ГлавнаяМорской архивИсследованияБиблиотека












Логин: Пароль: Регистрация |


Голосование:
Вам нравится наш сайт?


Отличный сайт!
Хороший сайт
Встречал и получше
Совсем не понравился



Самое читаемое:



» » » О главной резиденции ордена тамплиеров в Англии и главных европейских общинах. Структура и система управления
О главной резиденции ордена тамплиеров в Англии и главных европейских общинах. Структура и система управления
  • Автор: Malkin |
  • Дата: 28-02-2017 20:28 |
  • Просмотров: 2068

Братья, магистры храма,

У которых было повсюду так много

Золота, и серебра, и богатств

И которые держались так благородно,

Где они? Куда они исчезли?

Те, кто хранил столько ценностей,

И ни с кем не делился ими,

Теперь куплены, хотя не продавались,

Никаких богатств у них нет в темнице,

Кроме разбитой кружки [123 - Li fiere, li Mestre du TempleQu’estoient rempli et ampleD’or et d’argent et de richesse,Et qui menoient tel noblesse,Ou sont-il? Que sont devenu?Que tant ont de plait maintenu,Que nul a elz ne s’ozoit prendreTozjors achetoient sans vendreNul riche a elz n’estoit de prise;Tant va pot a eue qu’il brise.].

Chron. a la suite du Roman de Favel

Рыцари Храма построили главную резиденцию своего ордена в Англии рядом с Холборн-бар, на южной стороне улицы, где раньше стоял Саутгемптон-хаус, а впоследствии, по соседству с ним были возведены Саутгемптон-билдингс [124 - Stowe’s Survey; Tanner, Notit. Monast.; Dugd. Orig. Jurid.]. Утверждается, что около полутора веков назад в этом месте были обнаружены развалины древней часовни, круглой формы, построенной из каэнского камня. Это произошло, когда сносили ряд старых построек возле Саутгемптон-билдингс на Чансери-лейн [125 - Herbert, Antiq. Inns of Court.]. Эта первая резиденция тамплиеров, основанная самим Гуго де Паэном перед его возвращением из Англии в Палестину, отвечала нуждам ордена в его младенческом состоянии, когда рыцари, вместо того чтобы войти в состав европейских прецепторий, немедленно уезжали в Палестину, и когда все ресурсы общества строго и неукоснительно направлялись в Иерусалим, чтобы использоваться для защиты веры. Но когда могущество и богатство ордена сильно возросли, численный состав его увеличился, и одновременно было утрачено нечто от его изначальной чистоты и смирения, прецептор и рыцари, находящиеся в Лондоне, начали подыскивать себе более просторное и удобное обиталище. Они купили большой земельный участок, простиравшийся от Уайт-Фриарс до Эссекс-хауса по ту сторону от Темпл-Бара [126 - «Да и часть этого тоже, - пишет сэр Уильям Дагдейл, в своих „origines juridiciales“, как следует из первой дарственной сэру Уильяму Педжету, рыцарю». Pat. II, Edward VI, p. 2.], и началось строительство монастыря, величием своим сравнимого с величием и важностью главной общины могущественного военно-монашеского ордена Храма в Британии. Его назвали Новым Темплом, чтобы отличать его от первой резиденции в Холборне, которую отныне стали именовать Старым Темплом [127 - Мы читаем во многих старых грамотах и документах, «Datum apud vetus Templum Londoniae» (Писано в старом Темпле Лондона.) См., напр., Nichol’s Leicestershire, vol. III, p. 959; см. также у Матфея Парижского и Говдена рассказано о визите короля кГуго, епископу Линкольнскому, который лежал в лихорадке в Старом Темпле и умер там 16 ноября 1200 г.].

В этом Новом Темпле жило множество воинов-монахов и послушников, братьев- служителей, оруженосцев и слуг. Здесь располагались покои главы ордена в Англии и рыцарей, кельи и комнаты капелланов и слуг, зал совета, где происходили собрания капитула, и трапезная, которая соединялась красивой крытой галереей с величественной церковью, освященной патриархом. Вдоль реки оставалось обширное свободное пространство - там могли отдыхать и прогуливаться братья, которым не разрешалось выходить в город без дозволения магистра. Это место также использовалось для военных упражнений и выездки лошадей.

В год освящения церкви в Новом Темпле Галфрид, глава ордена в Англии, приказал произвести перепись земельных владений тамплиеров в своей стране, указав имена дарителей [128 - Anno ab incarnatione Domini MCLXXXV facta est ista inquisitio de tarrarum donatoribus, et earum possessoribus, ecclesiarum scil. et molendinorum, et terrarum assisarum, et in dominico habitarum, et de redditibus assisis per Angliam, per fratrem Galfridum filium Stephani, quando ipse suscepit balliam de Anglia, qui summo studio praedicta inquirendo curam sollicitam exhibuit, ut majoris notitiae posteris expressionem generaret, et pervicacibus omnimodam nocendi rescinderet facultatem. Ex. cod. MS. в Scacc. penes Remor. Regis, fol. Ia; Dugd. Monast. Angl., vol. VI, part II, p. 820.]. Из этого документа явствует, что крупнейшие территориальные деления ордена тогда назывались баллиотства (округа) (bailiwicks) и главными из них были Лондон, Уорвик, Куэль, Меритон, Гатинг, Уэстон, Линкольншир, Линдси, Уидайн и Эборакшир (Йоркшир). Количество маноров, ферм, церквей, бенефициев, феодальных владений, деревень, хуторов, ветряных и водяных мельниц и всех прочих видов собственности, которой владели тамплиеры, поражает, равно как и объем доходов, получаемых от судебных разбирательств и выплат за использование охотничьих угодий. На обширных землях, принадлежащих ордену, были возведены приорские резиденции, где проживали приоры или прецепторы, или наместники, которым поручалось управление манорами и фермами в округе и сбор налогов. В этих резиденциях возникли со временем монастырские общины, где жили главным образом больные и престарелые тамплиеры, возвращавшиеся туда, дабы провести там остаток дней, после долгой почетной борьбы с неверными в Палестине. Они считались дочерними обителями главной общины в Лондоне. Им подчинялись также более мелкие сообщества, сформированные для управления поместьями и состоявшие из рыцаря-тамплиера, к которому были приставлены несколько братьев-служителей ордена, и священника, собиравшего десятину. Приказы или распоряжения, посылаемые магистрами лицам, возглавлявшим эти группы, назывались прецептами, поскольку начинались со слов: «Praecipimus tibi», т. е. «мы повелеваем, или предписываем, тебе». Рыцари, которым они адресовались, назывались Praeceptores Templi, «прецепторы Храма», а округа, управляемые этими рыцарями, именовались Praeceptoria, или прецепториями.

Теперь следует дать общий обзор владений и организации ордена в Европе и Азии. Его «положение, - пишет Гийом Тирский в послании, отправленном из Иерусалима примерно в те времена, когда в Лондоне была освящена церковь Темпла, - столь процветающее, что ныне они имеют в своем монастыре (Храме на горе Мориа) более трехсот рыцарей, одетых в белые одежды, количество же братьев-служителей не поддается исчислению. Их владения за морем, как и в этих местах, как говорят, столь обширны, что не найти провинции в христианском мире, которая бы не внесла вклад в поддержку указанных братьев, чье богатство, говорят, равно богатству государей» [129 - Quorum res adeo crevit in immensum, ut hodie, trecentos in conventu habeant equites, albis chlamydibus indutos: exceptis fratribus, quorum pene infinitus est numerus. Possessiones autem, tam ultra quam citra mare, adeo dicuntur immensas habere, ut jam non sit in orbe christiano provincia quae praedictis fratribus suorum portionem non contulerit, et regiis opulentiis pares hodie dicuntur habere copias. - Will. Tyr., lib. XII, cap. 7.].

Восточными провинциями ордена были: Палестина, главная провинция, Княжество Антиохийское, Княжество Триполитанское.

ПАЛЕСТИНА.

Выше уже был дан некоторый очерк Иерусалимского храма, главной общины ордена и резиденции магистра. В дополнение к сильному гарнизону, располагавшемуся там, у тамплиеров имелись многочисленные подразделения, расквартированные по разным крепостям и укреплениям, для защиты Святой земли.

Историки Латинского королевства называют следующие замки и города Палестины, принадлежавшие тамплиерам.

Укрепленный город Газа, врата Иерусалимского королевства со стороны Египта, в древности - одна из пяти сатрапий «Владельцев Филистимских» и твердыня Камбуза, когда он захватил Египет.

У самых дальних рубежей Иудеи

В направлении прекрасного Пелузия высятся башни Газы.

На берегу, овеваемом ветром, стоит город Среди безлюдных песчаных равнин,

Где свирепый смерч высоко в воздух вздымает песок,

Подобно высоким валам в штормовой бездне,

Так что едва ли устрашенный путешественник, изнуренный тяжким путем,

Укроется от буйства колеблющейся земли.

Газа была пожалована тамплиерам в вечное владение Балдуином, королем Иерусалима

[130 - Dominus Baldwinus illustris memoriae, Hierosolymorum rex quartus, Gazam munitissimam fratribus militiae Templi donavit, - Will. Tyr., lib. XX, cap. 21. Milites Templi Gazam antiquam Palaestinae civitatem reaedificant, et turribus eam muniunt. - Rob. de Monte, appen. ad Chron. Sig., p. 631.].

Замок Сафет, на территории, где в древности жило колено Нафталимово; главный бастион северной границы Латинского королевства со стороны Дамаска. Замок Паломника, по соседству с горой Кармел. Замок Ассур возле Яффы и община тамплиеров в Яффе. Крепость Фаба, или Ла Феа, в древности Афек, недалеко от Тира, в землях, которыми некогда владело Асирово колено. Горная крепость Док между Бетелем и Иерихоном. Замки Ла Кав, Марл, Ситерн-Руж, Кастель-Блан, Трапезах, Соммеллерия-де- Тампль по соседству с Аккой, теперь Сен-Жан д’Акр. Каструм Планорум и крепость, названнаяГеринум Парвум [131 - Marin. Sanut, p. 221; Bernard Thesaur, p. 768; Radulph Coggleshale (Радульф Когглешальский), p. 249; Hoveden, p. 636; Radulph de Diceto, ut sup., p. 623; Matt. Par., p. 142; Italia sacra, tom. III, p. 407.]. Тамплиеры владели замком Бофор и городом Сидоном [132 - Tunc Julianus Dominus Sydonis vendidit Sydonem et Belfort Templariis, Marin. Sanut, cap. VI, p. 221.]; они также получили большую часть города Сен- Жан д’Акр, где возвели свой знаменитый храм, и почти вся Палестина была в конце концов поделена между ними и госпитальерами св. Иоанна.

КНЯЖЕСТВО АНТИОХИЙСКОЕ.

Главные общины тамплиеров в этой провинции располагались в самой Антиохии, в Алеппо, Хараме и т. д.

КНЯЖЕСТВО ТРИПОЛИТАНСКОЕ.

Главные резиденции ордена находились в Триполи, в Тортозе, бывшем Антараде; в Кастель-Блан там же неподалеку, Лаодикее и Бейруте - все они подчинялись непосредственно прецептору Триполитанскому. Помимо этих замков, обителей и крепостей, тамплиеры владели большими поместьями и обширными земельными наделами в Сирии и Палестине.

Перейдем теперь к западным провинциям, из которых орден черпал свою основную мощь и богатство.

АПУЛИЯ И СИЦИЛИЯ.

Главные обители тамплиеров располагались в Палермо, Сиракузах, Лентини, Бутере и Трапани. Обитель ордена в Трапани была предоставлена в пользование монахов ордена св. Августина. В церкви этого города и сейчас можно видеть знаменитую статую Богородицы, которую брат Геррег и трое других рыцарей- храмовников привезли с востока, намереваясь поместить ее в тамплиерскую церковь на Авентинском холме в Риме, но были вынуждены ограничиться Сицилией. Эта знаменитая статуя выполнена из прекраснейшего белого мрамора и изображает Деву Марию, держащую на левой руке младенца Иисуса; размером она почти в человеческий рост, и судя по надписи на ноге фигуры создана неким уроженцем Кипра в 733 г. [133 - Atlas Marianus, p. 156; Siciliae Antiq., tom. III, col. 1000.]

Тамплиерам принадлежали крупные и доходные поместья в Сицилии, у подножия Этны и большие участки земли между Пьяццей и Каталаджироне, в окрестностях которого располагалась обитель тамплиеров; ее церковь, посвященная Деве Марии, до сих пор сохранилась. Орден также владел многочисленными церквями на острове, ветряными мельницами, правами на рыбную ловлю и выпас скота, на порубку леса и многими другими важными привилегиями и иммунитетами. Главная обитель, служившая резиденцией приора, помещалась в Мессине [134 - Gallia christiana nova, tom. III, col. 118; Probat., tom. IX, col. 1067, tom. X, col. 1292, tom. XI, col. 46; Roccus Pyrrhus, Sicil. Antiq., tom. III, col. 1093, 4, 5, 6, 7 etc.].

СЕВЕРНАЯ И ЦЕНТРАЛЬНАЯ ИТАЛИЯ.

Обители или прецептории ордена тамплиеров в этой провинции были весьма многочисленными и все находились в непосредственном ведении главного приора или прецептора Рима. Большие общины имелись в Лукке, Милане и Перудже, в Перудже на башне Святого креста все еще можно видеть тамплиерский герб. В Пьяченце располагался величественный монастырь под названием Санта-Мария-дель-Темпио, украшением которого служила высокая башня. В Болонье также находилась большая обитель тамплиеров, и на городских часах есть следующая надпись: «Magister Tosseolus de MiolB me fecit. Fr. Petrus de Bon, Procur. Militiae Templi in curiß RomanB, MCCCIII» («Магистр Тоссо-де-Миоло меня сделал. Брат Пьер-де-Бон, представитель воинов Храма в римской курии, MCCCIII»). В церкви святой Марии в том же городе, которая некогда принадлежала тамплиерам, сохранилась интересная мраморная статуя Пьетро де Ротиса, священника ордена, установленная на его надгробии. Священник изображен держащим в руках потир и гостию, а на постаменте высечена следующая эпитафия:

Из рода Ротисов Петр, прославленный добродетелью,

Храбрый воин Христов, покоится, любезный братству.

Крест носивший на одежде и в мыслях,

Ныне на небеса вознесся, став нам примером;

В год тысяча триста шестой, четвертого мая

разбился фиал души [135 - Stirpe Rotis, Petrus, virtutis munere clarus,Strenuus ecce pugil Christi, jacet ordine charus;Veste ferens, menteque crucem, nunc sidera scandit,Exemplum nobis spectandi caelica pandit:Annis ter trinis viginti mille trecentisSexta quarte maii fregit lux organa mentis.Petrus Maria Campus, Hist. Placent., part II, n. 28; Pauli M. Paciandi de cultu S. Johannis Bapt. Antiq., p. 297.].

ПОРТУГАЛИЯ.

В Португалии военная мощь и богатство ордена тамплиеров привлекались для постоянной борьбы с маврами, и боевой пыл воинов-монахов в этом сражении против неверных сослужил хорошую службу всем европейским странам. Действительно, начиная с 1130 г. в каждой битве на юге Европы после 1130 г. против врагов Христовых рыцари-тамплиеры принимали деятельное участие; как на востоке, так и на западе они всегда были в первых рядах, доблестно сражаясь против неверных за христианскую веру. Тамплиеры снискали любовь и расположение всех князей и государей Пиренейского полуострова, и те жаловали им города, деревни и прекрасные земельные владения. Многие из важнейших крепостей и замков были предоставлены ордену в полное распоряжение, а некоторые - в вечное владение. В Португалии тамплиерам принадлежали замки Монсенто, Идана и Томар; крепость Лангровия в провинции Бейра, на берегах Риопишко; крепость Милавель в Эстремадуре, захваченная у мавров, - могучее укрепление на высокой вершине. У ордена имелись большие поместья в Каштромарине, Альмурале и Тавире в Альгавре, а также обители, собственность и источники ренты и доходов во всех частях страны. Главный приор или прецептор Португалии жил в замке Томар. Замок этот стоит на холме на реке Нарбоан в Эстремадуре, и его мрачные величественные башни и по сей день возвышаются над городом. В настоящее время он принадлежит иезуитам, а когда-то был одной из крупнейших и богатейших монастырских обителей в Португалии. Он располагал великолепной библиотекой и красивой крытой аркадой поразительной архитектуры [136 - Description et delices d’Espagne, tom. III, p. 259;

Hist. Portugal, La Clede, tom. I, p. 200, 202 etc; Hispania illustrata, tom. III, p. 49.].

КАСТИЛИЯ И ЛЕОН.

Самые известные общины или прецептории ордена в этой провинции находились в Куэнке и Гвадалахаре, Тине и Авилесе в диоцезе Овьедо, а также в Понтеведра в Галисии. В одной Кастилии у тамплиеров, как говорят, было двадцать четыре баллиотства [137 - Annales Minorum, tom. V, p. 247; tom. VI, p. 211, 218; tom. VIII, p. 26, 27; tom. IX, p. 130, 141. - Campomanes.].

АРАГОН.

Правители Арагона, которые жестоко страдали от вторжений мавров, были первыми из европейских государей, кто осознал пользу ордена Храма. Они обеспечили братству большие доходы и пожаловали им некоторые из сильнейших крепостей в королевстве. Рыцари-тамплиеры владели в Арагоне замками Думбель, Кабанос, Асуда, Гранена, Чалонере, Ремолинс, Корбине, Ло Мае де Барбаран, Монкон и Монтгауси, с прилегающими к ним землями и вассальными областями. Они были сеньорами городов Борха и Тортоса; им принадлежала десятая часть доходов королевства, налоги от городов Уэска и Сарагоса и обители, собственность, привилегии и льготы во всех частях страны [138 - Marcoe Hispanicae, col. 1291, 1292, 1304; Gall. christ. nov., tom. I, col. 195; Mariana, de reb. Hisp. lib. II, cap. 223.].

Тамплиеры также владели землями и поместьями на Балеарских островах, которыми управлял прецептор острова Майорка, подчинявшийся главному прецептору Арагона.

ГЕРМАНИЯ И ВЕНГРИЯ.

Самые известные общины в этой провинции ордена находились в курфюршестве Майнц, в Гомбурге, Ассенхайме, Ротгене на Рингау, Монгберге в Бранденбургской марке, Нутце на Рейне, в Тиссиа Альтмунмюнстер возле Ратисбона в Баварии, в Бамберге, Мидлбурге, Халле, Брунсвике и пр., и пр. Тамплиерам принадлежали фьефы Рорих, Паусин и Вильденхех в Померании, обитель в Бахе в Венгрии, несколько маноров в Богемии и Моравии, а также права на десятину и другие большие доходы. Все это было дарами благочестивых германских крестоносцев [139 - Script. rer. Germ., tom. II, col. 584; Annales Minorum, tom. VI, p. 5, 95, 177. Suevia and Vertenbergia sacra, p. 74; Annal. Bamb., p. 186. Notitiae episcopatus Middelb., p. 11; Script. de rebus Marchiae Brandeburg, p. 13; Aventinus annal., lib. VII, cap. 1, № 7; Gall. christ. nov., tom. VIII, col. 1382; tom. I, col. 1129.].

ГРЕЦИЯ.

Тамплиеры были собственниками земель и имели обители в Морее и в некоторых частях Византийской империи. Их главная община располагалась в Константинополе, в квартале под названием “OmTnoia, где у них была часовня, посвященная великомученикам Марину и Пантелеймону [140 - Constantinopolis christiana, lib. IV, p. 157.].

ФРАНЦИЯ.

Главные прецептории и общины тамплиеров на территории нынешней Франции располагались в Безансоне, Доле, Салене, в Романье, в Виль-дье, в Арбуа во Франш-Конте [141 - Hist. de l’Eglise de Besancon, tom. II, p. 397, 421, 445, 450, 470, 474, 509 etc.].

Бомгартен, Тампль-Савинье возле Корбейля, Дорлесхайм возле Мольсхайма, где до сих пор сохранилась часовня под названием Тампльхофф, Рибовилье и обитель на равнине возле Берсхайма в Эльзасе.

Бюр, Вулен-ле-Тамплие, Вилль-су-Жевре, иначе Сен-Филибер, Дижон, Фоверне, где церковь Богородицы до сих пор носит имя Темпль, Де-Фей в приходе Вильет, возле замка Верней, Сен-Мартен, Ле-Шастель, Эспесс, Тессон возле Буржа и Ла-Мюсс, находящийся между Божэ и Маконом в Бургундии [142 - Hist. de l’Eglise de St. Etienne a Dijon, p. 133, 137, 205; Hist. de Bresse, tom. I, p. 52, 55, 84.].

Монпелье, Сертлаж, Ногарад возле Памье, Фальгера, Нарбонна Сент-Элаль-де-Безьер, Прюньана и приходская церковь Сен-Мартен-д’Юбертас в Лангедоке [143 - Hist. gen. de Languedoc, liv. II, p. 523; liv. XVI, p. 362; liv. XVII, p. 427; liv. XXII, p. 25, 226; Gall. christ. nov., tom. VI, col. 727. Martene. Thesaur. nov. anecd., tom. I, col. 575.].

Тампль-Кагор, Тампль-Мариньи, Аррас, Ле-Парк, Сен-Вобур и Руан в Нормандии. В Руане было две обители тамплиеров; одна из них занимала место современного maison consulaire, а вторая стояла на улице, которая сейчас называется Рю-дез-Эрмит [144 - Gall. christ. nov., tom. I, p. 32; tom. III, col. 333; tom. II, col. 46, 47, 72; La Martinirere dict. geogr.; Martene, ampl. collect., tom. VI, col. 226; Gloss. nov., tom. III, col. 223.]. Прецептории и обители ордена во Франции были, однако, столь многочисленны, что простое перечисление их названий оказывается непосильной задачей. Сотни мест в различных провинциях упоминаются французскими авторами как принадлежавшие тамплиерам. На пути между Жуанвилем и Сен-Дизье до сих пор можно видеть остатки Тампль-Руэ, старого замка, обнесенного рвом; а в диоцезе Мо сохранились развалины большого поместья Шуази-ле-Тампль. Там можно увидеть много интересных надгробий, а также трапезную рыцарей, которая была превращена в овчарню.

Главной резиденцией ордена для Франции, а также для Голландии и Нидерландов, был Тампль в Париже, огромное и величественное сооружение, окруженное стеной и рвом. Он занимал территорию, сейчас застроенную, между Рю-дю-Тампль и Рю-Сен-Круа, окрестности Веррери вплоть до стены и рвов Пор-дю-Тампль. Постройку венчала большая башня, окруженная четырьмя башенками меньшего размера, воздвигнутыми братом Гербертом, который ссужал деньгами короля Франции. Тампль был одним из самых могучих замков королевства [145 - Histoire de la ville de Paris, tom. I, p. 174; Gall. christ. nov., tom. VIII, col. 853.]. Многие улицы современного Парижа, проходящие по тем местам, где располагалось это поразительное здание, сохраняют в своих названиях память о нем. Например, Рю-дю-Тампль, Ла-Рю-де-Фоссе-дю-Тампль, Бульвар-дю-Тампль, Фобур-дю-Тампль, Рю-де-Фобур-дю-Тампль, Вьей-рю-дю-Тампль и др.

Все общины тамплиеров в Голландии и Нидерландах подчинялись магистру парижского Тампля. В этих трех странах располагались многочисленные прецептории, и их владения были весьма ценными. Наиболее известны прецептории в Треве и Дитрихе-на-Суре, развалины которых сохранились до наших дней; Коберн, на левом берегу Мозеля, в нескольких милях от Кобленца; Белиш, Тампль Шпеле, Тампль Родт возле Виандена и Тампль в Люксембурге, где во времена Броверуса еще можно было видеть руины трапезной, церкви и остатки каменных стен, покрытых росписями; Тампльхус возле Гента, прецептория Альфен, Брейкель, Мезон де Шлипес возле Остенде, основанный графами Фландрскими; Тампль Цестре возле Маунт-Касселя; Вилье-ле-Тампль в Кондросе между Льежем и Гюи; Валленпонт, Вальсберже От-Аавен возле Арраса; Тамплу возле Флеру в департаменте Намур; Вернуа в Эно; Тампль-Дье в Дуэ; Марль возле Валансьена; Сен-Симфорьен возле Монса и т. д. [146 - Annales Trevir, tom. II, p. 91, 197, 479; Prodromus hist. Trevir, p. 1077; Bertholet hist. de Luxembourg, tom. V, p. 145; Joh. Bapt. Antiq. Flandriae Gandavum, p. 24, 207; Antiq. Bredanae, p. 12, 23; Austroburgus, p. 115; Aub Miroei Diplomat, tom. II, p. 1165 etc.]

В этих странах, как и во всех других областях Европы, где поселились тамплиеры, они пользовались большими привилегиями и льготами, которые предоставляли им папы, короли и местные властители.

АНГЛИЯ.

В стародавние времена в Английском королевстве были следующие прецептории рыцарей-тамплиеров.

Эслейкби, Темпл Бруер, Эгл, Малтби, Мер, Уилктон и Уитэм в Линкольншире.

Норт Фериби, TeMon-*censored*CT, Темпл-Ньюсом, Паффлет, Флексфлет и Рибстейн в Йоркшире.

Темпл-Камб в Соммерсетшире.

Эвелл, Строд и Свингфилд возле Дувра в Кенте.

Хадеско в Норфолке.

Балзалл и Уорвик в Уорвикшире.

Темпл-Ротли в Лестершире.

Уилбургэм Магна, Дани и Доксворт в Кембриджшире.

Халстон в Шропшире.

Темпл-Диннсли в*censored*τφopдшиpe.

Темпл-Крессинг и Саттон в Эссексе.

Сэддлскомб и Чапели в Суссексе.

Скепли в Суррее.

Темпл-Ковли, Сендфорд, Бистлсхэм и Челси в Оксфордшире.

Темпл-Рокли в Уилтшире.

Апледен и Гарви в*censored*φopдшиpe.

Саут-Бедейсли в Хемпшире.

Гетингс в Вустершире.

Гизелингем и Дунвич в Суффолке [147 - Dugd. Monast. Angl., vol. VI, part 2, p. 800-817. Wilkins. Concilia Magnae Britanniae, tom. III, p. 333-382.].

Существовало также несколько небольших сообществ, созданных, как говорилось ранее, для управления поместьями и землями и сбора рент и налогов. Такими центрами были Лиддел и Куайли в диоцезе Чичестер; Икен в диоцезе Линкольн; Адингтон, Уэсделл, Аупледина, Котона и др. Прецепторы тамплиеров в Англии распоряжались землями и собственностью во всех графствах [148 - Acta Rymeri, tom. III, p. 279, 288, 291, 297 etc.].

В Лестершире тамплиеры имели в собственности город Ротли и его окрестности; маноры Ролл, Баббегрейв, Гэддсби, Стонсби и Мелтон; лес Ротли неподалеку от Лестера; деревни Бомон, Берсби, Далби, Северный и Южный Мардфилд, Саксби, Стонсби и Уэлдон и более восьмидесяти других! Им принадлежали также церкви в Ротли, Баббегрейве и Ролле; часовни в Гэддсби, Гримстоне, Уортнейби, Каудуэлле и Уикхэме [149 - Nichols’ hist. of Leicestershire.].

B*censored*τφopдшиpe они владели городом и лесом Броксбурн, манором Челсин- Темпларс (Chelsin Templariorum) и манорами Лоджнок, Броксбурн, Летчворт и Темпл- Диннсли; землями в Стано, Престоне, Чарлтоне, Уолдене, Хиче, Челле, Левкемпе и Бенинго; церковью в Броксбурне, двумя водяными мельницами и запрудой на реке Ли; также собственностью в Хичене, Пиртоне, Икилфорде, Оффеле-Магне, Оффеле-Парве, Уолден-Реджисе, Фарнивейле, Иполитсе, Уэндсмилле, Уоттоне, Терлтоне, Уэстоне, Гравеле, Уилине, Летчворте, Болдоке, Дату орте, Рассендене, Кодпете, Самершейле, Бантифорде и пр. и Уэстонской церковью [150 - Clutterbuck’s hist. Hertfordshire; Chauncey, Antiq. Hert; Acta Rymeri, tom. III, p. 133, 134. Dodsworth MS., vol. XXXV.].

В графстве Эссекс их собственностью были маноры Темпл-Крессиндж, Темпл-Ройдон, Темпл-Саттон, Одуэлл, Чингелфорд, Лидли, Куорсинг, Бервик и Уитэм; церковь в

Ройдоне, обители, земли и поместья в Ройдоне и Райвенхолле, а также в приходах Приттлуолл и Большом и Малом Саттоне; старый дворец и часовня в Саттоне и поместье Финчинфилд в сотне Хинкфорд [151 - Morant’s hist. Essex; Acta Rymeri, tom. III, p. 290­294.].

В Линкольншире тамплиерам принадлежали маноры Ла-Бруер, Ростон, Киркби, Браунсуэлл, Карлтон, Экил, окрестности Линдерби и Аслейкби, церкви в Бруер, в Эшби, Экиле, Аслейкби, Донингтоне, Эли, Суиндерби, Скарле и пр. Более тридцати церквей графства и около сорока ветряных мельниц ежегодно приносили доход ордену.

Тамплиеры также получали земельные ренты в Брейсбриге, Бранстоне, Скапуике, Тимберленде, Уэлеберне, Дирингтоне и в сотне других мест; а часть земель графства должны были платить каждый год определенную сумму на свечи, постоянно горящие на алтарях тамплиерских церквей [152 - Redditus omnium ecclesiarum et molendinorum et terrarum de baillia de Lincolnscire. - Inquisitio terrarum ut sup., fol. 41b-48b и 49a; Peck’s MS. in Museo Britannico, vol. IV, fol. 95 et seq.]. Уильям, лорд Эшби, предоставил тамплиерам вечный патронат над церковью Эшби в Линкольншире, а они в ответ согласились найти ему священника, чтобы тот служил дважды в неделю в его капелле св. Маргариты [153 - Peck’s MS. ut sup., fol. 95.].

В Йоркшире тамплиеры владели манорами Темпл-Уэррби, Флаксфлит, Иттон, Саут- Кейв и др.; церквями в Уитчерче, Келинтоне и др.; многочисленными ветряными мельницами и землями в Негусе, Скелтуре, Пеннеле и более чем в шестидесяти других мест [154 - Inquis. terrar. 58b-65b.].

В Уорвикшире в их собственности находились маноры Барстон, Ширберн, Балшейл, Вулфи, Чepлeκoτ,*censored*бибур, Стодли, Фечхемпстед, Кобингтон, Тишо и Уорвик; земли вЧeлвepcκoτoнe,*censored*двиκe, Мортоне, Уорвике, Хетерберне, Честертоне, Эвоне, Дерсете, Стодли, Наптоне и более чем в тридцати других мест; некоторые дарители отмечены в истории Уорвикшира, написанной Дугдейлом; им принадлежали также церкви в Сайрберне, Кардингтоне идр. и тринадцать или более ветряных мельниц. Согласно документам Уильям, граф Уорвик построил новую церковь для них в Уорвике [155 - Inquis. terrar., fol. 12a-23a; Dodsworth MS., vol. XX, p. 65, 67 ex quodam rotulo tangente terras Templariorum; Rot. 42, 46, p. 964; Dugd. Baron., tom. I, p. 70.].

В Кенте тамплиеры владели манорами Лилльстон, Хечуэйтон, Саунфорд, Саттон, Дартфорд, Халгел, Эвелл, Коклскомб, Строд, Суинкфилд-Меннс, Уэст-Гринвич, а также манором Лидден, ныне собственностью архиепископа Кентерберийского; церквями в Уэст-Гринвиче и Кингсворде возле Уолтэма; обширными земельными участками в Ромни, поместьями и рентами по ассизе во всех частях графства [156 - Dugd. Monast. Angl., p. 840; Hasted. hist. Kent.].

В Суссексе они владели манорами Седдлскомб и Шипли; землями и имуществом в Комптоне и других местах; пользовались патронатом над церквями Шипли, Уодманкот и Лашуик [157 - Ex cod. MS. in officio armorum, L., XVII, fol. 141a; Calendarium Inquis. post mortem, p. 13, 18.].

В Суррее им принадлежал манор Темпл-Элфанд и поместье в Мерроу в сотне Уокинг. В Глостершире - маноры Нижний Доудсуэлл, Педжсуорт, Эмфорд, Нисхендж и пять других, полностью или частично, церковь в Даун-Эмми, земли во Фрамтоне, Темпл- Гатинге, Литтл-Риссингтоне. В Вустершире - манор Темпларс-Лоэрн и земли во Флауэеле, Темпл-Бротоне иХанбери [158 - Manning’s Surrey; Atkyn’s Gloucestershire; см. также ссылки в Tanner Nash’s Worcestershire.]. В Нортгемптоншире - маноры Эшби, Торп,

Уотервилл и др.; они держали патронат над манориальной церковью в Хардвике в Орлингтонской сотне, и мы узнаем, что «Роберт Санфорд, магистр воинов Храма в Англии», сделал ей пожертвование в 1238 г. [159 - Bridge’s Northamptonshire, vol. II, p.

100.] В Ноттингемшире тамплиеры владели церковью Марнхэм, землями и рентами в Греттоне и Северном Карлтоне; в Уэстморленде - манором Темпл-Сорби; на острове Уайт - манором Уджтон и землями в Керне [160 - Thoroton’s Nottinghamshire; Burn and Nicholson’s Westmoreland; Worsley’s Isle of Wight.]. Но было бы утомительно дальше перечислять во всех деталях старинные названия; сказанного уже достаточно, чтобы читатель понял, какие огромные богатства принадлежали ордену, владевшему в Англии сотнями маноров, патронатом или правом распределять приходы в бесчисленных церквях, тысячами акров посевной земли, пастбищ, лесов, не говоря о деревнях, поместьях, мельницах, а также десятине, праве рыбной ловли, порубки леса и пр.

Существовало также несколько прецепторий в Шотландии и Ирландии, которые подчинялись общине в Лондоне.

Ежегодный доход ордена в Европе оценивался приблизительно в шесть миллионов фунтов стерлингов! Согласно Матфею Парижскому, тамплиеры владели в христианском мире девятью тысячами маноров или поместий, а кроме этого - огромными доходами и бесчисленными богатствами, поступавшими в результате постоянных пожалований и денежных дарений от благочестивых людей [161 - Habuerunt insuper Templarii in Christianitate novem millia maneriorum. praeter emolumenta et varios proventus ex fraternitatibus et praedicationibus provenientes, et per privilegia sua accrescentes. Matt. Par., p. 615, ed. Lond. 1640.]. «Им также жаловали, - пишет Жак де Витри, епископ Акры, - поместья, города и деревни в громадном количестве как на Востоке, так и на Западе, из доходов, поступавших от них, тамплиеры посылали ежегодно некоторую сумму для защиты Святой земли своему главе, магистру ордена в Иерусалиме» [162 - Amplis autem possessionibus tam citra mare quam ultra ditati sunt in immensum, villas, civitates et oppida, ex quibus certam pecuniae summam, pro defensione Terrae Sanctae, summo eorum magistro cujus sedes principalis erat in Jerusalem, mittunt annuatim. - Jac. de Vitr., p. 1084.]. Тамплиеры, no примеру других монашеских общин, получали от благочестивых и милосердных людей все их патронаты вместе с их богатствами и часто сохраняли в своих руках доходы и земли, поручая священнику ордена служить божественную службу и приобщать Таинствам.

Маноры тамплиеров приносили им доходы в деньгах, а также поставляли им зерно или скот и плоды земные. По обычаю некоторых из этих маноров держатели должны были ежегодно три дня проводить на покосе, один из них в пользу ордена; три дня на вспашке, из них один также в пользу ордена, и один день молотить; за это они получали от ордена одну овцу, восемь пенсов, двадцать четыре каравая хлеба и сыр - лучший, что имелся в общине, - и полное ведро какого-либо питья. Держателям не позволялось продавать жеребят, если они родились на земле, принадлежащей тамплиерам, без согласия братства; они также не могли выдавать замуж дочерей без их позволения. Существовали также различные правила, касавшиеся кур, петухов и цыплят [163 - Masculum pullum, si natus sit super terram domus, vendere non possunt sine licentia fratrum. Si filiam habent, dare non possunt sine licentia fratrum. Inquisitio terrarum, ut supr. fol. 18a.].

Выше мы перечислили королевские дарения Генриха I, а также короля Стефана и его супруги ордену Храма. Их далеко превзошел в щедрости благочестивый Генрих II. Этот монарх во спасение своей души и для процветания своего королевства даровал тамплиерам участок земли на реке Флит, возле замка Байнард, и все русло этой реки в пределах Лондона, для постройки мельницы [164 - Тамплиеры, отводя воду, вызвали большую неприятность. В 1290 г. приор и братья-кармелиты (белые братья) жаловались королю в парламенте на зловонные испарения, поднимавшиеся над рекой Флит столь густо, что не помог весь ладан, сжигаемый на алтаре во время службы, и вызвавшие смерть многих монахов. Они просили, чтобы реку вернули в прежнее русло, пока все они не погибли. Братья-проповедники (черные братья) и епископ Солсбери (чей дом располагался в Солсбери-корт) принесли такую же жалобу; то же сделал Генри Ласи, герцог Линкольнский, который сетовал, что тамплиеры (ipsi de novo Templo) отвели воды реки на свои мельницы у замка Байнард. - Rot. Parl., vol. I, p. 60, 200.]; жилой дом с постройками у Флит-стрит; церковь Сент-Клемент, каковую именуют Дакийской за пределами Лондона; церкви в Эле, Суиндерби и Скарле в Линкольншире, Кингсводе вблизи Уолтэма в Кенте, манор Стродер в сотне Скамел, деревню Кил в Стаффордшире, обитель в Флайкамстеде и все свои земли в Ландж-Куруэй, дом в Бросале, рынок в Уитэме; земли в Берготте, мельницу на мосту у замка Пемброк; деревню Финчингфилд, манор Ротли с принадлежащими ему угодьями и патронат над его церковью и несколькими часовнями, манор Блелколвесли, парк Халсхолл и трех жирных оленей ежегодно из Эссекского и Виндзорского лесов. Он также пожаловал им ярмарку в Темпл - Бруер и присовокупил много богатых дарений в Ирландии [165 - Ex cod. MS. in officio armorum, l. XVII, fol. 141a. Dugd. Monast. Angl., p. 838; Tanner, Notit. Monast.].

Самыми щедрыми дарителями среди знати были Уильям Маршалл, граф Пемброк, и его сыновья Уильям и Гилберт; Роберт, лорд де Рос; гpaφ*censored*eφopд; Уильям, граф Девонский; король Шотландии; Уильям, архиепископ Йоркский; Филипп Харкур, декан [166 - Второе лицо после епископа. - Прим. пер.] Линкольнский; граф Корнуольский; Филипп, епископ Байе; Симон де Сенлис, граф Нортгемптон; Летиция и Уильям, герцог и герцогиня Феррарские; Маргарет, графиня Уорвикская; Симон де Монфор, граф Лестер; Роберт де Харкур, лорд Розуарден; Уильям де Вернон, граф Девонский ипр. [167 - Dugd. Monast. Angl., p. 800-844.]

Тамплиеры, вдобавок к своему огромному богатству, пользовались в Англии большими привилегиями и льготами. В царствование короля Иоанна они были освобождены от всех денежных штрафов в пользу казны и получили привилегию не быть обвиненными кроме как перед королем или главным королевским судом. Король Генрих III даровал им право свободной охоты во всех их землях; в знаменитой грамоте от 9 февраля, в одиннадцатый год своего правления, он подтвердил все дарения, сделанные тамплиерам его предшественниками и всеми другими дарителями; с правом держать суды, налагать штрафы на своих держателей, продавать и покупать, или держать рынок; судить и наказывать своих крестьян и вассалов; судить воров и преступников из своего манора, пойманных в его пределах, судить пришлых разбойников, пойманных в маноре; налагать наказания за проникновение в чужое жилище, и за учинение беспорядков, и за пролитие крови, и за участие в мятежах, и за укрытие бежавших из тюрьмы, и за прелюбодейство, и за укрытие изгнанников, заубийство, разбой, нарушение прав на лес; проводить ордалии и аресты; и он освободил их от королевских и шерифских сборов, и от налога на гайду [168 - Земельная площадь - единица налогообложения. - Прим. пер.] и каруку [169 - Упряжка в восемь волов, которой обрабатывали гайду - тоже единица налогообложения. - Прим. пер.], от выплаты датских денег и налога на крупный рогатый скот; и от военной службы и участия в сотнях [170 - Wapentake - внутреннее подразделение некоторых графств, соответствующее сотням в других графствах. - Прим. пер.], щитовых денег, денег, выплачиваемых взамен несения военной службы, пошлин, налога за держание места на рынке, налога за право учредить новое место на рынке, от обязанности посещать собрания графств и сотен, от обязанности представлять дела в суде и от разбирательств, от несения караулов и от выплаты денег, взимаемых за несение караулов, и денег за поденную работу в пользу шерифа, и денег в пользу сотен, .и десятины, и от работ по строительству парков, замков, мостов, королевских дворцов и от всех прочих работ; и также от надзора лесников, и от пошлин на всех рынках и ярмарках, и на всех мостах, и всех дорогах в королевстве. И он также передал им право превращать в крепостных всех разбойников, беглецов и бродяг в своем феоде [171 - Cart. 11. Hen. 3. M. 33; Dugd. Monast. Angl., p. 844.].

В дополнение к этим особым привилегиям тамплиеры пользовались, в соответствии с папскими буллами, различными льготами и преимуществами, что вызвало большую обиду у клира. Они были освобождены, как говорилось выше, от обязанности платить десятину и могли, с согласия епископа, сами взимать ее. Ни один храмовник не мог быть отлучен от церкви никаким епископом или священником, и никакая церковь ордена не могла быть подвергнута интердикту, кроме как по особому распоряжению папы. Когда тамплиер, которому было поручено собирать пожертвования на защиту Святой земли, являлся в город, замок или деревню, находившуюся под интердиктом, церкви в честь его желанного появления открывались (один раз в году) и служилась литургия в честь ордена и из почтения к его святым воинам. На их жилища распространялась привилегия неприкосновенности; и несколькими папскими буллами устанавливалось, что никто не должен покушаться ни на личность, ни на собственность тех, кто ищет убежища в обителях тамплиеров [172 - Acta Rymeri, tom. I, p. 54, 298, 574, 575.].

Сэр Эдуард Кок во второй части «Установлений английских законов» отмечает, что «тамплиеры настолько распространили свое влияние в христианском мире и настолько выросли их владения, доходы и богатство, в особенности в Англии, как вы можете при желании прочесть в достоверных историях, и кроме того, они получили столь огромные привилегии, свободы и льготы для себя, своих держателей, крестьян и пр., что ни один орден не имел подобного» [173 - Р. 431.]. Далее он отмечает, что рыцари-тамплиеры были cruce signati [174 - «Крестом отмечены». - Прим. пер.], и поскольку крест был символом их братства, а их держатели получали большие привилегии, то они воздвигали кресты над своими домами, чтобы было известно, что жители этих домов - держатели ордена и поэтому освобождены от многих служб и обязанностей, которые исполняли другие держатели; «и многие держатели других господ, узнав о положении и величии указанного ордена и видя, какими привилегиями пользуются его держатели, воздвигали кресты и над своими жилищами, как делали те держатели, в ущерб своим хозяевам».

Это злоупотребление привело к появлению во втором Вестминстерском статуте главы 33 [175 - 13 Edward I.], которая гласит, что многие держатели воздвигли кресты или добились того, чтобы они были воздвигнуты на их землях, в ущерб своим хозяевам, что держатели пытаются защищаться от владельца фьефа посредством привилегий тамплиеров или госпитальеров, и постановляет, что такие земли должны быть конфискованы в пользу владельца фьефа или в пользу короля.

Сэр Эдуард Кок указывает, что тамплиеры были освобождены от уплаты королю десятой и пятнадцатой части, от реквизиций в пользу короля; что их нельзя было преследовать обычным судебным порядком за любое церковное преступление, sed corum conservatoribus suorum privilegiorum [176 - «Но в присутствии блюстителей их привилегий». - Прим. пер.]; и что со стародавних времен они провозгласили, что преступник может искать убежища в их домах, отмеченных знаком креста, так же, как и в церкви [177 - 2 Inst., p. 432.]. Касательно хранителей их привилегий, он добавляет, что тамплиеры и госпитальеры «собирали церковный суд во главе с каноником, которого они называли conservator privilegiorum suorum [178 - «Блюстителем своих привилегий». - Прим. пер.], чье суждение имело больше веса, чем подобает, и из уважения к могуществу этих орденов и по их требованию и указанию он постоянно посягал на дела, разрешаемые обычным судом, ибо cui plus licet quam par est, plus vult quam licet [179 - «Кому больше дозволено, чем подобает, тот желает большего, чем дозволено». - Прим. пер.]; и это было первое зло. Второе зло заключалось в том, что этот судья, разбирая дела госпитальеров и тамплиеров, в тех случаях, когда он имел на то право, изрекал общие сентенции типа pro salute animae [180 - Для спасения души. - Прим. пер.] и тому подобное, не излагая сути дела, по поводу которого он это изрекал, что было противозаконно и сильно усложняло разбирательство» [181 - 2 inst., р. 465.]. Для избавления от этих зол парламент принял постановление, запрещающее тамплиерам и госпитальерам выдвигать иск против кого- либо перед хранителями их привилегий по делу, которое находится в ведении королевского суда, и хранителям привилегий предписывалось отныне не излагать общих мест на процессах госпитальеров и тамплиеров, пока не будет объяснено, в чем состоит суть дела [182 - Stat. Westm. 2, cap. 43, 13 Ed. I.].

После того как мы привели краткий перечень огромных территориальных владений ордена тамплиеров в Европе остается обсудить его структуру и систему управления. Магистр ордена, глава всего братства, по статусу приравнивался к суверену и имел старшинство перед всеми посланниками и пэрами на церковных соборах. Он избирался на свою высокую должность капитулом Иерусалимского королевства, который состоял из всех рыцарей Востока и Запада, которые могли присутствовать. Магистр имел свой общий и малый капитулы. Первый состоял из главных прецепторов восточных и западных провинций и из всех рыцарей, находившихся на Святой земле. Однако проведение этих общих капитулов в отдаленной Палестине было бесполезным и практически невыполнимым делом, и только во время путешествий магистра по Европе мы слышим о том, что главные прецепторы Запада призывались к своему главе. Общие капитулы, собираемые магистром в Европе, происходили в Париже, и главный прецептор Англии всегда получал приглашение. В решении текущих вопросов дела и мирских дел, связанных с управлением орденом, магистр прибегал к помощи неполного капитула Латинского королевства, состоявшего из тех приоров и должностных лиц ордена, которые находились в данный момент на Востоке, и тех рыцарей, которые считались мудрейшими и наиболее способными дать совет. На этих последних капитулах избирались ревизоры, проверявшие деятельность руководителей западных провинций.

Западные провинции ордена возглавлялись магистрами провинций [183 - Титул магистра Храма столь часто применялся к главам западных провинций, что мы находим в греческом языке времен Византии слова Te/mplon Maistnr - Ducange. Gloss.], иначе - главными приорами, или главными прецепторами, которые назначались великим магистром в Иерусалиме и теоретически были просто сборщиками доходов братства, подотчетными генеральному казначею в Иерусалиме и сменяемыми по желанию магистра. Но по мере того, как численность, размеры владений и богатство тамплиеров возрастали, возникали различные злоупотребления. Члены ордена после принятия обета очень часто, вместо того чтобы отправиться в Палестину и сражаться с неверными, поселялись в своих владениях в Европе и удерживали значительную часть тех доходов, которые должны были поступать в сокровищницу в Иерусалиме. Они создавали многочисленные обители или прецептории с церквями и часовнями и создали в каждой западной провинции структуру управления, аналогичную палестинской.

Главная община ордена в Англии, например, после переселения из Холборн-бар на берега Темзы была организована по образцу иерусалимской общины. Глава ее назывался магистром Храма и имел свои капитулы и своих должностных лиц наподобие главного магистра в Палестине. Последнего, соответственно, английские авторы стали называть Magnus Magister, великий магистр [184 - Также summus magister, magister generalis.], чтобы отличить его от магистра в Лондоне, и отныне он будет фигурировать под этим титулом, чтобы избежать путаницы. Титулы, которыми именовались главы орденских провинций, многочисленны, и в них порой сложно разобраться. На востоке эти должностные лица фигурировали вначале только под именем приоров, например, приор Англии, приор Франции, приор Португалии и т. д., а позже - прецепторов Англии, Франции ит. д., нов Европе их называли главными приорами и главными прецепторами, чтобы отличать их от вице-приоров и вице-прецепторов, а также магистрами Храма. Приор и прецептор Англии, таким образом, и главный приор, главный прецептор и магистр Храма в Англии - это одно и то же лицо. В Новом Темпле в Лондоне, по образцу главной общины в Палестине, были, помимо магистра, прецептор Храма, приор Лондона, казначей и настоятель церкви, в подчинении которого было три капеллана, называемых чтецами [185 - Concil. Mag. Brit., tom. II, p. 335, 339, 340; Dugd. Monast. Angl., p. 818.].

Магистр в Лондоне имел свой общий и малый, или ординарный и экстраординарный капитулы. В первый входили главные прецепторы Шотландии и Ирландии и все провинциальные приоры и прецепторы трех королевств, которые собирались один раз в год, чтобы обсудить положение в Святой земле, направить туда помощь, отчитаться за свою деятельность в качестве наместников и выработать новые установления для управления орденской собственностью [186 - Concil. Mag. Brit., tom. II, p. 355, 356.]. Ординарные капитулы собирались в различных прецепториях, которые последовательно посещал магистр Храма. На этих капитулах принимались в орден новые члены; покупались, продавались и обменивались земли и раздавались, по распоряжению магистра, освободившиеся бенефиции. Многие дарственные и другие документы этих капитулов, с приложенной печатью ордена тамплиеров, можно обнаружить в публичных и частных собраниях рукописей в Англии. Одна из наиболее интересных и хорошо сохранившихся - Харлеанская грамота из собрания Британского музея. Это дарственная на землю, пожалованную братом Уильямом де ла Мором, мучеником, последним магистром ордена тамплиеров в Англии, лорду Мило де Стаплтону. Там значится, что пожалование произведено им с общего согласия и одобрения капитула, собравшегося в прецептории Диннсли, в праздник апостола Варнавы; завершают грамоту слова: «В свидетельство чего мы прилагаем к этому документу печать нашего капитула» [187 - In cujus rei testimonium huic praesenti scripto indentato sigillum capituli nostri apposuimus.]. Факсимиле этой печати приводится выше. На реверсе изображена голова мужчины с длинной бородой, увенчанная маленькой шапочкой, а вокруг нее буквы TESTISVMAGI. Такая же печать встречается на разных других документах, составленных магистром и капитулом Храма [188 - MS. apud Belvoir; Peck’s MS. in Museo Britannico, vol. IV, p. 65.]. На более ранних печатях значатся слова «Sigillum Militis Templi», «Печать рыцаря Храма», как можно видеть на документе об обмене землями в Нормантоне в приходе Ботисфорд, Лестершир, произведенном между братом Амадеем де Морстелло, магистром рыцарства Храма в Англии и его капитулом, с одной стороны, и лордом Генри де Кольвилем, рыцарем, с другой стороны. На печати, приложенной к этому договору, добавлено слово Militis, но в остальном она аналогична вышеописанной [189 - Nicholl’s Hist. Leicestershire, vol. III, pl. CXXVII, fig. 947, p. 943; vol. II, pl. V, fig. 13.].

Магистра Храма контролировали ревизоры ордена [190 - Двое из них похоронены в церкви Темпла.] - рыцари, избранные великим магистром и общиной Иерусалима для того, чтобы посещать различные провинции, устранять недостатки, вводить новые установления и разрешать те споры, которые обычно оставлялись на рассмотрение великого магистра. Эти ревизоры иногда лишали рыцарей их прецепторий и даже отстраняли от дел самих магистров; в их обязанности входило посылать на Восток всех тех рыцарей, которые были молоды и сильны и способны сражаться. Из Европы в Палестину ежегодно отправлялись две партии, под предводительством тамплиеров и госпитальеров; они назывались Шествие воинов и Шествие св. Иоанна и выступали в путь соответственно весной и летом, когда вновь принятые рыцари покидали прецептории на западе, взяв с собой наемных солдат, вооруженных пилигримов и большие суммы денег, полученные в качестве дохода с европейских владений братства: таким образом оказывалась регулярная помощь христианскому королевству в Иерусалиме. Один из главных приоров или прецепторов обычно принимал на себя командование этим походом, и его часто сопровождали многие доблестные светские рыцари, которые жаждали встать под знамена ордена и платили большие деньги за поездку на далекий Восток. В промежутке между отправкой партий молодые рыцари в различных прецепториях прилежно упражняли свое тело и дух, готовя себя к высокому призванию.

В непредвиденных случаях или если ряды ордена сильно редели из-за военных потерь, великий магистр писал письма главным приорам или магистрам западных провинций, прося срочной помощи и поддержки. При получении этих посланий в церквях начинался сбор пожертвований, и все рыцари, которых можно было призвать, немедленно отправлялись в Святую землю.

Магистр Храма в Англии заседал в парламенте как первый барон королевства (primus baro Angliae), но это должно было быть известно только приорам. На заседание парламента на двадцать девятом году правления Генриха III собрались шестьдесят пять аббатов, тридцать пять приоров и магистр Храма [191 - Rot. claus. 49. H. III, m. XI, d; Acta Rymeri, tom. III, p. 802.]. Клятва, приносимая главными приорами, главными прецепторами или магистрами европейских провинций, при вступлении в эту их высокую должность, записана в следующих словах:

Я, такой-то, рыцарь ордена Храма, сейчас назначенный магистром рыцарей, которые находятся в (указывалась провинция. - Прим. ред.), клянусь перед Иисусом Христом, моим спасителем, и его наместником верховным понтификом и Его последователями в неуклонном повиновении и верности. Клянусь, что буду защищать не только словом, но и оружием и всеми силами своими, таинства веры; семь святых Таинств, четырнадцать заповедей веры, Символ веры апостолов и святого Афанасия; книги Ветхого и Нового завета, с толкованиями святых отцов, принятыми церковью; единство Господа, множественность лиц святой Троицы; и то, что Мария, дочь Иоакима и Анны, из племени Иудина и колена Давидова, пребывала девой до тягости своей, во время нее и после разрешения от бремени. И равно обещаю быть покорным и послушным великому магистру ордена, как велит устав, предписанный нам нашим отцом cb. Бернаром; обещаю, что во всякое время в случае нужды пересеку моря, дабы идти и сражаться; что я буду всегда оказывать помощь против неверных королям и князьям; что в присутствии трех врагов я не побегу, но буду сражаться с ними, если они неверные; что я не буду продавать собственность ордена и не позволю, чтобы она была продана или отчуждена; что я всегда буду хранить целомудрие; что я буду верен королю (указывается страна. - Прим. ред.); что я никогда не сдам врагу города и земли, принадлежащие ордену; и что я никогда не откажу духовному лицу ни в какой помощи, какую я могу ему оказать; что я буду помогать им и защищать их словом, оружием и другими деяниями; и чистосердечно и по собственной воле клянусь, что буду соблюдать все это [192 - L’histoire des Cisteaux, Chrisost. Henriques, p. 479.].

Среди первых магистров, или главных приоров, или главных прецепторов в Англии, чьи имена сохранились в истории, можно назвать Ричарда де Гастингса, который стоял во главе ордена в этой стране при восшествии на трон короля Генриха II (1154) [193 - Ricardus de Hastinges, Magister omnium militum et fratrum Templi qui sunt in Anglia, salutem. Notum vobis facimus quod omnis controversia quae fuit inter nos et monachos de Kirkested. terminata et finita est assensu et consilio nostro et militum et fratrum, etc, anno ab incarnatione Domini 1155, 11 die kal. (Ричарду де Гастингсу, магистру всех рыцарей и братьев тамплиеров в Англии - приветствие. Довожу до вашего сведения, что всякое несогласие, каковое существовало между нами и монахами Чичестера, разрешилось с одобрения и по настоянию нашему, рыцарей и братьев в 11 календы февраля года 1155 до воплощения Господа). Feb. Архиепископ Кентерберийский, папский легат, епископ Линкольна и несколько аббатов свидетельствуют этот документ. - Lansdown MS. 207 E, fol. 467, p. 162, 163; см. также с. 319, где он назван магистром, 1161 г.] и выступал как доверенное лицо короля в различных важных переговорах. В 1160 г. он жестоко оскорбил короля Франции. Принцесса Маргарет, дочь этого монарха, была помолвлена с принцем Генрихом, сыном Генриха II, короля Англии; и в мирном договоре между двумя монархами указывалось, что Гизор и другие владения, часть приданого принцессы, должны быть переданы тамплиерам, дабы после свадьбы они отошли королю Генриху. Король Англии (1160) заставил принца и принцессу, которые были еще детьми, обвенчаться в присутствии Ричарда де Гастингса, главного приора или магистра Храма в Англии, и двух других рыцарей-тамплиеров, которые немедленно после завершения церемонии предоставили крепости в распоряжение Генриха [194 - Et paulo post rex Angliae fecit Henricum filium suum desponsare Margaritam filiam regis Franciae, cum adhuc essent pueruli in cunis vagientes; videntibus et consentientibus Roberto de Pirou et Toster de Sancto Homero et Ricardo de Hastinges, Templariis, qui custodiebant praefata castella, et statim tradiderunt illa castella regi Angliae, unde rex Franciae plurimum iratus fugavit illos tres Templarios de regno Franciae, quos rex Angliae benigne suscipiens, multis ditavit honoribus. (И по прошествии недолгого времени английский король обвенчал сына своего Генриха с Маргарет, дочерью короля Франции, хотя они были еще детьми нежного возраста, в присутствии и с согласия тамплиеров Роберта де Пиро, Тоста де Сент-Омера и Ричарда де Гастингса, которые являлись распорядителями вышеупомянутого замка. Эти три тамплиера незамедлительно передали указанный замок английскому королю и, опасаясь гнева короля Франции, бежали из французского королевства, а король Англии радушно принял их и богато наградил). - Rog. Hoveden, script. post Bedam, p. 492; Guilielmi Neubrigiensis hist. lib. II, cap. 4, apud Hearne.]. Король Франции был сильно возмущен подобным поступком, и некоторые авторы обвиняют тамплиеров в предательстве, но исходя из копии договора, опубликованной лордом Литтлтоном [195 - Life of Henry II, tom. IV, p. 203.], нельзя утверждать, что они действовали бесчестно.

Упомянутый Ричард де Гастингс был другом и доверенным лицом Томаса Беккета. Во время спора между этим заносчивым прелатом и королем архиепископ, как говорят, покинул зал совета, где собрались все братья, и стал совещаться с Ричардом де Гастингсом, приором Храма в Лондоне, который пал на колени перед ним и со слезами умолял его признать Кларедонские постановления [196 - Ibid., tom. II, p. 356; Hist. quad., p. 38; Hoveden, 453; Chron. Gervasii, p. 1386, apud X script.].

Преемником Ричарда де Гастингса стал Ричард Мальбинч, который утвердил мирный договор и соглашение, заключенные между его предшественником и аббатом Киркстеда [197 - Ricardus Mallebeench, magister omnium pauperum militum et fratrum Templi Salomonis in Anglia, etc. Confirmavimus pacem et concordiam quam Ricardus de Hastings fecit cum Waltero abbate de Kirkested. - Lansdown MS. 207 E., fol. 467.]; а следующим магистром Храма, по-видимому, был Галфрид, сын Стефана, который принимал в Новом Темпле патриарха Ираклия, освятившего тамплиерскую церковь. Он называет себя «Управляющим (minister) воинством Храма в Англии» [198 - Gaufridus, filius Stephani, militiae Templi in Anglia Minister, assensu totius capituli nostri dedi, etc, totum illud tenementum in villa de Scamtrun quod Emma uxor Walteri Camerarii tenet de domo nostra, etc. Ib. fol. 201.].

Вследствие того глубокого уважения, которым пользовались тамплиеры, и дарованной им привилегии неприкосновенности лондонский Темпл стал «сокровищницей». Богатства короля, знати, епископов и богатых горожан Лондона хранились там, под охраной воинственных братьев [199 - Post.]. Деньги, собиравшиеся в церквях и часовнях для помощи Святой земле, также вносились в казну Темпла и оттуда отправлялись по назначению; а казначею ордена в разные времена поручалось собирать налоги с движимого имущества духовенства; большие суммы денег, изымавшиеся алчными папами у английского клира, и ежегодную ренту, которую знатные люди выплачивали королю [200 - Эти деньги было велено выплачивать «смиренному сыну нашему, казначею ордена Храма в Лондоне» (лат.). Acta Rymeri, tom. I, p. 442, 4, 5; Concil. Mag. Brit., tom. II, p. 230.]. Деньги и драгоценности Губерта де Бурга, графа Кентского, главного юстициария и в свое время державшего в своих руках королевство Англии, хранились в Темпле, и когда этот вельможа впал в немилость и был заключен в Тауэр, король попытался наложить руку на его сокровища.

Матфей Парижский приводит такое любопытное описание этого события:

Было сказано королю, что Губерт, вероятно, сохранил немалое количество сокровищ в Новом Темпле, под охраной тамплиеров. Король, потребовав к себе магистра ордена, прямо спросил его, так ли это. Магистр же, не осмелившись скрыть правду от короля, признался, что у него имеются деньги указанного Губерта, которые были тайно переданы на хранение ему самому и его братству, но о размере оставленной суммы он не осведомлен. Тогда король попытался угрозами заставить братьев передать ему указанные деньги, утверждая, что они были обманом похищены из его сокровищницы. Но они отвечали королю, что деньги, переданные им на хранение, они не передадут никому без разрешения того, кто поместил их в Темпле. Король же, поскольку упомянутые деньги были переданы под защиту тамплиеров, не осмелился взять их силой. Он, однако, послал придворного казначея вместе с судьями казначейства к Губерту, которого уже заковали в оковы в лондонском Тауэре, чтобы они потребовали у него отдать всю сумму королю. Когда посланцы объяснили Губерту цель своего прихода, он немедленно ответил им, что он отдает всего себя и все, что у него есть, к услугам своего государя. Он написал братьям-храмовникам и просил их, чтобы те от его имени передали все ключи его величеству королю, дабы тот мог распорядиться по своему усмотрению имуществом, помещенным в Темпле. После этого король повелел, чтобы все деньги, тщательно сосчитанные, поместили в его сокровищницу, а перечень всех вещей с указанием их стоимости представили ему. Королевские чиновники и казначей, сопровождавший их, обнаружили, что в Темпле хранились бесценные золотые и серебряные сосуды, и деньги, и много драгоценностей, перечисление которых воистину поразило бы слушателя [201 - Matt. Par., p. 381.].

Короли Англии нередко жили в Темпле, как и надменные папские легаты, которые от имени папы облагали поборами английские епископства. Матфей Парижский дает живое описание домогательств нунция Мартина, который много лет жил в Темпле и явился туда, вооруженный такими полномочиями от папы, как ни один легат ранее. «Живя в Новом Темпле в Лондоне, - сообщает хронист, - он производил неслыханные поборы деньгами и ценностями. Он властно возвещал аббатам и приорам, что они должны послать ему щедрые дары, добрых скакунов, роскошные подношения к столу и богатые одежды; когда это было сделано, названный Мартин заявил, что подарки были недостаточно хороши и велел дарителям послать ему лучшие вещи под угрозой отлучения» [202 - Matt. Par., p.

253, 645.].

Собрания клириков и большие церковные соборы часто проходили в Темпле, и там епископы и аббаты принимали законы об управлении церквями и монастырями в Англии [203 - Concil. Mag. Brit., tom. II, p. 19, 26, 239, 253, 272, 292.].

Из книги «История рыцарей-тамплиеров, церкви Темпла и Темпла, написанная Чарльзом Дж. Аддисоном, эсквайром из Внутреннего Темпла»

 

Читайте также: