ГлавнаяМорской архивИсследованияБиблиотека












Логин: Пароль: Регистрация |


Голосование:
Вам нравится наш сайт?


Отличный сайт!
Хороший сайт
Встречал и получше
Совсем не понравился





» » » Историческая ценность портретов Тангуна
Историческая ценность портретов Тангуна
  • Автор: Malkin |
  • Дата: 04-01-2017 15:31 |
  • Просмотров: 50

Наши предки создали произведения изобразительного искусства, воспроизводящие образ Тангуна на основе неопровержимого исторического факта, что Тангун основал на нашей земле первое цивилизованное государство и что при нем сформировалось кровное единство корейской нации. В этих произведениях отражены славные традиции нашего народа, который считал Тангуна своим родоначальником, реально существовавшим лицом и превозносил его. Произведения, посвященные Тангуну, занимают очень важное место в исследовании его жизни и деятельности.

С каких пор начали появляться работы, воссоздававшие образ Тангуна?

Чтобы правильно ответить на этот вопрос, следует рассмотреть сначала соответствующие исторические предпосылки. Самым главным в них является формирование культа Тангуна. Этот культ еще более углублялся после того, как Тангун вступил на трон и основал государство. Нет сомнения, что одновременно с этим создавались и произведения пластических искусств, необходимые для утверждения культа Тангуна. Среди них, наверно, были работы прикладного искусства, скульптуры, живописи и архитектуры. А гробницу короля Тангуна, памятник архитектуры, можно считать одним из древнейших произведений искусств, связанных с этим родоначальником. Нынешняя гробница короля Тангуна была реконструирована в период Когурё. Но раньше существовала, наверняка, гробница короля Тангуна, сооруженная людьми Древней Кореи. Об этом свидетельствует найденный скелет Тангуна.

В Древней Корее была традиция - строить могилу правителя огромной, величественной, соответствующей высокому положению покойного. Например, крыша дольмена в селе Роам уезда Анак, сооруженного жителями Древней Кореи, весит 40 с лишним т, его высота достигает 270 см.

Великолепный и оригинальный дольмен символизирует высокую должность погребенного в нем человека.

Следовательно, люди Древней Кореи соорудили и могилу короля Тангуна, по всей вероятности, внушительного вида, чтобы выразить свое преклонение перед его заслугами и авторитетом.

Можно полагать, что глубокий культ родоначальника, отраженный в архитектуре периода Древней Кореи, оказал большое влияние и на живопись, ваяние и другие виды художественного творчества.

Другой важный момент в исторических предпосылках создания произведений искусства, связанных с Тангуном, - это основа и творческий опыт изображения образа личности. Скульптура и портрет, непосредственно изображающие образ данного объекта, дают живое и наглядное представление о нем, что имеет большую силу воздействия на людей. Поэтому древние художники еще с первобытных времен обращали серьезное внимание на изображение важного объекта посредством скульптуры и живописи. В ходе этого они накопили опыт создания образа личности. Примером тому служат портретные скульптуры, раскопанные в памятниках неолита на территории нашей страны. Эти скульптуры выполнены весьма отвлеченно. В них едва заметно даже половое различие. Но они дали своим творцам ценные навыки в деле создания образа личности в последующие периоды. Этот опыт позволил в последующем создать немало скульптур и орнаментов, изображающих личности. Их при раскопке обнаруживают в различных памятниках древней эпохи.

Портретные скульптуры, изваянные в первобытные времена, обычно связаны с верой рода и племени в бога. Следовательно, в древнюю эпоху при изображении личности главное внимание, видимо, обращали на образ родоначальника и создавали связанные с ним произведения изобразительного искусства. По археологическим и этнографическим данным, люди первобытных времен считали амулетом изваяние предков, воздвигали дворцы для жертвоприношения предкам и устанавливали в них изваяние.

Люди древних времен, унаследовавшие такие традиции, наверняка создали произведения пластических искусств, воплощающих образ своего родоначальника.

Вместе с тем в эти времена получили довольно высокое развитие для данного периода техника и культура, что способствовало появлению разнообразных пластических работ.

В могилах периода Древней Кореи найдено множество кинжалов формы пипха, пряжек, бронзовых зеркал, украшений для конской сбруи, колокольчиков. Некоторые из них были отлиты, но находились в опоках. Это говорит о том, что такие металлические изделия не импортировались, а творились нашими далекими предками.

Таким образом, можно сказать, что в древние времена сложились благоприятные социально-исторические предпосылки для появления произведений изобразительного искусства, связанных с Тангуном.

Ну, а в самом деле создались ли в Древней Корее произведения пластических искусств, связанные с культом Тангуна? Ответ однозначен: это было вполне возможно. Такое предположение подтверждают реликвии, раскопанные в памятниках, оставленных людьми, которые жили в последний период Древней Кореи или уже после гибели этого государства.

Возможность создания в древние времена художественных произведений, изображающих Тангуна, показывают прежде всего оставленные людьми Древней Кореи «пряжка с изображением тигра» (могила № 37 в квартале Чонбэк) и «пряжка с изображением зверей» (могила № 92 в квартале Чонбэк).

Определенно они были созданы как художественные изделия, посвященные культу родоначальника.

В мифе о Тангуне говорится, что тигр не мог превратиться в человека от «нетерпимого характера», а терпеливый медведь превратился в человека. Этот миф подсказывает, что во время рождения Тангуна род, избравший тигра тотемом, был вытеснен родом, у которого тотемом был медведь.

Этот факт отражен и в древней китайской книге «Шаньхайцзин» (т. 10, «Хайвайдунцзин»). Там говорится: «Люди «страны с добрыми нравами» надевают платье и головной убор, носят при себе меч и разводят животных. При этом они всегда держат рядом с собой двух тигров». Здесь страной с «добрыми нравами» называется Древняя Корея. Слова о том, что жители Древней Кореи держали рядом с собой двух тигров, можно понимать как художественное выражение, что в Древней Корее род, поклонявшийся тигру, подчинился роду, который поклонился небесному богу.

Эти записи намекают, что в Древней Корее представители господствующего рода имели при себе нескольких слуг из рода, который находился под господством первого.

Далее, возможность создания в древние времена художественных произведений, изображающих Тангуна, можно подтвердить с помощью найденного в каменной могиле в Шиэрдаинцзы украшения, на котором выгравировано человеческое лицо. Она, видимо, относится к VIII-VII вв. до н. э.

Выгравированное лицо человека окаймлено кольцевидной рамой с 6 спицами в форме солнечных лучей. Чье это лицо - Тангуна или родоначальника другого племени, - неизвестно. Но само появление портрета подсказывает возможность существования художественных работ, изображающих родоначальника. Эти и другие реликвии древних времен служат одним из доказательств, что имелись и произведения, воссоздающие образ Тангуна.

Богатый художественный опыт и традиции создания произведений пластических искусств, накопленные в древности, получили дальнейшее развитие в деятельности художников, изображающих Тангуна в период трех государств. Особенно характерно это для Когурё. Как показывают фрески могил периода Когурё, там много рисовали портретов короля и других аристократов. В главных городах были изваяны скульптуры, изображающие короля Тонмена, основателя этого государства. Наибольшее развитие получила в Когурё, преемнике Древней Кореи, прежде всего портретная живопись. Это доказывают фрески в гробнице короля Тангуна, нарисованные в период Когурё.

В книге «Виаммунго», изданной в 1910 году, написано, что несколько лет назад японские археологи раскопали эту могилу и на четырех стенах комнаты для гроба были изображены «древний святой» и «чудотворный богатырь».

В книге «Самгуксаги» назвали Тангуна «святым Вангомом», а в Когурё поклонялись ему как «святому». В те времена люди считали Тангуна «святым». Об этом свидетельствует то, что люди соседних стран называли Древнюю Корею «государством святого», обладающего бессмертием и вечной молодостью. Король Соньян сам именовал себя «потомком святого»[1].

Стало быть, «древнего святого», нарисованного на стене гробницы короля Тангуна, можно считать своего рода «портретом святого Тангуна», которому поклонялись как «святому Вангому».

Если учесть общую композицию фресок могил Когурё, то можно предположить, что и в гробнице короля Тангуна на южной стене были нарисованы по обе стороны входа стражи- богатыри, а на остальных трех стенах - Тангун, его отец Танун (Хванун) и дед Танин (Хванин). Каждый из них, может быть, изображен как святой отдельно на одной стене.

Такую композицию фресок гробниц периода Когурё можно видеть и в могиле № 4 в селе Рёнсан (могила дочери короля Пхеньган и полководца Ондара), находящейся неподалеку от гробницы короля Тонмена.

Изобразительное искусство, воссоздающее образ Тангуна, которое получило довольно высокое развитие в Когурё, оказало влияние и на искусство государства Силла. Здесь оно получило дальнейшее развитие.

Выдающийся художник Сольго, работавший в середине VIII в., в период Позднего Силла, широко известен среди нашего народа. Он нарисовал на стене буддийского храма Хванрён старую сосну с причудливыми ветвями. Причем так искусно, что птицы приняли картину за настоящую сосну, пытались сесть на нее и бились об стену.

Кроме этой фрески, Сольго нарисовал также бодисатву Авало-китешвару буддийского храма Пунхван в Кенчжу, статую Будды храма Тансок в Чинчжу и многие другие буддийские изображения. Люди не скупились на похвалы в адрес Сольго, называя его «художником, обладающим чертовским талантом» («Самгуксаги», т. 48, «Сольго»).

Но вершиной в творчестве этого художника стало создание портретов родоначальника Тангуна.

В книге «Кынексохвачжин» процитированы следующие слова из книги «Тонсарюго».

«Сольго, художник Силла, родился в крестьянской семье. С детства увлекался рисованием. Когда он ходил в лес по дрова, то рисовал картины на камне корнем пуэрарии. А когда шел в поле заниматься прополкой, упражнялся в рисовании, изображая предметы на земле кончиком мотыги. Его родным краем была горная глушь, и он не имел возможности учиться у преподавателя. Ему был закрыт доступ к совершенствованию в рисовании.

И Сольго денно и нощно молился, чтобы бог оказал ему помощь. И молился несколько лет. Однажды во сне явился ему седой старик и сказал: «Я и есть святой Тангун. Я восхищен твоим усердием и дам тебе чудодейственную кисть». Когда Сольго проснулся, ему показалось, что это случилось не во сне, а наяву. Позже он стал наконец знаменитым художником.

Сольго, тронутый заботой «короля Тангуна», нарисовал около тысячи его портретов. Он изображал Тангуна таким, каким видел его во сне.

В период династии Корё поэт Ли Гю Бо (1168 - 1241) оставил на портрете Тангуна, нарисованном Сольго, слова:

В каждом доме за перевалом Висит портрет святого Тангуна.

Это рисовал Сольго,

Вложив всю свою душу»

(«Кынексохвачжин», раздел «Сольго»).

Из этих исторических записей видно, что побудило Сольго рисовать портреты Тангуна и какую оценку дал Ли Гю Бо его произведениям.

На слова Ли Гю Бо, крупного ученого периода Коре, прогрессивного поэта и эстетического критика, следует обратить особое внимание, ибо он как в повседневной жизни, так и в творчестве ненавидел ложь и горячо утверждал искренность.

Реалистические взгляды Ли Гю Бо нашли свое выражение во всех его сочинениях, и прежде всего в критике живописи.

В своих стихах «О картине «Рыба»», «Нарисуй мне портрет», «О рисунке «Ель»» поэт высоко ценил реалистические произведения, изображающие предметы и явления такими, как они есть на самом деле. В стихах Ли Гю Бо, который, высоко оценив картину Сольго, отметил, что в каждом доме повесили портрет Тангуна и поклоняются ему, ярко отражен исторический факт тех времен.

Какое значение имеют содержащиеся в книге «Тонсарюго» исторические материалы о том, что Сольго рисовал портрет Тангуна?

Во-первых, они свидетельствуют, что в период государства Позднего Силла в каждом доме имелся портрет Тангуна и ему поклонялись. Это говорит о том, что и в предыдущий период, в период трех государств, был распространен культ Тангуна. И люди Силла поклонялись Тангуну, как своему родоначальнику. Они, как жители Когурё, создавали и распространяли портреты Тангуна. Это неопровержимо подтверждает, что в период трех государств имел место культ Тангуна как родоначальника.

История прошлого Кореи показывает, что в условиях расчленения страны на ряд государств нация временно была расколота, но ее кровные узы нельзя было разорвать.

В Силла совершали жертвоприношение перед могилой Пакхе-ккосэ как основателя этого государства. Но вместе с тем в каждом доме висел портрет Тангуна и ему поклонялись. Это свидетельствует, что люди Силла тоже превозносили Тангуна как родоначальника.

Во-вторых, упомянутые исторические материалы подсказывают, что в Силла портрет Тангуна распространялся еще до того времени, когда жил и работал Сольго.

Ли Гю Бо напоминал, что не все портреты Тангуна принадлежат кисти Сольго. Вполне было возможно, что до и после него многие другие художники в разные периоды тоже рисовали портреты Тангуна. Ибо быть не может, чтобы Сольго стал знаменитым художником при помощи Тангуна или он впервые и разом нарисовал столь много портретов этого родоначальника. Сольго успел нарисовать много портретов Тангуна потому, что он изучал его изображение, передаваемое с предыдущего времени.

Способствовало этому и то, что был велик общественный спрос на портреты Тангуна.

В-третьих, эти материалы свидетельствуют о том, что Сольго и его современники поклонялись Тангуну глубже, чем Будде. Во время, когда творил Сольго, в Силла полного расцвета достиг буддизм. Художник Сольго и сам создал немало картин на буддийский сюжет. При всем том Сольго, однако, считал, что он приобрел художественное мастерство благодаря заботе не Будды, а Тангуна. Потому и рисовал много портретов последнего с чувством благоговения к нему. Это служит неопровержимым доказательством того, что в то время не только Сольго, но и весь народ глубоко поклонялись Тангуну.

Исторические материалы о создании художником Сольго портретов Тангуна - реально существовавшего короля Древней Кореи - проливают свет и на многие другие вопросы.

Многие портреты Тангуна, нарисованные Сольго, сохранялись до последнего периода династии Корё, оказывая большое влияние на создание портрета Тангуна в дальнейшем.

После династии Корё центром культа Тангуна и работ по созданию его портретов стал Пхеньян, где Тангун родился, основал столицу и был похоронен. Об этом наглядно свидетельствует то, что в 1412 году король Тхэчжон приказал совершать жертвоприношение в честь Тангуна, а 1429 году в Пхеньяне был построен Тангунский храм (позже, в 1725 году, переименован в павильон Сунрен) - молельня для принесения жертвы Тангуну.

Государство поощряло культ Тангуна, и это способствовало дальнейшей творческой работе по созданию его портретов. Творчество художников в этом направлении получило новый толчок, когда до и во время оккупации Кореи японскими империалистами среди нашего народа еще более расширился культ Тангуна.

Часть портретов Тангуна размещена в Тангунском храме, тангунской молельне и других зданиях, сооруженных для молитвы, а часть помещена в книгах «Тангунгёпхалли», «Тангунгёбухынгенряк» и других. Только в упомянутых зданиях для молитвы насчитывается несколько десятков портретов. Правда, они носят разные названия: «Портрет священного прародителя-короля Тангуна», «Портрет святого Тангуна», «Образ Тангуна», «Портрет Тангуна-Хвангома», «Портрет Тангуна» и т. д.

Существуют и картины, изображающие Хвануна и Хванина. Они также отражают культ Тангуна. Название «Портрет священного прародителя-короля Тангуна», которое дошло до наших дней, ясно говорит, что Тангуна считали святым родоначальником-королем.

Взгляды наших предков, считавших Тангуна реально существовавшим священным родоначальником, находят свое яркое выражение в пластическом изображении облика этого короля. В одних картинах нарисован сидящий Тангун, в других - он стоит, в третьих - показано лишь лицо короля, в четвертых - он нарисован на фоне дерева пакдар. Но все эти портреты созданы на основе облика Тангуна, что дошел с древних времен[2].

В изображении Тангуна ярко отражены взгляды нашего народа на своего родоначальника, сложившиеся на протяжении длительной истории. Следует отметить особенность портретов, заключающуюся прежде всего в том, что родоначальник-король изображен как реально существовавшая личность. В образе Тангуна, который со сложенными ладонями сидит перед старым деревом, напоминающим причудливую скалу, не видно никакого мифического элемента. У него типичное корейское лицо. Брови, глаза, нос и борода изображены без всякого преувеличения, как у рядового человека. Одни уши нарисованы чуть крупнее обычных, но они совсем не похожи на растянутые уши Будды. Эти изображения показывают, что наши предки видели в Тангуне типичного корейца, реально существовавшего человека, а не фантастическое лицо.

На портретах Тангун изображен мужчиной лет 60, не престарелым и не молодым. Этот факт подсказывает, что наши предки не верили фантастическому рассказу о том, что Тангун, мол, прожил 1908 лет. Особенностью портретов Тангуна является также и то, что они неизменно изображают его как простого человека. И внешность его, и наряд очень просты. В частности, обращает на себя внимание то, что у него не такие широкие рукава, как у ритуального халата аристократа, а узкие, как у простой одежды. Обувь тоже проста, похожа на лапти.

Таким образом, портреты Тангуна передавались из поколения в поколение как результат культа родоначальника, присущего нашей нации, как общенациональное творческое наследие. Именно в этом важное историческое значение портретов Тангуна.

Портретная живопись, изображавшая Тангуна, широко распространялась среди нашего народа в течение многих тысячелетий. Она способствовала внедрению в сознание корейцев чувства гордости и национального достоинства.

Ли Чхор, преподаватель специального факультета Пхеньянского художественного института, кандидат наук

Из сборника научно-исследовательских статей «Тангун – родоначальник Кореи», 1994



[1] Фрески гробницы короля Тангуна, где нарисован ценный «портрет святого Тангуна», были полностью уничтожены вследствие разбойнических раскопок, произведенных японскими захватчиками.

[2] На некоторых картинах, нарисованных в среднем веке, Тангун изображен с листьями травы на плече и листьями дуба на боку. Такой образ не отрицает то, что Тангун был реально существовавшей личностью. Он отражает веру народа в то, что Тангун после смерти стал духом горы Адар и превратился в «вечного духа- покровителя» Кореи. В религиозной секте нашей страны нередко проповедовали, что реально существовавший святой после смерти становится горным духом и превращается в духа-покровителя, защищающего страну. В прошлом наши предки неп­рерывно совершали жертвоприношение Тангуну потому, что они верили в него как в «бессмертного родоначальника». Однако такая вера не дает основания утверждать, что Тангун не существовал реально.

 

Читайте также: