыл ей Бата все, что с ним случилось и как он перестал быть мужчиной.

Однажды ночью вышла дева погулять на берег моря, под кедром, на верхушке которого, как цветок, пламенело сердце Баты. Увидело море её красоту, взволновалось и погнало за нею свои волны, кедру же сказало:

- Помоги мне её поймать!

И протянул кедр свою колючую ветвь. Пробегая мимо, дева оставила на ветви прядь своих благоуханных волос. Море взметнулось и её унесло. Всласть натешившись прядью, море выбросило её на берег Египта, к тому месту, где стирали прачечники дворца. Пропитал божественный аромат одеяния фараона, да будет он жив, невредим и здрав, - и он вызвал прачечников и бранил их, ибо запах не давал спать.

Прачечники же не знали, что делать. И начальник прачечников, - да будет и он жив, здрав и невредим, - тоже ничего не понимал, и на сердце его была печаль, ибо не было дня, чтобы его не бранил фараон.

Но вот однажды он вышел на холмик как раз против того места, где лежали в воде волосы. Он взял их с собой и отнес фараону, - да будет он жив, невредим и здрав.

Фараон, не зная, чьи это волосы и откуда они, призвал своих мудрых писцов, и они объяснили:

- Это волосы девицы Ра. Семя всех богов в ней. Это тебе дар из чужой страны. Разошли по всем странам людей, чтобы доставить эту деву сюда. Пусть с ними будут воины, ибо такая дева должна кем-то охраняться.

Прошло много дней, и все посланные в чужеземные страны вернулись в Египет. Из Долины кедра вернулся только один, его пощадил Бата, чтобы он известил его величество, - да будет он жив, невредим и здоров, - что остальные перебиты, ибо Бата не захотел расставаться с девой.

Тогда его величество повелел отправить в Долину кедра великое множество воинов и колесниц, а вместе с ними - женщину с такими прекрасными украшениями, перед которыми не может устоять ни одно девичье сердце.

И воинство фараона вернулось в Египет благополучно вместе с супругою Баты. Его же самого, погубившего множество воинов, не было, дева же, которую фараон весьма полюбил и нарек Великой любимицей, сказала:

- Если фараон, - да будет он жив, невредим и здрав, - хочет смерти Баты, пусть он пошлет воинов, чтобы они срубили кедр между домом и морем, ибо на нем сердце Баты.

Фараон послал воинов. Они срубили кедр. Бата тотчас пал мертвым в доме своем.

На следующий день после этого Ануп, брат Баты, сел за стол. Ему подали сосуд с пивом, но оно выплеснулось через край. Подали ему сосуд с вином, но оно замутилось. Тогда надел он сандалии и одеяние дорожное, взял посох и направился в Долину. И вошел он в дом брата своего. Застав его на ложе недвижимым, он залился слезами, ибо не было для него человека дороже Баты.

Вытерев слезы, отправился Ануп искать сердце брата в сучьях кедра, на земле под ним и на берегу.

Три года прошло в поисках, когда же пошел четвертый год, пожелало сердце Анупа возвратиться в Египет. Он сказал себе: "Отправлюсь утром".

Но утром он стал снова искать и к вечеру нашел какое-то зернышко. Это и было ссохшееся сердце брата. Ануп заполнил чашу прохладной водой и бросил в неё зернышко. Ночью оно впитало в себя воду, и возник Бата, дрожащий всем телом, как в лихорадке. Было тогда его сердце ещё в сосуде. Дал Ануп ему выпить, и встало сердце на свое место. Стал Бата таким, каким был прежде.

Они обняли друг друга и заговорили, впервые после долгой разлуки.

И сказал младший старшему брату:

- Смотри, превращусь я в большого Быка с шерстью различных оттенков. Ты сядешь мне на спину, и мы ещё до рассвета перенесемся туда, где моя жена, ибо жаждет мое сердце мести. Его величество, - да будет он жив, невредим и здрав, - даст тебе золота и серебра столько, сколько в теле моем окажется веса. Ибо явлюсь я великим чудом и радостью для всего Египта. Затем ты вернешься в свое селение.

Taк все и было. Фараон наградил Анупа. Бата один во дворце остался, как Бык священный. Прошло дней немало, и Бык вступил в кухню и стал рядом с Великой любимицей и заговорил с ней:

- Смотри, воистину я жив.

Она же, не узнав его голоса, спросила:

- Кто ты?

- Я - Бата, муж твой, которого ты предала. Ибо ты фараону нашу тайну открыла, чтобы я умер. Но видишь, я жив, я Бык.

Испугалась она, убежала. Бык же вышел из кухни. И начался день обычный, для фараона приятный. Вино ему жена Баты налила, и был фараон с нею ласков, и она сказала ему слова такие:

- Есть у меня заветное желанье. Поклянись его исполнить.

- Я исполню, - фараон ответил.

- Есть во дворце Бык, ни на что не годный. Печени его отведать желаю.

Фараон схватился за сердце. Сильно оно заболело. Но не изменил он слову, возвестил о великой жертве. Наутро народ собрался. Главный мясник явился, чтобы совершить закланье. Быка взвалили на плечи. Нож в его шею вонзился. Бык рванулся, отлетели две капли крови. Одна упала по одну сторону врат фараона, другая - по другую сторону. За ночь из обеих капель поднялись два древа, одно краше другого. Фараону о том возвестили. И сказали ему так:

- Это великое чудо для фараона, - да будет он жив, невредим и здрав.

И ликовал весь Египет. Вся страна приносила жертвы чудесным деревьям. Фараон вместе со всеми. Он открылся народу в окне из лазурита, сияющий ликом, с венком из цветов на шее. И выехал он на колеснице, - да будет он жив, невредим и здрав, - чтобы взглянуть на деревья. Великая любимица покинула дворец отдельно. Когда же они оба сели под одним из деревьев, услышала жена Баты голос:

- Эй, лживая. Мне известно твое коварство. Убить ты меня захотела. Но все же живу я.

Потеряла жена Баты от страха сознанье. Увезли её, когда же пришла она в чувство, к фараону явилась. Был фараон с нею ласков. И сказала она фараону:

- Поклянись мне богом, о чем попрошу - исполнишь.

Когда же поклялся он богом, она проговорила:

- Вели срубить деревья, что у твоих врат появились. Нет от деревьев пользы. Прикажи из них сделать мебель.

Фараон схватился за сердце. Сильно оно заболело. Но остался верен он клятве. И мастерам приказал он срубить два священных дерева. Чтобы кощунства не видеть, фараон во дворец удалился. Она же села поближе, чтоб наблюдать убийство.

И топоры застучали. Одна отлетела щепка, любимице в рот попала. Она её проглотила и зачала от щепки. Мастера же сделали мебель, много красивых стульев. На стульях она сидела, растущее холила чрево, не зная, что в нем её гибель.

И вот минуло время, у любимицы фараона крепкий младенец родился. С вестью пришли к фараону, что появился наследник, и сына ему показали. Он взял его на колени и возлюбил с первого взгляда.

Наполнился ликованием Египет Верхний и Нижний. Фараон пребывал на троне, всем источая милость. Он назначил сына царевичем Куша, когда же немного он вырос, приказал ему быть наследником всего Египта. Когда же минуло время и фараон вознесся на небо, наследник занял трон. И первым делом он при всем народе поведал о преступлениях той, которой рожден на свет.

Когда же совершился суд, суд справедливый и строгий, привели во дворец из селенья того, кого звали Анупом. Был он вельможам представлен. Тридцать лет Бата правил Египтом, а затем вознесся на небо, и занял его место Ануп.

1. Критика единодушно признает это произведение самой крупной жемчужиной в ожерелье древнеегипетской литературы. Его часто называют "Сказкой о двух братьях". И в самом деле, сказочный элемент в повествовании силен: мотив неверной жены, говорящие коровы, сердце на верхушке кедра, метаморфозы Баты. Однако превращения Баты носят явно сакральный характер священный бык, священные деревья. Наряду с людьми здесь действуют и боги. Да и простые ли сельчане главные герои - Бата и Ануп? Бата - город 17-го египетского нома Каса (греческий Кинополь), где почитался Бык Бата, а вместе с ним и Анубис (отсюда имя старшего брата).

"Сказка о двух братьях" - скорее всего, изложение священного ритуала в храме Анубиса-Баты. Таково происхождение большинства мифов: сначала ритуал или священная церемония, затем - миф.

Александр Немировский

Из книги «Мифы древности - Ближний Восток»

 

Читайте также: