ГлавнаяМорской архивИсследованияБиблиотека












Логин: Пароль: Регистрация |


Голосование:
Вам нравится наш сайт?


Отличный сайт!
Хороший сайт
Встречал и получше
Совсем не понравился





» » » Крымские мифы XX века – что искали на полуострове Александр Барченко и Отто Олендорф
Крымские мифы XX века – что искали на полуострове Александр Барченко и Отто Олендорф
  • Автор: Vasiliev |
  • Дата: 13-03-2021 18:49 |
  • Просмотров: 174

Мангуп

Андрей Васильев, специально для сайта "Тайны истории"

Сегодня уже никого не удивляют многочисленные публикации о связи некоторых видных общественных деятелей современности с оккультными и эзотерическими обществами, об интересе, который испытывали к магии и оккультизму вожди фашистской Германии и Советского Союза.

В работах целого ряда мистиков первой половины XX столетия Крым занимает особое место. Поэтому не удивительно, что полуостров не раз привлекал внимание искателей «тайных знаний», подчас связанных с могущественными секретными службами. Пожалуй, именно эти эпизоды крымской истории вызывают в последние годы самый большой интерес. А тот факт, что документы по ним фактически засекречены, вызывает к жизни множество домыслов и спекуляций.

Что связывало известных мистиков и оккультистов XX столетия с землей Тавриды? Что они искали здесь? Поиску ответов на эти вопросы, на основе фактов, а не фантазий, посвящена последняя глава нашей книги.

В поисках тайного знания

Герой нашей истории Александр Барченко – один из самых известных российских оккультистов прошлого века — родился в 1881 году в городе Елец в семье нотариуса окружного суда. В молодости решил связать свою жизнь с медициной, и в 1904 году поступил на медицинский факультет Казанского университета, откуда позже перевелся в Юрьевский университет.

Начиная с 1911 года, Барченко начинает заниматься изучением паранормальных способностей человека. В периодических изданиях он публикует многочисленные статьи под красноречивыми названиями «Загадки жизни», «Передача мыслей на расстоянии», «Опыты с мозговыми лучами», «Гипноз животных», а также проводит эксперименты по изучению человеческого мозга. Одновременно начинающий ученый активно сотрудничает с литературными изданиями, пишет фантастические рассказы и повести. Особую известность приобрел его оккультный роман «Доктор Черный», в основу которого автор как раз и положил идею о существовании в горах Тибета легендарной Шамбалы.

В сферу интересов Александра Барченко входили древняя история, культура, мистические учения. Так, в очерке «Душа природы» он утверждал, будто, «существует предание, что человечество уже переживало сотни тысяч лет назад степень культуры не ниже нашей. Остатки этой культуры передаются из поколения в поколение тайными обществами».

В годы гражданской и мировых войн Александр Васильевич читал лекции на тему «Истории древнейшего естествознания» в учебных заведениях, на частных квартирах и даже…перед моряками Балтфлота.

Как и большинство российских интеллигентов, Барченко настороженно отнесся к Октябрьской революции, но и особой враждебности к ней, будучи выходцем из простой крестьянской семьи и убежденным противником частной собственности, не испытывал. В разгар «красного террора» его вызвали на допрос в Петроградскую «чрезвычайку». Как ни странно, чекисты оказались достаточно доброжелательно настроены к исследователю и заявили о недоверии к поступившему на него доносу. Более того, они попросили разрешения у Барченко присутствовать на его лекциях по мистицизму и древним наукам. i

В 1920 году Барченко выступил на конференции Петроградского института изучения мозга и психической деятельности с докладом «Дух древних учений в поле зрения современного естествознания». Этот доклад произвел большое впечатление на крупнейшего российского невролога и психиатра академика В.М. Бехтерева. Именно при его поддержке Барченко получил возможность отправиться в место, давно интересовавшее его – на Русский Север. Более двух лет ученый проработал заведующим института краеведения в Мурмане, где занимался самым широким спектром вопросов от «психических экспериментов» до изучения возможности использования морских водорослей в качестве корма для скота.

Весной 1921 года Барченко в сопровождении специально прибывшего из Петрограда астронома Александра Кондиайна направился в экспедицию в район Сейдозера, населенный местными аборигенами – лопарями.

Официальной целью экспедиции было исследование феномена известного под названием «меряченье» (арктическая истерия). Это состояние похожее на массовый психоз, которое наблюдалось на российском Севере. Во время шаманских ритуалов люди начинали повторять движения друг друга, безоговорочно выполнять любые команды, впадали в транс и не чувствовали боли.

Однако человека столь разнообразных увлечений как Барченко привлекали и некоторые другие цели. Из сохранившихся путевых заметок и отчетов об экспедиции известно, что он искал на Кольском полуострове следы древней цивилизации и Тайного Знания.

Позже в публикациях по итогам экспедиции Барченко и Кондиайн утверждали, что обнаружили остатки древних сооружений, напоминающих египетские пирамиды, а также таинственные изображения на скалах. Кроме того, была найдена пещера с узким лазом, ведущим глубоко под землю. Члены экспедиции неоднократно пытались проникнуть вглубь этого лаза, но всякий раз возвращались обратно, гонимые прочь необъяснимым и жутким страхом. По мнению Барченко и его единомышленников, этот лаз был одним из тех мест, благодаря которым человек, мог проникнуть внутрь Земли.

Но не только поиски таинственной подземной страны привели Александра Барченко на Кольский полуостров. У него была еще одна цель: найти чудесный камень многие сотни тысяч лет тому назад упавший на Землю с созвездия Ориона, который в западной традиции известен как Святой Грааль. Барченко верил, что этот камень способен накапливать и передавать на любые расстояния психическую энергию, обеспечивать непосредственный контакт с космическим информационным полем, что давало обладателям такого камня знание о прошлом, настоящем и будущем.ii

Деятельность ученого вскоре в очередной раз привлекла внимание всесильных «органов» ОГПУ. В конце 1924 года бывший чекист Константин Владимиров, которого Барченко на допросах называл своим «покровителем», помог ему установить контакт с высокопоставленным сотрудником ОГПУ Яковом Аграновым. После этой встречи исследователь получил предложение выступить с докладом о своих научных открытиях на заседании коллегии ОГПУ. Агранов познакомил ученого с другим видным чекистом – Глебом Бокием – начальником Специального криптографического отдела при ОГПУ (СПЕКО).

Этот отдел был создан в мае 1921 года решением Малого Совнаркома. Официальными его задачами являлись масштабная радио- и радиотехническая разведка, дешифровка телеграмм, разработка шифров, радиоперехват, пеленгация и выявление вражеских шпионских передатчиков на территории СССР. В сфере внимания спецотдела находились не только автономные неофициальные передатчики, но и передающие устройства посольств и иностранных миссий. В них устанавливалась подслушивающая аппаратура, и отслеживались телефонные разговоры. Отделу непосредственно подчинялись и все шифроотделы посольств и представительств СССР за рубежом. Даже в рамках «государства в государстве» ОГПУ, отдел имел совершенно особый статус. Он сообщал информацию и адресовал ее непосредственно в Политбюро, ЧК, правительство самостоятельно, а не через руководство ведомства, при котором отдел находился.

Руководитель отдела Глеб Бокий был одним из старейших и влиятельнейших членов коммунистической партии. Достаточно сказать, что в еще в 1918 году по личному заданию Ленина он начал собирать обширный компромат на советских чиновников и партийных работников, получивший впоследствии название «Черная книга».

Первоначально интерес чекистов к работам Барченко был вполне прагматичным. Их интересовали его исследования человеческого мозга и наработки в области гипноза, передачи мыслей на расстоянии. Однако Бокий еще с дореволюционных времен проявлял более глубокий интерес к оккультизму. Неизвестно, что толкнуло его на столь рискованный шаг, но летом 1925 года… он присоединился к возглавляемой Александром Барченко тайной организации «Единое трудовое братство». Бокий привлек туда ряд своих старых друзей члена ЦК ВКП(б) И.М. Москвина, зам. Наркома иностранных дел Б.С. Стомонякова, начальника 7-го отдела СПЕКО Е.Е. Гоппиуса и некоторых других.iii Целью «Братства» должно было стать «объединение человечества на основах, во всем совпадающих с основами коммунизма, за исключением отношения к религии, то есть объединения его на идеях чистого коллективизма и уважения к религии...»

Не без протекции ОГПУ, Барченко переезжает в Москву и становится сотрудником Научно-технического отделения Всесоюзного Совета Народного Хозяйства, а позже возглавляет лабораторию нейроэнергетики Всесоюзного института экспериментальной медицины (ВИЭМ). Но в это же время скромный советский служащий читает лекции сотрудникам Лубянки по истории тайных наук, оккультизму и тайным обществам.

О чем мог рассказывать Барченко чекистам? Его взгляды достаточно хорошо известны из сохранившихся документов. Барченко полагал что, Вселенная является сложной интеллектуальной информационной системой. Сотни тысяч лет тому назад, существовали некие древние цивилизации, представители которых имели возможность входить в контакт с высшим космическим разумом. Эти цивилизации обладали тайной расщепления атома, использовали неизвестные источники энергии и обладали даром воздействовать на психику людей на расстоянии.

«Золотой век» завершился около 9 000 лет назад в результате катастрофы. Наследниками гиперборейской цивилизации стали индоарийские народы, в древних преданиях и легендах, которых, сохранились туманные намеки на далекую арктическую родину. Но существа «золотого века» не погибли: они скрылись под землей и продолжают внимательно следить за жизнью на ней. Существуют также тайные общества носителей Традиции, которая сохранилась через тысячелетия.

Уже из вышеприведенного становится понятным пристальный интерес высокопоставленных сотрудников ВЧК к оккультным наукам. Проникнув в тайны гиперборейской цивилизации, они могли получить доступ к невиданной по своей мощи энергии, а также стать обладателями того, что впоследствии получило название психотропного оружия.

В 1925 году при помощи Бокия Барченко пробовал организовать экспедицию в Тибет, Индию и Афганистан с целью поисков «остатков доисторической культуры». Но в последний момент экспедиция сорвалась из-за противодействия наркома иностранных дел Чичерина и шефа внешней разведки Михаила Трилиссера.

Вместо Тибета Барченко отправился в Крым. Пожалуй, поездка на полуостров одно из самых интригующих начинаний неутомимого исследователя. С легкой руки Виктора Демина, автора книги «Тайны русского народа» в последние годы тиражируется миф о «совершенно секретной экспедиции в пещеры Крыма», организованной по «личному заданию Феликса Дзержинского». К сожалению, фактов и документов, доказывающих «сверхсекретность» экспедиции нет.

Известно, что в конце 1926 года на полуостров приехал член ленинградского филиала «Единого трудового братства», астрофизик Александр Кондиайн, которого с Барченко связывали многолетняя дружба и совместная работа. Кондиайн с семьей поселился на улице Азиз в Бахчисарае. Позже, в марте следующего, 1927 года, к нему присоединился сам Барченко, а также некоторые члены «Единого трудового братства». В Крыму он проживал несколько месяцев, и еще до окончания весны 1927 года уехал в Москву после ссоры с Кондиайном.

Так что, собственно говоря, никакой «экспедиции в Крым» не было. Однако и назвать посещение Барченко Крыма частной поездкой нельзя. Не стоит забывать, что он был советским служащим, работал в лаборатории нейроэнергетики Всесоюзного института экспериментальной медицины, действовавшей «под крышей» СПЕКО. Финансирование Барченко и его работ осуществлялось за государственный счет через Бокия. С 1925 по 1937 год в общей сложности было выделено около 100 тысяч рублей. iv

Официально командировка Барченко была связана с необходимостью выявить причины проблем с прохождением радиоволн, якобы связанных с геомагнитными аномалиями. Он также ставил опыты для лаборатории ВИЭМ с целью установить характер влияния световых волн разной длины на живые организмы – растения и животных.

Но Барченко не был бы самим собой, если бы ограничился только научными экспериментами, забыв о главной цели своей жизни – поисках Древнего Знания. Позже уже после ареста он признался, что во время поездки в Крым вел активную работу по подготовке съезда религиозно-мистических обществ России и Востока. В частности он установил контакт с представителями суфийского ордена Саадия, у которого была своя обитель в Бахчисарае. v Также интерес ученого привлекла крымская караимская община, которую он также стремился использовать в борьбе за идеалы «Единого трудового братства».

Не могли не заинтересовать Барченко и крымские «пещерные города». Еще, будучи студентом, он по рекомендации профессора римского права А. Кривцова, прочитал книги французского мистика Сент-Ив де Альвейдера. Последний утверждал, что в пещерах и подземельях Тибета существует очаг древней культуры и науки – страна Агарта, жители которой – тайные учителя человечества – обладают колоссальными познаниями во всех научных сферах. Поиск таинственной подземной страны и ее обитателей, чьи Тайные Знания способны уберечь людей от новых кровавых революций стал впоследствии смыслом жизни ученого (в чем он признавался на допросах в ОГПУ).

В довоенных романах и повестях Барченко постоянно присутствуют тайные пещеры в Гималаях и на Русской Севере, подземные хранилища сокровищ мировой цивилизации, отшельники, замуровавшие себя в скалах. Кроме того, последователи де Альвейдера считали Крым одной из колоний «черной расы» - доисторической цивилизации, выступившей на сцену истории задолго до наших предков – потомков Гипербореев.

В наше время большинство исследователей считают «пещерные города» Крыма сравнительно поздними архитектурными комплексами и датируют их периодом Средневековья. Однако на рубеже XIX-XX веков господствовало другое мнение. Французский путешественник Дюбуа де Монпере, побывавший в пещерных городах Крыма, Греции, Египта, Италии приписывал их создание некоему древнему народу. Дюбуа утверждал, что «повсюду, куда бы мы не обратились, чтобы узнать о происхождении и начале этих бесчисленных работ, повсюду молчит о них история, повсюду оказывается, что памятники эти гораздо древнее самой истории».vi

Сторонники «доисторической» версии создания крымских пещерных городов ссылались на греческих авторов Страбона и Плиния, писавших, что в Северном Причерноморье живет некий загадочный народ «пещерных жителей» - троглодитов. Страбон утверждал, что «киммерийцы жили в подземных домах… и сообщались между собой посредством неких подземных каналов. Тою же подземною дорогою они проводили посетителей к оракулу, которых у них поставлен глубоко под землею». vii

Интерес Барченко к «пещерным городам» не случаен и укладывается в его историософскую концепцию. Еще древние авторы полагали, что пещеры являются местопребыванием таинственных существ, живших на земле до современных людей. Так греческий писатель Гесиод полагал, что мировая история представляет собой четырехчастный цикл инволюции. Золотой век сменяет серебряный, серебряный медный. На смену векам богов и героев приходит время обычных людей. По учению Гесиода существа золотого века не умерли, а, удалившись под землю, стали невидимыми вождями смертных. Кронос – правитель золотого века в античной традиции, свергнутый своим сыном Зевсом, спит в пещере скалы на острове Огигия в Гиперборее.

В ирландской мифологии короли мира из сакральной династии Туата де Даннан, проиграв в битве со стихийными силами, стали невидимыми обитателями чудесных подземелий и горных пещер или вернулись в землю мертвых – на остров Аввалон. Скандинавский «священный правитель» Огьер находится в летаргическом сне в пещере горы или в подземных лабиринтах замка Кронбург.

В индуистской традиции мы встречаемся с темой Махакашипы, который спит в горе, и должен проснуться, когда придет новый правитель Вселенной – Чакраврати, вращающий колесо. В подземельях находится таинственная страна Агарта, вход в которую безуспешно искали многие мистики.

Французский традиционалист Рене Генон отмечал: «Культ пещер всегда был более или менее связан с понятием «внутреннего» или «срединного» пространства и с этой точки зрения символика пещеры и сердца имеют немало общего. Именно причины символического порядка, а не простое стремление к скрытности обусловили выбор подземелья в качестве духовных центров». viii

Недавнее археологическое открытие в пещерном городе Чуфут-кале, рядом с которым и находился штаб экспедиции, позволяет приоткрыть завесу тайны над тем, что мог искать Александр Барченко.

В 1998 году группа энтузиастов обнаружила близ главной оборонительной стены пещерного города забитое камнем устье колодца Тик-кую. Об осадном колодце сообщали караимские легенды, в них же говорилось о некоей ведущей к нему «золотой лестнице». Работы по очистке ствола колодца длились три года. В 2001 году на 25-метровой глубине исследователи обнаружили забитый камнями боковой вход. При его расчистке выяснилось, что подземная галерея ведет к основанию одной из городских башен. Галерея длинной 108 метров представляет собой тайный ход из крепости к колодцу. На ее стенах изображения и надписи на латинском и арамейском языках. Однако место пересечения круглого ствола с галереей не было дном колодца. Как выяснилось, дальше шел винтовой каменный спуск. Внизу на глубине 45 метров находился источник и каменные ванны, в которых при осаде жители города брали воду.

Кроме чисто утилитарного значения, сооружение, по мнению его исследователей, могло иметь культовое значение. Иначе трудно объяснить значительные размеры (6,5 на 7 м. При высоте до 2,5 м.) самого нижнего зала системы. ix

Нашил ли что-то Барченко в Крыму? Это нам неизвестно. Бумаги исследователи позже исчезли в спецхранах ОГПУ, а сам он своей поездке на полуостров говорил мало и неохотно. Завершилась она той же весной 1927 года ссорой с Александром Кондиайном, разбившим комплект диапозитивов, на которых были засняты крымские опыты. Обвинив своего недавнего единомышленника во «вредительстве», раздраженный Барченко покинул Бахчисарай.

В последующие годы глава ЕТБ продолжает активную деятельность. Совершает поездки в Казань и Уфу, где ведет переговоры с главами суфийских братств, участвует в экспедиции на Алтай в поисках загадочного Беловодья – русской Шамбалы. Но с конца 1920-х годов ситуация в стране кардинальным образом меняется. Сталин начинает зачистку «ленинской гвардии». Старые большевики, к числу которых принадлежал покровитель Барченко Глеб Бокий, постепенно теряют свое влияние.

Ученый продолжает работу в лаборатории ВИЭМ, но о дорогостоящих экспедициях теперь он может лишь мечтать.

Развязка истории трагична. В 1937 году Глеб Бокий был арестован и обвинен в государственной измене. Его судьбу разделили многие сотрудники СПЕКО и почти все члены Единого трудового братства. Не избежал ее и Барченко. Ученого взяли под стражу в мае 1937. Следствие по делу длилось около года. Барченко был предъявлен стандартный набор обвинений: связь с иностранными разведками, участие в заговоре с целью свержения Советской власти и т.д. Когда же, наконец, ему был вынесен расстрельный приговор, он не стал писать апелляцию «отцу народов», а просто попросил стопку чистой бумаги.

В течение нескольких дней Барченко аккуратно описал все, что он видел в своих экспедициях и все то, что не вошло в официальные отчеты и путевые дневники. Сразу же после того, как он закончил свою работу, 25 апреля 1938 года, доктор медицинских наук Александр Барченко был расстрелян. Ему шел пятьдесят восьмой год…

Еще во времена хрущевской оттепели родственники Александра Барченко обратились в соответствующие органы с прошением о реабилитации и возвращение его богатого научного наследия, конфискованного во время обыска, и в первую очередь, рукописи труда, над которым Барченко работал всю свою жизнь – «Введение в методику экспериментальных воздействий энергополя».

Но официальный ответ гласил, что все документы, включая обширный научный архив лаборатории нейроэнергетики, хранившийся в 7-м отделе спецотдела при ОГПУ, были уничтожены в ноябре 1941 года в Москве, во время эвакуации Центрального архива НКВД.

Рыцарь Грааля Отто Олендорф

В последние десятилетия было опубликовано немало работ, свидетельствующих о том, что идеологи и руководители «Третьего Рейха» серьезно увлекались оккультными и мистическими идеями.

Исследования в этой области осуществлялись в рамках аналога советского Специального отдела по криптографии - «Аненербе» (полное название — «Немецкое общество по изучению древней германской истории и наследия предков»).

«Аненербе» было основано в 1935 году, его первым президентом стал немецко-голландский филолог Герман Вирт. Предтечей «Наследия предков» стало созданное в 1928 году «Общество Германа Вирта». Вирт был известен в Веймарской Германии как фанатичный пангерманист, ариософ и автор теории о происхождении древних германцев от атлантов. Вирт и его сторонники задались целью воссоздать древнюю религию, которая должна была стать толчком к возрождению искалеченной «проклятой» цивилизацией «нордической расы». «Общество» обозначило себя как центр «публикации, распространения и углубления духовного наследия Германа Вирта». В его состав входило немало фанатичных и экзальтированных дилетантов, работавших на ниве «ариософии». x

В 1932 году по переложению руководства национал-социалистической партии Вирт основал Исследовательский институт духовной истории древности, а в 1935 году при поддержке Генриха Гиммлера и профессора Вальтера Даре открыл Собрание народных традиций и древней религии, позднее названное «Наследием предков».

Главным направлением деятельности «Аненербе» было провозглашено исследование древнегерманской истории и религии, но вскоре, благодаря интересу, который испытывал к организации всемогущий шеф СС Генрих Гиммлер оно начало работать в и других направлениях.

Правда влияние Даре и Вирта, близких к главному идеологу Третьего рейха Розенбергу в «Аненербе» было недолгим. Уже в 1936 году по инициативе Гиммлера генеральным секретарем «Наследия предков» стал преданный ему штандартенфюрер СС Вольфрам фон Зиверс, взявший себе в помощники известного ученого, декана философского факультета Мюнхенского университета, Вальтера Вюста.

Зиверс и Вюст убедили Гиммлера в том, что Вирт и его последователи являются «фантастами в сфере гуманитарных наук» и предложили активнее привлекать в состав организации представителей академической науки. Гиммлеру понравилась эта идея, он включил «Наследие предков» в состав СС и обеспечил ему значительное финансирование. По замыслу Гиммлера «Наследие предков» должно было превратиться в научный центр его «черного ордена» - СС. Вирту пришлось покинуть все посты в организации.

Вюст был не только фанатичным нацистом (он сочетал научную работу с чтением лекций вроде «Майн Кампф» фюрера, как зеркало индогерманского мировоззрения»), но и авторитетным ученым. Благодаря Вюсту в организацию, которая в момент его прихода состояла из дилетантов, потянулись специалисты из разных сфер науки. Амбиции Гиммлера, мечтавшего создать мощный научный центр в рамках СС, позволяли ученым рассчитывать на финансирование их исследовательских проектов. Сотрудники «Аненербе» пользовались многочисленными льготами, в том числе правом свободного выезда за рубеж. Не удивительно, что многие современники рассматривали членство в СС как гарантию достаточной свободы в научных исследованиях.

Археологические исследования, с целью доказать расовое превосходство германцев, были одним из основных направлений деятельности «Аненербе». Ими занимались отделы раскопок и древней и ранней истории. В 1937г. По предложению Вюста в организации создали подразделение, занимавшееся изучением мегалитического комплекса скал Эксернштайна – своеобразного символа германского духа. Для проведения раскопок привлекались ведущие специалисты. На счету «Аненрбе» организация археологических экспедиций в Австрию, в поисках следов древних германцев, раскопки в средневековом торговом комплексе Хайтхабу на границе с Данией, которыми занимался профессор Кильского университета, ученый с мировым именем Герберт Янкун, экспедиции в Лангедок, Грецию, Болгарию, Хорватию, Польшу, Румынию, острова Ла-Манша.

Масштаб деятельности «Наследия предков» поражает. К началу войны в его составе действовало до 50 отделов и подразделений, в которых работало несколько сотен специалистов. Антропологи «Аненрбе» организовали экспедицию в Тибет с целью доказать родство автохтонных жителей этого высокогорного региона с древними германцами и найти легендарную страну Агарти. Специалисты из отдела медицинских программ пытались обнаружить средства для излечения рака, а также проводили опыты над заключенными в концлагерях и немецкими офицерами-добровольцами, чтобы узнать возможности выживания человека в экстремальных условиях. Специалисты-филологи изучали легенды, предания, саги и народный фольклор. В составе «Аненербе» работали биологии, геофизики, физики, генетики и специалисты в других отраслях науки.

Были в «Аненербе» и экзотические отделы. Так, один из них занимался тайными науками и проводил исследования в сфере парапсихологии и оккультизма. В другом исследовались методы народной медицины. В отделе геологии и минералогии пытались получить золото, следуя руководствам средневековых алхимиков.

При всей экзотичности некоторых видов деятельности «Аненербе», его сотрудники отнюдь не были обманщиками и шарлатанами. Нельзя забывать, что почетным президентом общества был Генрих Гиммлер, создатель СС, самой совершенной и изощренной машины убийств и террора в истории человечества. Как бы серьезно не увлекался шеф СС оккультными идеями, он нуждался в серьезных доказательствах. Сотрудники «Аненербе» были, прежде всего, учеными и в отличие от современных уфологов или поклонников Рериха отнюдь не верили в Шамбалу и другие чудеса априори, они всего лишь проверяли саму возможность существования этих таинственных явлений.

В послевоенные годы некоторые исследователи утверждали, что в числе прочих проектов «Аненербе» занималось поисками Святого Грааля с целью овладеть его грозной силой. Действительно многие лидеры Третьего рейха интересовались Граалем. Этот интерес восходит к опере Рихарда Вагнера «Парцифаль» и популярным трудам немецких философов первых десятилетий XX века, оказавших влияние на многих идеологов и лидеров НСДАП. Среди немецких интеллектуалов идея германской национальной религии была тесно связана с идеалами Парсифаля и Грааля. Последний для них выступал в качестве символа чистоты арийской крови. Такой идеологии, например, придерживалось созданное в годы первой мировой войны бывшим монахом Йоргом Ланцем фон Либенфельзем общество «Темплейзен» (название восходит к Эйшенбаху).

Однако главную роль в формировании мифологического комплекса, связавшего Третий рейх, Грааль и средневековую секту катаров сыграл молодой немецкий ученый и литератор Отто Ран (1904-1939). До своей загадочной смерти в возрасте 34 лет он успел написать две книги, посвященные истории оккультных обществ и поискам Грааля: «Крестовый поход против Грааля» и «Двор Люцифера».

Отто Ран родился 18 февраля 1904 года в Михельштадте, в Южной Германии. В 1928 году Ран получил университетский диплом по специальности «литература и филология» и в начале лета направился во Францию, где хотел написать работу о связях между мистицизмом и поэзией средних веков и их влиянии на немецкий менталитет. В парижской Национальной библиотеке Ран прочитал книгу Мерадока Пеладана «Тайна трубадуров». Автор книги утверждал, что замок Грааля Монсальват Вольфарама фон Эйшенбаха это катарская крепость Монсегюр.

Катары были последователями дуалистической ереси, восходящей к гностицизму и манихейству, которая процветала в XII-XIII веках на юге Франции. Сторонники этого учения верили в то, что материальный мир есть порождение злого начала. Только человеческие души есть творение благого Бога, заключенные как в тюрьмы в телесные оболочки. Катары верили в то, что жестокий и карающий Бог Ветхого Завета это и есть Сатана-Демиург, тогда как настоящий Бог этот Тот, о котором Христос сказал, что «Бог есть любовь». Они отрицали большинство католических таинств и обрядов, но при этом, как отмечают исследователи, ритуал катаров поразительно напоминал церемонии ранней церкви.

Продолжая свою работу, Ранн поехал на юг Франции в Лангедок – область, бывшую в средние века центром катарского движения. Здесь он познакомился с местным историком Антонином Гадалем, автором книги «По следам Святого Грааля».

В Лангедоке Ран в течение нескольких месяцев исследовал разрушенную крепость на горе Монсегюр, а также пещеры и гроты окрестных гор. Монсегюр был одним из последних оплотов катаров, сопротивлявшихся католическим крестоносцам, известным в истории как Альбигойские войны.

По мнению некоторых исследователей Монсегюр был не просто замком, но и своего рода солнечным храмом или зодиакальным календарем. Ось замка в точности совпадает с направлением север-юг и проходит через две специально выбранные точки: углы, образованные двумя северными и двумя южными стенами. xi

После длительной осады в феврале 1243 года комендант Монсегюра Пьер Роже де Мирпуа был вынужден сдать крепость осаждавшим его крестоносцам. Условия капитуляции оказались чрезвычайно мягкими. Согласно этим условиям осажденным давалась двухнедельная отсрочка, в течение которой они могли находиться в крепости. Все те, кто был согласен отречься от ереси и исповедоваться перед католическими священниками получали полное прощение и жизнь. Только отказавшиеся сделать это должны были быть казнены на костре.

Поразительно, что никто из катаров не согласился на условия крестоносцев. Более того, за две недели отсрочки, многие рыцари, находившиеся в крепости, получили катарское «утешение» (обряд посвящения в церковь), чем подписали себе смертный приговор.

В ночь на 16 марта, когда долина была наполнена едким дымом костров, на которых сжигали еретиков, комендант Пьер Роже де Мирпуа устроил из уже сданной крепости побег четырем катарам. Как позже он заявил на допросе инквизиции «дабы церковь еретиков не лишилась своих сокровищ». Часть из этих сокровищ были вывезены из крепости ранее – во время осады – и спрятаны в пещерах Сабарте. Исследователи полагают, что это были материальные ценности, и что еще некое сокровище – полностью духовное — сохранялось в Монсегюре до конца осады, и было спасено лишь в последнюю минуту. xii

Отто Ранн верил в то, что это и был Святой Грааль. Ран изучил взаимосвязь Монсегюра с другими священными местами и обнаружил секретные подземные ходы, где, как ему казалось, должно быть сокрыто сокровище.

Он составил увлекательное описание грота Ломбрив около Монсегюра: «Огромный зал, 80 метров в высоту, был церковью еретиков. Земля, творение Люцифера, должна была отдать им прекраснейшее место, чтобы они могли почувствовать красоту, которую истинный Творец создал в надзвездном мире. Рука еретика начертила на мраморной стене Солнце, Луну и звезды, чтобы не забыть Бога, который есть свет и любовь. И с потолка пещеры, теряющегося в вечной мгле, непрерывно капает вода. До сих пор здесь остались церковные сидения из сталагмитов для всех, кто пожелает проникнуть в этот волшебный мир». xiii

Во время великой депрессии Ран потерял работу и был вынужден вернуться в Германию. Там он написал книгу «Крестовый поход против Грааля», которая вскоре была переведена на французский язык. Когда книга попалась на глаза Гиммлеру, он захотел встретиться с молодым ученым. Встреча состоялась в штаб-квартире СС в Берлине на Принц Альбрехтштрассе.

Гиммлер предложил Рану неограниченное финансирование его исследований по поискам Святого Грааля. Сначала он получил работу в качестве гражданского специалиста в «Аненербе», но затем его убедили вступить в СС, где он получил звание унтершарфюрера.

Своему другу, шокированному столь внезапной переменой взглядов некогда либерального ученного, Ран сказал: «Гиммлер предложил мне кусок хлеба. Что я должен был делать – отказать ему?».

В 1936 году Ран объездил ряд стран Западной Европы, включая Исландию, в поисках следов катаров и их учения. Результатом этих поездок стала книга «Двор Люцифера». Вскоре после публикации книги он впал в немилость у нацистской верхушки и был откомандирован для прохождения службы в концлагерь Дахау, после чего подал рапорт с просьбой о незамедлительном увольнении из СС.

В письме к другу Ран выражал сомнения в правильности политики Третьего Рейха: «Я опечален тем, как идут дела в моей стране. Две недели назад был в Мюнхене. Через два дня я предпочел отправиться в свои горы. Терпимому и либеральному человеку, как я, невозможно жить в такой стране, какой стала моя родина».

13 марта 1939 года – почти в годовщину падения Монсегюра – Ран погиб в снегах Тирольских гор. «Наподобие еретиков-катаров, - пишет Найджелл Пенник, - Ран добровольно оставил мир, который распадался у него на глазах».

Несмотря на популярность, которую приобрели книги Рана в наши дни, далеко не все разделяли его версию. Виднейший исследователь катаризма Рене Нелли скептически был настроен по отношению к многим его построениям, xiv а оказавший большое влияние на итальянский фашизм философ Юлиус Эвола вообще не верил в Грааль катаров. Как справедливо отмечает современный исследователь традиции Грааля Ричард Барбер, в христологии катаров не было место Граалю. Согласно их учению, Христос это не Бог, а лишь вестник который принес завет любви, обладавший лишь иллюзорным телом. Воплощение и Распятие не вписывались в их верования, поэтому «и Грааль, связанный с этими основными постулатами не имел для них никакой ценности». xv

Правда, во время войны ходили слухи, что Рану все-таки удалось найти Грааль, и что он хранился в замке СС Вевельсбурге под Падебрном. Но впоследствии выяснилось, что это всего на всего кусок горного хрусталя. Тот факт, что экспедиции в Монсегюр не достигли успеха, видимо, разочаровал главарей СС. Однако они продолжали проявлять интерес к Граалю. Так, согласно Герману Раушнингу в 1940 году Гитлер говорил «о братстве тамплиеров, собравшихся вокруг Грааля, полного чистой крови».

Пальму первенства первого нацистского «рыцаря Грааля» у покойного Отто Рана оспаривал человек совсем другого склада – высокопоставленный офицер СС Отто Олендорф.

Личность Отто Олендорфа до сих пор остается главной загадкой Третьего рейха. Для одних он выдающийся ученый, хозяйственник, философ с либеральными взглядами, глашатай «позитивной оппозиции» гитлеровскому режиму. Для других — приспешник Гитлера и Гиммлера, кровавый палач, уничтоживший десятки тысяч людей и казненный по приговору Нюренбергского трибунала. Бонзы Третьего рейха, вроде Генриха Гимллера, относились к Олендорфу весьма скептически, как к идеалисту, «считающему, что он все знает лучше других и видящему в себе рыцаря Грааля»

Олендорф родился 4 февраля 1907 года в городе Хохенэггельсен в семье крестьянина. Окончил Кильский университет, где с 1933 году преподавал экономику и право. В 1925 году 18-летний Олендорф вступил в нацистскую партию, а год спустя в СС.

После прихода к власти нацистов Олендорф перешел на работу в Службу безопасности (CD). В то время CD представляла из себя группу молодых интеллектуалов, одержимых стремлением к реформам и помощи государству. Идеологом этой группы был профессор Хен. Олендорфа не устраивало то, что творилось в Германии в первые годы после прихода нацистов к власти, и он жестко критиковал недостатки режима. В 1936 году он возглавил экономическую секцию Главного управления CD. Подобно своему шефу Хену, Олендорф считал необходимым бороться с недостатками внутри Третьего рейха и за создание идеальной модели нацистского государства. В частности, он подготовил доклад «Экономика в национал-социалистическом государстве», где указал на ряд негативных аспектов в деятельности имперского правительства. В своих аналитических докладах Олендорф разоблачал злоупотребления дорвавшейся до власти новой элиты, ратовал за поддержку мелких предпринимателей, бывших изначальной базой нацистского движения.

В 1938 году Хена выгнали из CD, а Олендорфа понизили в должности, запретив ему публичные выступления за «критику правительства» и «пораженческие настроения». Гиммлера приводили в бешенство отчеты Олендорфа, однако его поддержал шеф Главного управления имперской безопасности (РСХА) Рейнхард Гейдрих, не желавший терять столь ценного сотрудника. В 1939 году он предложил Олендорфу возглавить III управление РСХА, так называемый внутренний отдел CD. В сферу работы этого отдела входил надзор за всеми сторонами германской общественной жизни, изучение идеологических противников, разработка стратегии борьбы с ними, составление сводок о настроениях населения. Сводки регулярно передавались высшим руководителям НСДАП и государства, и являлись единственным объективным источником информации о реальной ситуации в стране. В этих сводках Олендорф называл вещи своими именами и жестко критиковал партийную номенклатуру. Надеясь реформировать нацистский режим, он предложил принять раз законопроектов по юридическому контролю за концентрационными лагерями, обеспечению прав национальных и религиозных меньшинств, включая признание официального статуса евреев на территории Третьего рейха.

Олендорф был поклонником идей австрийского мистика и эзотерика Рудольфа Штейнера. С 1912 года Штейнер читал лекции по методикам «духовного созерцания» и вскоре кружки его сторонников оформились в Антропософское общество. Лекции Штейнера собирали огромные аудитории, его книги были переведены на многие языки. Он становится властителем дум не только в Германии, но и в других странах, в том числе и в России. Его учениками были Андрей Белый, Максимилиан Волошин, Михаил Чехов. Сам Штейнер характеризовал антропософию как «путь познания, призванный духовное в человеке привести к духовному во Вселенной».

Глава III управления РСХА был непременным участником антропософских конференций, посвященных биодинамическому сельскому хозяйству, эвритмии, лечебной педагогике и пытался защитить антропософскую школу от преследований нацистов. Видимо книги Штейнера пробудили у Олендорфа интерес к Святому Граалю, который занимал важное место в антропософском учении. Достаточно сказать, что именно под влиянием лекций Штейнера известный русский философ Сергий Булгаков написал работу «Святой Грааль», где попытался дать догматическое толкование чаше Голгофы. xvi

В июне 1941 году, после нападения Германии на СССР Гейдрих приказал Олендорфу взять на себя командование Айнзацгруппой D. Во время допроса на Нюрнбергском трибунале тот следующим образом оценил поставленные руководителям айнзацгрупп задачи: «Им было поручено ликвидировать евреев и политических комиссаров в районе операций оперативных групп на русской территории». xvii. Олендорф выступал категорически против такой политики на оккупационных территориях, о чем предоставил специальный доклад Гиммлеру, однако он считал, что во время войны необходимо подчиняться приказам и взялся за исполнение поставленной задачи.

Сферой ответственности Айнзацгруппы D, действовавшей в тылу регулярной армии, была Южная Украина и Крым. За год с июля 1941 по июль 1942 года ее оперативные команды уничтожили примерно 90.000 человек, включая женщин и детей. xviii

После смерти Гейдриха в июле 1942 года Олендорф вернулся в Германию, где продолжил работу по составлению аналитических «сообщений из рейха». Одновременно он занимал должность статс-секретаря в Управлении планирования Имперского министерства экономики. В 1944 году «сообщения из рейха» были запрещены приказом Гиммлера. В мае1945 году Олендорф был арестован союзниками, судим в Нюрнберге и приговорен к смертной казни. Последние годы своей жизни он провел в камере смертников в тюрьме Ландсберга. В последний путь группенфюрера Олендорфа провожал антропософский пастор.

Такова официальная биография Отто Олендорфа, которую можно найти в военно-исторической литературе. Однако в ряде работ утверждается, что его деятельность на посту руководителя Айнзацгруппы D не ограничивалась уничтожением евреев и комиссаров.

Так, британский исследователь Питер Левенда, автор книги «Нечестивый союз» полагает, что Олендфор получил ряд дополнительных приказов по работе на оккупированных территориях. В частности в одном из них речь шла об обнаружении оккультных обществ и масонских лож, конфискации и отправке в Берлин их имущества. xix

Утверждают также, что Олендорф получил приказ найти в Крыму Чашу Грааля и вывести ее в Германию. Известно, что эсесовцы из «Айнзацгруппе D», якобы в поисках Грааля, обследовали караимские кенассы и средневековую мечеть Кебир-джами в Симферополе, мавзолей дочери хана Тохтамыша Джанике-ханум, пещерный город Чуфут-кале, а также руины крепости Керменчик.

Правда, как и большинство других историй об оккультизме в Третьем рейхе версия о поисках Святого Грааля в Крыму основывается в значительной части на слухах, не находящих подтверждения в архивных документах, и еще ждет своих исследователей. Однако хорошо известно, что нацистские бонзы проявляли большой интерес к истории крымского полуострова.

Крым занимал совершенно особое место в планах нацистского руководства. Еще в декабре 1941 года Гитлер заявил, что полуостров «должен быть полностью очищен от негерманского населения». Для компенсации демографических потерь предполагалось переселить на полуостров немцев из Южного Тироля. На встрече с Розенбергом фюрер обсудил исторические аспекты «готского Крыма». Гитлер выразил желание, чтобы после окончания войны и решения вопроса с населением Крым получил название Готенланд. Розенберг сказал, что уже думает над этим, и предложил переименовать Симферополь в Готенбург, а Севастополь – в Теодорихсхафен.xx

Готы появились в Крыму в период, предшествовавший Великому переселению народов. Они быстро приняли христианство и вошли в византийскую культурную общность, сохраняя, однако свою идентичность и самобытность. С конца V века их столица находилась в крепости Дори в горном Крыму. Византийский писатель Прокопий Кесарийский пишет о крымских готах как о православных христианах и верных союзниках Империи, выставлявших для охраны границ три тысячи воинов. Свидетельства о готах в Крыму встречаются в течении всего средневековья. Больше десяти столетий на полуострове существовала Готская епархия (впоследствии митрополия) Последние упоминания о крымских готах относятся к XVI веку. xxi

Из последних археологических открытий, подтверждающих присутствие в Крыму, древних германцев в начале нашей эры, следует отметить обнаруженную несколько лет назад на горе Опук в восточной части полуострова каменную плиту с рунической надписью. xxii

В январе 1942 года в Киев прибыла группа ученых, представлявших «Аненербе» во главе с профессором Гербертом Янкуном. Янкун и его сотрудники намеревались произвести инспекцию музеев, археологических памятников и организовать раскопки, с целью доказать «историческую принадлежность» обширных территорий Украины и Крыма германским племенам. Однако неожиданно они столкнулись с досадным препятствием. Дело в том, что Альфред Розенберг, назначенный министром по делам оккупированных территорий, давно недолюбливал гиммлеровское «Наследие предков», еще со времен изгнания оттуда Вирта и Даре. Ученые из «Аненрбе» платили ему взаимностью, обвиняя Розенберга в профанации научных исследований с целью их полного подчинения государственной идеологии.

На оккупированных территориях Розенберг создал Оперативный штаб своего имени (ERR). Его целью было осуществления контроля над архивами, библиотеками, музеями, научными учреждениями с целью «спасения» их от большевизма и использования в интересах рейха. В составе ERR действовали так называемые зондерштабы «Древняя история» и «Фольклористика», которые проводил поиск следов «германо-немецкого постоянного присутствия», его влияния и столкновений с другими чужеродными народностями. xxiii Розенберг использовал все возможные рычаги, чтобы не пустить археологов из «Аненербе» на «свою» территорию.

Воспользовавшись тем, что Киев находился в области ответственности гражданской администрации (то есть относился к ведомству Розенберга), сотрудники ERR отказали им в доступе к находкам и запретили любую деятельность в регионе. Также Янкуну не было представлено разрешение для организации археологических раскопок готских могильников в районе между Николаевым и Таганрогом.

Руководство «Аненербе» жаловалось Гиммлеру. Последний, не желая портить отношения с Розенбергом, рекомендовал группе Янкуна направиться в районы, которые еще не перешли под контроль гражданской администрации, в частности на Кавказ и в Крым. Стоит отметить, что до освобождения Крыма советскими войсками полномочия имперского комиссариата в Крыму была по сути фиктивными. Реальная власть принадлежала командующему расквартированных здесь частей вермахта и местному фюреру СС округа «Таврия». xxiv

Сам Янкун присоединился к дивизии Ваффен СС «Викинг», которая двигалась в сторону Майкопа. Он также установил контакт с Отто Олендорфом, который с ноября 1941 года занимал должность начальника полиции безопасности и СД генерального округа «Таврия», т.е. был вторым человеком в эсесовском аппарате в Крыму. В письме шефу «Аненербе» Зиверсу от 6 сентября 1942 года Янкун отмечал, что именно Олендорф предоставил ему информацию по крымским музеям. Судя по всему, они были знакомы еще по Кильскому университету, где Янкун преподавал историю и археологию.

Для помощи «Аненербе» Олендорф определил своего подчиненного – командира Айнзацкоманды 11 Вернера Брауне 14 июля 1942 года непосредственный начальник Олендорфа, командир войск СС и полиции Таврии Людольф Альвенслебен вместе с полковником медицинской службы профессором Кальком и капитаном люфтваффе известным немецким писателем Вернером Беймелбургом посетили пещерный город Мангуп-кале.

Последний, по итогам этой поездки составил краткий отчет «Готы в Крыму», в которому писал: «Расположенный в горах город Мангуп-кале – древний Дорос или Феодоро. В источниках он встречается с VIII века. Стратегическое расположение города позволяло контролировать важнейшие торговые пути на побережье. Мангуп был резиденцией готских князей. Сохранившиеся здания и постройки относятся к самым разным эпохам. Нет сомнения, однако, что все они испытали влияние готской культуры. Идет ли речь о старом замке готских князей, или о византийской базилике, или постройках XIV века. На протяжении столетий и в перестраиваемом дворце, и в гробницах, и в пещерных помещениях, везде мы встречаем параллели с признанными остатками готской культуры Испании и Италии».

Информация о Мангупе привлекла внимание Гиммлера. По его приказу Янкун направил в Крым своего помощника – археолога из Кильского университета и сотрудника «Аненербе» Карла Керстена. Последний до весны 1943 года проводил исследования в крымских пещерных городах. Он должен был предоставить научный отчет, а также подготовить фильм, посвященный готам в Крыму, с целью обосновать заселение полуострова тирольскими немцами. xxv

Но в отчетах Беймельбурга и Керстена нет ни слова о Святом Граале! Единственные люди, которые с определенностью могли бы ответить на вопрос, правда ли, что нацисты искали Святой Грааль в Крыму – Отто Олендорф и его помощник Вернер Брауне были казнены 7 июня 1951 года в тюрьме города Ландсберга. Согласно апокрифической легенде перед казнью Олендорф бросил в лицо прокурору Бенджамину Ференцу: «Чаша Грааля появится снова. Евреи в Америке пострадают за то, что они сделали со мной».

Поиск мистического знания всегда стоит на грани вдохновения и безумия.

Индивидуальный опыт таит в себе грозную опасность, поскольку душа во власти «состояния» широко открыта для заблуждений и самообмана. Трагическая судьба таких людей как Отто Ран, Александр Барченко, Отто Олендорф еще одно подтверждение это давно известной истины.

i Первушин А.И. Оккультные войны НКВД и СС. Спецслужбы и Армагеддон. – Москва: «Эксмо». – 2002. – с.345-350.

 

iiДемин В. Тайны Русского народа. В поисках истоков Руси. – М.: «Вече», 1997. – с.20-25.

 

iii Первушин А.И. Указ. соч. - с. 415-429.

 

iv Допрос А.В.Барченко от 10 июня 1937 г. // Шишкин О. Битва за Гималаи. М., 1999. С.375.

 

v Допрос А.В.Барченко от 10 июня 1937 г. // Шишкин О. Битва за Гималаи. М., 1999. С.374.

 

vi Цит. по: Караулов Г. П. Крымские пещерные города и крипты // ЗООИД. - 1878. - Т. 8. – с.79.

 

vii Там же – с. 86.

 

viii Генон Р. Царь мира//Вопросы философии. 1993. -№3. – с. 119.

 

ix А.Ф. Козлов, Ю.А. Полканов, Ю.И. Шутов. Подземная система у стен Чуфут-Кале раскрывает свои тайны.//Историко-публицистический альманах "Москва-Крым" №4.

 

x Вирт Герман Хроника Ура Линда. Древнейшая история Европы. – Москва: «Вече», 2007 – с.52.

 

xi Нелли Рене. Катары. Святые еретики. – Москва: «Вече», 2005 – с.161.

 

xii Мадоль Жак. Альбигойская драма и судьбы Франции. – Москва. Евразия», 2000- с.207-210.

 

xiii Ран Отто. Крестовый поход против Грааля. – Москва: «Аст», 2002. – с.71.

 

xiv Нелли Рене. Там же – с. 162-.

 

xv Барбер – с. 520.

 

xvi Сергий Булгаков Святой Грааль//Путь №32, 1932 – Париж – с.3-42.

 

xvii Допрос свидетеля Отто Олендорфа//Нюрнбергский процесс, сборник материалов, т I. – Москва, 1954 – с.672.

 

xviiiТамжес.674.

 

xixUnholy Alliance Peter Levenda, London: Continuum International Publishing Group, 2003, p. 114, 115, 215.

 

xx О.В. Романько От «немецкого Гибралтара» до арийского «Готенланда». Крымский полуостров в малоизвестных планах военно-политического руководства Третьего рейха (1941—1944)//Историческое наследие Крыма, №14, 2006 – с.118-119.

 

xxi Vasiliev A. Goths in Crimea. – Cambridge, 1936.

xxii Голенко В.К., Юрочкин В.Ю., Синько О.А., Джанов А.В. Рунический камень с г. Опук в Крыму и некоторые проблемы истории северопричерноморских германцев // Древности Боспора. Вып. 2. М., С. 77-97.

 

xxiii Кашеварова Н. Г. Деятельность зондерштаба "Наука" Оперативного штаба рейхсляйтера Розенберга по конфискации ценностей научных учреждений Украины (1941-1943 гг.) // Б-ки нац. акад. наук: пробл. функционирования, тенденции развития. — К., 2005. — Вып. 3.

 

xxiv О.В. Романько. Там же – с. 117.

 

xxv Michael H. Kater Das "Ahnenerbe" der SS 1935 - 1945: Ein Beitrag zur Kulturpolitik des dritten Reiches, Oldenbourg Wissenschaftsverlag, 2005. – p.158.

Читайте также: