ГлавнаяМорской архивИсследованияБиблиотека












Логин: Пароль: Регистрация |


Голосование:
?


!



Самое читаемое:



» » Введение в этнографию Африки
Введение в этнографию Африки
  • Автор: admin |
  • Дата: 07-02-2014 19:21 |
  • Просмотров: 5535

Общая характеристика

африканская маскаАфрика — второй по величине материк земного шара. Она занимает пятую часть суши планеты. Ее площадь — 29,8 тыс. кв. км, а вместе с островами — 30,3 тыс. кв. км. Численность населения континента можно назвать лишь приблизительно. Во-первых, во многих странах Африки недостаточно развита статистическая служба, не во всех из них проведены в последние годы переписи населения. Во-вторых, значительна численность кочевого и полукочевого населения, трудно поддающегося учету. В-третьих, очень велик прирост населения, из-за чего сразу же после выхода в свет любых статистических данных они оказываются заниженными. Африка держит мировое первенство по уровню рождаемости (около 4,6% в год). При этом наиболее высокие показатели — в самых экономически слабо развитых странах, таких как ЦАР, Чад и др. Здесь играют роль, с одной стороны, общие для всего третьего мира традиции многодетности, сложившиеся в прошлом как реакция на высокую смертность; ранние браки; поощрение рождаемости местными религиями; с другой — позиция правительств, в увеличении численности населения страны усматривающих положительный фактор, залог мощи государства, усиления его политических позиций.

Средняя продолжительность жизни в большинстве стран — от 35 до 40 лет, хотя и встречаются отдельные случаи значительного долголетия — 100 лет и больше. Преобладает молодежь в возрасте до 18 лет (в некоторых странах до 56%).

Средняя плотность населения в Африке — примерно 12 человек на 1 кв. км. Однако очень велики локальные колебания. Так, во многих районах Сахары, Калахари, Намиба и в значительной части экваториальных лесов — менее 1 человека на 1 кв. км. Более компактно заселены долины больших рек, промышленные районы (например, горнорудные области Заира, Замбии, Зимбабве, ЮАР) и зоны плантационного сельского хозяйства.

В 1650 г. в Африке жило около 100 млн. человек, что составляло в то время приблизительно 18% населения всего земного шара. Работорговля, во время которой значительная часть африканцев была вывезена за пределы материка, а не менее значительная нашла гибель на самом континенте, порабощение Африки европейскими колониальными державами и как следствие — нещадная эксплуатация, а нередко и просто физическое истребление отразились и на динамике населения. Несмотря на постоянную традиционно высокую рождаемость, общая численность населения континента не только не увеличивалась за период после 1650 г., но даже сократилась к 1800 г. примерно до 90 млн. человек. К началу нашего столетия на континенте проживало 130 млн. человек, что составляло лишь 7,5% населения Земли. В XX в. темпы роста резко увеличились. К концу 70-х годов численность населения удвоилась по сравнению с началом века, а сейчас составляет более 450 млн. человек и продолжает расти.

На развитие африканских народов, их культуру в значительной мере повлияло географическое положение материка. Почти весь континент расположен в экваториальной и тропических зонах. Лишь узкие полосы Северной и Южной Африки лежат за их пределами. Это определяет климатические и растительные зоны континента. В Сахаре самый жаркий климат (средняя годовая температура — 35°). Однако суточные колебания здесь иногда достигают 26°. Колеблется температура и в Южной Африке: максимум 38° в феврале и минимум — минус 2° в июле. Наиболее ровный и благоприятный температурный режим — в экваториальном поясе: средние месячные температуры там — 23—28°. Для Африки характерна не смена времен года, а чередование сухих и дождливых сезонов. По мере удаления от экватора к северу или югу сокращается период дождей и количество осадков и увеличивается продолжительность сухого сезона. Осадки по континенту распределяются весьма неравномерно. Свыше 2000 мм в год выпадает в тропическом поясе (у горы Камерун — более 10 000); в Сахаре, Калахари, Намибе — менее 250 мм в год.

Африка — обширное плоскогорье с приподнятыми «краями» (Атласские горы на северо-западе; Драконовы горы на юге; Абиссинское нагорье на северо-востоке). Средняя высота материка над уровнем моря — 750 м. Принято деление континента на Низкую и Высокую Африку, граница между которыми проходит от плато Лунда к северо-востоку до Абиссинского нагорья.

Гвинейское побережье Африки и бассейн реки Конго покрыты влажными экваториальными лесами. Две трети материка заняты саваннами, от парковых до опустыненных на границах с великими пустынями континента. Это наиболее типичный африканский пейзаж.

Крупнейшие реки: Нил (длина 6500 км, площадь бассейна — 2800 кв. км); Конго (соответственно 4600 км и 3690 кв. км); Нигер (4160 км и 2092 кв. км); Замбези (2660 км и 1330 кв. км). Их характерная черта — порожистость, так что ни одна из африканских рек не судоходна по всему течению. Большинство озер имеет протяженность с севера на юг и сосредоточено в основном в восточной части континента: Тана, Туркана (Рудольф), Укереве (Виктория), Киву, Танганьика, Ньяса и др. Вне этой области лишь два крупных озера: Чад в Западной Африке и Нгами на севере Калахари.

Еще одна особенность материка — слабая изрезанность береговой линии. Мореплавание у африканских народов оставалось (за исключением акватории Индийского океана) каботажным и подчинялось в основном ¦ нуждам рыболовства.

Подобные географические условия, значительная однородность рельефа, климата, окружающей среды, возможность контактов через открытые пространства саванн обусловили значительное сходство элементов культуры народов континента, намного большее, чем, скажем, народов Азии между собой. Советские ученые объединяют народы Африки южнее Сахары в большую Африканскую тропическую историкоэтнографическую провинцию, а ее, в свою очередь, делят на историкоэтнографические области. Историко-этнографическая область не представляет собой законченного единства: языки и расовые типы народов, входящих в нее, весьма разнообразны; различен уровень социального развития; многообразна и их конфессиональная характеристика и т. п. Однако внутри провинций и областей в процессе длительного взаимодействия и взаимовлияния сформировались такие общие особенности культуры как материальной, так, в известной степени, и духовной: технология земледелия и скотоводства; орудия труда, как земледельческие, так и охотничьи; техника ремесла металлургического и кузнечного, гончарного и ткацкого; фольклорные жанры; ритуалы и т. п.

Таких историко-этнографических областей в составе Африканской тропической историко-этнографической провинции несколько:

1)         Западноафриканская или западносуданская с тремя подобластями: Атлантической, Гвинейской и Центральносуданской;

2)         Западная тропическая область;

3)         Восточноафриканская область;

4)         Южноафриканская область;

5)         Мадагаскарская островная область;

6)         Северо-восточная область.

Этнолингвистическая классификация

Этнолингвистическая карта Африки достаточно пестра. Не все языки народов, населяющих этот континент, изучены настолько, чтобы создать не вызывающую никаких сомнений классификацию. Ученые держав-метрополий нередко сознательно преувеличивали их число и непохожесть. Например, немецкий африканист К. Мейнхоф насчитывал в 20—30-е годы только среди банту 184 языка; бельгиец Г. ван Бюльк в 50-е годы число самостоятельных языков лишь в одном Бельгийском Конго (современный Заир) доводил до 518 и т. п. Напротив, некоторые современные африканские ученые преувеличивают сходство языков Африки. Так, Т. Обенга полагает, что население всей Центральной, Восточной и Южной Африки говорит на одном языке — банту; различия же между ними (например, между суахили и киши-конго) лишь диалектальные. В Африке давно начали складываться немногие крупные языки, на которых говорит большинство населения. На малоизученных многочисленных языках и диалектах говорит абсолютное меньшинство.

Бесспорной классификации языков Африки пока нет. Долгое время наиболее распространенной была классификация африканистов* лингвистов К. М. Дока и Дж. Гринберга. Она использовалась и в советских изданиях (Народы Африки. М., 1954; работы А. С. Орловой и Б. В. Андрианова). Согласно ей все языки коренного населения Африки делились на 5 больших семей: I) семито-хамитская; II) языков Судана с подразделениями: 1) гвинейская или ква; 2) манде; 3) бантоидные языки (западнобантоидная, центральнобантоидная и восточнобантоидная группы); 4) канури; 5) кордофанская; 6) нилотская; 7) неклассифицированные языки Судана; III) семья языков банту с семью подгруппами; IV) койсанские языки; V) полинезийская семья (малагасийский язык).

В последние годы она была пересмотрена и уточнена. Было предложено еще несколько вариантов. Самым распространенным ныне является вариант, переработанный самим Дж. Гринбергом. Он представлен в большинстве мировых справочников и университетских курсов (в том числе в советском издании «Страны и народы. Земля и человечество». М., 1978, стр. 192—195). В нем произведена перегруппировка суданских языков и банту. Последние включены в большую нигеро-кордофанскую семью, а языки Судана разделены: значительная их часть вместе с банту образует нигеро-конголезскую семью; другая большая группа выделена в самостоятельную нило-сахарскую семью. Для семито-хамитской семьи принято название — афразийские языки, так как прежнее не охватывало всей совокупности этих языков, среди которых помимо семитских и хамитских, есть также кушитские, берберские, чадские и другие языки.

Ныне этнолингвистическая классификация Африки выглядит следующим образом (перечисляются, естественно, не все языки и народы Африки, а наиболее значительные или типичные).

Афразийская семья более однородна, чем другие. В нее входят семитская, кушитская, берберская, чадская группы языков. Для всех семитских языков характерна внутренняя флексия (т. е. изменение глагола по наклонениям, видам, временам, лицам производится путем замены гласных внутри основы), довольно близок и словарный состав. Народы, говорящие на семитских языках, живут в северной и северо-восточной частях континента. Большинство их земель лежит за пределами тропической Африки. Однако и в ее границах число людей, говорящих на этих языках, достаточно велико.. На арабском языке говорит часть населения Мавритании, Мали, Западной Сахары, Чада, Республики Судан. К семитской же группе относятся языки крупнейших народов Эфиопии. Это прежде всего североэфиопские языки: тигре, тигринья, гыэз. Первые два — это живые языки, на которых говорят жители Эритреи и сопредельных областей. Гыэз — язык мертвый, ныне он используется только церковниками, но почти на всем протяжении истории Эфиопии был языком культуры и богослужения.

Другая подгруппа — языки южноэфиопские. Они, в свою очередь, делятся на западные (амхара или амаринья — государственный язык Эфиопии, западные диалекты гураге) и восточные (восточные диалекты гураге, харари). Самый распространенный язык этой группы — амхарский, на котором помимо собственно амхара говорят и другие народы страны.

Кушитская группа более разнообразна. Это языки народов Эфиопии, Судана, Сомали, Джибути, северо-востока Кении. Между Нилом и Красным морем, на северо-востоке Судана, живут беджа, говорящие на языке, бедауйе. Северные беджа — это бишарин, абабде, хадендоа; южные — бени-амер. В Эфиопии на языках той же кушитской группы говорят сахо; данакиль (часть их живет в Сомали); гал- ла-оромо (часть живет на севере Кении); сидамо и гимира в юго-восточной Эфиопии; агау в горах. К этой же группе принадлежит язык сомали, носители которого составляют основное население Сомали, а также живут в восточной Эфиопии и северной Кении.

Берберская группа также достаточно обширна. Правда, значительная часть берберского населения сосредоточена в странах Северной Африки, но и южнее — в Мавритании, Мали, Нигере есть народы, говорящие на берберских языках. Самый значительный из них — туареги или имошаг (язык — тамашек).

Наконец, последняя группа, входящая в афразийскую семью — чадская. На языках этой группы говорит население северной Нигерии, Нигера и соседних стран. Самый распространенный язык ее — хауса. В этом языке лингвисты находили отдельные черты, роднившие его с бантоидными языками. Поэтому долгое время место его в общей языковой классификации было неопределенным, и нередко его рассматривали изолированно. Вокруг хауса, к югу и востоку от озера Чад, живет целый ряд небольших народов, языки которых близки хауса. Это, например, котоко, музгу, карекаре и др. Язык хауса используется и многими другими народами, иногда далеко за пределами расселения собственно хауса. На этом языке, языке древнего торгового народа, как на втором, говорят многие, связанные с хауса торговыми интересами. Кроме того, за последние годы торговцы-хауса широко расселились за пределами Нигерии, их можно встретить, например, в Сенегале и Гамбии, в Габоне.

Вторая большая языковая семья - нигеро-кордофанская. Она делится на две группы, которые, в свою очередь, состоят из более мелких подразделений — подгрупп. Шесть таких подгрупп формируют нигеро-конголезскую группу: это западноатлантическая, манде, вольтская, ква, бенуэ-конголезская и адамауа-восточная подгруппы.

На западноатлантических языках говорит население атлантического побережья Африки от устья реки Сенегал до Либерии: народы Сенегала, Гамбии, Гвинеи, Гвинеи-Бисау, Сьерра-Леоне, Либерии. Эти языки не представляют собой законченного единства, но их объединяют некоторые общие особенности, в частности наличие классов имен существительных. Волоф и серер в Сенегале; баланте, биафада, бид- вого в Гвинее-Бисау; буллом, темне в Сьерра-Леоне; гола в Нигерии говорят на языках этой подгруппы. Современные лингвисты относят к ней и фульфульде, язык народа фульбе, живущего разбросанно во всех этих странах и в Нигере, Мали, Камеруне и др.

Верховья рек Сенегала и Гамбии — место обитания народов манде. Они составляют почти половину населения Гамбии, Либерии, Maли, Сьерра-Леоне. Лингвисты делят эти языки на северные — манде-тан и южные — манде-фу (по числительному «десять»). К северным манде относятся языки наиболее многочисленных народов этого региона. Это мандинго с тремя диалектами (бамбара, малинке, бамана или диула) и сонинке. На языках северных манде говорят также хасонке, азер, торонке, каранко, ваи и др. В южную группу включают coco (су- су), кпелле, менде, тома (лома), гбанде, гагу, а также языки Нигерии: кенга, шанга и буса.

Вольтская подгруппа объединяет языки народов, живущих к востоку от манде. Это языки Верхней Вольты и южных областей Мали. На них говорят моей, груси (гурунси), гурма, кусаси, таленси, касена, кан, лоби и другие народы в Верхней Вольте. На территории Мали на языках этой подгруппы говорят бобо, догон (хабе), сенуфо.

Подгруппа ква (гвинейская) — одна из самых значительных и наиболее изученных из языков Западной Африки. Это языки народов, живущих по берегам Гвинейского залива: аброн и близкие им народы в Республике Берег Слоновой Кости; тви, фанти, ашанти вместе с некоторыми другими, составляющие группу акан, — в Гане; эве — в Того и Бенине; ибо, йоруба и нупе — в южной Нигерии. Пограничные районы Берега Слоновой Кости и Либерии населяют кру.

Бенуэ-конголезская подгруппа, пожалуй, самая многочисленная. Она объединяет народы, живущие в средней части Северной Нигерии, к северу от долины Нигера и по обоим берегам реки Бенуэ и на востоке южной Нигерии, в Камеруне, Габоне, Конго, Заире, Анголе, Намибии, ЮАР, Ботсване, Лесото, Свазиленде, Кении, Уганде, Танзании, Руанде, Бурунди, Малави, Замбии, Зимбабве, Мозамбике, т. е. во всей центральной, восточной и южной части материка. В Нигерии — это тив, джукун, ибибио; в Камеруне — те же тив и джукун, бамилеке. Эти языки изучены еще сравнительно плохо.

Остальные языки, известные под общим названием банту[1] (в переводе — люди), давно уже в сфере исследования лингвистов эти языки имеют очень много сходных черт в грамматическом строе, в словарном запасе. Многие языки взаимопонимаемы.

Народы банту расселены следующим образом. В Камеруне живут дуала, яунде, мпонгве, фанг и др. В северо-восточной области расселения народов банту — банколе, баганда (Уганда); кикуйю, акамба (Кения); баньяруанда и барунди (Руанда и Бурунди, восточные районы Заира). В средней и нижней части бассейна реки Конго живут баконго, умбунду, бакеле, бангала и др. В центральной части Заира, Замбии — балуба, бабемба, тонга.

Материковая часть Танзании и Мозамбик заселены ваньямвези, вагого, вахехе, маконде. Южнее их живут ваньянджа, ваяо и др. Вдоль побережья Индийского океана — места обитания васуахили, говорящих на языке суахили с его диалектами (кимвита, киунгуджи, кинг-вана).

Население ЮАР, Ботсваны, Лесото, Зимбабве говорит на языках банту, воспринявших от древнего населения этих районов (бушменов и готтентотов) щелкающие звуки. Это народы групп нгуни (зулу и ан-гони, коса и свази); суто (педи, басуто, бечуана, коламо); тсонга (рон- га, тсонга, тсва). К ним примыкают машона.

Юго-Западную Африку (Анголу и Намибию) населяют овагереро, овимбунду, куньяма и другие народы. На землях Анголы, Заира и Замбии живут балунда, лучази и бачокве.

На языках банту говорят и пигмеи Камеруна, Габона, Конго, Заира, Руанды, Уганды, расселенные по лесным зонам этих стран.

Наконец, последняя подгруппа нигеро-конголезской группы — адамауа-восточная. На языках этой подгруппы говорит население нагорья Адамауа в Северном Камеруне, ЦАР, крайнего северо-запада Заира (бамум, дака, чамба, банда и др.). К ним примыкают языки их восточных соседей: азанде, сере-мунду, мба в пограничных районах Заира, ЦАР и Республики Судан. На языках сере-мунду говорит и небольшая группа пигмеев бамбути по берегам реки Итури.

Население, говорящее на языках кордофанской группы ниге- ро-кордофанской семьи, не столь многочисленно и занимает значительно меньшую территорию. Это народы Кордофана в Республике Судан. Языки их мало изучены лингвистами, но можно сказать, что они довольно обособлены. Пять подгрупп, на которые делят кордофанские языки, включают по 1—2 языка: коалиб (язык коалиб); тегали (язык тегали); талади (язык талади); тумтум (язык тумтум); катла (язык катла).

Нило-сахарская семья языков более многочисленна и разнообраз- иа. Ее также разделяют на группы: сонга и, сахарскую, маба, фур, шари-нильскую, кома.

Народы, говорящие на языках первых четырех, заселяют сахельские зоны Центрального Судана и прилегающие южные районы пустынь. Они невелики по численности. Сонга и живут в Мали. Сахарская группа объединяет канури, живущих в Нигере, Нигерии, Чаде, и тубу, чьи наиболее компактные поселения сосредоточены в Чаде, а отдельные группы этого кочевого народа издавна живут в пустынных районах Нигера. В эту же группу входит язык народа канембу, живущего по берегам озера Чад (в Нигерии, Чаде, Камеруне).

На границах Чада и Судана живут маба, а в западных районах Судана — фуры, конджара, там а.

На языках шари-нильской группы говорят народы, ныне живущие в бассейнах рек Шари и Нила или ведущие происхождение из этого района. Ее составляют подгруппы; восточносуданская, центральносуданская, берта, кунама. Народы, говорящие на языках восточносуданской подгруппы, в настоящее время расселились довольно широко с севера на юг в Северо-Восточной и Восточной Африке. Это динка, занимающие берега Белого Нила; их ближайшие соседи нуэр, шиллук и луо. Южнее, в пределах южной Эфиопии, южного Судана,

Кении, Уганды и Танзании, живут бари (в верхнем течении Нила), ло- туко (в южной части Судана и на северо-западе Кении), туркана (на границе Кении и Эфиопии), сук, карамоджо и .нанди (в Кении), масаи (в Кении и Танзании). К этой же группе относятся языки нубийцев (в долине Нила южнее Асуана) и небольших племен бареа (в Эритрее) и тама, даго, мурле (в южных приграничных районах Судана и Эфиопии).

Центральносуданская подгруппа объединяет языки народов багир-ми и мору-мангбету. Багирми и близкие им некогда многочисленные, а ныне почти исчезнувшие племена бонго, сара, булала и другие населяют южную часть Чада, ЦАР и Камеруна. На языках мору-мангбету говорит население северо-восточного Заира.

На языках подгруппы берта говорят народы южного Судана на границах с Эфиопией; подгруппы кунама — народы северо-западной Эфиопии, группы кома — крайнего запада этой страны, живущие вдоль границ с Суданом.

На койсанских языках говорят когда-то занимавшие всю Центральную, Южную и Восточную Африку готтентоты и бушмены. Ныне они живут разбросанно в Ботсване, Намибии, Анголе, ЮАР. Отдельные группы бушменов сохранились в Зимбабве и Танзании (сандаве и хадзапи). Название этой языковой семьи связано со словами «кой-ко- ин» (люди людей) — самоназвания готтентотов и «саан» — названия,, данного ими бушменам. К этой же семье относятся языки дамара в Намибии.

Все вышеперечисленные языковые семьи — автохтонного происхождения. Они сложились и развивались в пределах африканского материка, хотя в процессе этнической истории носители их расселились- далеко от мест формирования. Наряду с ними в Африке бытуют языки внеконтинентального происхождения.

Австронезийская семья языков представлена малагасийским языком, на котором говорит население Мадагаскара. Этот язык близок языкам малайско-полинезийской группы.

Широко распространены языки индоевропейской семьи. На языках романских (французском, португальском, испанском) и германских (английском, африкаанс — языке потомков голландских колонистов в; ЮАР) говорят не только европейцы, переселившиеся в Африку или живущие здесь уже в течение нескольких поколений (в ЮАР, Анголе,. Зимбабве и других странах), но и значительная часть африканцев. Для большинства африканцев — это второй, официальный язык; есть и немногочисленная местная городская верхушка, для которой связи со своей этнической группой прерваны и родным языком является европейский. Индоевропейские языки родные и для довольно многочисленных «цветных», происходящих от смешанных браков (а чаще внебрачных связей) между европейцами и местными жителями. Особенно много их в ЮАР. В результате взаимовлияния французского, английского и португальского языков с местными сложились креольские языки, на Маврикии — «креоли» (на основе французского), на островах Сан- Томе и Принсипи — «креоло» (на базе старопортугальского), в Сьерра-Леоне и Гамбии — «крио» (как результат интерференции англоязычного креольского языка освобожденных американских негров-ра- бов, английского и местных языков, в том числе йоруба).

На индоевропейских языках говорит и часть индийского населения Южной, Восточной Африки и островов Индийского океана. В ЮАР на хинди и гуджарати говорит почти 30% индийцев, почти 50% индомаврикийцев говорят на хинди и урду; почти все индийцы Кении и Танзании пользуются гуджарати, урду, хинди, панджаби, маратхи.

Часть индийского населения Африки говорит я а языках дравидийской группы. Это тамили и телугу, в основном в ЮАР и на Маврикии; незначительная группа индо-маврикийцев — на языках мунда.

В настоящее время в Африке насчитывают примерно 200—250 крупных народов. Лишь немногие из них живут в пределах одной страны (амхара — в Эфиопии, йоруба — в Нигерии). Некоторые кочевые и полукочевые народы давно широко расселились за пределы первоначальной этнической территории и оказались ныне в разных государствах (фульбе — в Западной Африке, галла — в Восточной и др.). Но и большинство народов, сохранивших свою этническую территорию, оказались разорванными политическими границами, искусственно созданными в период колониального раздела континента. Так, мандинго живут в Сенегале, Мали, Республике Берег Слоновой Кости, Либерии, Гвинее; баконго — в Заире, Конго и Анголе; балунда — в Анголе, Заире и Замбии; сомалийцы — в Сомали, Эфиопии, Кении и т. д.

83 африканских народа насчитывают более 1 млн. каждый и составляют более 80% населения континента. Наиболее крупные из них в Африке южнее Сахары — хауса. (более 25 млн., как второй язык использует еще около 10 млн. человек); амхара (более 13 млн.), ибо и фульбе (примерно по 15 млн.), йоруба (около 20 млн.), баньяруанда (около 5 млн.), баконго (примерно 3 млн.)... На языке суахили (в том числе в качестве второго языка) говорят более 40 млн. человек.

Целый ряд языков народов Африки в последнее время распространяется за пределы расселения народа-носителя, становясь языками межэтнического общения.. В Западной Африке это хауса и мандинго (особенно его диалект диула); в Восточной — суахили; в Центральной — лингала.

После достижения независимости государств Африки встал вопрос о выборе . государственного языка взамен языка бывшей метрополии. Еще ранее в некоторых колониях власти предпринимали попытки создать некие заменители местных языков. Такова, например, попытка создания искусственного языка «килета» в Бельгийском Конго (ныне Заир). Название языка состоит из префикса «ки» — показателя понятия «язык» во многих языках банту и французского слова «л’ета» — государство, На основе грамматического строя и лексики киконго, а также используя французскую лексику, бельгийские миссионеры создали особый язык, внедряли его в радиовещание, издавали газеты и т. п., но эта попытка не имела успеха.

Африканские политические деятели пошли по другому пути — по пути выбора одного из местных языков. Эта задача не всегда легка. В целом ряде стран нет преобладающего народа и языка, понятного большинству населения, поэтому трудно выделить один язык как государственный, не вызывая нездоровой зависти других народов. Иногда делаются попытки наделить равными правами несколько языков (в Мали обсуждается вопрос об использовании 5 языков, в Нигерии — 3, Гане — 4 и т. д.). Лишь несколько стран объявили местные языки государственными: Эфиопия (амхарский), Сомали (сомали), Малагасийская республика (малагасийский), Танзания (суахили). В некоторых странах признаны как равноправные государственные местные и европейские языки: в Руанде (киньяруанда и французский), Бурунди (кирунди и французский), Мавритании (арабский и французский), Малави (малави и английский), Лесото (сесуто и английский), Ботсване (сечвана и английский). В большинстве же государств пока сохраняется язык бывшей метрополии как общегосударственный, а местные языки используются как общепровинциальные или общеобластные. Во многих странах радиопередачи ведутся на нескольких языках: в Мали — на 9; Уганде — на 18; Кении — на 17; Нигерии — на 10; Сьерра- Леоне— на 9; Камеруне — на 11 и т. п. На многих местных языках издаются местные газеты, популярные брошюры пропагандистского, медицинского, просветительного характера. Нередко в странах Африки в англо- и франкоязычных периодических изданиях отводятся разделы для публикаций на местных языках.

Использование языков в печати, на радио, появление литературы на местных языках стимулируют их развитие. Такие языки получают все большее распространение за пределами обитания их носителей,, обогащаются, укрепляются и нередко вытесняют другие языки. Наиболее яркий пример такого рода—быстрое развитие суахили, который даже стал одним из рабочих языков Организации Объединенных Наций. Напротив, языки, оставшиеся и ныне бесписьменными, теряют популярность, имеют тенденцию к обеднению, уменьшению числа носителей и в перспективе — возможному исчезновению. Продолжается объективный процесс укрупнения и распространения немногих языков.

Антропологическая классификация

Африка относится к числу континентов, имеющих самую долгую историю человечества.

Ныне уже представляется бесспорным, что этот материк, по крайней мере его восточная часть, входил в зону антропогенеза, в район, где произошел процесс «очеловечения» приматов, выделения человека как особого биологического вида. Это утверждение — результат недавних работ антропологов и археологов (особенно находок отца и сына Лики в Восточной Африке, «состаривших» человечество до 2 млн. лет). На самом континенте сложились и основные антропологические типы современного населения.

Антропологические классификации народов Африки до недавнего времени опирались на разнообразие морфологических признаков. Согласно этому принципу антропологи выделяли на территории континента европеоидную и негроидную расы, эфиопскую контактную расу, малые пигмейскую и боскопскую (койсанскую) расы и монголоидную (население Мадагаскара) расу.

На современном этапе исследования антропологи большое внимание уделяют не только морфологическим признакам, которые могут быть вторичными, образовавшимися под влиянием внешних условий среды на фоне уже существующих расовых признаков, но и физиологическим и генетическим признакам. Основываясь на последних данных антропологических исследований, советские антропологи предложили несколько новых систем антропологической классификации человечества. Наиболее подробна классификация В. А. Алексеева.

Согласно этой классификации выделяются западный евро-африканский и восточный амеро-азиатский стволы. Внутри первого различаются европеоидная, негроидная и австралоидная ветви. Последние в свою очередь дробятся на локальные расы и группы популяций. В Африке мы находим представителей всех ветвей западного евро-африканского ствола.

Северные области Африки южнее Сахары населяют европеоиды. К ним относится, в частности, берберское и арабское население Мавритании, туареги Мали и Нигера. Европеоиды Африки — люди довольно высокого роста, со смуглой кожей, темным цветом волос и глаз, сравнительно прямым носом и узкими губами. По последней классификации — это средиземноморская локальная раса. Южной границей расселения этой группы населения является граница Сахары. Отдельные народы Центрального Судана имеют примесь темноволосых европеоидов (теда, канури, отдельные группы хауса). У них более светлая кожа, нежели у негроидов, менее курчавые волосы, более низкий нос, реже встречается прогнатизм. Европеоидным является также население побережья Восточной Африки и прилегающих островов (выходцы из Омана и их потомки).

Большинство населения Африки южнее Сахары принадлежит к негроидной ветви. Внутри этой ветви можно обнаружить резкое распадение на две локальные расы: негрскую и эфиопскую.

Наиболее типичные представители негрской локальной расы — народы бассейнов рек Нигера и Конго. Именно здесь концентрируются ее ярко выраженные морфологические признаки. Это очень темный, до- черного, цвет кожи; круто курчавые волосы; слабое развитие третичного волосяного покрова; заметный прогнатизм; широкий нос с низким переносьем; толстые вздутые губы. Голова — долихо- или мезокефальная, иногда умеренно брахикефальная, с прямым лбом и слаборазвитыми надбровьями.

Если следовать разработанной Н. И. Вавиловым теории центров возникновения видов как территорий с наиболее концентрированными видовыми чертами, то можно предположить, что именно эти области были родиной негроидной расы.

В остальных районах Африки можно наблюдать значительные различия в цвете кожи, в росте, прогнатизме, толщине губ, концентрации генов групповых факторов крови и белков сыворотки и т. д. При этом ярко выраженные негроидные признаки, очевидно, убывают с запада на восток и юго-восток. Так, очень темный цвет кожи имеют жители крайнего запада Африки (Сенегала и Гамбии). Довольно темный цвет кожи у народов верховьев Нила. У населения Юго-Восточной и Южной Африки преобладает светло-коричневый цвет кожи. Прогнатизм ярче выражен у народов Западного Судана, а у жителей Южной Африки он малозаметен. Большие колебания отмечены и в среднем росте: от 165 см в Гане до 185 см у народов Бурунди и Руанды.

Негроидная ветвь антропологически пока изучена хуже, чем европеоидная, и еще нет возможности провести внутри нее подробную типологизацию. Это дело будущих широких и систематических наблюдений. Все же ясно, что резко различаются суданская (западноафриканская) и восточноафриканская группы популяций. Иногда антропологи и внутри этих популяций выделяют отдельные типы. Так, в области Западного Судана отмечены сенегальская группа (тип — волоф); нигерская (тип — мандинго); чадская (тип — хауса). Восточнее можно выделить еще две группы: сахарскую (тип — сара) и нильскую (тип — динка). Лесной тип господствует на Гвинейском побережье и в бассейнах рек Конго и Огове; кафрский — в Восточной и Юго-Восточной Африке. Исключительно высоким ростом, очень темным цветом кожи, мало выраженным прогнатизмом и более узким носом выделяется население верхнего и среднего течения Нила (динка, шиллук, нуэридр.). Некоторые черты этого типа можно увидеть и у батутси и баиру Межозерья.

В негроидную ветвь входит, согласно последней классификации, и эфиопская локальная раса, в которой сочетаются морфологические и иные признаки, присущие как европеоидной, так и негрской локальной расе. Узкий выступающий нос, отсутствие прогнатизма, узкое лицо — это черты, свойственные европеоидам. В то же время у эфиопов коричневый с красноватым оттенком цвет кожи, вьющиеся, иногда курчавые волосы, довольно полные, хотя и не вздутые губы. Сочетание черт, присущих негроидам, европеоидам и бушменам, прослеживается и на генетическом уровне (например, в концентрации иммуноглобулинов). Наиболее типичные представители этой локальной расы — амхара, галла, тигре, сомали и другие народы северо-восточной Африки. Негрская и эфиопская локальные расы составляют большинство населения Африки южнее Сахары.

Другие локальные расы охватывают незначительное меньшинство населения. Это, прежде всего, пигмеи, живущие разбросанно в экваториальных лесах Центральной Африки. Они намного светлее своих соседей. Цвет их кожи, довольно темный, имеет, иногда красноватый или желтоватый оттенок. Широкий нос с узким и низким переносьем, более узкие, чем у негроидов, губы, уменьшение прогнатизма, значительное развитие третичного волосяного покрова, а главное — небольшой рост (не выше 150 см у мужчин) — все эти признаки отличают центральноафриканскую локальную расу. В конце прошлого века особенности физического сложения пигмеев: малый рост, «детские» пропорции тела (относительно длинного по сравнению с конечностями), своеобразный пушок на нем — все это пытались объяснить тем, что пигмеи якобы представляют собой «детскую» стадию развития человечества, что все низкорослые народы на Земле антропологически едины и пигмеи Африки вместе с андаманцами, аэта и другими негриллями Азии составляют единую пигмейскую или негрилльскую расу. Последняя же якобы представляла собой один из первых этапов формирования человечества и сохранилась как реликтовая форма, остановившаяся в развитии. Основоположник этих теорий — швейцарский анатом Кольман, идеи которого подхватили и перенесли в этнологию последователи венской школы патера В. Шмидта. Они считали пигмеев и их культуру остатками самого древнего, «чистого» культурного круга, отличительными особенностями которого были монотеизм, моногамия и частная собственность, существовавшие изначально. Однако по биогенетическим показателям пигмеи очень близки негроидам. Морфологические же признаки могут быть объяснены селективным давлением внешней среды, изоляцией и типом питания.

На самом юге континента живут представители южноафриканской локальной расы, в ранних классификациях называвшейся койсанской, бушменской или боскопской. Это бушмены и готтентоты. Широкий нос, курчавые волосы роднят их с представителями негрской расы. В то же время целый ряд признаков отличает их от негроидов: плоское лицо, желтоватая (цвета подсыхающей листвы) кожа, наличие эпикантуса, или монгольской складки века, более узкие и тонкие губы. Следует отметить, что у бушменов и готтентотов, образующих эту локальную расу, есть специфическая особенность, присущая только данной группе: стеатопигия (скопление жира в ягодичной области), обеспечивающая поддержание водно-солевого обмена в очень сухой среде. Для этой расы характерна также ранняя морщинистость кожи лица и тела, у бушменов часто встречается приросшая мочка уха. У готтентотов, в отличие от бушменов, чаще встречается прогнатизм и лицо более прогнатное, череп длиннее, надбровные дуги развиты сильнее. Они немного выше бушменов. Из-за некоторых морфологических признаков (набухлость век и эпикантус, уплощенность лица) антропологи включили бушменов в монголоидную расу. Однако многие современные антропологи полагают, что это не расовые черты, а адаптивные признаки, они выработались как реакция на условия жизни в пустыне. Комплекс же серологических свойств указывает на генетическое родство с негроидной, а не с монголоидной расой.

Население Мадагаскара в антропологическом отношении восходит к переходному типу между монголоидной и австралоидной расами. Однако чистый тип уже давно утрачен. Мальгашский антропологический тип формировался уже на острове в результате смешения пришельцев из северо-восточной части Индийского океана (Полинезии или Индонезии) и негроидов Восточной Африки. В центре острова и на востоке его преобладают более древние черты — более светлая кожа, незначительный прогнатизм или даже отсутствие его, эпикантус, менее курчавые волосы. У населения западных и юго-западных областей острова более зримы негроидные черты.

Все эти группы сформировались на самой территории Африки. Уже в верхнем палеолите и мезолите существовали в более или менее выраженной форме антропологические типы, близкие современным: европеоидный (находки в Эль-Кикта); негроидный (человек из Асселяра); бушменский (находки в Фиш-Хуке); австралоидный (находки в Кэп-Флетсе); эфиопский (пещера Гэмбля, Олдувай). По мнению антропологов, формирование современных рас и расовых типов проходило несколькими этапами. После первичного этапа образования двух основных расовых стволов они выделяют африканский вторичный очаг расообразования, когда формировалась негроидная ветвь евро-африканского ствола; третичные очаги, когда зарождалась негрская, центральноафриканская, южноафриканская, эфиопская локальные расы; наконец, четвертичные очаги с формированием суданской и восточно-африканской популяций внутри негрской локальной расы.

За долгие годы исторического развития появились здесь и представители рас и расовых типов, сформировавшихся за пределами континента. Это белое население ЮАР, Замбии, Зимбабве, Кении, Мозамбика, Анголы, Намибии. Потомки англичан, португальцев, голландцев и французов или сравнительно недавние переселенцы, они принадлежали к разным типам большой европеоидной расы. Значительно и метисное население.

Некоторое число монголоидов (северокитайский и близкие к нему типы) живет в странах Южной и Юго-Восточной Африки, куда были завезены китайцы как кули или законтрактованные рабочие.

Индийское население Восточной, Южной Африки, Мадагаскара и островов Индийского океана представляет в большинстве своем европеоидную, в меньшинстве — австралоидную расу. Более половины индийцев в Африке — выходцы из Северной Индии и Пенджаба. Сикхи, завезенные на обслуживание железных дорог, являют собой образцы индо-афганского типа европеоидной расы. Его характеризует белая, слегка смуглая кожа, темные глаза и волосы, развитые усы и борода, узкий и сильно выступающий нос; длина тела — 170—175 см. Другие представители северной Индии — североиндийский тип, промежуточный между индо-афганским и веддоидным типами. Цвет кожи у них темнее, нос шире, губы толще, рот меньше. Много среди индийцев Африки и уроженцев южной Индии, представителей дравидийского или южноиндийского типа, переходного от европеоидов к негроидам, людей с очень темной кожей, волнистыми волосами, прямым высоким носом.

Э. С. Львова

Из книги «Этнография Африки», 1984



[1] Важная особенность языков банту — наличие классов имен существительных с особым префиксом и согласование с помощью префиксов же всех членов предложения с существительным. Показатель понятия «народ», «люди» — префикс «ба», «ва», «ова» (последний — для западных и юго-западных районов); понятия языка — «ки», «чи», «киши». В тексте пособия принято употребление корня с префиксами для названия народа (за исключением названий народов Юга: зулусов, тсвана, коса и др.); без префикса — для языка (балуба — народ; луба — язык народа балуба).

Читайте также: