ГлавнаяМорской архивИсследованияБиблиотека












Логин: Пароль: Регистрация |


Голосование:
Вам нравится наш сайт?


Отличный сайт!
Хороший сайт
Встречал и получше
Совсем не понравился





» » » Периодизация и характер развития зарубинецкого керамического комплекса Чаплинского могильника
Периодизация и характер развития зарубинецкого керамического комплекса Чаплинского могильника
  • Автор: admin |
  • Дата: 05-12-2013 00:37 |
  • Просмотров: 1759

А.М. Обломский

Чаплинский могильник представляет собой единственный почти полностью раскопанный погребальный памятник зарубинецкой культуры. Ю.В. Кухаренко, исследовавший его в I951-1953 гг., и Л.Д.Поболь, проводивший раскопки памятника в 1956-57 гг., вскрыли здесь 282 погребения, подавляющее большинство которых относится к классическому периоду существования этой археологической общности. Чаплинский могильник обладает всеми необходимыми чертами эталонного памятника: он функционировал достаточно долго, эа-рубинецкие материалы представлены в его погребениях массовыми сериями. Периодизация памятника, по этой причине может быть положена в основу относительной хронологии зарубинецких древностей всего верхнеднепровского региона.

Первую схему относительной хронологии могильника, основанную на комплексном изучении всего имеющегося материалы, предложил Л. Д. Поболь. Им были выделены три стадии развития памятника. Начальная датировалась серединой Ш - серединой II в. до н. э., последующая - серединой II - серединой I в. до н. э., заключительная - серединой I в. до н.э. - началом II в. н.э. Первая стадия, по мнению Л. Д. Поболя, характеризуется отсутствием фибул, мило-градскими и скифскими чертами керамического комплекса. Ко второй относятся погребения с фибулами среднелатенской схемы, большим количеством стеклянных античных бус, округлобокими груболепными, а также лощеными горшками и мисками. Культура второй стадии находится под кельтским влиянием. В третьем периоде употребляются фибулы позднелатенской конструкции, преимущественно лощеная ребристая посуда (как горшки, так и миски), кельтское влияние и торговые контакты с античным миром становятся слабее.

Периодизация Л.Д.Поболя была подвергнута всестороннему критическому разбору К.В.Каспаровой, Д.А.Мачинским и М.Б.Щукиным, в их совместной рецензии. Основные положения рецензентов заключа­ются в следующем. Практически, все характерные вещи первой стадии ("округлобокие миски II отдела", груболепные горшки, сюль-гамы небольшого размера) встречены с фибулами и, поэтому, не могут диагностировать выделение "дофибульного периода", который, таким образом, оказывается фикцией. Вещи первой стадии могильника, появляющиеся по мнению Л. Д Поболя вследствие скифского влияния ("миски без выраженной шейки", железные дротики, сюльгамы), распространены широко и могли попасть на территорию Верхнего Поднепровья не обязательно от скифов. Выделение второй и третьей стадий, по мнению авторов рецензии, противоречит современному состоянию хронологии латенских фибул, так как фибулы среднелатенской и позднелатенской схемы на территориях собственно культуры Латен и латенизированных культур Европы, в том числе и зарубинецкой, сосуществуют в течение длительного времени.

Аргументы рецензентов Л. Д. Поболя вполне убедительны. Поскольку критика направлена против фундамента его построений, то и саму предложенную им схему внутреннего хронологического членения могильника в целом следует признать ошибочной. По этой причине необходимо пересмотреть материалы памятника и создать новую периодизацию его древностей.

Исследование, предлагаемое вниманию читателей, посвящено хронологии наиболее массовой категории находок на могильнике, т.е. лепной посуды. Степень точности датирования любой группы вещей во многом зависит от их классификации. Результаты построения системы типологии керамики Чаплинского могильника опубликованы в особой статье автора настоящей работы. С целью удобства изложения напомню основные ее моменты. Для каждой из двух категорий сосудов Чаплина (отдельно для горшков и мисок) были составлены четыре самостоятельные системы классификации: по форме, пропорциям, размерам и декору. В основу типологии формы было положено описание контуров профилей сосудов, состав, составленное по единому набору признаков. Итог описания выражен в форме кода. Классификация форм является трехступенчатой. Типы выделены по характеру перегиба профиля, варианты - по общей его форме, разновидности (внутри отдельных вариантов) - по некоторым деталям профилировки. Схема деления формы сосуда на элементы приведена на рис. 1 , образцы горшков и мисок всех вариантов и разновидностей даны на рис. 2,3.

 

При классификации пропорций использованы соотношения диаметров и высот только верхних частей сосудов. Произведенные расчеты показали, что пропорции нижних частей горшков и мисок Чаплина не являются типообразующими. Для каждого из основных пропорциональных соотношений (Д 1 : Н 2 ; Д 2 : Н 2; Д 3 : Н 2) 8 выделено (отдельно для горшков и мисок) несколько стандартов значений ("групп пропорций") - Тип пропорций сосудов представлял собой набор ряда устойчивых комбинаций групп . Выделялись также и варианты пропорций. Сосуды варианта "а" внутри каждого типа - закрытые, то есть Д I у них меньше или равен Д 3, сосуды варианта "б" - открытые (у них Д I больше Д 3).

Классификация мисок по размерам производилась на основе расчета "полезного объема" сосуда, который упрощенно можно представить себе в виде суммы объемов двух усеченных конусов (рис. I В). Размеры горшков Чаплина типологизировать не удалось из-за сравнительно малого количества форм и большого "разброса" конкретных значений объемов.

В типологии декара учитывалась не только орнаментация, но и характер обработки поверхности, создающий "эстетический образ" сосуда. Необходимость составления четырех классификаций керамики могильника возникла в связи с тем, что было установлено отсутствие прямого соответствия формы, пропорции ,объема и декора сосудов. Иными словами, миски одной и той же формы могут иметь разный объем, декор и пропорции. То же самое справедливо и для горшков. Вполне вероятно, также, что "скорость" и характер изменения во времени каждой из четырех перечисленных традиций различны. По этой причине хронологию форм, пропорций, объема и декора сосудов следует рассматривать отдельно.

Хронология форм сосудов. Периодизация керамики Чаплинского могильника может быть установлена по взаимовстречаемости в комплексах сосудов разных типов и фибул - единственного надежного датирующего материала, на памятнике. В погребениях обнаружены фибулы с треугольными щитками на ножках вариантов 1 ,П и переходного от II к Ш, а также проволочные и узкопластинчатые средне- латенской схемы вариантов Г 2 и Д, позднелатенской схемы вариантов Л, М, Н, О, П/Р, С и "подвязные" варианта ф. Классификации и хронологии фибул этих типов посвящены особые работы автора. Абсолютные датировки их приводятся в табл. 1, однако они определены по закрытым комплексам зарубинецкой культуры в целом, без учета локальной специфики. Горизонтальная стратиграфия Чаплина дает возможность уточнить даты фибул для территории Верхнего

Поднепровья.

На плане могильника можно выделить зоны распространения погребений с различными вариантами фибул (рис .4). Захоронения, содержавшие фибулы с треугольными щитками, занимают центральную часть памятника. На его периферии находятся погребения с наиболее поздними фибулами вариантов Н ,0, П / Р, С, Ф. Эти две большие зоны частично накладываются друг на друга, но области перекрывания невелики и зафиксированы лишь по краям "зоны фибул с треугольными щитками". Кроме того, особое положение занимают погребения с фибулами варианта Г2, которые находятся в западной и южной частях могильника. Полоса этих захоронений в значительной части накладывается на "зону фибул с треугольными щитками" и лишь на очень небольшом участке перекрывается "зоной поздних фибул". В целом, погребения с фибулами Г 2 находятся ближе к центру, чем погребения с "поздними" фибулами. Захоронения с фибулами Д и М "попадают" как в "зону фибул Г 2 ", так и в "зону поздних фибул".

Расположение погребений с фибулами на могильнике (рис.4) соответствует их положению на шкале относительной хронологии, полученной по данным закрытых комплексов. Если верно предположение о концентрическом росте памятника, то погребения с фибулами с треугольными щитками I и П варианте» являются наиболее ранними. Фибулы Г 2 некоторое время сосуществуют с ними. Фибулы Н, О, П/Р, С и Ф - наиболее поздние. Фибулы М и Д сосуществуют как с Г 2, так и с поздними (табл.1). Фибулы Г 2 синхронны Н, О, П / Р, С, Ф только в начальном периоде существования всей поздней группы этой категории украшений.

На основании относительной хронологии фибул весь зарубинецкий период Чаплинского могильника можно подразделить на три фазы К первой относятся все фибулы с треугольными щитками и ранние экземпляры варианта Г 2, ко второй, имеющей промежуточное положение, фибулы Г 2 и Л, а также некоторые комплексы с фибулами Д и М, в основном употреблявшимися позже. Третья фаза характеризуется появлением фибул Н, О, П/Р, С и Ф. Допустимо в ее начале и существование фибул Г 2. Первая фаза синхронизируется с латеном С и начальным периодом позднего латена, а вторая и третья, соответственно, со вторым и третьим периодами позднего латена. Из-за неопределенности начальной даты фибул с треугольными щитками на ножке не до конца ясно, охватывает ли ранняя фаза могильника весь латен С или какой-то отрезок времени ближе к его финалу.

Разумеется, все выводы о горизонтальной стратиграфии памятника сделанные по распространению погребений с фибулами, могут быть признаны справедливыми, если будет доказано первоначальное предположение о концентрическом росте могильника. Доказанным оно может считаться в том случае, если ареалы наиболее ранних типов сосудов совпадут с "зоной фибул с треугольными щитками", а поздних - с "зоной" фибул Н, О, П/Р, С, Ф. Корреляция фибул и вариантов форм сосудов приведена в табл. 2.

Наиболее общие хронологические закономерности прослеживаются на уровне типов сосудов. Миски типа I (округлобокие, вариантов "а" - " з") ни разу не встречены с фибулами, характерными для третьей фазы могильника (Н, О, П/Р, С, Ф), но, в то же время, часто встречаются с ранними фибулами (с треугольными щитками вариантов I и П). Миски третьего типа (острореберные, вариантов " с" -" х"), напротив, коррелируются с фибулами, появляющимися в третьей фазе, а также с характерными только для второй фазы (вариант Л) и продолжающими существовать во II фазе, но появляющимися раньше (вариант Г 2), и, кроме того, возникающими во II фазе, но существовавшими и позже (вариант М). Миски второго типа (со сглаженным ребром в месте наибольшего расширения тулова, вариантов "и" - " п") могут встречаться с фибулами всех периодов относительной хронологии могильника. Таким образом, миски I типа, видимо, не доживают до третьей фазы Чаплина, миски второго типа в целом имеют "сквозную" датировку, а основная масса мисок третьего типа появляется не на первой фазе, а позже и существует до конца функционирования памятника. Варианты мисок могут датироваться по-разному, но внутри пределов, очерченных для типов.

На рис.5-7 приведены планы Чаплинского могильника с указанием распространения погребений с мисками различных типов. Миски типа I концентрируются в границах (ареалов) погребений с фибулами с треугольными щитками и Г2 (рис .5). В пределы "зоны поздних фибул"

(Н, О, П/Р, С, Ф) они попадают только в тех местах, где она накладывается на более ранние участки могильника. Миски типа II равномерно распределены по всей площади памятника (рис.6). Миски третьего типа концентрируются в пределах "зоны поздних фибул", довольно часто встречаются они и в "ареале фибул Г2". И лишь в двух случаях (погребения 70 и 90) обнаружены в средней части "зоны фибул с треугольными щитками". Однако в двух погребениях найдены миски варианта "ф , которые достоверно существуют уже во II фазе могильника (в погребении 89 встречены с фибулами Л - табл. II). Видимо, миски "Ф" возникают несколько раньше, чем остальные варианты мисок Ш типа - еще в конце I фазы.

Итак, в целом, распространение погребений с мисками разных типов на могильнике соответствует данным корреляции. Этот факт подтверждает и первоначальное предположение о концентрическом росте памятника, т.е. наиболее ранние по корреляции миски (типа I), в основном, "ложатся" в центр могильника, а более поздние (типа Ш), как правило, на его края. В этом случае ареал погребений, содержавших фибулы с треугольными щитками, соответствует первой фазе могильника, а "зона наиболее поздних фибул" - третьей. Погребения без фибул, расположенные на территории этих участков, также относятся к первой или третьей фазам.

Очень сложно выделить область П фазы. Как уже указывалось, она является промежуточной, поскольку, практически нет фибул, характерных только для нее. Фибул варианта Л всего две и найдены они в одном погребении (89). Фибулы Г2 относятся преимущественно к I-II фазам, фибулы М и Д - ко П-Ш фазам. По этой причине в "зоне Г2" смешаны погребения, из которых происходят фибулы с треугольными щитками, а также Л, Д, М (рис.4). Захоронения, находящиеся на северном и северо-западном участках "зоны Г2", где она накладывается большей частью своей площади на "ареал фибул с треугольными щитками", вероятнее всего, относятся к I-II фазам, а в местах наложения "зоны Г2" на "зону поздних фибул" и "область погребений с фибулами с треугольными щитками" захоронения могут датироваться как I, так и II и Ш фазами, При этом конкретизировать их относительную хронологию довольно трудно.

Учитывая все эти обстоятельства, рассмотрим расположение погребений с различными вариантами форм сосудов на плане могильника, сопоставляя его с данными корреляции.

Миски "м" существуют в I-Ш фазах: они встречаются в погребениях вместе с фибулами с треугольными щитками первого варианта, фибулами Г2 и М и с наиболее поздними вариантами П/Р и С. Аналогично датируются миски "н" (обнаружены с "ранними фибулами" с треугольными щитка и варианта П, и с ' поздними" вариантами П/Р), а также горшки варианта "г", найденные в погребениях с фибулами с треугольными щитками переходного от второго к третьему варианту и фибулами вариантов М и П/Р. Распространение погребений со всеми этими сосудами подтверждает данные корреляции захоронения с ними "разбросаны" по всем "фибульным зонам" (рис. 6,8).

Для мисок варианта "а" корреляцией зафиксировано существование в I фазе (в погребении 72 найдена с фибулой с треугольным щитком). Погребений с мисками этого варианта всего II. Десять из них "ложатся" в"зону фибул с треугольными щитками", либо в места перекрывания ее "зоной Г2". Лишь одно из них (216) находится достаточно далеко от границ "ареала самых ранних фибул" внутри "зоны Г2" (рис.5). Учитывая эти данные, можно сделать вывод, что период существования мисок "а" охватывает, преимущественно, первую фазу, а также, возможно, начало второй.

Горшки варианта "в" достоверно существуют во П-Ш фазах, так как встречены с фибулами Л, М, O, П/Р. Погребения с этими сосудами находятся преимущественно'в"зонах" фибул Г2 и "поздних" (рис.8), что совпадает с данными корреляции. Тем не менее, весь ма вероятно, что горшки варианта "в" появились раньше и не попали во внутренние пространства "зоны фибул с треугольными щитками" случайно: они имеют широко распространенную во многих культурах железного века форму.

Миски варианта "п" (всего четыре) встречены только с фибулами с треугольными щитками. Все погребения с этими мисками концентрируются в месте наложения "зоны поздних фибул" на "зону фибул с треугольными щитками" в северо-восточной части могильника, либо в непосредственной близости от этой области (рис б). Учитывая данные корреляции, можно утверждать, что миски варианта "п" существуют в первой фазе, но верхняя хронологическая граница их довольно распрывчата.

Мисок варианта "г" - шесть. Они встречены в погребениях с фибулами с треугольными щитками I варианта, то есть корреляция фиксирует их появление в I фазе могильника. Эти миски могли существовать и позже, так как они найдены в комплексах с фибулами Г2 (табл. II). На территории могильника, исключая погребения, где эти миски обнаружены с фибулами с треугольными щитками, поскольку их датировка ясна (I фаза), погребения с мисками "г" распределяются следующим образом: "зона фибул Г2" - погребение 10; погребение 212 - в месте наложения "зоны поздних фибул" на "зону Г2"; погребения 110 и 221 - почти на границе "зон" Г2, фибул с треугольными щитками и "поздних" (рис.5). Поскольку ни одна из мисок не попадает в бесспорно поздние области могильника а по корреляции они связаны с фибулами с треугольными щитками и Г2, то наиболее вероятная датировка этих мисок - I-II фазы.

В погребениях Чаплинского могильника обнаружено семь мисок варианта "е", которые найдены вместе с фибулами с треугольными щитками и Г2. Захоронения с этими мисками (без фибул) расположены в зоне Г2, в том числе и в местах наложения ее на "зону фибул с треугольными щитками". Лишь одно погребение (30) попадает в "область поздних фибул", но в этом месте она накладывается на "ареал фибул с треугольными щитками" (рис. 5). Следовательно, миски варианта "е" могут относиться лишь к I-II фазам, т.е. корреляция фиксирует и существование в I фазе, а расположение погребений с ними на плане могильника не дает "жестких" оснований датировать их более поздним временим.

Миски варианта "д" достоверно существуют в I фазе (с ними найдены фибулы с треугольными щитками первого и второго вариантов), но бытуют и позже, т.к. встречены с фибулами Г2 и М (табл. II). Эти сосуды происходят из 16 захоронений, из них 14 ложатся в "зону фибул с треугольными щитками", "зону Г2" и места перекрывания этих областей друг другом. В "зоне поздних фибул" погребения с мисками "д" зафиксированы лишь в местах наложения ее на более ранние участки могильника (погребения 27,194, 203, рис. 5). Следовательно, датируются эти миски I-II фазами.

В погребениях с горшками "а" и мисками "с" обнаружены фибулы М, O, П/Р (табл. III). Все захоронения концентрируются в зоне поздних фибул" (рис.7,8). В "область фибул с треугольными щитками" они попадают лишь в местах наложения на нее "ареала поздних фибул". Эти формы сосудов относятся к Ш фазе (учитывая данные корреляции и горизонтальной стратиграфии).

Миски варианта "х" встречены в погребениях с фибулами Г2, М, O, П/Р, Ф, миски варианта "т" - с фибулами Г2 и П/Р, горшки варианта "е" с фибулами Г2, Н, О (табл. II), т. е. по данным корреляции эти формы сосудов существуют в Ш фазе, хотя появляются и раньше (о чем свидетельствуют факты совместных встреч их с фибулами Г2). Расположение погребений с этими горшками и мисками на плане могильника обнаруживает одну и ту же закономерность Большинство из них находится в "зоне поздних фибул", меньшая часть "ложится" в пределы "зоны Г2" или в места наложения ее на "область фибул с треугольными щитками". Вне этих пространств ни одно захоронение не попадает в"зону фибул с треугольными щитками" (рис. 7,8). Таким образом, оснований для отнесения времени возникновения этих форм к I фазе нет. Сосуды датируются П-Ш фазами.

Миски варианта "к" происходят из погребений, в которых встречены фибулы Г2 и 0 (табл. II), т. е. они достоверно существовали на третьей фазе могильника при довольно неопределенной нижней дате. На памятнике погребения с мисками этого варианта распределяются следующим образом: два из них ложатся в "зону поздних фибул", погребения 31, 267 и 276 - в "зону фибул Г2", погребение 89 находится в центре "зоны фибул с треугольными щитками" (рис. 6). Наиболее вероятная дата этих мисок - I-III фазы.

Миски варианта "и" встречены с фибулами Н и 0, то есть за­фиксированы корреляцией только в поздней фазе. Семь из десяти погребений с этими сосудами попадают в "зону поздних фибул" или находятся у ее границ. Два погребения (94 и 111) расположены в области наложения "зоны фибул Г2" на" ареал фибул с треугольными щитками", а еще одно (280) - в "зоне Г2" вне ее пограничных участков (рис.6). Ни одно из погребений с мисками "и" не попадает в "зону фибул с треугольными щитками" вне мест наложения на нее "области фибул Г2". Следовательно, миски варианта "и", скорее всего, Датируются П-Ш фазами. Для отнесения начала их изготовления к I фазе нет достаточных оснований.

Горшки варианта "д" коррелируются с фибулами Г2 и Н, то есть явно существуют в Ш фазе, а возникают в первой или во второй. Погребений с ними всего четыре. Два из них находятся в "зоне поздних фибул", остальные расположены: одно (210) в месте наложения этой области на "зону Г2" и "фибул с треугольными щитками"» Другое - на границе "зоны Г2" и "зоны поздних фибул". По своему положению на плане могильника, погребение 210 могло бы датироваться широко. Однако, из него происходит фибула варианта Н (табл. II), следовательно, оно относится к III фазе. Учитывая данные корреляции горшки варианта "д" следует датировать П-Ш фазами.

Миски варианта "ф" (23 экземпляра) являются наиболее много­численной формой сосудов могильника. Корреляция отмечает их суще­ствование во II и Ш фазах (они встречены с фибулами Л, М, О и П/Р: табл. II). Почти все погребения с мисками "ф" распространены по "зонам фибул Г2 и поздних" (рис.7). Следовательно, основной период употребления этих мисок - П-Ш фазы. Как уже отмечалось выше, по горизонтальной стратиграфии появляются они, скорее всего, в конце I фазы.

Мисок варианта "о" всего шесть. Они коррелируются с "поздними" фибулами варианта Н (табл. II). Четыре погребения "попадают" в "зону поздних фибул", а два погребения (95 и 119) в область наложения "зоны Г2" на "зону фибул треугольными щитками" (рис. 6). Следовательно, миски варианта "о" распространены, в основном в Ш фазе, но появляются, видимо, во второй.

Сосуды нескольких вариантов ни разу не встречены с фибулами, т.е. данные для определения их хронологии отсутствуют. Это миски вариантов "б", "в","ж", "л", "у". Закономерности распределения по участкам могильника удается проследить для двух, более или менее массовых форм: "б" (6 шт.) и "л" (5 шт.). Ни одно из захоронений с мисками варианта "б" не расположено во "внутреннем пространстве зоны поздних фибул" (рис. 5). Погребение 9 с такой миской находится на границе "поздней зоны" в месте ее наложения на край "ареала фибул с треугольными щитками". Прочие погребения распространены в "зонах фибул с треугольными щитками и Г2", включая области наложения их друг на друга. Исходя из расположения погребений с мисками "б" на плане могильника, их следует относить к I-II фазам.

Ни одно из захоронений с мисками варианта "л" не попадает во "внутренние области зоны поздних фибул". Погребения 184, 193, 20 расположены на границе этой зоны в местах наложения ее на "ареал фибул с треугольными щитками", (рис.6). Вероятнее всего, миски варианта "л" относятся к I-II фазам. Единственная миска варианта "р" обнаружена в погребении 25 с фибулами П/Р и Ф. (табл. II).

В результате хронология форм сосудов будет выглядеть следу­ющим образом: к первой фазе относятся миски "а","п", в этот период появляются миски "б", "г", "е", "д", "к", "л", "м", "н", а также горшки варианта "г" и, вероятно, "в". В конце фазы начинают употребляться миски варианта "ф".

Во второй фазе существуют миски "ф", появляются миски "о", "и",

"т", "х", горшки вариантов "д", "е". Продолжают использоваться миски "б", "г", "д", "е", "к", "л", "м", "н", а также горшки "в", "г".

В третьей фазе появляются горшки "а", миски "с", с этим периодом связана основная масса мисок "о", "и", "х", горшков "д", "е". Продолжают существовать миски "к", "т", "ф","м", и "н", а также горшки

"в" и "г".

Абсолютные даты фаз устанавливаются на основе хронологии фибул. Начало первой фазы соответствует нижней дате фибул с треугольными щитками первого варианта, которые появляются не позднее конца II в. до н. э., а ее конец - финальной дате фибул с треугольными щитками I и П вариантов, которые прекращают употребляться в начале I в. до н. э. Третья фаза относится к концу I в, до н.э. - концу I в. н.э. (по дате фибул вариантов Н, O, П/Р, С, Ф). Вторая фаза охватывает промежуток времени между ними в рамках, приблизительно, второй четверти I в. до н.э. (нижняя дата фибул Д и М) - третьей четверти того же столетия.

Хронология пропорций, объема и декора сосудов. Корреляция типов пропорций мисок с фибулами приведена в табл. IV. Очевидно, что "сквозную" датировку имеют миски типа 2 и 3. Они встречены как с наиболее ранними фибулами могильника (с треугольными щитками I варианта), так и с наиболее поздними, диагностирующими III фазу (вариантов Н, O, П/Р, С и Ф). Миски с пропорциями типа I по корреляции фиксируются только в I фазе могильника (в погр. 23 такая миска встречена с фибулой с треугольным щитком на ножке), а типа 4 - в первой и второй. Последние были найдены в захоронениях с фибулами с треугольными щитками переходного от второго к третьему варианта, а также с проволочной варианта Д (табл. V). Единственная датированная миска типа 5 относится к III фазе могильника: в погр. 25 она найдена с фибулами вариантов П/Р и Ф.

Попытаемся уточнить хронологию типов пропорций мисок по го­ризонтальной стратиграфии могильника. Распределение погребений с различными типами сосудов по "зонам вариантов фибул", включая и участки наложения этих зон друг на друга, показано в табл. V. В таблицу включены захоронения без фибул, а также с фибулами, которые не относятся к какой-то одной фазе. Здесь же даются датировки погребений по горизонтальной стратиграфии могильника. Из табл. V следует, что миски типа I существуют не только в первой фазе, но и вплоть до третьей включительно. Большинство погребений с мисками четвертого типа попадает в области наложения различных "зон фибул" друг на друга. По этой причине их хронология менее отчетлива. Дополняя свидетельства корреляции данными горизонтальной стратиграфии по табл. У можно утверждать, что эти миски употреблялись на I и II фазах могильника. Период исчезновения их не до конца ясен: с равной степенью вероятности он может относиться ко II или III фазе.

Мисок пятого типа пропорций всего три. Они происходят из погребений 25, 259, 271. Судя по горизонтальной стратиграфии, они могли появиться в первой или во второй фазе могильника. По корреляции эти сосуды достоверно существуют в третьей фазе. Следовательно, можно сделать вывод, что период бытования мисок типа 5 охватывает II- III фазы могильника, но, возможно, они начали употребляться раньше.

В табл. VI дается корреляция типов пропорций горшков с фибулами. По этой таблице на протяжении I-Ш фаз могильника употреблялись горшки первого типа: они встречены в погребениях как с фибулами с треугольными щитками, так и с характерными для третьей фазы фибулами вариантов Н, O, П/Р. Горшки второго типа относятся ко II-III фазам могильника, они происходят из комплексов с фибулами Л, Н, и П/Р. Горшки третьего типа коррелируются лишь с фибулами Г2, то есть могут относиться к I, II или даже к началу III фазы.

При уточнении этих сведений по горизонтальной стратиграфии могильника выясняется следующее. Погребения с горшками третьего типа разбросаны по всем "зонам фибул" (табл. V). Следовательно, как и горшки типа I пропорций, они имеют "сквозное" хронологическое положение. По-иному на плане могильника распределяются погребения с горшками типа П. Захоронения без фибул концентрируются в "зоне Г2" и "области поздних фибул". Из девяти погребений, откуда происходят такие горшки, ни одно не попадает в"зону фибул с треугольными щитками" вне мест наложения на нее "зоны поздних фибул". Практически, для горшков второго типа данные горизонталь--ной стратиграфии и корреляции совпадают. Наиболее вероятная их датировка - П-Ш фазы могильника.

Таким образом, пропорции сосудов оказываются гораздо менее "подвижными", во времени чем их форма. С определенностью можно говорить лишь об одном изменении пропорций: во II фазе могильника появляются горшки второго типа, которые, видимо, ранее не были известны. Пропорции мисок довольно стабильны. Даже если сосуды четвертого типа исчезают во второй фазе могильника, а миски типа 5 не существуют в первой, серьезных изменений в пропорциях мисок Чаплина не происходит. Миски типов 4 и 5 составляют всего 6% от общего числа сосудов этой категории, пригодных для классификации по пропорциям.

Обратимся к анализу хронологии объемов мисок.

Корреляция типов мисок и фибул показывает, что "сквозными" являются сосуды типов 3 и 4 (табл. VII). Миски типа 3 встречены в погребениях с треугольными щитками, существовавшими на I фазе могильника, и с фибулами П/Р и Ф, которые относятся к последней его фазе. Миски типа 4 также коррелируются с фибулами с треугольными щитками. Верхняя дата их (Ш фаза) определяется по погребению 33, где найдена фибула, которую можно отнести к варианту О или П/Р. Для сосудов первого типа объема корреляцией отмечено существование на первой фазе (совместное нахождение с фибулой с треугольным щитком варианта I) и на второй или третьей (комплекс погребения I, в состав которого входит фибула варианта М или Н). Аналогично датируются миски второго типа (по случаям взаимовстречаемости с фибулами с треугольными щитками первого варианта и проволочной варианта Д). Миски 5 типа происходят из погребений второй и третьей фаз (найдены в комплексах с фибулами Л и Н) . Миски шестого типа с фибулами не встречены ни разу.

Данные по планиграфии захоронений с мисками различных типов объема приводятся в табл.VIII. На основании горизонтальной стратиграфии миски типа 2 относятся к I-П фазам, что, в принципе, соответствует наблюдениям за их корреляцией с фибулами. Существование мисок второго типа в третьей фазе могильника остается под вопросом: ни одно погребение с ними не попадает в"зону поздних фибул" вне областей наложения ее на ареалы фибул более ранних. Тем не менее, употребление этих сосудов на заключительном этапе могильника вполне вероятно: в погр. 221 объем второго типа имеет миска варианта " с", формы, характерной для третьей фазы (см.выше).

Миски пятого типа по горизонтальной стратиграфии относятся к II-III фазам (табл.VIII). Скорее всего, существовали они и раньше, т. к. в погр. 218 этот тип объёма имеет миска варианта "а" (по классификации формы).

Аналогично датируются и миски типа I. Горизонтальная стратиграфия показывает, что они достоверно существуют на П-Ш фазах могильника. Учитывая сведения корреляционной таблицы, их следует относить к I-III фазам.

Погребения с мисками шестого типа "разбросаны" по "зоне фибул Г2" (включая места наложения ее на "зону фибул с треугольными щитками" и пограничный район с "областью поздних фибул") и участкам наложения "зоны поздних фибул с треугольными щитками" (табл.VIII). Строго говоря, миски типа б нужно относить ко II-III фазам могильника, но уверенности в том, что они не появляются раньше нет: горизонтальная стратиграфия предполагает эту возможность.

Таким образом, объем мисок является в такой же степени консервативным, как и их пропорции. Достоверные изменения в объеме не зафиксированы.

Развитие декора сосудов Чаплинского могильника, в принципе, соответствует наблюдениям Л.Д.Поболя: к концу существования памятника процент лощеной посуды в погребениях возрастает.

Рассмотрим рис. 9. Здесь представлены гистограммы процентного со­отношения первого (лощеные неорнаментированные сосуды) и второго (сосуды с заглаженной поверхностью без дополнительной орнаментации) типов декора на I и III фазах могильника.

При вычислении процентов декора для каждой из двух фаз отобраны погребения с фибулами, диагностирующими фазу, а также погребения, происходящие из "зон фибул с треугольными щитками и поздних" вне мест наложения их на другие "ареалы". На графиках показано, что если на I фазе процент сосудов первого и второго типов декора, примерно, равен, то на Ш фазе лощеные горшки и миски резко преобладают.

Характер развития керамического комплекса. Как выяснилось, наиболее "подвижны во времени" формы сосудов. Для определения характера изменения керамики могильника необходимо ответить на вопрос: на какой основе возникают новые формы, продолжают ли они местные керамические традиции? Для этого следует определить истоки этих форм, найти их прототипы. Прототипами сосуда являются сосуды других форм, по большинству элементов схожие с ним, однако, возникающие раньше. Исходя из принципов, на которых построена типология формы, близкими могут считаться сосуды, большинство признаков которых совпадает. Допускается различие в 1-2 признака.

Второе условие, которому долкен соответствовать прототип по сравнению с дериватом - это более ранний период возникновения. При этом необходимо отметить, что прототип не обязательно должен исчезать к моменту появления последнего. В комплексах зарубинецкой культуры наблюдается иногда их сосуществование. Примером могут служить фибулы с треугольными щитками. Некоторые экземпляры II варианта синхронны фибулам III варианта, которые, в свою очередь, иногда встречаются в комплексах с фибулами четвертого. Вполне вероятно, что сосуществование прототипов и дериватов характерно и для керамики.

На рис. 10, 11 показано, что все формы мисок, появляющиеся на II или III фазе могильника, имеют прототипы в погребениях более ранних периодов того же памятника.

Несколько иная картина получается при анализе форм горшков (рис.12). Сосуды, начинающие употребляться во второй фазе (вариантов "д" и "е") минимум по трем признакам отличаются от горшков первой фазы (вариантов "в" и " г"). Это отчетливо видно при сравнении кодов: код варианта "в" - 111312 или 110312, варианта "г" - 121112, варианта "д" 221212, варианта "е" - 211111 или 231111. Главное отличие сосудов "д", "е" от "в", "г" состоит в том, что в основу формы первых положена идея соединения двух усеченных конусов, с прямыми (для " е"), или изогнутыми стенками (для "д") и ребристым перегибом между II и Ш частями профиля. Территориально наиболее близкие аналогии биконическим сосудам варианта "е" происходят из могильников Припятского Полесья. Это -горшки из погр. 54, 77, 91 могильника Отвержичи, 5, 36, 86 могильника Велемичи II, 25, 51, 62, 67, 53,73,83 из могильника Велемичи I и 22, 40, - из могильника Воронине. Применительно к могильнику Велемичи II К.В.Каспарова объединяет эти сосуды в "VI тип".

Биконические горшки появляются в Припятском Полесье раньше, чем на территории верхнеднепровского варианта: в погр. 25 могильника Велемичи I с таким сосудом найдена фибула с треугольным щит ком II варианта , в погребении 77 Отвержичей обнаружена фибула с очень маленьким щитком, которая может относиться к I или II варианту. Близкие к варианту "е" сосуды встречаются и на могильниках Среднего Поднепровья (Корчеватое, погр. 37, Пирогов, неопубликованные материалы А.И. Кубышева), но здесь они крайне редки и хронология их неопределенна. Биконические горшки получают в Верхнем Поднепровье собственную линию развития. Сосуды варианта "а" формируются на основе разновидности I горшков варианта "е" (рис. 12).

Таким образом, большинство форм сосудов Чаплинского могильника, появляющиеся во второй и третьей фазах его существования, возникают на местной основе. Целый ряд форм существует на протяжении всех трех фаз (горшки варианта "а", "г", вероятно, "в", миски вариантов "к", "м", "н"). Весьма консервативны традиции их пропорций и объема. Изменения в декоре сосудов не являются качественными, а сводятся к относительному увеличению от начального до заключительного этапа могильника числа лощеных горшков и мисок. В общем, учитывая эти факты, можно говорить

Об эволюционном развитии керамического комплекса. Появление в Чаплине на второй фазе могильника биконических горшков, видимо, свидетельствует о начавшемся влиянии со стороны зарубинецкой культуры Припятского Полесья.

Характер изменения во времени керамики Чаплинского могильника не дает оснований для утверждения о притоке на территорию Верхнего Поднепровья значительных масс инородного населения в классический период зарубинецкой культуры.

Читайте также: