ГлавнаяМорской архивИсследованияБиблиотека












Логин: Пароль: Регистрация |


Голосование:
Вам нравится наш сайт?


Отличный сайт!
Хороший сайт
Встречал и получше
Совсем не понравился





» » » Откуда произошли арабы
Откуда произошли арабы
  • Автор: admin |
  • Дата: 02-01-2014 19:41 |
  • Просмотров: 51477

Ольга Бибикова

Из книги «Арабы. Историко-этнографические очерки»

Попытка дать всеобъемлющий портрет народа — задача непростая. Она втройне усложняется, когда предметом изучения становятся арабы, чья история развивалась на территории, которая издавна была заселена различными народами. О существовании некоторых из них мы можем судить лишь по данным археологии. Здесь, на Ближнем Востоке, на протяжении длительного периода появлялись и исчезали государства, здесь же возникли основные религии мира. Естественно, что динамичная история региона оказала свое воздействие на исторический облик арабов, их традиции и культуру. Сегодня на Ближнем Востоке и в Северной Африке существуют 19 государств, где проживают арабы. Этнические процессы в этих странах отличаются особой сложностью и до сих пор не завершены.

Первые упоминания об арабах (или тех, кто с ними идентифицируется) ученые обнаружили в ассирийских и вавилонских хрониках. Более конкретные указания обнаруживаются в Библии. Именно библейские исторические предания сообщают о появлении в XIV веке до н.э. в Заиорданье, а затем и в Палестине арамейских пастушеских племен из южных аравийских оазисов. Первоначально эти племена обозначались как ‘ибри, то есть «заречные» или «перешедшие через реку»[1]. Ученые выяснили, что речь идет о Евфрате и, следовательно, племена, вышедшие из Аравии, сначала продвинулись на север, в Месопотамию, а затем повернули на юг. Любопытно, что именно слово «‘ибри» отождествляется с именем Авраам (или именем его легендарного предка Эбера), библейского патриарха, от которого ведут свое происхождение евреи и арабы[2]. Естественно, что вопрос о достоверности этого сюжета продолжает вызывать споры среди историков древности. Археолог Л. Вулли, проводя раскопки в городе Ур, даже сделал попытку разыскать дом Авраама. Напомню, что библейские предания, записанные не менее чем через 12—15 бесписьменных поколений, стали средством позднейшей идеологической борьбы. Вероятность того, что Авраам (отстоящий, даже по библейским данным, поколений на двадцать от времени записи преданий о нем) является историческим лицом, близка к нулю.

Родина арабов

Арабы называют своей родиной Аравию — Джазират ал-араб, то есть «Остров арабов». Действительно, с запада Аравийский полуостров омывают воды Красного моря, с юга — Аденского залива, с востока — Оманского и Персидского заливов[3]. На севере простирается труднопроходимая Сирийская пустыня. Естественно, что при таком географическом положении древние арабы чувствовали себя изолированными, то есть «живущими на острове».

Говоря о происхождении арабов, обычно выделяют историко-этнографические области, имеющие свои особенности. Выделение этих областей основано на специфике социальноэкономического, культурного и этнического развития. Колыбелью арабского мира считается Аравийская историко-этнографическая область, границы которой отнюдь не совпадают с современными государствами Аравийского полуострова. Сюда, например, относят восточные районы Сирии и Иордании. Вторая историко-этнографическая зона (или область) включает в себя территорию остальной Сирии, Иордании, а также Ливан и Палестину. Отдельной историко-этнографической зоной считается Ирак. В одну зону объединяют Египет, Северный Судан и Ливию. И наконец, магрибино-мавританская зона, включающая в себя страны Магриба — Тунис, Алжир, Марокко, а также Мавританию и Западную Сахару. Это разделение отнюдь не общепризнанное, ибо пограничные районы, как правило, обладают чертами, характерными для обеих соседствующих зон.

Хозяйственная деятельность

Земледельческая культура Аравии сложилась довольно рано, хотя пригодными для землепользования были только некоторые части полуострова. Это прежде всего те территории, на которых ныне находится государство Йемен, а также некоторые части побережья и оазисы. Петербургский востоковед О. Большаков считает, что «по уровню интенсивности земледелия Йемен можно поставить в один ряд с такими древними цивилизациями, как Месопотамия и Египет»[4]. Физико-географические условия Аравии предопределили разделение населения на две группы — оседлых земледельцев и кочевников-скотоводов. Четкого разделения жителей Аравии на оседлых и кочевников не было, ибо существовали различные типы смешанного хозяйства, отношения между которыми поддерживались не только благодаря товарообмену, но и родственным связям.

В последней четверти II тысячелетия до н.э. у скотоводов Сирийской пустыни появился одомашненный верблюд-дромадер (дромедар). Численность верблюдов была еще небольшой, но это уже позволило части племен перейти к подлинно кочевому быту. Это обстоятельство заставило скотоводов вести более подвижный образ жизни и осуществлять многокилометровые переходы в отдаленные районы, например, из Сирии в Месопотамию, непосредственно через пустыню[5].

Первые государственные образования

На территории современного Йемена возникло несколько государств, которые в IV веке н.э. были объединены одним из них — Химьяритским царством. Для южноаравийского общества древности характерны те же самые черты, которые присущи и другим обществам Древнего Востока: здесь зародился рабовладельческий строй, на котором зиждилось богатство господствующего класса. Государство осуществляло строительство, ремонт крупных оросительных систем, без которых невозможно было развивать земледелие. Население городов в основном было представлено ремесленниками, которые искусно изготовляли высококачественные изделия, в том числе сельскохозяйственный инвентарь, оружие, домашнюю утварь, кожевенные изделия, ткани, украшения из морских раковин. В Йемене добывали золото, а также собирали ароматные смолы, в том числе ладан, мирру. Позднее интерес христиан к этому товару постоянно стимулировал транзитную торговлю, благодаря чему расширялся взаимообмен товарами между аравийскими арабами и населением христианских областей Ближнего Востока.

С завоеванием Химьяритского царства в конце VI века сасанидским Ираном в Аравии появились лошади. Как раз в этот период государство пришло в упадок, что сказалось прежде всего на городском населении.

Что касается кочевников, то подобные коллизии задевали их в меньшей степени. Жизнь кочевников определялась племенной структурой, где существовали доминирующие и подчиненные племена. Внутри племени отношения регулировались в зависимости от степени родства. Материальное существование племени зависело исключительно от урожая в оазисах, где находились возделываемые участки земли и колодцы, а также от приплода стад. Главным фактором, влияющим на патриархальную жизнь кочевников, кроме нападений недружественных племен, были стихийные бедствия — засуха, эпидемии и землетрясения, о которых упоминают арабские предания.

Кочевники центральной и северной Аравии долгое время занимались разведением овец, крупного рогатого скота и верблюдов [6]. Характерно, что кочевой мир Аравии находился в окружении экономически более развитых районов, так что говорить о культурной изоляции Аравии не приходится. В частности, об этом свидетельствуют данные раскопок. Например, при сооружении плотин и водохранилищ жители южной Аравии использовали цементный раствор, который был изобретен в Сирии около 1200 г. до н.э. Наличие связей, существовавших между жителями средиземноморского побережья и южной Аравией еще в X веке до н.э., подтверждает рассказ о поездке правительницы Сабы («царицы Савской») к царю Соломону.

Продвижение семитов из Аравии

Примерно в III тысячелетии до н.э. аравийские семиты стали селиться в Месопотамии и Сирии. Уже с середины I тысячелетия до н.э. началось интенсивное передвижение арабов за пределы «Джазират ал-араб». Однако те аравийские племена, которые появились в Двуречье в III—II тысячелетиях до н.э., уже вскоре были ассимилированы проживавшими там аккадцами. Позднее, в XIII веке до н.э., началось новое продвижение семитских племен, говоривших на арамейских наречиях. Уже в VII—VI веках до н.э. арамейский язык становится разговорным языком Сирии, вытеснив аккадский.

Как мы уже отмечали, о продвижении скотоводческих племен, двигавшихся из заиорданских степей, имеются довольно подробные археологические данные, а также исторические предания. Однако они были записаны на 400—500 лет позднее. Общепризнано, что библейские повествования о патриархах являются отражением семитских кочевнических сказаний, которые основаны на традиционно заученных родословиях. Естественно, что предания о реальных событиях перемежаются с фольклорными легендами, что отражает идеологическую обстановку времени записи древних преданий. Так, легенда о жертвоприношении Авраама имеет свою версию в Библии и, несколько отличную от нее, в Коране. Однако общность происхождения обоих народов — израильтян и арабов — прослеживается как в языке, религиозных преданиях, так и в обычаях.

К началу новой эры значительные массы арабов переселились в Месопотамию, заселили южную Палестину и Синайский полуостров. Некоторым племенам удавалось даже создать государственные образования. Так, набатеи основали на границе Аравии и Палестины свое царство, которое просуществовало до II века н.э. Вдоль нижнего течения Евфрата возникло государство Лахмидов, но его правители были вынуждены признать вассальную зависимость от персидских Сасанидов. Арабы, заселившие Сирию, Заиорданье и южную Палестину, в VI веке объединились под властью представителей племени Гассанидов. Им также пришлось признать себя вассалами более сильной Византии. Характерно, что и государство Лахмидов (в 602 г.), и государство Гассанидов (в 582 г.) были уничтожены собственными сюзеренами, которые опасались усиления и растущей самостоятельности своих вассалов. Тем не менее присутствие арабских племен в сирийско-палестинском регионе стало фактором, впоследствии способствовавшим смягчению нового, более массового вторжения арабов. Затем они стали проникать и в Египет. Так, город Коптос в Верхнем Египте еще до мусульманского завоевания был наполовину населен арабами[7].

Естественно, что пришельцы довольно быстро приобщались к местным обычаям. Караванная торговля позволяла им сохранять связи с родственными племенами и кланами внутри Аравийского полуострова, что постепенно способствовало сближению городской и кочевой культур.

Предпосылки объединения арабов

В племенах, живших у границ Палестины, Сирии и Месопотамии, процесс разложения первобытно-общинных отношений развивался быстрее, чем у населения внутренних районов Аравии. В V—VII веках наблюдалась неразвитость внутренней организации племен, которая в сочетании с остатками материнского счета и полиандрии свидетельствовала о том, что в силу специфики кочевого хозяйства разложение родо-племенного строя в Центральной и Северной Аравии развивалось медленнее, чем в соседних районах Передней Азии.

Периодически родственные племена объединялись в союзы. Иногда происходило дробление племен или их поглощение сильными племенами. Со временем стало очевидно, что крупные образования более жизнеспособны. Именно в племенных союзах или конфедерациях племен стали складываться предпосылки для возникновения классового общества. Процесс его формирования сопровождался созданием примитивных государственных образований. Еще во II—VI веках стали складываться крупные племенные союзы (Мазхидж, Кинда, Маад и др.), однако ни один из них не смог стать ядром единого общеарабского государства. Предпосылкой политического объединения Аравии стало стремление племенной верхушки закрепить за собой право на земли, скот и доходы от караванной торговли. Дополнительным фактором явилась необходимость объединить усилия для противостояния внешней экспансии. Как мы уже указывали, на рубеже VI—VII веков персы захватили Йемен и ликвидировали находившееся в вассальной зависимости государство Лахмидов. В результате на юге и севере Аравия оказалась под угрозой поглощения персидской державой. Естественно, что ситуация негативно сказалась на аравийской торговле. Купцы ряда аравийских городов понесли значительный материальный ущерб. Выходом из сложившегося положения могло стать только объединение родственных племен.

Центром объединения арабов стала область Хиджаз, расположенная на западе Аравийского полуострова. Этот район издавна славился своим сравнительно развитым земледелием, ремеслом, но главное — торговлей. Здешние города — Мекка, Ясриб (впоследствии Медина), Таиф — имели прочные контакты с окрестными племенами кочевников, которые посещали их, обменивая свои товары на продукцию городских ремесленников.

Однако объединению аравийских племен препятствовала религиозная ситуация. Древние арабы были язычниками. Каждое племя почитало своего бога-покровителя, хотя некоторых из них можно считать общеарабскими — Аллах, ал-Узза, ал-Лат. Еще в первые века в Аравии было известно об иудаизме и христианстве. Более того, в Йемене эти две религии практически вытеснили языческие культы. Накануне персидского завоевания йеменцы-иудеи воевали с йеменцами-христианами, при этом иудеи ориентировались на сасанидскую Персию (что впоследствии облегчило завоевание Химьяритского царства персами), а христиане — на Византию[8]. В этих условиях возникла своя форма аравийского монотеизма, которая (особенно на раннем этапе) в значительной степени, но своеобразно отражала некоторые постулаты иудаизма и христианства. Ее приверженцы — ханифы — стали носителями идеи единого бога. В свою очередь, эта форма монотеизма подготовила почву для возникновения ислама.

Религиозные воззрения арабов доисламского периода представляют собой конгломерат различных верований, среди которых были женские и мужские божества, было распространено также почитание камней, источников, деревьев, различных духов, джиннов и шайтанов, которые были посредниками между людьми и богами. Естественно, что отсутствие четких догматических представлений открывало широкие возможности для проникновения в это аморфное мировоззрение идей более развитых религий, способствовало религиозно-философским размышлениям.

К тому времени все более широкое распространение стала получать письменность, которая впоследствии сыграла огромную роль в формировании средневековой арабской культуры, а на этапе зарождения ислама способствовала накоплению и передаче информации. Необходимость в этом была колоссальной, о чем свидетельствует практика устного запоминания и воспроизведения древних генеалогий, исторических хроник, поэтических повествований, распространенная среди арабов.

Как отмечал петербургский ученый А. Халидов, «вероятнее всего, язык сложился в результате длительного развития на основе отбора разнодиалектальных форм и их художественного осмысления»[9]. В конце концов, именно использование одного и того же языка поэзии стало одним из важнейших факторов, способствовавших формированию арабской общности. Естественно, что процесс усвоения арабского языка происходил не единовременно. Быстрее всего этот процесс проходил в тех областях, где жители говорили на родственных языках семитской группы. В других районах этот процесс занял несколько веков, но ряд народов, оказавшись под властью Арабского халифата, сумели сохранить свою языковую независимость.

Этническая история арабов

Как мы уже отмечали, арабы являются исконными обитателями Аравийского полуострова. Отсутствие исторических данных о каких-либо крупных иноэтничных вторжениях в историческое время свидетельствует об относительно однородном происхождении коренных жителей региона. Сам этноним «араб», вероятно, не является самоназванием. Скорее всего, этот термин употребляли жители Месопотамии и Передней Азии, называя так выходцев из Аравии. Впоследствии, когда аравийские племена стали объединяться под властью Мухаммада и его преемников, именно этот термин закрепился за теми, кто вошел в состав объединенных его проповедью племен. Таким образом, речь идет о группе родственных племен, для которых общей являлась не только среда обитания, религиозные воззрения, но прежде всего язык (койнэ[10]), который отличал их от тех, кто говорил по-арамейски, по-гречески или по-еврейски. На базе этого языка уже в IV—V веках сложилась устная (поэтическая) литература. В целом арабы входят в группу семитских народов, название которых связано с именем библейского персонажа Сима, одного из сыновей Ноя (Книга Бытия, 10).

Этногенез жителей современных арабских государств изучен слабо. Бурная история практически каждого арабского государства изобилует фактами вторжений и адаптаций различных племен и народов. Можно сказать, что этногенез сирийца не совпадает с этногенезом египтянина или марокканца. Но можно говорить о базовых субстратах, которые еще в древности стали основой для формирования современных арабских народов.

Антропологи различают внутри арабской общности разные антропологические типы. Это свидетельствует о том, что в процессе расселения арабы поглотили и арабизировали более мелкие или исчезающие группы. Так, при наибольшем распространении средиземноморского антропологического типа в Ираке и восточной Аравии присутствует арменоидный тип, а в южной Аравии — эфиопский антропологический тип. Естественно, что в приграничных районах всегда можно обнаружить антропологическое влияние соседнего этноса.

В немалой степени сложению общеарабского этноса способствовало распространение ислама. Следует отметить, что два этих процесса — арабизация и исламизация — развивались не синхронно. Как правило, исламизация опережала процесс арабизации (ассимиляции) покоренного населения. Дело в том, что для ряда народов принятие ислама означало признание покровительства арабов. К тому же новообращенные становились членами уммы (община), что облегчало налоговое бремя. Можно сказать, что именно ислам стал общим знаменателем для народов, которые впоследствии составили население Арабского халифата.

Однако процесс арабизации осуществлялся медленно. Стоит напомнить, что в правление халифа Умара (632—644гг.) арабы составляли только четверть населения халифата. Характерно, что процесс арабизации его населения происходил по-разному на Ближнем Востоке и в Северной Африке. Автохтонное население Ближнего Востока в основном было семитским (арамеи, финикийцы), поэтому здесь арабизация и исламизация происходили более спокойно. Этому способствовали и завоевательные походы, благодаря которым развивались города и крупные поселения.

Большая часть населения Северной Африки (например, Египта, где коренное население — копты, а также ливийские и берберские племена) относилась к хамитской группе. Поэтому здесь процесс постепенной ассимиляции местного населения арабскими завоевателями представлял собой вытеснение местных наречий арабским языком. Одновременно территорию завоевывала и арабская культура.

Совсем иначе развивалась ситуация в тех странах, где арабов было мало. Чем дальше на восток, тем менее ощущалось влияние арабского языка, что не мешало процессу исламизации. Однако здесь ислам приобрел черты, характерные исключительно для этой местности. В этом контексте интересно сопоставить элементы этнической культуры, тем более что, несмотря на унифицирующее мусульманское влияние, практически в каждом регионе проявляется свой собственный культурный субстрат.

В качестве примера приведем иранскую интерпретацию образа Али, одного из главных персонажей раннего ислама. Здесь образ Али приобрел черты, характерные для древнеперсидских культурных героев и черты более ранних божеств. Игнатий Гольдциер отмечал, что в Персии «с Али связаны атрибуты бога грозы»[11]. В Иране местный культурный субстрат оказался столь мощным, что арабизация здесь не имела успеха. Складывается впечатление, что ислам вынужден был подчиниться местным культурным традициям, благодаря чему и возникла его шиитская ветвь, соперничающая с первоначальной и основной суннитской. Тем не менее попытки перенести шиизм на Запад (например, в период правления Аббасидов, которые пришли к власти, опираясь на шиитов) не удались, хотя в ряде стран до сих пор существуют различные шиитские общины.

Практически вся история Арабского халифата свидетельствует о том, что процесс арабизации осуществлялся естественным путем, ибо правители не ставили перед собой задачи поголовной арабизации населения. Это было связано с экономической политикой, проводимой халифами и наместниками провинций. Экономические привилегии[12], установленные для новообращенных, давали преимущества новообращенным и делали ислам привлекательным для этой части населения.

Следует отметить, что с самого начала мусульманская администрация не препятствовала процессу адаптации традиций покоренных народов. Это было в первую очередь связано с тем, что процесс формирования арабского государства происходил одновременно с переходом бывших кочевников к оседлому образу жизни. Вчерашние бедуины приобщались к земледелию, а впоследствии и к городской жизни. Это обстоятельство оказало свое воздействие на формирование мировоззрения мусульманина, а также на характер религиозной идеологии. Одновременно это предопределило длительный и противоречивый процесс становления арабской нации.

Немаловажным (но мало изученным) фактором стал переход части христиан, преимущественно жителей средиземноморского побережья Европы, в ислам. Причиной массового перехода в ислам Ф. Бродель называет экономические условия и перенаселенность европейских территорий. «Признаком перенаселенности средиземноморской Европы с конца XV века были многократные гонения на евреев... об этом же свидетельствуют многочисленные переходы из христианства в исламскую веру, которые носили уравновешивающий в демографическом смысле характер»[13]. В XVI веке процесс добровольного перехода в ислам ускорился: «Христиане во множестве перетекают в ислам, который привлекает их перспективой выдвижения наверх и заработка, — и их услуги действительно оплачиваются»[14]. Более того, ислам привлекает европейцев своей терпимостью к иноверцам. Вот что писал по этому поводу французский исследователь Фернан Бродель: «Турки открывали свои двери, а христиане запирали свои, быть может, действуя неосознанно. Христианская нетерпимость, дитя перенаселенности, отталкивает, а не привлекает новых адептов. Все, кого христиане изгоняют из своих владений, — евреи в 1492 году, мориски в XVI веке и в 1609—1614 годах, — присоединяются к толпе добровольных перебежчиков на сторону ислама в поисках заработков и мест»[15]. Таким образом, кросс-культурный контакт между исламом и христианством, европейскими народами и арабами имеет длительную историю, в которой были периоды подъема и спада.

Естественно, исламизация сопровождалась унификацией религиозной жизни, а также оказала свое воздействие на складывание стереотипов социальной жизни, а также на систему семейных и общественных отношений, этику, право и т.п. всех конфессий, проживающих в мусульманском мире.

Находясь под властью Османской империи, а впоследствии под гнетом колониального господства европейских держав, население арабских стран ощущало себя единой общностью. Именно в последней четверти XIX века стали актуальными лозунги общеарабского единства, на волне которых создавались общественные организации, раскачивавшие колониальный режим. Пытаясь укрепить свою власть, колониальная администрация стремилась опереться на местное христианское население, привлекая его представителей в правительственный аппарат. Впоследствии это обстоятельство стало причиной возникновения недоверия между христианским и мусульманским населением, а также спровоцировало ряд конфликтов.

К середине XX века начался процесс становления политически независимых государств, в котором главное место заняла национальная элита, представляющая интересы наиболее сильных родо-племенных кланов. Естественно, что на этом этапе представители наиболее образованных этнических групп и кланов получали преимущество в независимости от удельного веса этнической группы в данном социуме.

Таким образом, арабы, арабский язык, арабская культура и арабская государственность сыграли существенную роль в формировании того общего ареала, который мы сегодня условно называем «арабским миром». Этот мир возник и сформировался в ходе завоевательных походов арабов и под влиянием ислама еще в Средние века. На протяжении последующего времени на пространстве от Ирана до Атлантического океана складывались и развивались основные принципы и нормы бытия, формы отношений и иерархии культурных ценностей, которые возникли под воздействием мусульманской религии и тесно связанных с ней арабских культурных традиций.



[1] Ряд ученых переводят термин ‘ибри как «заречные племена».

[2] История древнего мира. Том 1. Ранняя древность. М., 1982, с. 230.

[3] По-арабски Персидский залив — Халиджал-араб, то есть «Арабский залив».

[4] Большаков О.Г. История халифата. Том 1. Ислам в Аравии. М., 1989, с. 31.

[5] История древнего мира. Том 2. Расцвет древних обществ. М., 1982, с. 97.

[6] Разведение верблюдов в Аравии началось не позднее XIII века до н.э. Первое упоминание о верблюдах мы находим в Библии, где говорится о вторжении в Палестину милианитов, в войсках которых находился отряд верблюжьей кавалерии. Ученые относят это событие к середине XI в. до н.э. (Библия, Книга Судей, VI—VIII).

[7] Кривов М.В. Византия и арабы в раннем Средневековье. Санкт- Петербург, 2002, с. 24.

[8] Характерно, что арабы, проживавшие на византийских территориях, исповедовали христианство монофизитского толка, а среди тех, кто находился под властью Персии, получило распространение христианство несторианского толка, привнесенное сюда византийскими религиозными диссидентами.

[9] Халидов А.Б. Арабские рукописи и арабская рукописная традиция. М., 1985, с. 15.

[10] Койнэ (греч. — общий) — язык межплеменного или междиалектического общения для ряда родственных племен и народов.

[11] Гольдциер И. Культ святых в исламе. М., 1938, с. 65.

[12] Обычно мусульмане в качестве налога платилиушр — десятину, в то время как немусульманское население — харадж, размер которого колебался от одной до двух третей урожая. Кроме того, мусульмане были освобождены от уплаты джизьи — подушного налога. В торговле мусульмане выплачивали пошлину в размере 2,5%, а немусульмане — 5%.

[13] Бродель Ф. Средиземное море и средиземноморский мир в эпоху Филиппа И. М., 2003. Часть 2, с. 88.

[14] Там же, с. 640.

[15] Бродель Ф. Средиземное море и средиземноморский мир в эпоху Филиппа II. М., 2003. Часть 2, с. 641.

Читайте также: