ГлавнаяМорской архивИсследованияБиблиотека












Логин: Пароль: Регистрация |


Голосование:
Вам нравится наш сайт?


Отличный сайт!
Хороший сайт
Встречал и получше
Совсем не понравился





» » Поиски входной галереи
Поиски входной галереи
  • Автор: Prokhorova |
  • Дата: 17-02-2014 17:48 |
  • Просмотров: 1161

 Вернуться к оглавлению

Глава седьмая.

 Описанная выше работа заняла у нас всю первую неделю января 1954 года. Остаток месяца ушел на поиски скрытого входа в подземелье.

 Как я уже говорил, стороны пирамид всегда точно сориентированы по сторонам света; вход во все пирамиды Третьей, Четвертой, Пятой и Шестой династий всегда располагается по центральной оси северной стороны. Объяснить такое расположение можно, только зная участь, ожидающую умершего фараона в загробной жизни.

 Египтяне верили, что после смерти фараон отождествляется с Осирисом, богом мертвых. Гробница скрывает тело фараона, однако когда Анубис, бог некрополя, позовет его, врата земли отверзнутся перед ним. И тогда душа фараона вознесется на небеса, посетив по пути священную землю Абидоса, где погребены его предки.

 На небесах фараона встретят духи предков и превратят его в такого же блаженного духа. И тогда он пробудится для вечной жизни. Бог солнца Ра введет его в загробное царство и посадит на трон повелителя Царства Мертвых. Фараон будет вечно пребывать на небесах, следуя за солнцем, свершающим свой путь,

 Ты спускаешься вместе с солнечным Ра,

 Ты восходишь и отверзаешь путь

 Через плоть бога воздуха Шу.

 Ты восходишь и ты заходишь,

 Ты восходишь с Ра...

 Ты восходишь и ты заходишь,

 Вместе с Варкой Вечерней Солнца

 Погружаешься ты во мрак.

 Ты восходишь и ты заходишь.

 Ты восходишь вместе с Исидой

 На Утренней Варке Солнца.

 Отрывок из Текстов пирамид фараона Унаса. Две так называемые солнечные барки, о которых идет речь, служили, по верованиям египтян, богу солнца Ра – одна для совершения его ночного плавания с запада на восток, а вторая для дневного плавания по небосводу с востока На запад. Первая называлась Варкой Сумерек, вторая – Варкой Восхода.

 Ночью фараон вместе со звездами плывет по «прекрасной небесной дороге». В это время он отождествляется с одной из полярных звезд. В облике звезды он совершает путь вокруг полюса в северной части неба. Именно для того, чтобы он мог достичь этой точки на небе, вход в пирамиду и устраивался всегда на ее северной стороне.

 Вход в пирамиду Джосера также находился на северной стороне, только начинался он на некотором расстоянии от гробницы.

 Мне прежде всего необходимо было установить, существовал ли вообще вход под вновь найденную пирамиду. Впрочем, в этом я почти не сомневался, потому что вряд ли кто-нибудь начал бы возводить надземное сооружение, даже не начав подземную его часть. Я знал, что вход в подземелье должен находиться на центральной оси северной стороны. Но где именно? В какой точке?

 Сначала мы откопали всю северную часть пирамиды, затем повели раскопки дальше на север, начиная от ее стены. Вскоре мы нашли руины – по всей видимости, это были остатки заупокойного храма.

 Здесь необходимо сказать, что обычно при египетских пирамидах строили два таких храма – один, так называемый нижний храм, на границе пустыни и обрабатываемых полей долины, а второй вблизи самой гробницы. Они соединялись мощенной камнем дорогой, описанной выше. Сначала такая дорога служила для перевозки камня и приобретала культовое значение лишь впоследствии.

 От подобных нижних храмов остались лишь немногочисленные руины, так что установить точно их назначение невозможно. Вероятно, эти храмы служили для ритуального омовения тела фараона перед бальзамированием, а может быть, и для самой церемонии бальзамирования. Они состояли из кладовых, культовых помещений, а иногда имели также бассейны и водостоки, по-видимому игравшие роль в погребальном ритуале. Лучше всего сохранился нижний, или долинный, храм Хефрена в Гизе. Однако при пирамиде Джосера не обнаружено даже следов подобного храма.

 Верхний погребальный храм строился вблизи самой пирамиды. Храм Джосера находится возле северной стороны его гробницы. Позднее, начиная со времен правления Снофру, такие храмы начали, как правило, возводить близ восточной стороны пирамид.

 Значение этих храмов также известно далеко не полностью. По-видимому, они предназначались для жертвоприношений и представляли собой как бы жертвенные алтари. Очевидно, здесь же жрецы проводили церемонию «Отверзание уст». При помощи этого ритуала мумия и статуи фараона как бы обретали жизнь.

 Церемония «Отверзания уст» основана на целой серии сложных обрядов, преимущественно магического значения. Главным действующим лицом в ней был жрец-сем, представлявший бога Гора, сына Осириса. Если умерший фараон олицетворял Осириса, то этот жрец был его сыном или во всяком случае его преемником, независимо от родства. Облаченный в шкуру пантеры, он под руководством жреца-чтеца возвращал жизнь телу мертвого фараона, прикасаясь к лицу его мумии различными магическими орудиями. Главными среди них были «адж» (или передняя нога заколотого специально для этой церемонии теленка), а также «долото» [«Адж» и передняя нога быка были земными воплощениями небесного прототипа Большой Медведицы, наиболее четкого созвездия северной части неба. Это созвездие сначала изображалось на древнеегипетских звездных картах в виде «аджа» (скребка) ковровщиков, какой употреблялся тогда в Египте, а позднее – в виде передней ноги быка. В Текстах пирамид «адж» описывается как железный инструмент, «отверзающий уста богов... коим он (Гор) отверзает уста Осириса.,. он отверзает их железом с Большой Медведицы». Магическое «долото», должно быть, носило такой же характер. CM. G. A. Wainwright. A. Pair of Constellations Studies Presented to F. LI. Griffith, London, 1932, p. 373-383.]. Затем рот и глаза мумии умащали семью различными священными маслами и благовониями. Таким образом мертвому фараону возвращалась способность есть и пить. что было необходимо для продления его посмертного существования, а также способность отправлять все прочие жизненные функции в потустороннем мире.

 После этого мумии делали ритуальный «туалет», основанный на ежедневном очищении. По верованиям египтян, бог солнца Ра совершает подобное очищение каждое утро перед тем, как отправиться в свое небесное плавание.

 Эта сложная церемония начиналась с воссожжения благовоний и омовения мумии освященной водой, дабы она стала чистым вместилищем для Ка покойного, а заканчивалась священной трапезой для воскресшего фараона и плакальщиков. После трапезы начинался обряд оплакивания, представлявший собой подлинную церемонию прощания, и, наконец, мумию укладывали на приготовленное для нее место в гробнице.

 Кроме жертвенных алтарей, в заупокойном храме были также кладовые, передние комнаты и стояли группы статуй. Многие лучшие образцы египетской скульптуры найдены именно в таких храмах при пирамидах.

 Заупокойный храм Джосера расположен над входом в пирамиду. Поэтому когда мы нашли к северу от нашей пирамиды развалины сооружения, по всей видимости руины заупокойного храма, я прежде всего, разумеется, начал искать вход в подземелье. Однако поиски оказались безрезультатными. Тогда я передвинул раскопки еще дальше на север, продолжая держаться центральной оси пирамиды. Здесь в песке было какое-то странное углубление. Оно имело форму полумесяца, и, глядя на него, вполне можно было предположить, что под ним и находится подземелье.

 На это же указывала еще одна многозначительная деталь. Со всех сторон вокруг пирамиды сохранились квадратные насыпи, оставшиеся после разборки пирамиды на камень, а здесь между насыпями был просвет. Это побудило меня начать в углублении сплошные раскопки, и вот 2 февраля 1954 года на расстоянии примерно двадцати трех метров от северной стороны пирамиды мои рабочие натолкнулись на угол стены внешнего входа. Оказалось, что он представляет собой длинную, открытую, высеченную в скальном грунте траншею, верхняя часть которой защищена массивными подпорными стенами.

 И я, и мои рабочие были глубоко взволнованы. По мере того как мы углублялись в песок, перед нами открывались все новые метры траншеи. Было очевидно, что мы приближаемся к входу в подземную часть пирамиды. Всех волновал один и тот же вопрос: «Что мы найдем? Нетронутый вход или нору, сквозь которую грабители могил уже проникли в пирамиду раньше нас?» Этот вопрос обычно терзает всех археологов, работающих в Египте.

 Люди, незнакомые с нашей работой, порой смотрят на нее, как на своего рода святотатство. Горькая истина заключается в том, что сами древние египтяне были гораздо более ловкими грабителями могил, чем современные археологи, и уж во всяком случае неизмеримо более безжалостными. Прочитайте отчеты о раскопках в Египте за прошлое столетие! В них снова и снова повторяется горестная фраза: «но, увы, гробница оказалась разграбленной еще в древности».

 Из всех гробниц фараонов в Долине Царей под Луксором лишь одна гробница Тутанхамона была найдена почти нетронутой, но и в ней успели побывать грабители. К счастью, им что-то помешало, и они не успели довести свое дело до конца: гробница была ограблена лишь частично.

 Что же касается пирамид, то среди них нет ни одной, которая не была бы начисто опустошена еще несколько тысячелетий назад. И объясняется это очень просто. Обычай хоронить фараонов в золотых гробах с золотыми украшениями и драгоценной погребальной утварью был слишком большим соблазном даже для египтян, которые сами этого обычая придерживались.

 «Должно быть, было время, когда здесь (в гробницах) хранилось больше сокровищ – и в виде драгоценных слитков, и в виде изделий искусных мастеров, чем в каком-либо другом месте на земле. Однако весьма маловероятно, чтобы эти сокровища лежали там долго. Даже богатства одной и той же династии вряд ли хранились в этих тайниках дольше, чем несколько лет... Все ухищрения оказывались тщетными: гигантские пирамиды Древнего Царства и сложные ходы-ловушки скромных пирамид Среднего Царства были одинаково бессильны перед наследственным искусством египетских грабителей могил» [I. Baikie. Egyptian Antiquities of Nile Valley, London, 1932, p. 466.].

 Это были поистине отчаянные люди. Леонард Котрелл живо описывает, какие ужасы приходилось переживать тем, кто в своей дерзости осмеливался проникнуть в усыпальницу фараона.

 Те, кому довелось побывать в погребальных покоях египетских фараонов, помнят чувство благоговения, которое они вызывают даже у самых хладнокровных современных туристов. Представьте же, что должны были испытывать Амснофер и его семь товарищей! [Аменофер и его семь товарищей – грабители могил в Фиванском некрополе. До нас дошел отчет об их процессе.]. Они боялись не только ужасной казни, ожидавшей их в случае поимки, – еще больше их страшил гнев фараона, гробницу которого они оскверняли. Ибо для них он был богом! Трепещущий отблеск факелов освещал начертанные и высеченные на стенах фигуры обитателей подземного царства и ужасных богов, хранителей и защитников фараона. Наверное, пришельцы долго колебались, пока не преодолели ужаса, пока алчность и отчаяние не толкнули их вперед и смельчаки не увлекли за собой малодушных. Затем... зазвенели удары молотов по меди, распахнулся саркофаг, полетели обломки тройного гроба и затрещали разрываемые погребальные пелены. И, наконец, когда воры поползли назад сквозь свою нору, унося золотые и серебряные украшения, сорванные с царственного тела, дым и пламя охватили подожженную мумию, покрывая копотью священные надписи на стенах...» [L. Cottrell. The lost pharaons, London, 1950.].

 А что если и нашу пирамиду постигла подобная же участь? Об этом мы думали все, пока прорывались ко дну траншеи, стараясь поскорей отыскать вход в подземелье.

 Оказалось, что подступы к нему преграждены толстыми слоями каменной кладки, а промежутки между ними завалены отдельными камнями. По мере продвижения на юг траншея становилась все глубже и, наконец, уперлась в скалу, в которой было высечено входное отверстие шириной в 1,93 метра и высотой в 2,34 метра. К нашему величайшему облегчению, мы увидели, что вход замурован и что каменная кладка совершенно не тронута.

 Эта каменная кладка не только закрывала наглухо вход в подземелье, но, как обнаружилось позднее, заполняла также значительную часть находящегося за ней внутреннего коридора. Она состояла из двух частей. Левая ее сторона была сложена из обтесанных правильных блоков, а праваяиз необработанных глыб.

Вход в пирамиду Сехемхета

 Тот факт, что кладка оказалась абсолютно целой, как будто бы свидетельствовал о том, что владелец недостроенной ступенчатой пирамиды был погребен в ее подземной части. Я, кроме того, придумал целую теорию относительно двойного типа кладки, закрывавшей вход. Впоследствии мне пришлось от нее отказаться, но тогда я записал:

 «Можно предположить, что левая часть входа, а также соответствующая сторона внутреннего коридора были замурованы еще до смерти владельца пирамиды, а справа был оставлен свободный проход, чтобы через него можно было внести мумию в день погребения. После погребения правая сторона была замурована в свою очередь».

 9 марта 1954 года в присутствии министра образования Аббаса Аммара, генерального директора Департамента древностей Мустафы Амера и других официальных лиц мы вскрыли пирамиду. В этот день здесь собралось множество представителей египетской и заграничной печати, включая корреспондентов с Ближнего Востока, из Европы, Америки и даже из Бразилии и Аргентины, множество фотографов, и, наконец, представителей американских и европейских радиокомпаний. Вот в каких условиях приходится иной раз работать современному археологу!

 Министр сам сделал ломом первый пролом в стене, закрывающей вход. Затем Хофни, Гуссейн и другие мои рабочие расширили отверстие и обрушили вниз правый верхний угол кладки. Один за другим мы полезли вверх по камням, пригибая головы, чтобы не разбить их о каменную кровлю. Взобравшись на кладку при входе, мы спрыгнули вниз в открывшийся за ней коридор. Мы находились в высокой, высеченной в сплошной скале галерее, полого уходившей в глубину.

 Наши рабочие принесли портативные ацетиленовые фонари, и при их свете мы двинулись вперед. Нам удалось так пройти метров двадцать. Министр и прочие официальные лица почти бежали впереди, стремясь поскорее проникнуть в тайну пирамиды. Внезапно всем пришлось остановиться. Гора камня и щебня заполняла галерею от пола до самого потолка, делая на время невозможным дальнейшее продвижение.

 Мы сделали фотоснимки, и вся группа двинулась назад. Перебравшись через камни кладки у входа, мы снова увидели над головами солнце.

 Позднее я вернулся для тщательного и систематического изучения галереи, насколько позволял завал. Первая половина ее длиной в 11,3 метра идет вниз, упираясь в высеченный в скале сводчатый вход шириной в 1,89 метра, глубиной в 1,05 метра и высотой в 4 метра. Это, пожалуй, единственный в своем роде памятник ранней египетской архитектуры. Начало коридора имеет в ширину 2,04 метра. У нее очень высокий плоский потолок. За ней подземный вход на протяжении еще шести метров и двадцати сантиметров идет вниз под тем же наклоном; он становится только немного шире, а потолок его понижается и превращается в сводчатый. Как я обнаружил, эта часть коридора обрывается точно в том месте, где он уходит под северную сторону пирамиды (см. план).

 план пирамиды СехемхетаПредварительный план подземной части вновь открытой ступенчатой пирамиды (пунктирная линия) и окружающей ее ограды:

 Здесь проход расширяется до 2,2 метра, и наклон его становится круче. Следы на стенах коридора говорят о том, что некогда он был оштукатурен. Еще через несколько метров коридор преграждает завал из камней.

 Вместе со своими рабочими я тщательно исследовал кровлю в этом месте и обнаружил в ней квадратное отверстие, сквозь которое щебень обрушился в коридор. Я тотчас же отдал приказ прекратить работы в подземном ходе, и мы начали искать причину обвала в надземной части пирамиды. II марта мы отыскали прорубленную в скале вертикальную шахту, которая соединялась с входной галереей пирамиды.

 Эта шахта имеет квадратное сечение со сторонами, равными 2,7 метра. Она высечена частично в каменной кладке подземной части пирамиды, частично в скале основания.

 Прежде всего нужно было установить, когда была вырублена шахта – одновременно с постройкой пирамиды или позднее. Сначала мне показалось, что второе предположение правильнее, и сердце мое упало. Ведь это значило, что о пирамиде знали в более поздние времена, а следовательно, она уже разграблена. В углублении, откуда начиналась шахта, заваленная огромными необтесанными глыбами, мы обнаружили погребение с массой костей животных. Здесь залегали целые кубические метры рогов и костей газелей, быков, козлов, баранов и собак, погребенных в неглубоком колодце, вырытом среди глыб, закрывающих устье шахты. Эти останки лежали рядами, а некоторые были даже завернуты в полотно. Между каждым слоем костей залегал слой мелкого песка. На некоторых рогах сохранились какие-то знаки, а на других следы пилы, которой они были срезаны. Все бараньи рога принадлежали животным породы Ovis platyra aegyptiaca. Среди останков было найдено несколько деревянных фигурок животных и амулетов из обожженной глины.

 В самом нижнем слое мы нашли шестьдесят два демотических папируса. Многие из них представляют собой довольно значительные листы. Эти папирусы относятся к Саисской эпохе (около 600-х годов до нашей эры). На некоторых стоит имя фараона Яхмоса II.

 Происхождение и назначение этого захоронения до сих пор не ясны. Однако тот факт, что оно обнаружено именно здесь, еще не указывает на его связь с древней пирамидой. В ряде папирусов содержатся списки предметов, пожертвованных некрополю Саккара; что же касается остального, то это могли быть останки священных животных, умерших в Мемфисе. Очевидно, какая-то религиозная секта или отдельные набожные лица собирали их трупы, мумифицировали и хоронили на этом кладбище.

 Культ священных животных в Египте восходит к глубокой древности. Однако до самого персидского завоевания в 525 году до нашей эры египтяне почитали только отдельных животных, а не целые виды. Обычно жрецы выбирали одно какое-либо животное как «воплощение божественной сущности», точно так же как они изготовляли для этой цели статуи богов, служившие материальным посредником-медиумом, для появления божества в храмах. От столкновений с более молодыми цивилизациями страна постепенно деградировала, погружаясь в сумерки своей древней истории. Из духа протеста египтяне начали преувеличивать особенности своей собственной религии и переходить от почитания избранных особей к обожествлению целых видов. Десятки подобных захоронений в Саккара и других местах заполнены бесчисленными останками священных животных.

 Сначала я думал, что те, кто хоронил священных животных, проникли вглубь сквозь вертикальную шахту и нашли входную галерею, с которой она сообщается. Дальнейшие исследования убедили меня в том, что это было не так.

 Шахта выходит на поверхность пирамиды на семь метров южнее внешнего края северной стены по ее центральной оси. Так как в более поздний период здесь добывался камень, весь окружающий участок превратился в огромную впадину, впоследствии постепенно засыпанную песком и щебнем. Однако когда я начал раскапывать квадратное отверстие шахты, оказалось, что дальше в глубине она заполнена тяжелыми глыбами, которые никто не тревожил. На каменных стенах шахты сохранились даже длинные вертикальные царапины, оставленные этими глыбами во время падения. Таким образом, те, кто выкопал здесь колодец для погребения священных животных, углубились в шахту совсем ненамного.

 Из всего этого я заключил, что первые строители пирамиды сами обрушили шахту в наклонную галерею. Затем они заполнили образовавшийся колодец тяжелыми камнями, сброшенными сверху. Над завалом, по-видимому, было возведено какое-то сооружение, чтобы скрыть шахту, расположенную в самой пирамиде. В Саисскую эпоху (во времена Двадцать шестой династии) почитатели священных животных нашли эту шахту и проделали в ней сверху узкий колодец. Возможно, что они намеревались углубить его до самого дна, но так этого и не сделали.

 Подобного рода шахты встречаются в гробницах Третьей династии. Иногда они служат для спуска каменных блоков, запирающих проход, как скользящая подъемная дверь (в более поздних пирамидах галереи запирались гранитными глыбами, скользившими в пазах, как настоящие подъемные ворота). Наиболее характерным образцом в этом отношении может служить гробница Санахта в Бет-Халлафе.

 В других случаях, например в гробнице Хесира в Саккара, подобная шахта служила для углубления подземных покоев. Хесира во времена правления Джосера был знатным вельможей, надзирателем над всеми царскими писцами. Именно в его гробнице нашли знаменитые деревянные панели, сохранившие облик этого незаурядного человека, помогавшего Джосеру создавать его новую монархию. Теперь эти панели хранятся в Каирском музее.

 Наконец, возможно, что подобная шахта служила для вентиляции во время подземных работ.

 Галерея под самой шахтой оказалась загроможденной большими каменными блоками, намеренно сброшенными строителями пирамиды сверху через шахту. Образовался гигантский завал толщиной почти в пять метров. Он-то и преградил нам путь, когда мы впервые проникли под пирамиду.

 Итак, чтобы проникнуть в галерею, прежде всего необходимо было очистить всю шахту сверху донизу. Именно на этом этапе, к сожалению, произошел несчастный случай, в результате которого погиб один из моих рабочих. Катастрофа произвела большое впечатление на работавших со мной людей и на две недели приостановила раскопки.

 Я находился на юго-западном углу большой ограды, когда вдруг услышал со стороны пирамиды страшный вопль. Я бросился к пирамиде. Здесь у зияющего отверстия шахты меня ожидали сцена, полная смятения и ужаса. Мои рабочие в панике столпились вокруг черного провала. У самого края шахты змеилась трещина.

 Выяснилось, что рабочие извлекали из шахты загромождавшие ее тяжелые глыбы, и некоторые из них в момент катастрофы находились внизу на глубине около пяти метров. Заглянув вниз, я увидел на дне наполовину очищенной шахты зияющую дыру. Один из каменных блоков внезапно провалился и увлек в подземную галерею нескольких рабочих.

 Мы бросились к подземному входу под пирамиду, перелезли через полуразобранную каменную кладку и устремились по галерее к нижнему выходу шахты. Страшный обвал песка и камней похоронил под собой людей.

 Немедленно была объявлена тревога. Послали за скорой помощью и пожарными машинами с лестницами. Тем временем мы лихорадочно раскапывали обвал, чтобы спасти наших товарищей из-под песка и камней.

 Мы работали как одержимые, и, наконец, люди были извлечены из-под обвала. Двое отделались легкими повреждениями, но третий, к несчастью, погиб от удушья.

 Тем временем слухи о катастрофе уже успели облететь Саккара, Абусир, все окрестные селения, и к месту раскопок устремились толпы мужчин и женщин. Уже смеркалось. В наступающей темноте я видел сотни людей, собравшихся у отверстия шахты. Женщины вопили и плакали. Я пытался их успокоить, но это ни к чему не привело.

 К ночи начали подъезжать автомашины из Каира. Журналисты, конечно, первыми пронюхали о несчастье. Разнесся слух, что вся пирамида обрушилась целиком, похоронив под собой восемьдесят человек. Свет фар озарял пустыню, и провал, в котором разыгралась трагедия, казался еще чернее. Эту ночь я никогда не смогу забыть.

 Началось следствие, и раскопки были приостановлены. Ни один местный рабочий не желал теперь даже близко подходить к пирамиде. Люди были запуганы. Кое-кто говорил, что мы разгневали фараона, построившего гробницу, что в пирамиде сидит злой дух, который погубит и поглотит всех.

 Читателям, никогда не имевшим дела с такого рода памятниками, подобные разговоры могут показаться обыкновенным суеверием, но я прекрасно понимал этих людей. Я сам испытывал страх и не стыжусь в этом признаться.

 Я пытался успокоить людей. Я говорил им, что мы хотели только узнать имя неведомого фараона и прославить его, точно так же как фараона Тутанхамона, о котором знали только ученые-специалисты и которого благодаря лорду Карнарвону и Говарду Картеру, обнаружившим ровно тридцать лет назад его гробницу, знает теперь весь мир. И, наконец, люди начали постепенно возвращаться. Спустя две недели мы могли снова приступить к штурму пирамиды.

 Вернуться к оглавлению

Читайте также: