ГлавнаяМорской архивИсследованияБиблиотека












Логин: Пароль: Регистрация |


Голосование:
Вам нравится наш сайт?


Отличный сайт!
Хороший сайт
Встречал и получше
Совсем не понравился





» » Территория распространения катакомбной культуры
Территория распространения катакомбной культуры
  • Автор: admin |
  • Дата: 03-01-2014 22:51 |
  • Просмотров: 3354

Татьяна Борисовна Попова

Из сборника «Племена катакомбной культуры», Труды государственного исторического музея, Выпуск 24, 1955 г

Племена катакомбной культуры занимали обширную территорию северо-причерноморских степей от Волги до Днепра — почти ту же самую территорию, которую занимали племена предшествующей, ямной культуры. Территория катакомбной культуры не совпадает с территорией ямной культуры лишь в среднем течении Волги, где с 2100 до 1500 года до н. э. существовала полтавкинская культура Несколько не совпадает граница распространения ямной и катакомбной культур и в районе Киева, где известны погребения ямной культуры и нет совсем памятников раннего катакомбного времени. В излучине Днепра на правобережье, в районе г. Смелы, мы также знаем памятники ямной культуры и не знаем памятников катакомбной культуры. Самые южные памятники катакомбной культуры известны нам в степной части Крыма; они не заходят на юг дальше местоположения г. Симферополя и хорошо известны нам по раскопкам Н. И. Веселовского [1] на Крымском полуострове.

Некоторые погребения племен катакомбной культуры достигают и предгорий Крымских гор. Так, хорошо известны погребения в курганных могильниках и долине р. Кача под Бахчисараем, на р. Альме, а также в долине р. Сальгир [2]. Инвентарь этих погребений состоит из предметов, типичных для поздней ямной и раннекатакомбной культур: бронзовых четырехгранных стрел, листовидных кинжалов, кремневых стрел треугольной формы с выемкой в основании и т. д., а также из типичной посуды со шнуровым орнаментом. Формы посуды ближе всего могут быть сопоставлены с формами сосудов из могильников Северного Приазовья.

Значительное число памятников катакомбной культуры, исследованных в Крыму, сосредоточивается в районе г. Симферополя.

Таким образом, южная граница катакомбной культуры проходит по степной части Крыма и далее на восток, захватывая Керченский полуостров, где известно несколько памятников позднего этапа катакомбной культуры. Южные границы катакомбной культуры оказываются довольно устойчивыми; на протяжении всего времени существования катакомбной культуры племена ее занимали степной Крым и Керченский полуостров; об этом свидетельствуют находки как ранних, так и поздних памятников, катакомбной культуры в этих районах.

Самыми поздними памятниками являются исследованные в последние годы стоянка «Челки» у деревни Отузы[3] в Судакском районе, раскопанная А. Я. Брюсовым в 1948 году, и расположенная недалеко от нее стоянка на склоне горы Опук[4], исследованная в 1951 году И. Т. Кругликовой.

Чрезвычайно интересный материал дает нам стоянка «Челки». Керамика представлена сосудами крупных размеров с орнаментом, нанесенным налепными валиками, часто опоясывающими сосуд в несколько' рядов. На некоторых сосудах мы видим орнаменты из налепных валиков, которые с обеих сторон обведены отпечатками перевитой веревочки. Кроме того, на одном из фрагментов валик сочетается с отпечатками веревочки в виде петель по всему тулову.

Такое сочетание в орнаментации веревочного и налепного орнамента: можно встретить только на керамике позднекатакомбной культуры.

Среди инвентаря этого поселения было встречено два обломка каменных сверленых топоров обычного катакомбного типа.

К этому же времени относится и стоянка Опук, в которой обнаружены керамика позднекатакомбного времени с налепными валиками, обведенными отпечатками перевитой веревочки, а также типичные катакомбные сверленые топоры.

О существовании катакомбной культуры в северной части Керченского полуострова свидетельствуют находки в нижних слоях Тиритаки [5] и другие случайные находки предметов катакомбного типа в этих районах.

Далее южная граница катакомбной культуры захватывает все северное побережье Азовского моря, далее весь Томанский полуостров и идет на восток на низовья Дона, где хорошо известно большое количество курганных могилыников по обе стороны р. Дона. Еще дальше на восток памятники катакомбной культуры захватывают территорию р. Маныча и уходят в астраханские степи до Волги, где занимают все низовье Волги, ее правобережье и продолжаются на север до территории, занятой в то время племенами полтавкинской культуры.

На севере границы катакомбной культуры установить значительно труднее.

Самые северные пункты нахождения катакомбных погребений известны в пределах Орловской области, под г. Ельцом, в курганах у с. Новоселицкое (раскопки И. М. Ермишки) [6]. Здесь в кургане была открыта катакомба со скорченным и окрашенным погребением, по всем описаниям относящаяся к катакомбной культуре.

Другой памятник катакомбной культуры примерно на этой же широте известен под г. Курском у с. Воропаевка [7] (раскопки Д. Я. Самоквасова), также давший типичное катакомбное погребение.

Северная граница катакомбной культуры проходила несколько южнее древней лесостепной полосы. Следует учесть, что прямой полосы расселения племен катакомбной культуры никогда не было. Северная граница больше чем какая-либо другая граница была очень неровной и отдельными «языками» в некоторых районах, особенно по руслам рек, врезалась в массивы неолитических племен лесостепной зоны. Об этом красноречиво свидетельствуют находки керамики катакомбного типа, обнаруженные много севернее основной территории, занятой племенами катакомбной культуры.

На среднем течении Десны, на песчаных дюнах под Новгород-Север- ским [8], под г. Черниговом Д. Я. Самоквасовым были обнаружены фрагменты керамики, часть которых представляет, повидимому, местную неолитическую керамику, а другая — совершенное тождество с керамикой катакомбной культуры (рис. 1, 1—4). Интересно, что эта керамика особенно близка к керамике Поднепровья. Она орнаментирована вдавлениями, нанесенными лунообразным веревочным штампом; имеются также узоры, нанесенные простой веревочкой.

Этого же типа керамику мы можем встретить и восточнее на притоке Десны, на Сейме и в долине р. Ворсклы. Недалеко от г. Белгорода* у слободы Борисовка ', в местности «Городище», найдена керамика позднего времени, среди которой некоторое количество черепков по орнаментации и технике обработки надо отнести к памятникам катакомбной культуры. Керамика из Борисовки имеет те же узоры, что и керамика из-под Новгород-Северска.

В районе г. Тамбова также среди довольно большого количества керамики неолитических поселений встречаются отдельные обломки сосудов,. резко отличающихся от неолитической посуды. Особенно это относится к стоянкам, обнаруженным Н. Деминым недалеко от г. Мичуринска [9].

На стоянке у станции Торбеево (рис. 1, 5—7) мы видим керамику, которая по своему материалу, примесям и особенно по орнаментации резко отличается от неолитической керамики. Узоры на ней являются теми же узорами, какие мы можем наблюдать на сосудах из погребений в бассейне Северного Донца: те же сочетания плетеной тесьмы и полукруглые фестоны, спускающиеся на тулово сосуда ( рис. 1, 5).

В этом же районе известны и другие стоянки, часть материалов с которых безусловно может быть отнесена к катакомбной культуре: стоянки Грамушка [10], Устье [11] и др.

К сожалению, все эти материалы являются подъемными, а поэтому стратиграфия этих поселений остается неясной. Судя по типологическому делению керамики, можно предполагать, что на неолитическом поселении возникло позже поселение катакомбной культуры. Кроме того, судя по керамике, как неолитической, так и катакомбной, это должно было произойти в первой половине II тысячелетия до н. э. (точнее, повидимому,. не позднее первой четверти II тысячелетия до н. э.).

Основание для такого суждения дает наличие .раннекатакомбной керамики в бассейне Северного Донца. Эта группа керамики из поселения Торбеево[12] представлена черепками с орнаментом, нанесенным простой веревочкой и отступающей лопаточкой. Прием орнаментации отступающей лопаточкой в бассейне Северного Донца довольно обычен в раннекатакомбной и даже еще в ямной культуре.

Таким образом, смена населения на этой стоянке не могла произойти позднее первой четверти II тысячелетия до н. э. Однако полностью неолитические племена, повидимому, не уходили с этой территории, и южные племена, продвигаясь в их области, расселялись среди них.

Можно предполагать, что в этих районах некоторое время могли сосуществовать и те и другие племена. Об этом и свидетельствуют находки гга неолитических поселениях черепков с некоторыми элементами в орнаментах, типичными лишь для катакомбной керамики.

Фрагменты керамики с раскопок

С этой точки зрения интересна керамика из раскопок А. А. Спицына у с. Серповое на так называемом Воскресенском бугре [13] под г. Моршанском. Среди неолитической керамики ямочно-гребенчатого типа выделяется керамика с орнаментом, хорошо известным по катакомбным сосудам (рис. 1, 10). Это неглубокие вдавления свернутого в трубочку кусочка ткани, а иногда и спирально свернутого шнура. Такого рода отпечатки мы можем наблюдать на сосудах из многих погребений, известных в среднем течении Северного Донца и Дона. На сосудах катакомбной культуры эти вдавления располагаются обычно между спускающимися фестонами или внутри их; иногда они чередуются с рядами перевитой веревочки. На обломках сосудов из поселения у с. Серповое мы наблюдаем эти же отпечатки, но они расположены в беспорядке и покрывают, вероятно, всю поверхность.

Такие отпечатки свернутого кусочка ткани мы не наблюдаем ни в одной неолитической культуре лесостепной и степной полосы.

Вероятнее всего в данном случае мы можем наблюдать факт заимствования этого орнамента от южных соседей — племен катакомбной культуры Донецко-Донского бассейна, что до некоторой степени объяснимо брачными связями этих племен, обычными в пограничной полосе.

Обращает на себя внимание обломок сосуда из уже упомянутой выше стоянки у с. Старое Торбеево, который найден среди неолитического комплекса. Этот фрагмент (рис. 1, 8—9) весь покрыт орнаментом, состоящим из неглубоких ямок и небольших треугольных углублений, расположенных рядами и нанесенных отступающей лопаточкой. Все эти ряды составляют полукруглый фестон на тулове сосуда. На этом сосуде мы видим, с одной стороны, неолитические приемы орнаментации — зональные ряды ямок, а с другой стороны, нигде в неолитических культурах мы не сможем найти таких полукруглых фестонов и заполняющих этот фестон полос, нанесенных отступающей лопаточкой. Подобное расположение орнамента полукруглыми фестонами мы знаем на очень многих сосудах, обычно в памятниках катакомбной культуры.

Судя по материалам из всех перечисленных памятников, катакомбная культура в этих районах просуществовала до позднего времени. Эти же факты показывают, что некоторое время в этой полосе сосуществовали и катакомбные и неолитические племена и постоянной границы между ними никогда не было; и те и другие племена продвигались то к югу, то к северу.

Вообще территория катакомбной культуры в разное время ее существования не была всегда одной и той же. Об этом свидетельствуют находки в разных районах ее распространения памятников или только ранних или, наоборот, только относящихся к развитой или поздней катакомбной культуре. Конечно, такие изменения происходили лишь на границах культур.

Так, ранние памятники катакомбной культуры мы знаем в низовьях Днепра, на р. Ингулец почти по всему его течению. Все эти памятники существовали в правобережье Днепра только в самом начале II тысячелетия до н. э. Огромное количество курганов, раскопанных А. А. Бобринским [14] около местечка Смелы, дали большое количество погребений, относящихся к докатакомбной культуре и ко времени перехода от ямной к катакомбной культуре. Почти во всех курганах, относящихся к бронзовому веку и исследованных в правобережье Днепра, основным является всегда погребение древнеямное: почти всегда без вещей, в глубокой яме, на подстилке из коры; покойник лежит на спине; ноги скорчены и подняты вверх; на костях красная краска; ориентировка преобладает западная с отклонениями в ту и другую сторону. Почти все ямы, как для основных, так и для впускных погребений покрыты деревянным накатником. Инвентарь беден: остродонные сосуды, кремневые скребки, отбойники и наконечники стрел. Судя по обряду захоронения, инвентарю, ориентировке, здесь, в правобережье Днепра, существовал особый вариант ямной культуры.

Среди этих погребений в курганах у местечка Смелы небольшая часть их может быть отнесена к концу III и самому началу II тысячелетия до н. э.

Так, курган № 1 имел 12 погребений *, среди них два погребения (9-е и 4-е) — с инвентарем, содержавшим костяные булавки и костяные пронизи; один из сосудов с уплощенным дном имел шнуровой орнамент у горла сосуда.

Сосуд из 2-го погребения в кургане № LIX[15] при скорченном и окрашенном костяке имел округлое тулово, выраженное горло и уплощенное дно.

Такого же типа сосуды мы видим в погребениях 4-м и 6-м кургана № LXX[16].

Сосуды с уплощенным дном, молоточкообразные костяные булавки, пронизи и кости мелкого рогатого скота, которые встречаются в погребениях в курганах, исследованных у Смелы, позволяют эти погребения отнести ко времени перехода от ямной к катакомбной культуре, то есть к концу III и к началу II тысячелетия до н. э.

Интересны в этом отношении и раскопки, произведенные А. П. Манцевич в 1951 году на р. Ингулец в Николаевской области [17] у с. Снигиревка.

Большой курган дал основное погребение в яме с инвентарем, относящимся к ямной культуре; здесь мы видим и небольшой сосудик баночной формы с характерной заглаженностью поверхности мелким зубчатым штампиком. Кроме сосуда, при погребении находилось большое ожерелье, состоявшее из просверленных зубов оленя и пронизок из птичьих костей. Все пронизки имели довольно глубокие спиральные нарезки. Подобные украшения мы знаем в погребениях, относящихся к концу существования ямной и началу катакомбной культур. Впускное погребение в этом же кургане скорченное, со следами краски. Найденный при погребении сосуд небольших размеров по форме соответствует обычным сосудам катакомбной культуры; на его плечах по бокам находятся небольшие выступы вместо ручек. Подобные ручки нередко встречаются на сосудах катакомбной культуры в низовьях Днепра и в Северном Приазовье; почти все они относятся к раннекатакомбному времени. Не менее характерна и обработка поверхности этого сосуда мелким зубчатым штампом по всей поверхности, причем эта обработка производилась, как видно, не столько с целью сделать стенки более гладкими и ровными, сколько с целью орнаментации. Бороздки мелкого штампа располагаются по поверхности сосуда, образуя правильные полукруглые фестоны, расположенные главным образом по плечам сосуда. Подобного рода орнаментация не раз встречалась на сосудах из погребений, относящихся к катакомбному времени. Подобную орнаментацию мы видим на сосуде, найденном в низовье Днепра, на левом берегу, недалеко от Херсона *. Совпадает и форма этих сосудов.

На этой же территории мы знаем и другие памятники, которые по своему инвентарю позволяют отнести их ко времени перехода от ямной к катакомбной культуре.

Так, недалеко от Херсона, у с. Белозерки з, было раскопано Г. JI. Ска- довским около 20 курганов. Большинство погребений можно отнести к ямной культуре. Очень небольшая часть погребений датируется временем ранней катакомбной культуры, повидимому, самым началом II тысячелетия до н. э.

В кургане № 24 у села Белозерки, который содержал пять погребений, основным являлось погребение, относящееся к поздней ямной культуре. Одно из впускных погребений в насыпи содержало костяк в скорченном положении, окрашенный краской; около него был найден плоскодонный разбитый сосуд и костяная молоточкообразная булавка с отверстием между шишечками, круглая привеска и два зуба. Другое впускное погребение содержало также скорченный костяк на правом боку, окрашенный краской. Инвентарь этого погребения содержал также молоточкообразную булавку и костяные пронизи со спиральными нарезками.

Еще западнее этих памятников на р. Ингуле мы также знаем значительное число пунктов, где были исследованы курганы, давшие нам погребения ямной культуры или времени перехода от ямной к катакомбной культуре. Таковы находки у с. Тарновка, недалеко от г. Николаева, сделанные И. Я. Стемпковским 3.

Таким образом, при исследовании курганов на этой территории оказывается большое количество погребений, относящихся к ямной культуре или ко времени ее перехода к катакомбной, то есть к началу II тысячелетия до н. э.

В дальнейшем вся эта территория занимается усатовской культурой, которая, повидимому, явилась результатом смешения трипольских племен, пришедших в эти районы с севера, с местным населением ямной культуры.

Катакомбная культура во II тысячелетии до н. э. продолжает развиваться в основном на левобережье Днепра. В низовьях Днепра, на правом берегу, ее совсем нет. В нижнем течении Днепра катакомбная культура существует с очень раннего времени, непосредственно связана с ямной культурой и остается здесь до очень позднего времени. На этой территории катакомбная культура захватывает оба берега Днепра, но далеко в правобережье не заходит. Уже на территории Криворожья известны памятники усатовской культуры[18].

Выше по Днепру памятники ранней .и поздней стадии катакомбной культуры известны по обе стороны Днепра. На участке Днепра Черкассы — Канев памятники катакомбной культуры переходят в правобережье Днепра и удаляются от Днепра по ip. Росе. По р. Росе известен ряд поселений развитой и главным образом поздней катакомбной культуры. Ранние памятники катакомбной культуры по р. Росе неизвестны.

Памятники поздней катакомбной культуры известны и немного севернее р. Роси, под г. Каневом и несколько западнее его.

За г. Каневом территория катакомбной культуры кончается. Она граничит на севере с памятниками городской культуры, на западе — с среднеднепровской культурой, гатнинским ее вариантом.

Поздние памятники катакомбной культуры на территории правобережья Днепра представлены поселениями. Наиболее четко выделяется среди них поселение, расположенное под г. Каневом на так называемой «Княжей Горе» [19], которая с очень давнего времени известна в литературе как позднее поселение славянского времени. Среди большого количества находок позднего времени на этом городище выделяется часть материала — керамика и орудия, позволяющие отнести их к катакомбной культуре.

Еще в конце прошлого века Н. Ф. Беляшевский[20] у с. Пекари под г. Каневом на славянском городище обнаружил керамику, отличную от славянской. Здесь же в 1945 году были произведены разведки экспедицией Т. С. Пассек и также обнаружена керамика великокняжеского периода и бронзовой эпохи. Последняя представляет собою типичную керамику позднекатакомбного типа: сосуды, повидимому, с высоким горлом, широким устьем, с выпуклыми боками и крупные сосуды, отличающиеся от первых по орнаменту. На одних сосудах орнамент главным образом нарезной, довольно глубокий, в виде вертикальных и горизонтальных елочек. Иногда это нарезные глубокие линии, внутри которых все пространство заполнено косыми насечками. Встречается керамика с отпечатками веревочки по шейке и плечам сосуда. Сосуды крупных размеров имеют налепные валики с ногтевыми защипами; валики располагаются по горлу сосуда, иногда в несколько рядов. Такого рода налепные валики с ногтевыми вдавлениями являются характерной особенностью керамики позднекатакомбной культуры почти на всей территории ее распространения. Чередование налепных валиков с нарезными елочными узорами также дает возможность керамику с поселения «Княжья Гора» связывать с материалами поздних памятников катакомбной культуры. Так, ближе всего к этому поселению по керамике стоит поселение Шевченковского сада [21] в Днепропетровске, а также материал с поселения у деревни Вареничевка[22], которое, повидимому, является еще более поздним, чем поселение в Шевченковском саду. Аналогии керамике с «Княжней Горы» мы можем найти и в сосудах из погребений позднего катакомбного времени. При раскопках И. П. Костючен- ко у хутора Хмельницкого[23] под г. Никополем кургана № 4 (погребение 14-е) был найден сосуд, который имел два налепных валика: один на горле, другой на тулове, а между ними нарезной орнамент.

В районе г. Канева, кроме поселения «Княжья Гора», есть еще ряд поселений, которые содержат аналогичную керамику времени поздне­катакомбной культуры. К ним относятся поселения, обнаруженные Т. С. Пассек несколько ниже г. Канева, у села Пекари[24], названные ею селищем Пекари I и селищем Пекари II. Керамика с этих селищ имеет те же узоры на сосудах, состоящие' из веревочного и налепного орнаментов, а также ту же сглаженность внутренней стороны сосуда зубчатым штампом, ту же плохую обожженность, что и керамика с поселения «Княжья гора».

На правом берегу Днепра было обнаружено еще несколько поселе­ний, относящихся ко времени развитой катакомбной культуры. По орнаментации керамики с этих поселений их можно отнести к несколько более древнему времени, чем поселение «Княжья Гора». Сюда относятся такие поселения, как «Московка», расположенное к востоку от г. Канева, и поселение Пилипенкова Гора южнее г. Канева. Оба поселения дают керамику без поздних признаков: среди орнаментальных мотивов совсем отсутствуют налепные валики, в большом количестве встречаются узоры, нанесенные тесемкой, лунообразным и прямым штампом, а также нарезные елочные узоры. Это позволяет несколько удревнить оба эти поселения по сравнению с более поздним поселением «Княжья Гора» и отнести их ко времени развитой катакомбной культуры.

В связи с выяснением вопроса о западной границе катакомбной культуры следует сказать несколько слов о границах распространения племен среднеднепровской культуры, намеченных в последнее время А. Я. Брюсовым *. На основании находок двух сосудов в порожистой части Днепра, в могильнике на Игреньском полуострове, и на стоянке Средний Стог А. Я. Брюсов доводит южную границу среднеднепровской культуры до порожистой части Днепра и захватывает узкую полосу левого берега Днепра. Среднеднепровская культура датируется последней четвертью III и первой четвертью II тысячелетия до н. э.[25], то есть временем существования поздней стадии ямной культуры и ранней ката­комбной, границы которых также захватывают территорию порожистой части Днепра и его левобережья. Даже принимая несколько удревнен- ные датировки среднеднепровской кулбтуры, данные А. Я. Брюсовым [26], все же получается, что эта территория одновременно была занята различными племенами — племенами среднеднепровской культуры и племенами ямной культуры. Между тем известно в порожистой части Днепра множество памятников ямной и катакомбной культур, которые занимают эту территорию сплошной полосой. Кроме того, украинские археологи подобные типы сосудов относят к местным типам неолитической посуды. Этого типа сосуды с таким же орнаментом мы знаем из нижнего слоя стоянки Стрильча Скеля в надпорожье[27].

Таким образом, повидимому, нет никаких оснований включать территорию порожистой части Днепра в территорию, занятую племенами среднеднепровской культуры. Эта территория в III тысячелетии была сплошь занята племенами ямной, а с рубежа III и II тысячелетий до н. э. — племенами катакомбной культуры.

Западную границу катакомбной культуры следует проводить по пра­вому берегу Днепра, не удаляясь далеко в правобережье. В раннее время катакомбной культуры эта граница к северу по Днепру не доходила до Каневщины, а в более позднее время захватывала и эту область, достигая Киевщины.

Остается выяснить границы катакомбной культуры на северо-востоке.

Самым трудным вопросом в настоящее время является вопрос о границах полтавкинской и катакомбной культур, о месте их соприкосновения.

Территория между нижним течением Дона и Волги была занята племенами катакомбной культуры. Это ясно по многочисленным памятникам, известным на этой территории. Бассейн р. Дона до впадения в него р. Иловли изучен довольно хорошо и с полным основанием дает нам право всю эту территорию относить к катакомбной культуре. Среднее и верхнее течение р. Дона изучено очень слабо; повидимому, вся область между средним и верхним течением Дона и Волги принадлежала племенам полтавкинской культуры, которые занимали бассейн pp. Медведицы, Хопра, Иловли и Битюга, то есть левых притоков р. Дона, в то время как в правобережье Дона мы встречаем уже памят­ники катакомбной культуры. Они известны на р. Россош [28] (правый приток Дона), а также в бассейне р. Айдара [29] (правый приток р. Северный Донец).

Северо-восточная граница катакомбной культуры, повидимому, проходит несколько западнее г. Воронежа, где севернее и западнее его мы знаем ряд типичных могильников катакомбной культуры.

В районе г. Воронежа (на правобережье р. Дона и его правого притока Воронежа) находятся уже памятники полтавкинской культуры. Об этом свидетельствуют исследования, проведенные Н. В. Валукинским [30]. Особенно характерны в этом отношении материалы из курганного могильника в урочище «Попова дача» на левом берегу р. Инютинки [31] (правый приток р. Воронежа), где были найдены все характерные формы полтавкинского типа сосудов. Здесь имеются древнейшие типы баночных сосудов, сплошь орнаментированных, включая днища, узорами из заштрихованных треугольников, ломаных линий. В этом же комплексе мы наблюдаем острореберные типы сосудов с орнаментами в виде ромбов. Наряду с баночными и острореберными типами сосудов существуют сосуды с невысоким горлом и выпуклыми боками. В общем мы имеем здесь типичный комплекс полтавкинской посуды с типичными для нее приемами орнаментации. Об этом свидетельствует также керамика с исследованного

Н.  В. Валукинским в 1935 году поселения в самом г. Воронеже, которое дало материал, позволяющий относить его к полтавкинскому и ранне-срубному времени.

Следовательно, эта территория была занята племенами полтавкинской культуры и северозападная граница катакомбной культуры должна проходить западнее г. Воронежа, скорее всего по левому берегу верхнего течения р. Дона.

Таковы в основном границы распространения племен катакомбной культуры. Следует подчеркнуть два момента: во-первых, точной границы катакомбной культуры никогда не было; в особенности это относится к северной границе, которая отдельными языками заходила на территорию неолитических культур; во вторых, на разных этапах существования племена катакомбной культуры занимали различные области: в одном направлении она увеличивалась, в другом сокращалась. Так, во второй четверти II тысячелетия до н. э. часть племен катакомбной культуры занимала по Днепру территорию Каневщины и Киевщины. В середине II тысячелетия до н. э. бассейн среднего течения Северного Донца заняли племена срубной культуры.

 



[1] Н. И. Веселовский. Отчет о раскопках за 1890 г. Материалы почти не изданы. Хранятся частично в Эрмитаже и в ГИМ, инв. № 25612.

[2]  П. Н. Ш у л ь ц. Доклад на археологической сессии в ИИМК АН СССР 26 апреля 1955 гола. Основные типы керамики эпохи бронзы в Крыму.

[3]  Материалы не изданы. Хранятся в ГИМ, инв. № 82696.

[4]  И. Т. Кругликова. Памятники эпохи бронзы киммерика. КС ИИМК, в. XIII.. М.. 1952, стр. 108, рис. 25, 1—11.

[5]  Г. Н. К н и п о в и ч и М. М. Славин. Раскопки юго-западной части Тиритаки. МИА, в 4. М.—Л., 1941, стр; 39.

[6]  А. А. Спицын. Курганы с окрашенными костяками. Указ. соч.

[7]  Д. Я. Самоквасов. Могилы Русской земли. М., 1908.

[8]  Материалы не опубликованы. Хранятся в ГИМ, инв. № 67990.

[9]  Материал не издан. Хранится в ГИМ, инв. № 81308.

[10]  Материалы из разведок Н. Н. Демина в быв. Тамбовской губ. (Козловский у.). Материал не издан. Хранится в ГИМ, инв. № 81308.

[11]  Хранится в ГИМ, инв. № 81308.

3   Разведки В. Фосс в 1952 г. в быв. Тамбовской обл. (Мичуринский р-н). Материал .хранится в ГИМ. Оп. 1-го отдела 814.

[13]  Разведки В. Фосс в 1952 г. Материал хранится в ГИМ. Оп. 1-го отдела 814.

[14] А. А. Бобринский. Указ. соч.

[15] Там же, стр. 25, рис. 21, табл. VII.

[16] Там же, стр. 41, рис. 23, табл. VII.

[17]   Раскопки были произведены Киевским Ин-том археологии. Материал хранится в Киеве, в Ин-те археологии.

[18]  Т. С. Пассек. Периодизация трипольских поселений. МИА, вып. 10. М.—Л., 1949, см. карту на стр. 13 (пп. 82, 85).

[19]  Часть материала хранится в Ленинграде, в Эрмитаже. Часть материала — в Киеве, в Историческом музее. Часть издана.

Т. С. Пассек. Селища бронзы в районе г. Канева. КС ИИМК в XXV. Часть материала находится в таблице альбома, принадлежавшего А. С. Уварову. Хранится в ГИМ.

[20] Н. Ф. Беляшевский. Летопись южной России 1899 г., т. I и II. Киев, 189Э.

  • Материал хранится в Киеве, в Историческом музее.

[22] Материал не опубликован. Хранится в ГИМ.

[23] Раскопки И. П. Костюченко в 1951 г. Материал хранится в Киеве, в Ин-те археологии.

*  Т. С. Пассек. Селища эпохи бронзы в районе г. Канева. КС ИИМК, в. XXV. М., 1949.

[25]   Т а м же, стр. 216.

[26] Там же.

[27]   Материал хранится в Киеве, в Ин-те археологии. Небольшая часть этого материала хранится в ГИМ. Оп. 1-го отд. 809.

[28]   Раскопки С. Н. Замятнина под г. Россошью. Материал до Великой Отечественной войны хранился в Воронежском краеведческом музее.

[29]   Материалы из раскопок Луцкевича (с. Нешеретово под г. Белокуровым). Мате­риалы до Великой Отечественной войны хранились в Харьковском краеведческом музее.

[30] Н. В. Валукинский. Материалы к археологической карте территории г. Воронежа. СА, т. I. М.—Л., 1948, стр. 293, рис. 2.

[31] Н. В. Валукинский. Разведки в Воронеже 1935 г. СА, т. IV, М.—Л., 1937> стр. 311. рис. 4.

Читайте также: