ГлавнаяМорской архивИсследованияБиблиотека












Логин: Пароль: Регистрация |


Голосование:
Вам нравится наш сайт?


Отличный сайт!
Хороший сайт
Встречал и получше
Совсем не понравился





» » » Средневековые погребения из Западного Казахстана
Средневековые погребения из Западного Казахстана
  • Автор: Malkin |
  • Дата: 30-04-2018 15:20 |
  • Просмотров: 68

В конце 80-х годов ушедшего столетия археологической экспедицией Актюбинского педагогического института им. К. Жубанова в могильнике Восточно-Курайлинский I, было открыто погребение, не получившее сразу точной историко-культурной атрибуции, ввиду ограниченной информативности погребального комплекса. Накопленный за последнее время на территории Среднего Поволжья и более отдаленных территорий археологический материал позволяет провести анализ исследуемого погребения.

Курганный некрополь Восточно-Курайлинский I, находился в 10 км к северо-западу от г. Актюбинска, на склоне увала правого берега Илека, в 0,5 км к северу от русла. В южной части могильника располагался курган 11 (рис. 1), на восточной периферии которого в 5 м к востоку и в 1 м к югу от условного центра кургана, обнаружено погребение 1. В яме подпрямоугольной формы, ориентированной с северо-запада на юго-восток, размерами 0,2-0,4х0,9 м, в 12 см от поверхности насыпи, было совершено погребение ребенка[1]. Скелет лежал вытянуто на спине, головой на северо-запад. Руки были разведены под тупым углом в локтях, образуя, тем самым, ромб. Кисти рук лежали на тазе. Ноги вытянуты прямо, кисти ног обращены друг к другу. Череп был слегка повернут лицевой частью к северу (рис. 2, 1). Сразу за черепом, впритык к короткой стенке стоял черноглиняный лепной сосуд (рис. 2, 2). Тесто хорошо отмученное с небольшой примесью кальцитов, в изломе розового цвета. Тулово шаровидное диаметром 16,5 см, с коротким воронковидным венчиком диаметром 12,8 см. Дно плоское, диаметром 10 см, покрыто заглаженными травой параллельными круговыми углублениями. Высота сосуда 14,9 см. На переходе от горловины к тулову шейка выделена углубленной каннелюрой. Ниже внешняя поверхность сосуда украшена горизонтальными желобками, нанесенными, скорее всего, палочкой. В нижней половине - поверхность заглажена. По плечику нанесен волнообразный зигзаг.

 

План могильника Восточно-Курайлинский I.

Рис. 1. План могильника Восточно-Курайлинский I.

Определить культурно-хронологическую позицию данного погребения позволяет находка в нем сосуда, обладающего специфическими признаками, которые позволяют ему найти очень близкие аналогии. Находки подобных сосудов известны и среди праболгарских погребальных и поселенческих памятников Северного Кавказа. В частности, они здесь встречены в Крымском могильнике. При этом их характеризует светло-серый или светло­коричневый цвет и обязательное лощение (Савченко, 1986, С. 77; рис. 6, 6, 13). Часты находки таких сосудов в материалах Донской лесостепи. Так, например, близкие по форме и орнаменту горшки представлены среди древностей салтово-маяцкой культуры на Дмитриевских городище (Плетнева, 1989, Рис. 28, 1-4) и могильнике (Там же, Рис. 70-79). Известны они и в погребениях Маяцкого могильника УШ-ЕХ вв. (Флеров, 1993, Рис. 65). Наиболее же близка курайлинской находке по форме и орнаменту керамика, представленная в материалах Мандровского могильника на Верхнем Дону (Сарапулкин, Зеленский, 2001, Рис. 1, 1-4; 2, 1-4). Тулово их, за исключением придонной части, покрывает сплошной резной орнамент, а по плечикам отдельных нанесена двух или четырехрядная волна.

Показательно, что в последнем могильнике сосуды происходят из салтовских погребений, совершенных в простых ямах (Там же, С. 225). Примерно такая же связь рассматриваемых сосудов с погребальным обрядом прослеживается и в остальных, вышеприведенных случаях. Так, например, в Маяцком могильнике анализируемые сосуды встречаются и в катакомбах, которые там господствуют, и в простых ямах, где, кстати, покойники укладывались головой на северо-запад (Флеров, 1993, Рис. 43 А; 44 А). Также и в Дмитриевском могильнике ямные захоронения были впущены в материк на глубину 0,3-0,6 м. При этом некоторые покойники располагались на спине головой на северо-запад (Плетнева, 1989, С. 255; Рис. 115, 2). А в Крымском могильнике на Северном Кавказе для погребенных характерен ямный обряд с господством западной ориентировки, при этом, с частым отклонением головой на север (Савченко, 1986, С. 75).

Таким образом, есть все основания относить погребение из кургана 11 могильника Восточно-Курайлинский I, к праболгарским древностям VIII-IX вв. Трудно определить причины появления этого комплекса в верховьях Илека. Для ответа на данный вопрос необходимы дополнительные материалы.

 

Погребение 1 кургана 11 могильника Восточно-Курайлинский I. 1 – план и разрез погребения; 2 – глиняный сосуд

Рис. 2. Погребение 1 кургана 11 могильника Восточно-Курайлинский I. 1 – план и разрез погребения; 2 – глиняный сосуд.

Другой комплекс эпохи средневековья был случайно обнаружен в песках в среднем течении р. Уил А.В. Бурлаковым, шофёром предприятия «Госстандарт» в г. Актюбинске. По его словам, после грозы в июне 1994 года на дюне в изгибе р. Уила, в 3 км к юго-востоку от пос. Саралжин были сделаны находки, происходящие из погребений, выше которых были позже воздвигнуты мазары из кирпича-сырца, ныне почти полностью развеянные.

У вершины дюны, на восточном её склоне, метрах в 10 от мазаров встречено два человеческих скелета. Возле одного, вытянутого на спине, головой на юго-запад инвентаря не обнаружено. Второе же погребение, располагавшееся в 10 м к югу, принадлежало взрослому человеку, лежавшему на спине, головой на запад, с вытянутыми вдоль туловища руками. За черепом в землю был вбит железный штырь с широким кольцом и пряжкой (Рис.3, 5). Деревянная часть этого предмета, принадлежавшая кольцу, не сохранилась. В 2-3 м к юго-западу от штыря лежали в определённом порядке кости скелета лошади, вероятно, относящиеся к данному погребению. Возле штыря найдено железное колечко диаметром 2,3 см (Рис. 2, 3) и бронзовая плошечка с железной окалиной на одной из сторон. Высота её 3,7 см, диаметр внутренней 3,9 см, внешний - 6,2 см (Рис. 3, 4). Справа от таза скелета до колена в узком берестяном колчане найдено два железных наконечника стрел: один черешковый с лопаточкообразным жалом (рис. 3, 2), второй трёхрогий с обломанным основанием (Рис. 3, 1).

 

Находки с дюны у пос. Саралжин. 1-3, 5 – железо; 4 – бронза и железо.

Рис. 3. Находки с дюны у пос. Саралжин. 1-3, 5 – железо; 4 – бронза и железо.

На основе инвентаря последнего погребения, несмотря на его скудность, достаточно четко можно определить его культурно-хронологический срез. Железные наконечники стрел, относящиеся к типам В IX (срезни в виде вытянутой лопаточки со слегка закругленной верхней ударной гранью) и В XIII (фигурные) (Федоров-Давыдов, 1966, Рис. 3, 9) были достаточно широко распространены в ХШ-ХГУ вв. в степях Восточной Европы (Федоров- Давыдов, 1966, С. 28) и на Южном Урале (Иванов, 1987, С. 184). В этот же период на рассматриваемой территории встречаются и бронзовые чаши с железными дужками, свернутые или выкованные из листа бронзы. Настоящий предмет относится к типу В I (усечено-конической формы) и характерен для XIV в. (Федоров-Давыдов, 1966, С. 87). Железное колечко, найденное рядом со скелетом на дюне под Саралжином, скорее всего является височным кольцом и точной хронологической привязки не имеет. Аналогии железному штырю с кольцом, к сожалению, не нашлись. Но вышеназванные находки позволяют относить погребение к ХШ-ХIV вв.

Элементы погребального обряда, прослеженные при обнаружении данного комплекса не противоречат дате, так как они присущи захоронениям номадов Южного Приуралья указанного времени. В частности, западная ориентировка была широко распространены в восточноевропейских степях в ХЬХ^ вв. (Плетнева, 1981, С. 218; Костюков, 2005, Рис. 3). В этот период истории у номадов Южного Урала сохраняется традиция совершения сопровождающего захоронения «чучела» или полного скелета коня (Мажитов, 1981, С. 223; Костюков, 2005; Бисембаев, Мергалиев, 2005 и др.). Не вписывается в общераспространенную традицию только такая особенность ритуала, как прикрепление туши ритуального коня к земной поверхности при помощи штыря. Однако, в целом, рассматриваемый комплекс характерен культурному кругу кочевников Южного Приуралья золотоордынской эпохи.

С.Ю. Гуцалов

Из сборника научный статей «Вопросы истории и археологии средневековых кочевников и Золотой Орды»

ЛИТЕРАТУРА И ИСТОЧНИКИ:

Бисембаев А.А., Мергалиев Р.С. Средневековое погребение в окрестностях с. Новая Казанка // Вопросы археологии Западного Казахстана. - Вып. 2. - Актобе, 2005.

Иванов В.А. Вооружение средневековых кочевников Южного Урала и Приуралья (VII-XIV вв.) // Военное дело средневекового населения Северной Азии. - Новосибирск, 1987.

Костюков В.П. Одиночный курган у «Третьего плеса»: средневековое погребение шамана? // Вопросы археологии Западного Казахстана. - Вып. 2. - Актобе, 2005.

Мажитов Н.А. Южный Урал XΠ-XIV вв. // Археология СССР. Степи Евразии в эпоху средневековья. - М., 1981.

Плетнева С.А. Печенеги, торки, половцы // Археология СССР. Степи Евразии в эпоху средневековья. - М., 1981.

Плетнева С.А. На славяно-хазарском пограничье (Дмитриевский археологический комплекс). - М., 1989. Савченко Е.И. Крымский могильник // Археологические открытия на новостройках. Древности Северного Кавказа (Материалы работ Северокавказской экспедиции). Вып. 1. - М., 1986.

Сарапулкин В.А., Зеленский С.В. Керамика праболгарского могильника у с. Мандрово // Верхнедонской археологический сборник. Вып. 2. - Липецк, 2001.

Федоров- Давыдов Г.А. Кочевники Восточной Европы под властью золотоордынских ханов. - М., 1966.

Флеров В.С. Погребальные обряды на севере Хазарского каганата. - Волгоград, 1993.



[1] Скелет принадлежал ребенку, так как черепные швы совсем не срослись.

 

Читайте также: